IZ BIOGRAFIChESKIKh OChERKOV ALI KAYaEVA O DAGESTANSKIKh ALIMAKh (Uchenye v oblasti arabskoy filologii)

Cover Page

Abstract


В статье представлены переводы очерков Али Каяева, посвященных биографиям некоторых ученых-алимов средневекового Дагестана, писавшие произведения на арабском языке. Материал заимствован из рукописного сочинения А. Каяева «Тараджим-и ‘улама’-и Дагистан» и снабжен обширными комментариями.

Одним из широко известных произведений биографического жанра, созданных в Дагестане, является, помимо трудов Назира ад-Дургели и Исмаила ал-Багини, собрание био-библиографических очерков Али Каяева из Кумуха (1878-1943 гг.). Оно носит арабское название «Тараджим-и ‘улама’и Дагистан», то есть «Биографии дагестанских ученых-алимов», и содержит сведения о 58 ученых Дагестана VIII-XIX вв. - авторов научных трактатов по разным наукам и отраслям знаний. В отличие от других арабографических произведений биографического жанра, которые созданы дагестанскими авторами на арабском языке, труд Али Каяева, хранящийся ныне в Рукописном фонде ИИАЭ ДНЦ РАН (Ф. 1. Оп. 1. Д. 1), написан на старом турецком (османском) языке. В то же время, в текст тюркоязычной рукописи инкорпированы отдельные образцы стихотворных произведений, созданных разными авторами, о которых речь идет в том или ином биографическом очерке. Эта рукопись была переведена нами на русский язык в 2011-2012 гг. Для дагестанских алимов была характерна большей частью «энциклопедичность», то есть они занимались многими науками и разнообразными отраслями знаний. Часть очерков из указанной рукописи Али Каяева в нашем переводе приводится ниже. Из числа имеющихся в рукописи А. Каяева биографических очерков нами подобраны для настоящей публикации труды некоторых из алимов XVII-XIX вв., которые в определенной степени занимались арабской филологией - грамматикой, литературой, риторикой или сочиняли свои поэтические произведения на арабском языке. В частности, это лица, представленные в настоящей подборке: Мухаммед из Кудутля, Давуд из Усиши, Мирза Али-кади Ахтынский, Юсуф-кади Яхсайский, Али Келебский, Мухаммед - сын Манилава из Караха, Саид Араканский, Хасан Старший из Кудали, Идрис из Эндирея. (Очерки о них находятся на лл. 15-18, 42, 45, 51, 53, 55, 62 рукописи А. Каяева). Переводы снабжены нашими комментариями, которые носят характер пояснений к именам, названиям упоминаемых в представленных очерках сочинений, а также к терминам и прочим реалиям. МУХАММЕД-ЭФЕНДИ, СЫН МУСЫ ИЗ КУДУТЛЯ[93] Мухаммед-эфенди был [родом] из аула Кудутль (Кодук), который входит ныне в состав Аварского округа[94]. Он считается самым первым дагестанским ученым в области арабской филологии. Он написал превосходный отзыв (хāшийе) на комментарий (хāшийе) известного иранского ученого ‘Исāмаддӣна[95] труда по арабскому синтаксису. И это опубликовано[96] лет сорок назад в Стамбуле[97] (Истāнбӯл). А в области арабской морфологии известен другой комментарий Мухаммеда-эфенди из Кудутля на сочинение ученого из Иранского Азербайджана Ахмеда ал-Чарпарди - «Шарх Шафийе»[98], которое до самых последних времен было весьма ходовым и применяемым в Дагестане. Существует ещё много других, не менее прекрасных и глубоких сочинений по арабской филологии, логике, богословию (‘илм ил-келāм). Кроме того, дагестанцы обучались на таких трактатах Мухаммеда-эфенди, как «Квинтэссенция по арифметике», «Благосклонность» («Хÿлāсет ал-хисāб», «Ридвāн»), посвященных арифметике, хронологии. Мухаммеду-эфенди из Кудутля было присуще