ON THE PRINCIPLE OF THE MECHANISM OF ETHNIC GENEALOGY OF THE KHAZAR KING JOSEPH’S LETTER

Cover Page

Abstract


Interpretation of almost all the eponyms of Khazar King Joseph’s ethnic genealogy causes considerable difficulties. In this regard, O.A.Mudrak’s etymologization of these eponyms as well as the suggested principle of the mechanism of ethnic genealogy is of great interest. According to this researcher, all groups of the Khazar Khaganate population are presented in it, and presentation of their eponyms is given from west to east. However, this point of view provokes the following objections. Firstly, the given principle is clearly excessive for the letter of King Joseph, since all the main groups of the population of the Khazar Khaganate are presented in his list of the tributaries. Secondly, if the principle of the mechanism of O.A.Mudrak’s genealogy were observed, the eponym Khazar would not be in the seventh place, but in the first, or at least in the second place, after the descendants of the western Turks (they were probably Burtas). It follows that this genealogy is based on a quite different principle. We have proved a different interpretation of its mechanism: seniority of the eponyms presented in the genealogy is related to the degree of antiquity of the corresponding peoples, and some of these peoples had vanished into history by the 10th century. In the genealogy, these peoples might be, for example, the Huns, Goths or Avars. Of considerable interest is the fact that the eponym Bersil traces its origin to the proto-Nakh *borze-lvej “wolf”. In our opinion, this etymology can be supported by the following argument: one of the names of Khazaria - Arkan - can be etymologized according to the ancient Iranian languages as “wolves” (or “Wolves’ country”, cf. Scythian-Sarmatian varka “wolf”). This fact allows us to consider O.A. Mudrak’s etymology of the ethnonym Bersil as very promising. Keywords : Khazar king Joseph’s letter, ethnic genealogy, Khazar Khaganate, O.A. Mudrak.

