THE ROLE OF THE MIGRATION FACTOR IN THE FORMATION OF RURAL COMMUNITIES OF MEDIEVAL DAGHESTAN (ON THE EXAMPLE OF THE SETTLEMENT OF EMELTA)

Cover Page

Abstract


The paper is devoted to the study of the processes of integration of large rural communities in the Andi Koisu (Andi-Or) valley in the 15th-16th centuries. Also considerable attention is paid to migration from this valley to foothill Daghestan in the 16th century. Based on written sources, epigraphics and oral traditions, an attempt is made to reconstruct these historical processes. This analysis is based, mainly, on the example of the abandoned in the 16th century settlement Emelta, located in the south of the Gumbet district of Daghestan. The authors found a number of epigraphic monuments allowing more accurate dating of these processes. Epitaphs also allow to enrich understanding of the medieval anthroponomy of the Avars. A number of names have been identified, the existence of which has not been known until now. In Arabic epigraphy, Christian names were also revealed, in particular, Gusan. The authors also tried to give a general description of the toponymy of the investigated area. The use of a wide range of sources allowed to conduct the study, the results of which outline general features of migration processes and clarify not only the reasons, but also the consequences of them. As a result of the crisis and the gradual collapse of the medieval state of Sarir, mountainous Daghestan in the 14th-15th centuries was prone to internecine strife. This circumstance made economically successful small settlements inhabited by single related groups, unable to repel attacks of neighboring large communities or feudal bodies. As a result, a part of them disappeared without a trace together with residents who were the victims of epidemics or devastative attacks, but most were resettled in old or newly emerged large rural communities.


История горного Дагестана XIII-XIV вв. (синойкизм), обусловленный рядом социально-экономических факторов. Об этом знайте многолетний подъемный археологический материал, наличие и поныне вблизи большинства современных сел развалин заброшенных поселений, собственно легенды и предания об их объединении в одно целое. Дагестанские этнографы хорошо осветили процессы синойкизма, его причины и последствия и датировали этот процесс XIII-XIV в. на основании археологических данных с покинутых поселений. На наш взгляд, датировка этих процессов несколько смещена в сторону удревнения. Следует учесть, что Сарир, как централизованное государство распалось на рубеже XIII-XIV вв. Как следствие, в конце XIV в. начался процесс дестабилизации, коснувшийся многих мелких населенных пунктов, которые из-за необходимости обеспечивают безопасность своего существования, были объединены в крупные поселения, расположенные в укрепленных местах. Таким образом, эффективная для хозяйственной деятельности система хуторского расселения подверглась серьезному кризису из-за отсутствия сильной централизованной власти. Это привело к началу складывания крупных объектов. В частности, во второй половине XIV в. произошедшее формирование наиболее крупных поселений Андалала. Удовлетворительное показать, что сооружение в 1365 г. христианская церковь стала датой формирования новой крупной и влиятельной общины Ругуджа в том же регионе [9, с. 36-45]. Однако, в этой статье мы хотели бы коснуться не только процесс синойкизма, но и исследовать процессы миграции в западной части горного Дагестана, на примера поселения Эмелта. Дагестанскими археологами в результате разведочного исследования было выявлено, что в 3 км к востоку от сел. Нижнее Инхо Гумбетовского района, на правой стороне р. Андийское Койсу (Анди-ор), в местечке Маардала (авар. - Магьардала), находится поселение Эмелта (авар. - ГИемелтIа). На месте поселения ныне расположена молочно-товарная ферма сел. Нижнее Инхо. Там же, рядом с поселением Эмелта находится могильник VIII-XIII вв. [1, с. 163]. Вместе