THE PRACTICE OF HYDROTHERAPY IN THE NORTH CAUCASUS OF THE GOLDEN HORDE AGE

Abstract


Basing on brief information of Arabic sources, the author attempts to analyze the practice of hydrotherapy in the territory of the modern Caucasian Mineralnye Vody, which was part of the Golden Horde during the period under consideration. The aim of the article is the characteristic of the practice of hydrotherapy in the said region by the figures of the Golden Horde elite. The research methodology is based on the historical-comparative method, the method of retrospective analysis, applied on the basis of an interdisciplinary approach. The analysis of brief messages of Ibn Battuta allows for conclusion that hydrotherapy was practiced in the Golden Horde, and the healing properties of mineral waters of the North Caucasus were widely used. Hydrotherapeutic procedures were carried out according to certain regulations, which had been designed both empirically and theoretically on the basis of works of prominent physicians. Water procedures in the Golden Horde were not only known, but also actively practiced to treat various diseases and quite possibly being more common than it was generally believed. It is worth noting that almost every region of the Golden Horde had its own healing and mineral springs, and every nation had its own views on water, health and healthy lifestyle, which in turn determined the special methods of hydrotherapy; however, for a number of objective reasons, hydro- and balneotherapy were widely spread mostly in the Caucasian region of Mineralnye Vody.


Как известно, Северный Кавказ славится своими минеральными водами. Местные жители знали о целебных свойствах воды на протяжении многих столетий, если не сказать тысячелетий. Лечебные свойства местных источников не могли остаться без внимания могущественных правителей Улуса Джучидов, об этом могут свидетельствовать аутентичные исторические источники.

В историографии Золотой Орды медико-социальные аспекты жизни золотоордынского общества изучены недостаточно [1, 2], что во многом объясняется скудной источниковой базой и слабой разработанностью методологии. Наибольший интерес современные исследователи проявляют к влиянию эпидемического фактора на социально-политическое развитие улуса Джучидов, здесь, прежде всего, следует указать на исследования Юлая Шамильоглу и Тимура Хайдарова [3, 4, 5, 6].

Арабские авторы, освещающие золотоордынскую историю, среди прочего свидетельствуют об использовании воды как особом средстве лечения, т.е. по существу о гидро- и бальнеотерапии1. Среди этих авторов следует выделить Ибн Фадлаллаха ал-‘Умари (1301–1349), ал-Калкашанди (1355–1418), а также Ибн Баттуту (1304–1377).

Данные ал-‘Умари и ал-Калкашанди относятся к другому региону Золотой Орды, а именно к Хорезму: «Есть там гора, называемая «Горою добра из Хорезма»; на ней ключ, известный тем, что к нему приезжают люди, одержимые хроническими болезнями. Они остаются у него семь дней и каждый день купаются в воде его, утром и вечером, и после каждого купанья пьют ее до тех пор, пока напьются вдоволь и таким образом получается исцеление» [7, с. 242]. Позднее эти же сведения с соответствующей ссылкой на сочинение ал-‘Умари приводит ал-Калкашанди [8, с. 282]. Несмотря на то, что их данные не имеют прямого отношения к рассматриваемому региону, все же они могут стать косвенным аргументом в пользу достаточно широкой распространенности практики водолечения в Золотоордынском государстве.