В письме хазарского царя Иосифа (X в.), составленном на древнееврейском, эпоним хазар выступает в качестве одного из десяти сыновей библейского Тогармы. Порядок перечисления сыновей Тогармы в письме следующий: Авийор, Тудис, Аваз, Угуз, Биз.л, Т.р.на, Хазар, Янур, Б.л.г.р, Савир. Данные варианты чтения этих эпонимов приводятся нами по русскому переводу П.К. Коковцова [12, с. 91-92]; они - в силу консонантного характера древнееврейского письма - могут читаться и несколько иначе. Довольно пространная цитата из письма царя Иосифа сохранилась в труде еврейского книжника Иехуды бен Барзилая (XII в.) [12, с. 130]. В ней приводится, в частности, и указанная генеалогия, правда, формы некоторых из эпонимов несколько искажены. У Иехуды бен Барзилая несколько изменен также порядок старшинства эпонимов. Практически все возможные варианты интерпретаций перечисленных эпонимов были высказаны еще в XIX в. А.Я. Гаркави, Ф.Ф. Вестбергом, И. Марквартом и др. Обзор основных точек зрения по данной проблеме суммирован в указанной выше публикации П.К. Коковцова [12, с. 74-75, прим. 2]. «За исключением хазар и болгар, - писал П.К. Коковцов, - отождествление всех этих имен все еще представляет большие трудности и остается спорным» [12, с. 74, прим. 2]. Нет особого прогресса по данной проблеме и сегодня. В современной историографии, ввиду неясности этимологии большинства указанных эпонимов, отсутствуют какие-либо интерпретации, связанные с выявлением принципа построения этой генеалогии. Лишь сравнительно недавно пристальное внимание данной проблеме уделил лингвист-компаративист О.А. Мудрак [16, с. 363-366]. Забегая вперед, отметим, что к ее анализу им привлекается перечень имен сыновей Тогармы в сочинении «Иосиппон» (X в.), написанном также по-древнееврейски. Данный список несколько более поздний по сравнению с письмом царя Иосифа. Имена сыновей Тогармы в «Иосиппоне» даются в следующем порядке: Козар, Пецинак, Алан, Булгар, Канбина, Турк, Буз, Захук, Уф, Толмац. Данные формы приводятся нами по публикации В.Я. Петрухина [18, с. 44-56. Ср. также: 20, с. 3-15]. Переходя к анализу предложенных указанных этимологий, отметим, что ниже нами в скобках латиницей приведены транслитерации, принятые в указанной работе О.А. Мудрака. 1. Эпоним Авийор (Əwiur) (в работе О.А. Мудрака знак ə обозначает неясный гласный для еврейского и кавказских языков [16, с. 350]) этот исследователь этимологизирует как пранахское *ɔbe(w)r-ge ‘абрек, бандит’, причем этот термин связывается им с аварами Предкавказья и Паннонии [16, с. 363]. Нельзя, однако, не заметить, что данный подход к этимологизации названия паннонских авар является неоправданным, так как из сообщения византийского историка Приска Панийского (V в.) следует, что в середине V столетия авары обитали в Центральной Азии, а из сообщений другого византийского историка Менандра Протектора (VI в.) становится известно, что в 50-х годах VI века часть авар под давлением тюркского кагана мигрирует в Восточную Европу и Предкавказье, а оттуда в Паннонию (анализ источников см.: [9, с. 18; 10, с. 77, 86; 28, с. 52; 29, с. 333-349; 31, с.234-235]). Таким образом, к этимологизации их названия следует привлекать языки, распространенные в данный период в Центральной Азии, а не на Кавказе. В связи с данной проблемой нельзя не напомнить о наработках по этому вопросу венгерского лингвиста-компаративиста И. Футаки: им был выявлен в венгерском языке ряд тунгусо-маньчжуризмов [42, s. 587-592; 43, s. 25-34; 44, s. 47-59]. Характер этих заимствований позволяет говорить о главенствующей роли носителей тунгусо-маньчжурского языка в Аварском каганате. Эта теория нашла поддержку в трудах других лингвистов [49, s. 203; 3, с. 19, прим. 6; с. 30], а Е.А.Хелимский расширил ее источниковую базу за счет тунгусо-маньчжурских этимологий ряда славянских лексем, таких как древнерусские объре, бояре, хоругвь и др. [39]. Как известно, этноним авар несколько позднее становится известен также в Дагестане. Его происхождение одними исследователями связывалось с выходцами из Центральной Азии, тогда как другие отрицали такую возможность. Последний по времени обзор различных точек зрения по данному вопросу представлен в работе Ш.