такое исключительное качество, как свободомыслие, заимствованное им в Мекке у известного йеменского ученого Салиха-эфенди[99], у которого он учился высказывать открыто свои мысли. Свободомыслие было тем фактором, благодаря которому Мухаммед-эфенди мог выступать с критикой даже против таких великих ученых, к мнениям которых прислушивался весь мусульманский ученый мир. Так, дар убеждения Мухаммеда-эфенди в Дагестане способствовал началу эпохи отрешения [от всего мирского] (девр-и теджеррÿд), эпохи Возрождения[100] (девр-и Интибāх). Позже, забрав с собой все свое семейство, Мухаммед-эфенди из Кудутля вернулся в Мекку. Он умер в Алеппо (Халеб)[101] в 1129-м г., то есть в 1716-м г.[102], по христианскому летосчислению и предан земле там же. ДАВУД-ЭФЕНДИ ИЗ УСИШИ[103] Дāвуд-эфендӣ родом из большого селения по названию Ӯсӣшā[104], которое находится в Даргинском округе. Будучи обладателем весьма больших познаний в области арабской филологии (‘улÿм ‘арабийе), он считается одним из первых учителей арабской филологии в Дагестане. Обучаясь у Мухаммеда-эфенди из Кудутля (Кодук), Давуд-эфенди превзошел своего наставника (устāз) в области арабской филологии. Им написан превосходный комментарий (хāшийе) на книгу «Шерх эл-Мерāх», которая является сочинением Дӣнкӯзи[105] из числа турецких ученых в области арабской морфологии. Комментарий Давуда-эфенди был ходовым и весьма часто употребляемым на практике среди дагестанцев. Этот комментарий, состоящий из….. страниц[106], был опубликован в …..-м г. в Темирханшуре. Кроме того, Давуд-эфенди написал прекрасный комментарий (хāшийе) к предисловию книги по арабской морфологии Ахмеда ал-Чāрпāрдӣ[107] «Шерх аш-Шāфийе». Один из списков (нÿсхе) этого комментария имеется в библиотеке Ахмедкāдӣ-эфендӣ в селении ‘Обōх Гунибского округа[108]. Давуд-эфенди проявил большие способности также в [области] логики. Так, он написал прекрасный [супра]комментарий к комментарию Ну‘мāна-эфендӣ на книгу «Шерх Исāгӯджӣ». Кроме того, Давудом-эфенди создано много сочинений по арабской филологии, которые, хоть и не являются сравнительно высокими [по уровню] в авторском плане, до последних времен пользовались большим доверием (мÿ‘тебер) среди дагестанцев. Давуд-эфенди, будучи свободомыслящим человеком, высказывался открыто, не боясь выражать свое несогласие перед обществом (джумхӯрлар) в идейных вопросах. Приведем пример. Во времена Давуда-эфенди и ранее, все дагестанские алимы одобряли и выносили разрешающее решение (фетвā) на ведение военных действий дагестанцев против своих соседей - грузин. И [жители Дагестана], объединившись в отряды под командованием известных главарей, ежегодно совершали набеги на Грузию (Гÿрджистāн), грабили и брали в плен грузин. Давуд-эфенди же убеждал в том, что такие грубые действия противны как человечеству, так и закону шариата. Однако, дагестанское население, привыкшее к набегам и грабительству, не придавало значения его фетвам, и Давуд-эфенди оставался одиноким в своих воззваниях среди многих других алимов. Дагестанцы прислушивались только к тем алимам-соотечестввенникам, которые защищали ведение военных действий и грабежи, считая их допустимыми, по шариату (мешрӯ‘), и утверждая, что это весьма благое дело. Согласно Давуду-эфенди, все дагестанские жители - будь они плененными из Грузии, или коренными дагестанцами - имеют одинаковые (мÿтесави) права во всём. Давуд-эфенди умер на своей родине - в Усиша, откуда был родом, в 1171-м г. хиджры, то есть в 1757-м г., по христианскому летосчислению. МИРЗА