с тем о существовании этого поселения было известно и из различных преданий и письменных хроник XVIII-XIX вв., Которые свидетельствовали о разрушении Эмелты в результате конфликта с населением окрестных сел. Главной жертва разрушения Эмелты местные предания сообщать конфликт с соседней общиной Нижнего Инхо, которая в результате постепенного сбора в свой состав жителей соседних тухумных поселений, составля выросла и окрепла. На начальном этапе в сел. Нижнее Инхо переселились жители поселений Гиликь, Рукъалиб, КитIилихъ, Кинисохъ [5, с. 93]. Населенный пункт Кинисох располагался над левым берегом Анди-ора в 1 км ниже по течению от сел. Нижнее Инхо. Там сохранились остатки башни (авар. - си), от которой произошло название селения (авар. - «у колыбели-башни»). Гиликь (от гел. - «ковш, люлька», который подвязывалась к канату для переправы через реку Анди-ор) был расположен напротив Кинисоха, на противоположном берегу Анди-ора. Сохранилась устная традиция о некоем соперничестве жителей двух селений и о том, что основные занятия жителей Гилитля было растениеводство, а жителей Кинисоха - животноводство. В дальнейшем у жителей Нижнего Инхо также, как и других окрестных поселений, возникла конфликтная ситуация с общиной эмелтинцев. Дело в том, что жители селений, расположенных на левом берегу реки Андийское Койсу (Анди-ор), имели связь с центром Аварского нуцальства - Хунзахом через земли эмелтинцев. Мост через реку располагался примерно там же, где и сейчас, а далее дорога проходила по берегу реки и мимо селения Эмелта. Эта дорога пользовалась дурной славой - на ней постоянно происходят ограбления путников и конфликты с эмелтинцами. Использовал недовольство окружающих селений, жителей Нижнего Инхо заручились их нейтралитетом (или пассивной помощью) и однажды, воспользовавшись отлучкой большинства мужчин, заняли Эмелту и вынудили жителей покинуть селение. Эмелтинцы вначале обосновались в сел. Тлох, а оттуда через год или два начали расселяться по различным селениям. Из-за временного пребывания в Тлохе, а также отсутствия уже 500 лет селения Эмелт, к настоящему времени в некоторых населенных пунктах потомков, которые были частично промежуточным положением в их вынужденных миграциях (об этом см. Ниже). В октябре 2016 г. мы побывали в местности Маардала, где располагалось поселение Эмелта. Оказывается, здесь сохранилось старое мусульманское кладбище площадью около 1 га, а в 200 метрах выше по склону от него находится одна огороженная металлическая сеткая могила с высокой известняковой надмогильной плитой. Очистив с помощью металлической щетки поверхности плиты, нам с трудом удалось прочитать эпитафию: «Смерть - истина, а жизнь - обман. Смерть - ворота, и все люди войдут в них. ГИатилав, сын ..., да простит Аллах их грехи ». «Смерть - истина, а жизнь - обман», «Смерть - истина, а жизнь - обман», «Смерть - истина, а жизнь - обман. Смерть - ворота и все люди войдут в них. Айшат [1], дочь ГИатилава, да простит Аллах их грехи ». Нагорожденный кладбище имелось несколько десятков каменных плит, однако эпитафии имелись лишь на двух: 1. «Покойный Умар, сын Чанта». 2. «Смерть - истина, а жизнь - обман. Это могила ХIаду, сына Чанта ». Анализ эпитафий приводит к выводу, что они входят мусульманам в первом-втором поколениях. Надписи сделаны с ошибками, сам арабский текст составлен с ошибками, а в большинстве случаев - не арабские. Изучение опыта схожих по содержанию, стилю и почерку эпитафий поселения Чолода [10, с. 113-124], датируемых концом XV-XVI вв., мы можем датировать эпитафии Эмелта XV в. После падения Эмелты жителей сел. Нижнее Инхо, согласно устной традиции, занять земли почти что обезлюдевшего после эпидемии населенного пункта Кверсахъ (авар. «У башни с рукой»?). Оставшиеся в живых жителей Кверсахъ переселились в сел. Игали, где до сих пор известен тухум, образованный уроженцами этого селения. Кверсахъ расположен в 10 км от сел. Нижнее Инхо [1, с. 163] и в 1,5 км от сел. Нижний Арадерих, ниже последнего по