М. Хапизова [37, с. 99-106]. Кстати, и предложенная О.А. Мудраком этимология этнонима авар может иметь отношение только к дагестанскому этимону, но никак не к самоназванию центральноазиатских авар, мигрировавших в VI в. в Европу. 2. Эпоним Тудис (у Иехуды бен Барзилая - Турис) связывается О.А. Мудраком с древним названием Днестра: греческим Τύρας и латинским Tyras [16, с. 364]. 3. Для следующего по старшинству эпонима Аваз (Uwəz) (у Иехуды бен Барзилая: Узар (Uzər) О.А. Мудраком предлагаются два возможных варианта этимологии. Один из них связан с дигорским и кабардинским языковым материалом, а для другого предполагается связь с тюркско-кыпчакским названием Азовского моря - *Azaq, не имеющим тюркской этимологии и, возможно, восходящим к абхазскому *azəχu «адыгейцы» [16, с. 364]. 4. Для эпонима Угуз (Uguz) О.А. Мудраком также предлагаются два возможных варианта этимологизации: дигорское wogän(ä) ~ wogojnä «скрытое место, где прячут запасы» или «станд.-тюрк. *oγuz - этноним западного племенного объединения» [16, с. 364]. 5. Эпоним Биз.л (Bizəl) сопоставляется О.А. Мудраком с этнонимом берсил, засвидетельствованным византийскими и древнеармянскими источникам. Им предлагается прасеверокавказская этимология этого термина: пранахское *borze-lvej «волк». Данную этимологию О.А. Мудрак аргументирует типичностью культа волка для нахов [16, с. 364-365]. Эта же этимология этнонима берсил представлена и в его более ранней работе [15, с. 374-381]. Основываясь на данной этимологии, О.А. Мудрак локализует носителей этого этнонима на территории современных Чечни и Дагестана [16, с. 366 (карта)]. Нельзя, однако, не заметить, что такая локализация находится в противоречии с показаниями «Армянской географии» VII в. По информации последней, баслы (= берсилы) являлись обитателями Нижнего Поволжья [17, с. 29; 46, p. 55]. Информация этого источника более чем надежная, причем ее данные восходят к среднеперсидской географии VI в. [30, с. 161-171]. Впрочем, данное противоречие снимается предположением о том, что пранахское население могло вести сезонные перекочевки с Кавказа в Нижнее Поволжье. На это указывает возможная семантика одного из названий собственно Хазарии - Аркан/ Аркания. Подборка материалов по данному топониму и его анализ представлены в одной из работ Н.Я.Полового [19, с. 345-347. См. также: 21, с. 333]. Название Аркан/ Аркания фигурирует, в частности, в «Кембриджском Анониме» («Текст Шехтера»; X в.) в форме Ар.к.нус: «…Имя нашей страны, как мы нашли (его) в книгах: ’RQNWS…» [5, с. 142. Ср. перевод П.К. Коковцова: 12, с. 120]. П.К. Коковцов резонно полагал, что форма Ар.к.нус представляет собой греко-латинскую передачу данного названия [12, с. 121, прим. 16] с наращением -ус. Обращает на себя внимание созвучие термина Аркан/ Аркания со скифо-сарматским varka «волк» (об этом термине см.: [2, с. 315]; ср. древнеиндийское vṛka-, авестийское vehrka-, древнеосетинское *vṛka-, *varka- [1, с. 262]), а поскольку его семантика полностью совпадает с таковой в предложенной О.А. Мудраком пранахской этимологии термина берсил, то предлагаемое нами сопоставление термина Аркан со скифо-сарматским varka становится не просто допустимым, но еще и более чем вероятным. При этом и предложенная О.А. Мудраком этимология термина берсил приобретает более надежный характер. В связи с данным обстоятельством представляется перспективным привлечение к исследованию этого вопроса легенд о ранних этнических связях берсил с хазарами. В настоящей статье эта проблема не может быть рассмотрена, так как она требует очень значительного объема. Отметим только, что сам О.А. Мудрак, исследуя возможные варианты этимологизации термина Ар.к.