АЛИ КАДИ[109] Мирза Али родился в семье жителя городка (касаба) Ахты Самурского (Сāнбӯр) округа[110]. Он был крупным преподавателем, который владел и арабской филологией, богословием, а также арифметикой, геометрией, алгеброй, космографией практической астрономией, философией, логикой, преподавал теологию и др. Он получил образование у Саида Араканского, Мухаррама Ахтынского, Саида из Шиназа, Саида-эфенди из Хачмаза Кубинского округа и других ученых и преподавателей того времени. Мирза Али-эфенди создавал поэтические произведения в великолепном литературном стиле на арабском, персидском и тюркском языках. Он также декламировал множество од (медхиелери), посвященных Сурхайхану Второму, являвшемуся ханом Казикумухского и Кюринского округов. Панегирики, посвященные беднягой Мирзой Али-эфенди Сурхайхану, заслужили в определенной мере уважение и дали возможность автору обрести некоторые должности во время правления Сурхайхана. Однако вскоре, когда Сурхайхан был отстранен от власти и бразды правления перешли в руки его племянника (сына его брата) [берāдерзāде] Асланхана[111], это обстоятельство послужило поводом для презрения и враждебности [со стороны последнего]. Асланхан подвергал Мирзу Али злостному наказанию - в холодное время года он пытал Мирзу Али, бросив его, одетого, в ледяной водоем. Пытки для бедняги Мирза Али-эфенди не закончились заключением в темницу и наказаниями со стороны Асланхана. Он попал впоследствии в тёмные и тесные тюрьмы (гауптвахты) имама Шамиля. В 1264/1864-ом г.[112], во время нападения имама Шамиля-эфенди на Ахтынский округ, Мирза-Али-эфенди сдался лично Шамилю, который, однако, заключил того в темницу, обвинив в том, тот якобы он находил себе убежище в русской крепости. Вдобавок, несмотря на его пожилой возраст, Шамиль отправил Мирзу Али из Ахтов в Аварский округ, под наблюдением своих жестокосердных стражников. Более года пришлось Мирзе Али находиться в темницах, в ямах, в которых он содержался в весьма стеснённых в отношении еды и питья условиях. Естественно, после своего избавления от тюремного заключения, в виде возмездия Мирза Али-эфенди подвергал высмеиванию тех людей, которые следовали за Шамилем, и сочинял на них сатирические памфлеты. Избавление Мирзы Али-эфенди от темниц Шамиля-эфенди было совершено в обмен на мюридов, находившихся в плену у русских. Мирза Али-эфенди умер в Ахтах в 1275/1858-ом г.[113], в девяностолетнем возрасте. ЮСУФ-КАДИ Юсуф-кади[114], являясь родом из Яхсая[115], одного из знаменитых кумыкских селений, был из числа первостепенных деятелей в арабоязычной литературе Дагестана. Он обучался у Нурмухаммеда-кади Аварского и у Саида Араканского. У нас пока нет сведений относительно того, обучался ли Юсуф-кади таким наукам и отраслям знаний, как математические и естественные науки, но известно, что он обладал большими способностями в таких отраслях науки, как арабская филология, богословие, логика (диалектика). Кроме того, он умел создавать великолепные поэтические произведения. Будучи шариатским кадием и преподавателем, Юсуф-кади совмещал судебные дела, с обучением и воспитанием учащихся. Кроме того, он активно вмешивался в политические события Дагестана. Однако это проявлялось, прежде всего, в том, что Юсуф-кади выступал в поддержку завоевательной политики самодержавного Российского правительства, выражая чувство глубокого презрения к дагестанским имамам, которые вели священные войны (джихāдлар) против такой политики. При этом он получал денежное пособие и вознаграждение