Известный арабский путешественник и странствующий купец Ибн Баттута в своем сочинении «Подарок наблюдателям по части диковин стран и чудес путешествий» (1356 г.), лично побывавшего в районе Бишдага в мае 1334 г. пишет: «Из города Маджара мы собрались ехать в ставку султана, [находив­шуюся] в четырех днях [пути] от Маджара, в местности, называемой Бишдаг. Биш – [пишется] через би и ш – значит у них «пять», а даг значит «гора» – пишется через да и г. На этом Пятигорье [находится] ключ горячей воды, в котором Тюрки2 купаются. Они полагают, что того, кто выкупается в нем, не постигнет кручина болезни» [9, с. 438]. Как видно из сообщения Ибн-Баттуты ханская ставка находилась в районе горы Биштау, который имел весьма благоприятные природно-климатические условия для ее расположения. Очевидно этот район являлся традиционным местом расположения орды хана во время его перекочевок, свидетельством чему служат обнаруженные в окрестностях Пятигорска и Ессентуков остатки мавзолеев золотоордынского времени [11]. По мнению археологов Т.Б. Палимпсестовой и А.П. Рунича на месте Ессентуков находился золотоордынский населенный пункт, который по их предположению мог быть назван именем одного из представителей аристократии Эссен-Туги [11, с. 238]3. В.А. Бабенко также обратил внимание на еще один фактор, привлекавший в этот регион представителей ордынской знати: «В условиях климатического оптимума золотоордынской эпохи климат на Минераловодской равнине мог отличаться мягкостью и увлажнением. Долины Кумы и ее притоков (Подкумок, Джемуха, Джуца, Золка, Кучук, Суркуль и Этока), подножия большинства гор-лакколитов наверняка могли быть покрыты лесами и зарослями камыша, в которых водилась дичь. В период пребывания ханских ставок здесь могли проводиться большие облавные охоты» [11, с. 17].

К числу благоприятных природно-климатических факторов можно отнести и гидроминеральные ресурсы, которыми так богат этот район, ныне именуемый Кавказскими Минеральными Водами4. Целебные свойства этих вод были известны и в Золотой Орде. Возможно, это обстоятельство сыграло не последнюю роль в выборе пункта расположения орды, являвшемся местом концентрации золотоордынской знати, использующей лечебные свойства минеральных вод.

Следует отметить, что номады евразийских степей активно использовали воду как средство лечения всевозможных болезней. Зачастую именно животные кочевников-скотоводов позволяли раскрыть благотворное влияние минеральных источников и лечебных грязей на здоровье человека. Известно, например, что лошади весьма привередливы в том, что касается воды, и лучше будут страдать от жажды, чем пить грязную или застоявшуюся воду, а больные животные часто валялись и зарывались в грязи, действительно имевшие целебные свойства, это подмечалось их владельцами, которые со временем стали осознавать их целебную силу.

Помимо скудных данных письменных источников, об использовании минеральных вод свидетельствуют материалы этнографического характера. Если обратиться к данным по минеральным источникам Казахстана, можно говорить о том, что местное кочевое население использовало водные ресурсы как бальнеологическое средство лечения. Копальский уездный врач А. Прижигодский пишет: «До водворения русских за Аягасом (1846) Арасанские [серные] ключи представляли простые ямы, обложенные камнем; кочевники купались в них, раздеваясь, под открытым небом, или же ставили над ключом юрту,
а иные устраивали балаганы» [12, c. 29; см. также: 13, с. 50]. С.И. Замятин, характеризуя грязевой курорт Мойылды, расположенный в 17 км от Павлодара, пишет: «Население казахских аулов, окружающих озеро Муялды, издавна знало о целебных свойствах его воды и грязи. Оно использовало грязь самым примитивным способом: на берегу выкапывались ямы и заполнялись грязью, куда после солнечного нагрева погружались больные, оставляя снаружи одну голову» [14, с. 46].

Российские авторы, наблюдавшие жизнь монголов, также отмечали использование ими минеральных вод. Так, Иоганн Готлиб Георги пишет: «Монголы в болезни ищут помощи у своих священнослужителей, которые стараются пособить больным молитвами, привесками со многими против недугов вещицами, и другими суеверными средствами: но при том употребляют и действительные домашние лекарства и теплые воды, при Ононе и Чиксе, в Даурии» [15, с. 43]. Академик И.М. Майский (1884–1975), побывавший в Центральной Азии в рамках монгольской экспедиции 1919–1920 гг. пишет: «Монголия во всех своих частях изобилует самыми разнообразными минеральными источниками, известными здесь под именем «аршанов». Есть воды сернистые, железистые, соленые, холодные, горячие и всякие иные. Во время путешествия мы часто натыкались на них и чуть не в каждом монастыре, поселении, аиле (скоплении юрт) нам рассказывали о существующих по близости «аршанах». Монголы имеют некоторое представление о целебном значении минеральных вод и нередко пользуются ими как средством в борьбе с болезнями. Кое-где (например, около Урги, Улясу в хребте Таину Ола и др. местах) создалось даже нечто вроде примитивных «курортов», куда по летам съезжаются местные жители: тут они живут неделями в палатках и юртах, принимая целебные ванны в грубо выкопанных ямах» [16, с. 8].