нус, обращается к фигурирующему в адыгском варианте нартовского эпоса названию реки Аркан (и других созвучных ему), но при этом не предлагает каких-либо конкретных этимологий [16, с. 361-362]. Между тем, изложенная выше возможность отождествления термина Ар.к.нус с этнонимом берсил позволяет пролить дополнительный свет на позднеантичный период этнической истории Нижнего Поволжья. 6. Для эпонима Т.р.на (Tərna) О.А. Мудраком предлагаются два возможных варианта этимологизации: для первого из них им привлекается этноним одного из огурских племен - тарниах, для второго - устаревшее дигорское название Дарьяльского ущелья - Tarän [16, с. 365]. 7. Этимологизация эпонима Хазар (Xəzər) в данной работе О.А. Мудрака не вполне ясна. Цитируем его дословно: «Хазары. Как более северные и центральные (?) по сравнению с предыдущими этниконами» [16, с. 365]. В своей более ранней работе О.А. Мудрак предлагает для данного этнонима прасеверокавказскую этимологию [15, с. 382-386]. 8. Следующий эпоним Янур (Jənur) О.А. Мудрак под вопросительным знаком сопоставляет с праадыго-кабардинским «*že:ne ‘жанеевцы; абаза’, оджанские черкасы (XVII в.). Адыгское объединение вдоль восточного побережья Черного моря» [16, с. 365]. 9. Эпоним Б.л.г.р (Bəlgər) О.А. Мудрак оставляет без особых комментариев [16, с. 365]. 10. Последний эпоним Савир (Sawir) этимологизируется им в следующих словах: «…вост.-слав. *sěverъ - Северская земля. Ср. сван. mu-sa:w, pl. sawiar ‘осетин’, сван. mu-sa:w ‘балкарцы’ [4, с. 178], osil mu-sa:w ‘осетин’; диг. saw-mulaχ, при сосуществующем отдельном слове mulaχ ‘сван’, каб. sḁwna ‘сваны’, gurzin sḁwna ‘грузины’. Наименование западных осетин-сванов на Кавказе и населения на левобережье Днепра» [16, с. 365]. Несколько ниже, комментируя имя одного из данников царя Иосифа - с.в.р [12, с. 98], О.А. Мудрак пишет: «Исходно, возможно, осетино-язычное население Подонья, бассейна Донца и левобережья Днепра» [16, с. 368]. В итоговой части своего анализа О.А. Мудрак приходит к следующему заключению: «Представляется, что при перечислении сыны [Тогармы. - Авт.] группировались парами. Сначала идет самая западная пара - авары и население Днестра (1-2), далее пара кочевников и их зимников или кочевников европейского юга и самых восточных тюркских кочевников, в варианте Иехуды бен Барзилая - приазовское население и их зимники (3-4), потом пара нахского населения и жителей Дарьяла (5-6), пара хазар и приморских адыгов, а у Иехуды - пара хазар и кочевников (7-8), пара волжских(?) булгар и населения Северщины. В отличие от второго предкавказского списка сыновей Тогармы [в «Иосиппоне». - О.К., Б.А.], где хазары стоят на первом месте, можно предположить, что данный вариант начал оформление во времена Аварского каганата, т.е. он является (модифицированным?) аварским списком» [16, с. 366]. В своей интерпретации этнической генеалогии письма царя Иосифа О.А. Мудрак ссылается на существование в Закавказье этнических генеалогий, в которых каждому эпониму соответствует конкретная этническая группа [16, с. 363]. Необходимо, однако, уточнить, что указанный принцип последовательно соблюден только в этнической генеалогии «Жизни картлийских царей» Леонти Мровели (XI в.) [40]. Как было показано И.Г. Семеновым, автором представленной у Леонти Мровели этнической генеалогии являлся он сам [22, с. 177-181]. Составление данной генеалогии было связано с необходимостью вписать грузинский народ и соседние с ним народы в традиционную для времени Леонти Мровели библейскую таблицу народов. Такая практика была очень распространенной не только в христианской, но и в мусульманской книжной традиции. Само собой разумеется, она практиковалась также и еврейскими авторами. Так, автор «Иосиппона» вписал в библейскую таблицу современные ему народы - хазар, алан и др. (см. выше). Этой же традиции следует и хазарский царь Иосиф. Говоря о принципе устройства этнической генеалогии письма царя Иосифа, необходимо отметить, что предложенная О.