от самодержавных властей. Юсуф-кади прилагал много усилий, чтобы показать, насколько действия имамов как сеятели смуты (феседалāр) неразумны (нāме‘кул) и неприемлемы по шариату. Дошло до того, что во время своего паломничества (хāджж) в Мекку, им были написаны письменные обращения (истифтā-нāмелерū) к муфтию с целью разрешения этого спорного вопроса. Таким способом Юсуф-кадию хотел получить фетву от алимов Мисры и Хиджаза[116]. Однако их фетвы не оправдали его надежды. После падения Шамиля, Юсуф-кади, поддавшись чувству ненависти, которое испытывал к имаму, сочинил против него сатирические стихотворения на арабском языке. В них он упоминал как об ошибках Шамиля, так и о сдаче его в плен русским, согласно его предположению. Однако не оставались в долгу и те дагестанские алимы, которые поддерживали имамов и их сторонников, боровшихся против завоевательной политики России. Они вели честные поединки против Юсуфа-кади и его единомышленников. Одни из них создали книги, в которых аргументировали всестороннюю правоту имамов в их борьбе по шариатским нормам. Другие также сочинили, в пику сатирическим произведениям Юсуфа-кади, более достойные и объемные стихотворные произведения в защиту Шамиля. Таким образом, в Дагестане до сих пор имеются в наличии и появляются на свет [переписанные] книги, которые содержат тексты обеих сторон как против, так и в защиту упомянутых имамов. Юсуф-кади умер в 1289/1871-ом г.[117]. Вот стихи, Юсуф-кади, в которых содержится сатира по отношению к Шамилю…[118] Вот стихи, которые, в противовес Юсуфу-кади, сочинил Хаджи Мухаммед из Согратля в защиту [имама] Шамиля…[119] Вот стихи, которые в противовес Юсуфу-кади, сочинил Мама-эфенди из Хукалы в защиту Шамиля…[120] АЛИ-ЭФЕНДИ ИЗ КЕЛЕБА[121] Али-эфенди родился в селе Ругельда[122], входившем в состав Келебского общества[123] (Кылū нāм нāхиесū) Гунибского округа (казāсы). Он был из числа учеников Мала-Мухаммеда[124] из Голоды, у которого обучался таким наукам и отраслям знаний, как греческая (классическая) философия, логика (диалектика), богословие, искусство диспута (‘илм ÿл-мÿназере). После получения образования, алим приложил большие усилия для того, чтобы преподавать в Дагестане эти науки и отрасли знаний, а также арабскую филологию: оставил множество написанных произведений по разным наукам, в особенности же - по логике и по искусству дискутирования. По просьбе (илтимāс) известного дагестанского ученого - Мухаммеда-эфенди Кудутлинского[125], Али-эфенди написал также самостоятельное произведение, в котором затронуты многие животрепещущие вопросы философии. Дата кончины Али-эфенди неизвестна. Но достоверно то, что он является алимом, проживавшим в одиннадцатом веке хиджры[126]. МУХАММЕД - СЫН МАНИЛАВА Мухаммед-эфенди - сын Манилава[127] был родом из аула Кāх[128], относящегося к Карахскому участку (Кāрāх нāм махаллесӣ) Гунибского округа. Он является одним из старых и известных алимов Дагестана, учеником ‘Иса-эфенди из Шамгоды[129]. Говорят, что сын ‘Исы по имени ‘Али и Мухаммед - сын Манилава - оба (то есть, Мухаммед и Али. - Авт.) были товарищами по учебе и друзьями. Даты [жизни] Мухаммеда-эфенди весьма темные[130]. Известно, что он обладал великолепными способностями в [области] арабской филологии, особенно в риторике (‘илм ал-белāга). Мухаммед-эфенди написал прекрасный трактат о «Предисловии» (дӣбāдже) к толкованию (шерх) знаменитого Са‘деддина Тафтазани известного сочинения ‘Изаддина Занджани, комментируя (изāх эдÿб) метафоры, аллегории и