Очевидно для купания в горячих или же теплых минеральных водах использовались специальные ванны, выдолбленные из доломита или известкового туфа, на подобие тех, о которых писали российские исследователи XIX в. Этими бассейнами в конце XVIII в. пользовались солдаты Константиногорской крепости (основана в 1780 г.). Ф.Й. Гааз (1780–1853), изучавший минеральные воды Пятигорья, в частности источник на г. Железной, видел небольшой бассейн для приема ванн: «грубо сложенный теми же самыми абазинами бассейн для купания, который, быть может, имеет около 3 аршин5 длины, 4 ширины и около 1 аршина глубины». В 1823 г. А.П. Нелюбин (1785–1858) на горе Горячей (Машук) обнаружил остатки высеченных в травертине6 ванн и высказал предположение, что они использовались за двести лет до этого [17, с. 4]. В силу того, что эти ванны не сохранились, трудно делать какие-либо строгие выводы относительно времени их создания, но все же можно предполагать, что и в золотоордынскую эпоху, были применяемы такого рода ванны.

Как было указано, сведения исторических источников крайне скудны, но даже они позволяют сделать некоторые выводы относительно использования водных процедур для лечения больных в Золотой Орде. Как видно из слов Ибн Баттуты, принятие минеральных ванн являлось основным методом бальнеологического лечения на Бишдаге. Относительно бальнеологических процедур, равно как и о болезнях, которые лечили на горячем источнике, сказать что-либо определенно невозможно.

Возможно, что местные минеральные воды использовались не только для наружного применения, но и для питьевого лечения. Из-за отсутствия источников сказать что-либо более конкретно невозможно. Очевидно, полезные свойства воды были известны местному населению.

Трудно сказать были ли в ставке хана врачи, практиковавшие бальнеологическое лечение на горячих источниках или же оно носило стихийно-эмпирический характер. Как известно, профессиональная медицина, в данном случае речь может идти об ордынских врачах, активно и успешно использовала достижения народной медицины. По крайней мере, прославленный Авиценна уделил немало внимания целебным свойствам воды [18, с. 187–193; 19, с. 393–395]. Так, Ибн Сина о целебных свойствах сернистых вод пишет следующее: «Сернистые воды хороши для [лечения] бахака и бараса. […] Сернистые воды полезны от опухолей суставов, затвердений и висячих бородавок […] Сернистые воды также хороши от джараба и лишаев, если в них купаться, и [помогают] от са’фы […] Морская и подобная ей вода, особенно если в ней купаться, помогает от болезней нервов, например, от трясения, паралича, онемения и тому подобного. Сернистые воды [действуют] так же. Они помогают от всяких холодных болей в суставах и нервах […] Сернистые воды полезны при опухоли селезенки и боли в ней, а также для лечения печени […] Сернистые воды полезны от болей в матке» [19, с. 394–395]. Как видно, Авиценна рекомендует использовать серные воды для лечения кожных (барас, бахак, джараб), неврологических, гинекологических заболеваний, а также болезней суставов, селезенки и печени, что, в общем, соотносится с современными медицинскими показаниями (см. выше).