А. Мудраком ее интерпретация, согласно которой в ней представлены абсолютно все группы населения Хазарского каганата, вызывает серьезные возражения. Во-первых, такой принцип для письма царя Иосифа явно излишен, так как все основные группы населения Хазарского каганата упомянуты в его перечне своих данников. Во-вторых, при соблюдении предполагаемого О.А. Мудраком принципа устройства этой генеалогии эпоним хазар находился бы не на седьмой позиции, а на первой или хотя бы на второй - после потомков западных тюрков (вероятно, ими являлись буртасы [33, с. 189-193]). Отсюда следует, что данная генеалогия построена по совершенно другому принципу. Этот принцип может заключаться, к примеру, в степени древности народов, скрывающихся за тем или иным эпонимом. В пользу такого предположения может говорить, в частности, тот факт, что в данной генеалогии эпоним берсил занимает пятую позицию. Это обстоятельство нельзя не сопоставить с заключением И.Г. Семенова о том, что из ряда других средневековых этнических генеалогий следует, что берсилы поселились в Нижнем Поволжье несколько раньше хазар [24, с.44-54]. Нельзя исключать, что этот факт и нашел отражение в генеалогии письма царя Иосифа. Еще одна немаловажная в данном случае деталь связана с упоминанием Ибн Русте (Ибн Руста; X в.) одного из подразделений волжских болгар - берсула [38, с. 264]. Вероятно, речь должна идти о тех же берсилах, что может свидетельствовать о том, что они переселились на Среднюю Волгу и пребывали там под верховенством болгарского князя. Это предположение позволяет объяснить отсутствие имени берсил в числе данников Иосифа: их имя могло покрываться более общим названием - болгары. Отсюда следует, что по крайней мере часть рассматриваемых здесь эпонимов может соответствовать народам, входившим в состав Хазарского каганата. Еще один факт, указывающий на то, что в данной генеалогии некоторые эпонимы ранжируются по степени древности соответствующих групп населения, можно видеть в эпониме болгар. В данном случае речь, несомненно, может идти только о волжских болгарах, так как причерноморские болгары в письме царя Иосифа в другом месте фигурируют под названием w.n.n.t.r [12, с. 92]. Судя по всему, этот этноним должен быть реконструирован как *w.nn.g.n.t.r/ *w.n.g.n.t.r, что вполне сопоставимо с названием унногундур, известным из византийских источников [23, с. 16-25; 25; 26, с. 179-186; 27, с. 73-79; 28, с. 45-67]. Можно предположить, что предпоследняя позиция эпонима волжских болгар, скорее всего, связана с тем, что в данном случае отсчет времени составителем этой генеалогии велся от времени подчинения Волжской Болгарии хазарским каганом и переселения туда новых групп населения. Как известно, крупные миграции в Среднее Поволжье носителей салтово-маяцкой культуры, начиная с VIII в. [13], иллюстрируются многочисленными археологическими памятниками. Вполне вероятно, что последняя позиция эпонима Савир также связана с тем, что Подонье, с которым, по мнению О.А. Мудрака, связан этот эпоним, было сравнительно поздно включено в состав Хазарского каганата. Значительно меньше ясности с эпонимом Угуз. Он может быть связан либо с населением Тюркского каганата, либо одного из его наследников, например, Уйгурского каганата. Наиболее вероятным представляется, что он должен соответствовать огузам Приуралья, о которых имеется пространное описание Ахмада ибн Фадлана (922 г.) [11, с. 126-131]. Единственный аргумент в пользу данной точки зрения может состоять в том, что в письме царя Иосифа говорится о том, что границы его владений достигают области Г.