склону. В октябре 2016 г. мы посетили и это поселение. Ныне оно превращено в хутор жителей Нижнего Инхо, а от населенного пункта остались лишь развалины. На трех террасах расположены остатки кладбища, вокруг которого частично сохранились руины каменной ограды. В верхней части кладбища есть огороженное камнем место, известное среди старожилов как «могила шейха». Надмогильной плиты здесь мы не обнаружили. Чуть ниже по склону, на краю террасы, мы нашли две богато орнаментированные надмогильные плиты с эпитафиями, одна из которых, к счастью, оказалась с датой: 1. «Обладатель могилы // - Кусан [2], сын // Симтана // в год 960 »(начался 27.12.1552 г.). 2. «Обладатель камня // Абдаллах, сын Салмана // Из остальных надмогильных плит прочтению поддавались только две: 3.« Смерть // - истина, а жизнь // - обман. // Это могила Исима, // сына Чибилчи ». 4. «Смерть - истина, // а жизнь - обман. // Обладатель этой // могилы Й-къ-хь-р, дочь // Хирача ». Итак, оставшиеся предания и текст хроники «Тарих Аргвани», составленная в XVIII в., Вывод, что эмелтинцы являлись воинственной общиной, ее окружающими поселениями Тлох [3] и Нижнее Инхо обвиняли в хищении их имущества и убийстве их общинников, отправлявшихся на хунзахский базар. Жителям Нижнего Инго удалось занять селение и разрушить его в тот момент, когда большинство его жителей отсутствовали в Эмелта (в предании говорится об олене, за которым погнались эмелтинцы, оставив свое селение без хорошей защиты). Им было выдвинуто условие, согласно которому они оставляли свои земли и со скотом и прочим имуществом должны были покинуть родное селение. В результате, эмелтинцы, поселившиеся на год или два в Тлохе, постепенно рассеялись по разным населенным пунктам. Известно, что часть их основала новое поселение Гадари (ныне в Гумбетовском районе), расположенное ниже по течению реки Анди-ор. П.И. Тахнаева, анализируя текст местной хроники «Тарих Аргвани», составленная в середине XVIII в., Пришла к выводу, что разорение сел. Эмелта и переселение оттуда 3 патронимий в Гадари, произошло в 900 г. х. (начался 10.10.1494 г.) [8, с. 33]. Согласно данным историческому сочинению, аварский нуцал Суракат «уничтожил селение Имилта» с помощью жителей сел. Инхо и Тлох, а вслед за тем следует изложение событий, которые датируются в хронике 900 г.х. [8, с. 21]. Если у вас есть что-то такое, то я не знаю, как это сделать. Эмелта ничего не угрожало. Таким образом, очевидно, что включение этого правителя в сюжет - явный анахронизм. Также не подтверждаются данными хроники о том, что жители сел. Эмелта были полностью уничтожены, за исключением семьи трех братьев - Мусы, Ибрахима и Хаджи, сыновей Фирали [8, с. 33]. При критическом анализе выясняется несоответствие действительности и абзаца из «Тарих Аргвани» о происхождении всех жителей сел. Гадари от этих трех семей и о том, что земля, на которой основано данное селение, была выделена аргванинским правителем. Очевидно, что все эти искажения исторической действительности были призваны служить легитимизации некоторых выплат гадаринцев мечети сел. Аргвани, которых последним каким-то образом добились. К схожему выводу в ходе анализа данного источника пришла и П.И. Тахнаева [8, с. 34]. Итак, в самом начале XVI в., Вероятно в 1503-1504 г. Эмелта была разрушена, а часть уцелевших ее жителей основала новое поселение Гадари. Сел. Гадари, по местным преданиям, первоначально находилось ближе к сел. Чирката, в местности Росдал щоб (авар. - «сельский хребет»). Именно здесь, первоначально обосновались эмелтинцы, характер построенных над населением пунктов на месте его нынешнего расположения. Краевед М. Расулов, основываясь на преданиях, пишет об основании Гадари приблизительно в 1500 г. три больших семьими во главе с неким эмелтинцем по имени Букъулав [6, с. 351]. Для уточнения датировки разорения сел. Эмелта интересны сведения исторической хроники, составленной в XIX в. и названной Т.М. Айтберовым «Историей Нахбака» о том, что сел. Чиркей (авар. ЧIикIаб [4]) основано в 911 г.