Учитывая очевидность присутствия профессиональных целителей в орде, а также т.н. народную целительскую практику можно признать существование, как особых медицинских показаний, так и стихийного их использования. Здесь следует отметить, что уровень медицинского обслуживания в ставках монгольских правителей был достаточно высок для своего времени, так как известно, что Чингизиды придавали особое значение медицине [20, p. 135]. Но при этом нужно делать весьма осторожные выводы, рассматривая отдельные этапы развития Золотой Орды. Медицинская практика эпохи расцвета, упадка и последующего распада, очевидно, имела значительную разницу и двигалась лишь в направлении деградации с началом острого социально-политического кризиса в государстве, начавшегося в 60-х гг. XIV в.

Для сравнения нельзя не упомянуть практику водолечения в средневековой западной медицине [21, 22]. Несмотря на полный упадок водолечения
в эпоху Средневековья, по сравнению с предшествующим периодом, все же эта практика не исчезает полностью. Жак Ле Гофф отмечает, что «нам хорошо известно о развитии практики водолечения, прежде всего в Италии […] особенно Тоскане, а также и в христианской части Испании, в Англии и Германии рядом с водоемами появлялись водолечебные заведения. Самым знаменитым стало заведение в Путеолах на севере Неаполитанского королевства» [23, с. 141–142]. Следует также упомянуть знаменитый Спа в Бельгии, который стал известным курортом уже в XIV столетии [22, p. 5]. Со временем слово «Спа» стало нарицательным, и по сей день оно используется для обозначения особого физиотерапевтического метода, связанного с применением воды.

В рамках этой статьи, мы посчитали вполне уместным рассмотрение тесно связанной с бальнеологией практики грязелечения (пелоидотерапии). К этому нас подтолкнули сообщения русских авторов XIX в., а также этнографические материалы о распространенности грязелечения среди татар [24, 27–31]. В границах Золотоордынского государства находилось немало озер, известных своими целебными грязями. Здесь имеются в виду солончаковые озера степей Нижнего Поволжья и Северного Казахстана, лечебные грязи Сак, Чокрака, а также оз. Тамбукан в районе Пятигорска и многие другие. К сожалению, в источниках нет никаких упоминаний о применении озерного ила для лечения болезней, имеются лишь сведения о добыче соли в этих районах. Поэтому мы можем делать лишь осторожные предположения на основе данных более позднего происхождения. Существуют свидетельства того, что раненные и измождённые животные, обваливаясь, лечились этим илом, что могло быть подмечено их владельцами. Но утверждение об использовании озерного ила в лечебных целях кочевниками XIII–XIV вв. для лечения болезней пока не могут быть подкреплены какими-либо серьезными доказательствами.

Вышеизложенный материал позволяет сделать следующие выводы:

– практика водолечения была известна номадам задолго до образования Золотой Орды, данное обстоятельство не в последнюю очередь способствовало использованию целебных свойств современных Кавказских Минеральных вод и в золотоордынский период развития указанного региона;

– в эпоху расцвета Золотой Орды в данном регионе активно практиковалось водолечение, по крайней мере, можно утверждать об использовании целебных свойств минеральных вод, что находит свое подтверждение в нарративных, этнографических и археологических материалах;

– практика гидротерапии и бальнеологии была применяема и в других регионах Улуса Джучи, в частности в Хорезме;

– водолечебные процедуры осуществлялись в соответствии с определенными правилами, которые могли быть выработаны как эмпирически, так и теоретически на основе трудов знаменитых врачей.

1 Гидротерапия – применение в лечебных, реабилитационных и профилактических целях пресной воды; бальнеотерапия (лат. balneum – ванна, купание и греч. therapeia – лечение) – использование в тех же целях минеральной воды или лечебной грязи.

2 О тюрках в упомянутом фрагменте сочинения Ибн Баттуты см. подробнее: [10].

3 Общепринятой версии происхождения названия города не существует. Другие версии этимологии Ессентуков, связанны с его происхождением из карачаевского языка, в переводе означающего «живой волос», из калмыцкого – «девять знамен», с адыгейского языка – «привычный угол», «обжитое место» и др.

4 Группа курортов федерального значения и особо охраняемый эколого-курортный регион, располагающийся в трех субъектах Российской Федерации: Ставропольском крае, Карачаево-Черкессии, Кабардино-Балкарии.