рган (Гиркания античных авторов). Эта иранская область расположена в юго-восточном Прикаспии. «Все живущие по берегу (этого) моря на протяжении одного месяца пути, - говорится в письме царя Иосифа, - платят мне дань» [12, с. 82]. А поскольку обозначенная здесь территория включала в себя и ареал расселения огузского объединения Приуралья, то можно заключить, что хазарские правители рассматривали этих огузов в качестве своих данников. И несмотря на то, что такая идентификация не может считаться надежной, все же, так или иначе, старшинство эпонима Угуз в рассматриваемой генеалогии может служить своего рода данью предшествующей государственной традиции степного пояса Евразии, связанной с Тюркским каганатом и его наследниками, в том числе и самим Хазарским каганатом. Еще меньше определенности мы имеем в случае с идентификацией эпонима Аваз. В нем можно было бы - очень предположительно - видеть общетюркскую зетацированную форму названия авар: *avaz. А тот факт, что эпоним авар предшествует эпониму, связанному с самим Тюркским каганатом или же с кем-то из его предшественников, можно считать вполне логичным, так как эпоха Тюркского каганата начинается с разгрома его основателями Аварского каганата. Впрочем, предложенной выше реконструкции общетюркской формы названия авар как *avaz препятствуют два обстоятельства: во-первых, такая форма в источниках не засвидетельствована, и, во-вторых, другие эпонимы с конечным -r - Авийор, Хазар, Янур, Б.л.г.р, Савир - не обнаруживают передачи с характерным для языков общетюркского типа переходом конечного -r в -z. И даже, несмотря на то, что в краткой редакции письма царя Иосифа вместо Аваз значится Авар, о возможности данной реконструкции можно говорить очень осторожно, так как у Иехуды бен Барзилая, цитирующего письмо царя Иосифа, в соответствующем месте значится Аваз. Что же касается эпонима Авийор, то он едва ли может быть возведен к названию паннонских авар, так как в этом случае остается необъясненной лингвистами гласная «йод», передающая в древнееврейском письме либо i, либо e. Второй эпоним - Тудис, идентифицируемый О.А. Мудраком с древним названием Днестра, может соответствовать либо готским группам, либо каким-то другим этническим группам Северного Причерноморья позднеантичного периода. В таком случае можно очень осторожно говорить также и о том, что самый первый эпоним связан с гуннами. Поэтому нельзя не обратить внимания на созвучие начальной части эпонима Авийор с именем Авитохол, под которым в «Именнике болгарских царей» [36, с. 87. См. также: 47, s. 353-354; 48, s. 306] фигурирует царь гуннов Аттила [14, с. 164, 173 и др.]. Различным интерпретациям имени Авитохол, в том числе и его этимологии, посвящена значительная литература [41, с. 79-81; 14; 7, с. 89, 92; 8; 6, с. 216; 35, с. 60, 61-62, 63-73; 28, с. 56-57]. Напомним также, что, согласно новой концепции этногенеза европейских гуннов, они своим происхождением связаны с центральной частью Северного Кавказа [34]. В свете реконструируемого нами принципа построения этнической генеалогии письма царя Иосифа один из предложенных О.А. Мудраком вариантов этимологизации эпонима Т.р.на - на основе устаревшего дигорского названия Дарьяльского ущелья - должен быть отклонен, так как с данной территорией не связано возникновение каких-либо крупных этнических объединений предхазарского периода, за исключением северокавказско-аланского, но его формирование начинается лишь в VI столетии, то есть позднее хазарского объединения, формирование которого под именем акациров берет начало в V в. [29; 32]. Поэтому более логична предложенная О.А.Мудраком связь данного этимона с этнонимом тарниах. В таком случае представляется вполне вероятным, что хазарам были известны ранние эпизоды истории этого огурского народа, предшествующие его миграции в Европу. Таким образом, как показано в настоящее работе, предлагаемый О.А. Мудраком принцип построения этнической генеалогии письма хазарского царя Иосифа, согласно которому в ней представлены абсолютно все группы населения Хазарского каганата, причем они перечисляются с запада на восток, противоречит ее внутренней логике. Нами обоснована иная интерпретация устройства этой генеалогии: старшинство представленных в ней эпонимов связано со степенью древности соответствующих им народов, и при этом, по-видимому, не все из указанных народов входили в состав Хазарского каганата, а некоторые к X в. уже успели сойти с исторической сцены. В числе последних в генеалогии могли быть указаны, к примеру, эпонимы гуннов, готов или авар.