метонимии, имеющиеся в том «Предисловии». Неизвестна дата кончины Мухаммеда-эфенди, однако несомненно то, что он, как и его учитель ‘Иса-эфенди из Шамгоды, был ученым конца одиннадцатого или же начала двенадцатого века хиджры[131]. САИД-ЭФЕНДИ ИЗ АРАКАНИ[132] Саид-эфенди, дед которого - известный Абубакар-эфенди[133], родом из аула Аймаки[134] Аварского округа, происходил из аула Аракани[135](Хāракāн), входящего в тот же округ. Обучался он у упомянутого выше своего деда Абубакара-эфенди из Аймаки. Хотя Саид-эфенди был известен как богослов (‘улÿм-и динийе), он имел свой большой пай[136] (бехре) в таких отраслях наук, как философия, теология (‘илм ÿл-келāм), логика. В арабской литературе, в сочинении [дагестанских] арабоязычных художественных произведений он был известен одним из первых, а, возможно, и первым в своем веке, о чем весьма ясно свидетельствуют написанные им послания (нāме) и трактаты (рисāле). Саид-эфенди, являясь человеком весьма набожным (дийāнетпервер), в то же время был человеком, [любящим] увеселительные сборы и встречи (меджлис ве ‘аширет). Участвуя иногда в увеселительных и питейных собраниях, устраиваемых ханами и шамхалами его времени, он доставлял удовольствие и придавал [некий] блеск[137] (ревнак) этим собраниям. Саид-эфенди по каким-то причинам весьма мало имел дружеских отношений и связей с аварскими ханами, зато - очень крепкие связи и отношения с казикумухскими (гāзыгумӯк), тарковскими (тāргӯ), дженгутаевскими (джÿнгÿтäй) ханами и шамхалами. Саид-эфенди, не ограничивался только лишь участием в увеселительных и питейных собраниях ханов и шамхалов, иногда вмешивался в их политические дела, лично участвуя в совещаниях в политическим вопросам. Особенно часто он принимал участие в политических и военных совещаниях казикумухского хана Сурхайхана Второго[138]. Как-то раз Саид-эфенди написал на имя тогдашнего султана Турции Султанмахмуда[139] просительное послание (истигāсет нāме), направленное против завоеваний (истӣлā) Дагестана со стороны деспотичесных (мÿстебидде) русских властей. В этом послании он написал много эпизодов (пāрча)[140] о политических замыслах и порочных намерениях (нийäт фāсиде) русских. Одна из рукописных копий этого просительного послания, написанная его собственной рукой, имеется поныне. Саид-эфенди иногда писал увещевательные послания (насӣхат нāме) против гнета и тирании, призывая ханов к справедливости, милосердию и к [следованию] Корану. Мы ознакомились с копией увещевательного послания Саида-эфенди к казикумухскому хану Сурхайхану Второму, написанного в стиле подобных посланий древних арабских алимов к халифам своего времени. В то же время Саид-эфенди прославился среди дагестанских алимов тем, что дал разрешительную фетву на винопитие, став тем самым причиной разрушения нравов множества людей, поскольку многие в [Дагестане] стали пробовать спиртные напитки. Кроме того, при обсуждении вопроса восстания дагестанских имамов - соглашаясь с ними, а возможно, даже руководя ими, - он, вместо того, чтобы стать сторонником восстаний, являлся агитатором пособничества ханов русскому самодержавному государству. ХАСАН-ЭФЕНДИ СТАРШИЙ[141] Хасан-эфенди из аула Кудали[142], расположенного в Гунибском округе, считается одним из крупных в Дагестане учителей, внесших вклад в науку и отрасли знаний. Он обладал обширными знаниями в области арифметики, геометрии, астрономии, хронологии (‘илм ал-мӣкāт). Известные алимы Дагестана: Нурмухаммед из Авара, Умар-Кази из Кудали, Махди Мухаммед из Согратля (Суграт), Саид-эфенди из Аракани (Хāракāн) - были его учениками. Будучи знатоком рационалистических наук, Хасан-эфенди, проявил свои способности также в богословии и арабской филологии, написав совершенные комментарии на книгу «Достаточная для комментария „Целителя“» («эл-Вāфийе шерх эш-Шāфийе») - по морфологии арабского языка. Кроме того, известно прекрасное историческое сочинение Хасана-эфенди под названием «Достоверное о войнах за веру» («Манхӯл эл-магāзӣ»), в котором рассказывается о войнах, [происходивших при участии] пророка Мухаммада. В этом сочинении, кроме [рассказов] о войнах [при участии] пророка Мухаммада, имеются также подробные сведения о происходивших после Мухаммада смутах и кровопролитиях среди его последователей. Хасан-эфенди, будучи человеком свободолюбивым, не боялся в своих сочинениях выступать против общественного [мнения]: он высказывал в них свою точку зрения совершенно свободно. Хасан-эфенди умер в Сирии, находясь в поездке в Мекку. Дата его кончины неизвестна. Однако достоверно, что он был из числа алимов двенадцатого века хиджры[143]. ИДРИС-ЭФЕНДИ Идрис-эфенди[144] был родом из селения Эндирей (Индирāй)[145], одного из известных кумыкских селений, и слыл весьма образованным литератором (эдиб фāзыл), который обладал великолепными способностями в области арабской литературы, в сочинениях на арабском языке, а также в написании поэтических произведений, выдержанных в безупречном стиле. Он прекрасно декламировал стихотворения и сочинял свои трактаты и письма-послания на арабском языке. Мы пока не располагаем сведениями о том, обладал или нет Идрис-эфенди познаниями и способностями в рациональных науках и отраслях знаний, но определенно известно, что он имел прекрасные способности к таким отраслям знаний, как арабская филология, логика, богословие (‘илм-ил-келāм). Идрис-эфенди также состоял в числе тех дагестанских алимов, которые были неравнодушны к политике. Политические деяния его были направлены на то, чтобы укреплять в народе глубокую ненависть против завоевательной политики деспотов - тогдашнего русского правительства, стремившегося к покорению мира. Таким образом он содействовал имамам Дагестана, которые находились в состоянии джихада и военного противостояния с теми окаянными (мел‘унāнелер). Проживая в Эндирее, состоявшем под управлением русских, он писал и говорил в своих стихах в пику таким кумыкским алимам как Мамагиши[146] и Юсуф-кади Яхсайский, которые выступали против имамов и их убеждений. Так, например, звучат его известные (муттали‘) слова о Мамагиши, который позволил себе неуважительные и праздные речи по отношению к имамам: «О беспечный глупец, у которого пропала вера, Перестань мучить и оскорблять выдающихся (ученых)! Лай собак на львов, конечно, удивителен, Но не удивительней, чем лай кошек на них (львов)»[147]. В том же духе он высказался в своих других произведениях, например, в стихотворном произведении под названием «Молниеносные грозовые тучи» («Бавāрик ал-хавāтиф»), созданном в пику Мамагиши, который писал сатирические стихи против первого имама - Газимухаммеда. Идрис-эфенди умер в 1290 (1872)-м г.[148]

G M-R Orazaev

Email: orazaev47@mail.ru

  • Абдуллаев М.А. Деятельность и воззрения шейха Абдурахмана-Хаджи и его родословная. Махачкала: «Юпитер» , 1998. - 288 c.
  • М.А. Из истории философской и общественно-политической мысли народов Дагестана. Махачкала: МРИП «Юпитер» , 1993. - 356 с.
  • М.А. Мыслители Дагестана XIX и начала XX вв. Махачкала: Дагучпедгиз, 1963. - 268 c.