5 Аршин – 71,12 см, т.е. около 2 м шириной, 3 м длиной и примерно 70 см глубиной.

6 Т.е. известковый туф, или известковые отложения углекислых источников.

Lenar F. Abzalov

Institute of International Relations, Kazan (Volga region) Federal University

Author for correspondence.
Email: len_afzal@mail.ru
ORCID iD: 0000-0003-3952-6715
SPIN-code: 6261-8558

Russian Federation, 420008, Kazan, 18 Kremlevskaya

PhD (History),

Associate Professor of Department of historical and social studies education

  • The History of the Tatars Since Ancient Times. In 7 volumes. Vol. 3: Ulus Dzhuchi (Golden Horde). The XII – middle of the XV centuries [Istoriya tatar s drevnejshih vremen. V 7 t.: T.3: Ulus Dzhuchi (Zolotaya Orda). XIII – seredina XV vv.]. Kazan: Mardjani Institute of history, AN RT, 2009. (In Russ.).
  • The Golden Horde in World History [Zolotaya Orda v mirovoj istorii]. Kazan: Mardjani Institute of history, AN RT, 2016. (In Russ.).
  • Schamiloglu U. The Impact of the Black Death on the Golden Horde: Politics, Economy, Society, and Civilization. Zolotoordynskoye obozreniye = Golden Horde Review. 2017. Vol. 5. № 2: 325-343. https://doi.org/10.22378/2313-6197.2017-5-2.325-343.
  • Schamiloglu U. Preliminary Remarks on the Role of Disease in the History of the Golden Horde. Central Asian Survey. 1993.12:4: 447-457.
  • Hadjarov TF. The Era of the “Black Death” in the Golden Horde and Surrounding Regions (the end of the XIII – first half of the XV centuries) [Epoha «Chernoj smerti» v Zolotoj Orde i prilegayushchih regionah (konec XIII - pervaya polovina XV vv.)]. Kazan: Madrazhani Institute of history, AN RT, 2018. (In Russ.).
  • Khaydarov TF., Dolbin DA. Theoretical Aspects of Understanding the Second Pandemic of the Black Death Plague in the Territory of the Jochid Ulus Zolotoordynskoye obozreniye = Golden Horde Review. 2018. Vol. 6. Issue 2: 264-282. (In Russ.).
  • Ibn Fadlallah al ‘Umari. The formation and flourish of the Golden Horde. Sources on the history of the Jochi Ulus (1266–1359) [Puti vzorov po gosudarstvam s krupnymi gorodami. Stanovlenie i rascvet Zolotoj Ordy. Istochniki po istorii Ulusa Dzhuchi (1266–1359)]. Kazan: Tatar Book Publ., 2011. (In Russ.).
  • Grigoryev AP., Frolova OB. Geographical description of the Golden Horde in the encyclopedia of al-Kalkashandi. Turkic collection. 2001. [Geograficheskoe opisanie Zolotoj Ordy v enciklopedii al-Kalkashandi. Tyurkologicheskij sbornik. 2001]. Moscow, 2002: 261-303. (In Russ.).
  • Ibn Battuta. A present to observers of wonders of lands and marvels of travelling. The Formation and Flourish of the Golden Horde. Sources on the History of the Jochi Ulus (1266-1359) [Podarok nablyudatelyam po chasti dikovin stran i chudes puteshestviĭ. Stanovlenie i rastsvet Zolotoĭ Ordy. Istochniki po istorii Ulusa Dzhuchi (1266-1359)]. Kazan: Tatar Book Publ., 2011. (In Russ.).
  • Palimpsestova TB., Runich AP. On Essentuki Mausoleums and the Headquarters of Uzbek Khan [O essentukiĭskikh mavzoleyakh i stavke Uzbek-khana] Soviet Archaeology. 1974. № 2: 229-238. (In Russ.).