O I Kulikova

Institute of History, Archeology and Ethnography, Dagestan Scientific Center of RAS

Email: olga.i.kulikova@yandex.ru

B B Abdusalamov

Institute of History, Archeology and Ethnography, Dagestan Scientific Center of RAS,

Email: bagamah@inbox.ru

  • Абаев В.И. Историко-этимологический словарь осетинского языка. Т. I. М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1958. - 657 с.
  • Абаев В.И. Скифо-сарматские наречия // Основы иранского языкознания. Древнеиранские языки / Редколл.: В.И. Абаев и др. М.: Изд-во «Наука», 1979. С. 272-364.
  • Аникин А.Е., Хелимский Е.А. Самодийско-тунгусо-маньчжурские лексические связи. М.: Языки славянской культуры, 2007. - 256 с.
  • Волкова Н.Г. Этнонимы и племенные названия Северного Кавказа. М., 1973. -208 с.
  • Голб Н. и Прицак О. Хазарско-еврейские документы Х века / Научн. ред-я, послесловие и комм. В.Я. Петрухина; Пер. с англ. В.Л. Вихновича. М.: Мосты культуры; Иерусалим: Гешарим, 1997 (5757); М.: Мосты культуры; Иерусалим: Гешарим, 2003. - 226 с.
  • Голден П.Б. Государство и государственность у хазар: власть хазарских каганов // Феномен восточного деспотизма: Структура управления и власти. М.: Издательск. фирма «Восточная литература», 1993. С. 211-233.
  • Добрев П. Прабьлгарите. Происход, език, култура (Нов прочит). София, 1991. - 196 с.
  • Добрев П. Преоткриването на прабьлгарския календар. София, 1994. - 241 с.
  • Кляшторный С.Г., Савинов Д.Г. Степные империи Евразии. СПб., 1994. - 166 с.
  • Кляшторный С.Г., Султанов Т.И. Государства и народы Евразийских степей: Древность и средневековье. СПб.: Петербургское востоковедение, 2000. - 307 с.
  • Ковалевский А.П. Книга Ахмеда Ибн Фадлана о его путешествии на Волгу в 921-922 годах: Статьи, переводы и комментарии. Харьков: Изд-во Харьковского ун-та, 1956. - 198 с.
  • Коковцов П.К. Еврейско-хазарская переписка в X в. Л.: Типография АН СССР, 1932. - 134 с.
  • Матвеева Г.И. Могильники ранних болгар на Самарской Луке. Самара: Изд-во «Самарский университет», 1997. - 226 с.
  • Москов М. Именник на бьлгарските ханове (Ново тьлкуване). София, 1988. 368 с.
  • Мудрак О.А. Ранние хазары с точки зрения этимологии // Хазары: миф и история. М., Иерусалим, 2010. С. 374-389.
  • Мудрак О.А. Заметки по иноязычной лексике хазарско-еврейских документов // Хазарский альманах. Т. 14. М., 2016. С. 349-379.
  • Патканов К.П. Из нового списка Географии, приписываемой Моисею Хоренскому // Журнал министерства народного просвещения. 1883. Март. С. 10-17
  • Петрухин В.Я. Славяне и Русь в «Иосиппоне» и «Повести временных лет». К вопросу об источниках начального русского летописания // Славяне и их соседи. Вып. 5. Еврейское население в Центральной, Восточной и Юго-Восточной Европе. Средние века - Новое время. М.: Наука, 1994. С. 44-56.
  • Половой Н.Я. О русско-хазарских отношениях в 40-х гг. Х в. // Зап. Одесского Археологического общества. Т. 1 (34). 1960. С. 345-347.
  • Рашковский Е.Б. Книга «Иосиппон» как источник по истории славян и некоторых других народов Восточной Европы в исследованиях 1940-1990-х гг. // Славяноведение. 2009. № 2. С. 3-15.
  • Семенов И.Г. К интерпретации сообщения «Кембриджского Анонима» о походах Хельгу, «царя Русии» // Евреи и славяне. Т. 16. Хазары. Иерусалим: Гешарим; М.: Мосты культуры, 2005. С. 326-327.
  • Семенов И.Г. Этногония кавказских народов в «Жизни картлийских царей» Леонти Мровели // Этнографическое обозрение. 2008. № 1. С. 177-181.
  • Семенов И. К политической, социальной и этнической семантике термина унногундур // Palaeobulgarica / Старобьлгаристика. Т. XXXIII. Кн. 1. София: Бьлгарска Академия на науките, Центьр за Бьлгаристика, 2009. С. 16-25.
  • Семенов И. К анализу раннесредневековых этногенетических преданий болгар // Palaeobulgarica / Старобьлгаристика. 2010. Т. XXXIV. Кн. 1. С. 44-54.
  • Семенов И.Г. Элементы автостереотипа болгар в этногенеалогическом предании о братьях Хазарике и Болгаре // Материалы XVIII Международного научного симпозиума «Интеграция археологических и этнографических исследований», посвященного 80-летию со дня рождения Павла Ивановича Пучкова и 80-летию со дня рождения Альфреда Хасановича Халикова, Казань, 6-8 октября 2010 г. - http://ethnography.omskreg.ru - дата обращения 06.10.2010 г.