  • Абдуллаев М.А. Мыслители Дагестана: (Досоветский период). Махачкала: «Эпоха» , 2007. - 768 с.
  • Абдуллатипов А.Ю., Шабаева Л.А. Средневековая литература кумыков. Махачкала, 2010. - 200 с.
  • Абусуфьян. Маджму‘ ул-манзума ал-аджамийя. Темирханшура, 1907. - 64 с. (На кумык. яз. Араб. шр.).
  • Аджаматов Б. Нух-хаджи из Эндирея. Махачкала, 2012. - 208 с.
  • Айтберов Т., Нурмагомедов А. Койсубулинский союз и Шамхальство в перв. четв. XVIII в.: (По письмам Мухаммада Кудутлинского и Адил-Гирайа б. Будай шамхала Тарковского) // Общественный строй союзов сельских общин Дагестана в XVIII - нач. XIX вв. Махачкала, 1981. С. 134-145 с.
  • Алкадари Г.Э. Асари Дагестан. Махачкала, 1994. - 263 с.
  • Алхасова Д.И. Дауд Хаджи ал-Усиши: жизнь и творческое наследие. Махачкала, 2006. - 204 с.
  • Ахмедов Д. Светлая звезда Мирза Али ал-Ахты. Махачкала, 2002. - 34 с.
  • Баймурзаев А.Б. Из истории общественной мысли Дагестана. Махачкала, 1965. 239 с.
  • Бартольд В.В. Ученые мусульманского «ренессанса» // Записки Коллегии востоковедов. Т. V. Ленинград, 1930. С. 1-14.
  • Волконский Н.А. Война на восточном Кавказе с 1824 по 1834 год в связи с мюридизмом // Кавказский сборник. Т. Х. Тифлис, 1886. С. 1-224.
  • Гаджиев А.-Г. Саид Араканский - выдающийся ученый, арабист, общественно-политический деятель. Махачкала, 2006. - 64 с.
  • Гаджиева Д.Х. К описанию рукописей филологических сочинений // Изучение истории и культуры Дагестана: Археографический аспект. Махачкала, 1988. С. 67-74.
  • Гаджимурадов Б.Д. Знаменитый Эндирей. Махачкала, 2011. - 302 с. (На кумык. яз.).
  • Гайдарбеков М. Антология дагестанской поэзии на арабском языке // РФ ИИАЭ ДНЦ РАН. Ф. 3. Оп.1. Д. 129-а (в машинописи) , 1965. - 297 лл.
  • Гамзатов Г.Г. Формирование многонациональной литературной системы в дореволюционном Дагестане. Махачкала, 1978. - 420 с.
  • Гамзатов Г.Г. Литература народов Дагестана дооктябрского периода. М.: Наука, 1982. - 328 с.
  • Дадаев Ю.У. Наибы и мудиры Шамиля. Махачкала: ООО «ДИНЭМ», 2009. - 624 с.
  • Забитов С.М. «Круг чтения» Саида из Аракани // Письменные памятники Дагестана XVIII-XIX вв. Махачкала, 1989. С. 93-99.
  • Забитов С.М. Творчество Идриса из Эндирея как источник по истории Кавказской войны // Бартольдовские чтения 1990. М., 1990. - С. 33-34.
  • Каймаразов Г.Ш. Очерки истории культуры народов Дагестана. М.: Наука, 1971. - 476 с.
  • Крачковский И.Ю. Избранные сочинения. Т. VI. М.-Л., 1960. - 739 с.
  • Маламагомедов Д.М. Литературное наследие Мухаммада ал-Кудуки // Дагестанский востоковедческий сборник. Выпуск 2. Махачкала, 2011. С. 135-139.
  • Мец А. Мусульманский Ренессанс / Пер. с нем. Д.Е. Бертельса. М.-Л. (переизд. в Москве: 1973 и 1996) , 1968. - 460 с.