  • Berezin CY., Narozhnyj EI. About the Turks of the XIII-XIV Centuries in the Caucasian Mineralnye Wody [O tyurkah ХIII-ХIV vekov na Kavkazskih Mineral’nyh Vodah]. Kul’turnaya zhizn’ Yuga Rossii = Cultural life of Russian South. № 4 (33), 2009: 43-45. (In Russ.).
  • Babenko VA. Localization of Bishdag Area in the Central Ciscaucasia According to Written and Archaeological Sources [Lokalizaciya oblasti Bishdag v Central’nom Predkavkaz’e po dannym pis’mennyh i arheologicheskih istochnikov]. Arheologiya Evrazijskih stepej = Archeology of Eurasian steppes. 2018. №4: 16–19. (In Russ.).
  • Mineral Water of Semirechensk Area [Mineral’nye vody Semirechenskoĭ oblasti]. Kazan: Kazan University Press, 1901. (In Russ.).
  • Andreev I.G. Description of Middle Hordes of Kirghiz-Kaysaks [Opisanie sredneĭ ordy kirgiz-kaĭsakov]. Almaty: Gylym, 1998. (In Russ.).
  • Zamyatin SI. Resorts, Sanatoriums and Medical Areas of Kazakhstan [Kurorty, sanatorii i lechebnye mestnosti Kazakhstana]. Alma-Ata: AN KazSSR Press, 1956. (In Russ.)
  • Georgi I-G. Description of all the peoples living in the Russian state, as well as their everyday rituals, beliefs, customs, homes, clothing and other attractions. Part 4. On the Mongol people, on Armenians, Georgians, Indians, Polish and Russians with the description of all Cossack names, as well as the history of Rus Minor, Kurland and Lithuania [Opisanie vsekh v Rossijskom gosudarstve obitayushchih narodov, takzhe ih zhitejskih obryadov, ver, obyknovenij, zhilishch, odezhd i prochih dostopamyatnostej. Ch. 4. O narodah mongol’skih, ob armyanah, gruzinah, indijcah, polyakah i vladychestvuyushchih rossiyanah s opisaniem vsekh imenovanij kazakov, takzhe istoriya o Maloj Rossii i kupno o Kurlyandii i Litve]. Saint-Petersburg: Imperial Academy of Sciences, 1799. (In Russ.).
  • Mayskiy IM. Modern Mongolia: Report of the Mongolian Expedition Equipped by the Irkutsk Office of the all-Russian Central Union of Consumer Societies “Centrosoyuz” [Sovremennaya Mongoliya: otchet Mongol’skoj ekspedicii, snaryazhennoj Irkutskoj Kontoroj Vserossijskogo Central’nogo Soyuza Potrebitel’nyh Obshchestv “Centrosoyuz”]. Irkutsk, 1921. (In Russ.).
  • Abu Ali ibn Sina (Avicenna). The Canon of Medicine [Kanon vrachebnoĭ nauki]. Book I. Tashkent: Fan, 1981. (In Russ.).
  • Abu Ali ibn Sina (Avicenna). The Canon of Medicine [Kanon vrachebnoj nauki]. Book 2. Tashkent: Fan, 1982. (In Russ.).
  • Lane G. Daily life in the Mongol Empire. Westport; London: Greenwood Press, 2006.
  • Jackson R. Waters and Spas in the Classical World. Medical History. Supplement № 10. 1990: 1–13.
  • Paige C. J., Soulliere Harrison L. Out of the Vapors: a Social and Architectural of Bathhouse Row / https://babel.hathitrust.org/cgi/pt?id=umn.31951p00953238a&view=1up&seq=8 [date of request: 10.07.2020].
  • Le Goff Zh., Tryuon N. Body History in the Middle Ages [Istoriya tela v srednie veka]. Transl. from French by E.Lebedevoĭ. M.: Tekst, 2008. (In Russ.).
  • Brusilovski I.A., Miloslavski V.N. Saki. Study on Local History [Saki. Kraevedcheskiĭ ocherk]. Simferopol, 1967. (In Russ.).

Views

Abstract - 37

PDF (Russian) - 32

PlumX


Copyright (c) 2020 Abzalov L.F.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.