  • Семенов И.Г. Этническая карта державы Кубрата // Archivum Eurasiae Medii Aevi. Vol. 17. 2010. Wiesbaden: Harrassowitz Verlag, 2011. С. 179-186.
  • Семенов И.Г. К вопросу о государственном устройстве и этническом составе унногундурской державы // Дагестанский востоковедческий сборник. Вып. 2. Махачкала: Институт истории, археологии и этнографии Дагестанского научного центра РАН, 2012. С. 73-79.
  • Семенов И.Г. К истории Унногундурского государства // Византийский временник = BYZANTINA XPONIKA. 2013. Т. 72 (97). С. 45-67.
  • Семенов И.Г. Основные этапы миграций огурских племен в Юго-Восточную Европу // Тюркологический сборник. 2011-2012: Политическая и этнокультурная история тюркских народов и государств / ред. кол. С.Г. Кляшторный (пред.), Т.И. Султанов, В.В. Трепавлов. М.: Наука - Вост. лит., 2013. С. 333-349.
  • Семенов И.Г. Структура и источники болгарских сюжетов «Армянской географии» VII века» // Вестник древней истории (далее: ВДИ). 2015. № 3. С. 161-171.
  • Семенов И.Г. Кавказ в политических отношениях Ирана с Византией и Тюркским каганатом в 556-591 годах // Хазарский альманах. Т. 13 / Ред. кол.: О.Б. Бубенок (главн. ред.), В.С. Аксенов и др. М., 2015. С. 234-298.
  • Семенов И.Г. К этнической карте кавказской периферии Гуннской державы: соросги, акациры и «гунны» Восточного Кавказа // Краткие сообщения Института археологии. 2016. № 244. С. 323-339.
  • Семенов И.Г. Об этнической принадлежности буртасов // Третьи Всероссийские (с международным участием) историко-этнографические чтения, посвященные памяти проф. Магомедова Р.М. Сб. ст. Махачкала: Изд-во ДГУ, 2016. Ч. 2. С. 189-193.
  • Семенов И.Г. К этногенезу кавказских и европейских гуннов // Четвертые Всероссийские (с международным участием) историко-этнографические чтения, посвященные памяти профессора Магомедова Расула Магомедовича. Сб. ст. Махачкала, 2017 (в печати).
  • Степанов Ц. Средновековните бьлгари: Нови факти, интерпретации, хипотези / Центьр за изследвания на бьлгарите. София: Тангра ТанНакРа ИК, 2000. - 253 с.
  • Тихомиров М.Н. Именник болгарских князей // ВДИ. 1946. № 3. С. 81-90
  • Хапизов Ш.М. К вопросу о происхождении этнонима awar // Вестник ИИАЭ. № 2 (46). Махачкала, 2016. С. 99-106.
  • Хвольсон Д.А. Известия о хозарах, буртасах, болгарах, мадьярах, славянах и руссах Абу-Али Ахмеда бен Омара Ибн Даста. СПб., 1869. 214 с.
  • Хелимский Е.А. Тунгусо-маньчжурский языковой компонент в Аварском каганате и славянская этимология: Материалы к докладу на XIII Международном съезде славистов. Hamburg, 2003.
  • Цулая Г.В. Историческая концепция грузинского историка XI века Леонтия Мровели // История СССР. 1987. № 4. С. 175-186.
  • Шервашидзе И.Н. Еще раз об этимологии имен Ašina и Attila-Авитохоль // Советская тюркология. 1983. 3. С. 79-81.
  • Futaky I. Zur Frage der «altaischen» Lehnwörter im Ungarischen // Congressus Internationalis Fenno-Ugristarum. III. Pars I. Tallinn, 1970. S. 587-592.
  • Futaky I. Einige Aspekte zur Erforschung der uralisch-tungusischen Sprachbeziehungen // Festschrift für Wolfgang Schlachter zum 65. Geburstag. Göttingen, 1973. S. 25-34.
  • Futaky I. Nyelvörténeti vizsgálatok a Kárpát-medencei avar-magyar kapcsolatok kérdéséhez. Budapest, 2001.
  • Futaky I. Neuere Untersuchungen über die älteren uralisch-tungusischen Sprachbeziehungen // Finnisch-ugrische Mitteilungen. Bd. 4. Hamburg, 1980. S. 47-59.
  • The Geography of Ananias of Širak (Ašxarhac‛oyc‛): The Long and the Short Recensions / Introduction, Transl. and Comm. by R.H. Hewsen. Wiesbaden: Reichert, 1992.
  • Moravcsik Gy. Byzantinoturcica. Bd. II. Sprachreste der Türkvölker in den byzantinischen Quellen / Deutsche Akademie der Wissenschaften zu Berlin. Institut für Griechisch-römische Altertumskunde (Berliner Byzantinische Arbeiten. Band 11). 2. Auflage. Berlin: Akademie-Verlag, 1958.
  • Die protobulgarischen Inschriften / Hrsg. von V. Beševliev. Berlin, 1963.
  • Stachowski M. Rez.: Futaky I. Nyelvörténeti vizsgálatok a Kárpát-medencei avar-magyar kapcsolatok kérdéséhez. Budapest, 2001 // Studia etymologica Cracoviensia. 7. Kraków, 2002. S. 203.

Views

Abstract - 219

PlumX


Copyright (c) 2017 Kulikova O.I., Abdusalamov B.B.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.