  • Микаилов Ш.И. Очерки аварской диалектологии. М.-Л., 1959. - 512 с.
  • Назир ад-Дургели. Услада умов в биографиях дагестанских ученых / Перевод с арабского, комментарии, факсимильное здание, указатель и библиография подготовлены А.Р. Шихсаидовым, М. Кемпером, А.К. Бустановым. М.: ИД «Марджани», 2012. - 208 + 223 с.
  • Нурмагомедов А.М. Обзор источников о Мухаммеде Кудутлинском // Бартольдовские чтения 1987. М., 1987. С. 72.
  • Омарова З.С., 1999. Арабский ренессанс в Дагестане // Достижения и современные проблемы развития науки в Дагестане: Тезисы докладов Международной научной конференции. Махачкала. С. 92-93.
  • Оразаев Г.М.-Р. Исторические сочинения Дагестана на тюркских языках: (тексты, комментарии). Книга 1. Махачкала: ИД «Эпоха», 2003. - 332 с.
  • Османова М.Н. Каталог печатных книг на арабском языке, выпущенных дагестанскими издателями в России и за рубежом в начале ХХ века. Махачкала, 2008. - 204 с.
  • Покровский Н.Н. Кавказские войны и имамат Шамиля. М., 2000.
  • Садыки Г.М. Традиции арабской классической литературы и творчество Мирзы Али ал-Ахты / АКД. М. , 1984.
  • Садыки М.-Г.М. Творчество лезгинских поэтов XIX века на арабском и азербайджанском языках / Канд. дисс. Махачкала, 1969.
  • Саидов М.-С. Дагестанская литература XVIII-XIX вв. на арабском языке. М.: Изд-во вост. литературы, 1960. - 11 с.
  • Тагирова Н.А. Арабская грамматическая литература в коллекции Фонда восточных рукописей ИИАЭ ДНЦ РАН // Вестник ДНЦ. Вып. 7. Махачкала, 2000. С. 90-99.
  • Фахретдинов Р. Кудуки // «Шура». № 1. Оренбург, 1914. С. 1-2. (На татар. яз. Араб. шрифт).
  • Хайбуллаев С. О дореволюционной аварской литературе. Махачкала, 1974. С. 219-224.
  • Ханмурзаев И.И. Идрис Эфенди из Эндирея // Межкультурный диалог на филологическом пространстве. Махачкала: ДГПУ, 2008. С. 219-224.
  • Шихсаидов А.Р. Мухаммед из Кудутля - ученый из ученых // Магомедов А.А. Дагестан и дагестанцы в мире. Махачкала, 1994. С. 151-161.
  • Шихсаидов А.Р. Саид Араканский (творческое наследие: проблемы изучения // Дагестан и Северный Кавказ в свете этнокультурного взаимодействия в Евразии. Махачкала, 2007. С. 546-448.
  • Шихсаидов А.Р., Айтберов Т.М., Оразаев Г.М.-Р. Дагестанские исторические сочинения. М.: Наука, Гл. ред. вост. лит-ры, 1993. - 302 с.
  • Шихсаидов А.Р., Кемпер М., Бустанов А.К. Назир из Дургели и его библиографический труд «Нузхат ал-азкāн фū тарāджим ‘уламā’ Дāгистан» // Назир ад-Дургели. 2012. - С. 7-19.
  • Яркие мгновения из жизни имама Шамиля / Сост. - Гани Мухаммед аль-Махди аль-Мисри. Махачкала, 1998. - 53 с.
  • Nadir ad-Durgilis. Nuzhat al-adhan fi tаrāġim ‘ulamā’ Dāġistān / herausgegeben, űberzetz und kommentiert von Michael Kemper und Amri R. Šixsaidov. Berlin: Klaus Schwarz Verlag, 2004. - 294 + 165 s.

Views

Abstract - 89

PDF (Russian) - 54

PlumX


Copyright (c) 2014 Orazaev G.M.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.