х. (начался 13.06.1505 г.), в его обоснованном долевом участии немало семей из Эмелты [3, с. 73]. На наш взгляд, большая часть эмелтинцев обосновалась именно в Чиркее, образовав один из 6 тухумов этого крупного селения. По записанному в XIX в. сочинение об основании Чиркея эмелтинцы прибыли туда почти одновременно, но вторыми после братьев Мусы и Хизри. Они, являясь выходцами из гидатлинского сел. Гента, переселились в Тлох, где жили около года, а затем в сел. Цебеашу (располагалось к западу от старого Чиркея), откуда уже спустились в долину Сулака, где заняли под поселение лесную поляну. Более того, согласно архивному документу от 1830 г., тухум Парахатилал, образованный гентинцами, были известны тогда, как происходящий из «деревни Тлох» [7, ​​л. 13об]. Из сел. Эмелта в Чиркее поселились следующие семьи. Один из первых к братьям Мусе и Хизри подселился УругIали с семьей. К нему присоединились роды Чорхъаби, МахIил Церехъаби, МагIалилал и Мирзалал. Частично эмелтинским считается род, произошедший от некоего Жанмирзы, переселившегося вроде бы из сел. Арадерих. Однако наибольшая известность приобрела эмелтинец Кудияв Бори, поселившийся в Чиркее с 12 своими сыновьями. О том, что их переселение было в целом единовременно говорит и то, что, к примеру, Кудияв Бори был женат на сестре УругИали по имени Зухра, а их дочь вышла замуж за Жанмирзу из Арадериха [3, с. 73-74]. Это говорит о некоем родстве, существовавшем между эмелтинцами, решившими поселиться в Чиркее в самом начале XVI в. Помимо Чиркея, жители Эмелты участвовали и в основании другого аварского селения в обществе Саламеэр. Согласно преданиям, селение Гертма Казбековского района было основано неким Рагъул ГИали (авар. - «воинственный Али») с братом из селения ГИемелтIа. Авторы книги, посвячная повествование («ГИамилта», на их взгляд, располагалось на хунзахском плато) [2, с. 5], что говорит в пользу достоверности данного предания. Авторы книги также датируют основание Гертмы второй половиной XVIII в., Игнорируя выше документы. Эмелтинцы, судя по всему, являлись предками одного из наиболее крупных тухумов и других поселений в Саламеэре. В селении Инчха, согласно архивному документу от 1830г. наиболее влиятельной была семья Даци Кичахаева. Его генеалогическая схема, начинаясь от Даци, восходила к отцу - Качика, далее деду - Хаджи, прадеду - Рурахма и далее - Султан - Махама - Лабазан, предок, который переселился в селение Инчха «из деревни Тлох» [7, ​​с. 13об]. В четвертый по счету и один из самых древних поселений Саламеэра - Зубутли эмелтинцы также играют роль в общественной жизни. В XVI в. в сел. Зубутли образовался тухум Кьахъал (авар. - «тлохцы»), сыгравший ключевую роль в отражении попыток шамхалов захватить земли этой общины [4, с. 27-28]. В пятом сел. Саламеэра - Гуни, уроженцы Эмелты основали тухум с соответствующим названием гИемелтИисел (авар. - «эмелтинцы»). Часть из эмелтинцев ушла даже в Гидатль. В Ураде проживает кьибил ЗирибикИилал, входящий в тухум Картулал. По одному из преданий, они выходцы из разрушенного в 1503-1504 гг. поселения Эмелта, вынужденные поселиться на урадинском хуторе Баголъ. Оттуда они переселились в Ураду. Их дома традиционно располагались в квартале РосрагИада в нижней части Урады. Местный краевед, глава администрации сел. Нижнее Инхо Магомед Ибрагимов привел нас отрывок из плача одной эмелтинки, которая поселившись в Гидатле, оплакивала свою судьбу с ностальгией вспоминая о своей родине: ... Магьардала гьоролъ гьогьомарай дун Гьидерил бакъуца йухИулей йиго Билил пастИабахъа ручч бахъарай дун ГИанкИил тИамахцини тИезе щоларо. О связи Гидатля и Тлоха (в этом близлежащем с Эмметцентром поселений всех поселений всех эмантов, а в последующем переселились в других населенных пунктах) говорят еще два факта. Во-первых, непонятно на каком основании представители урадинских Чухби в 1886 г. Утверли, что якобы до имама Шамиля некоторые тлохцы им «платили повинности» [11, л. 1]. Во-вторых, как уже было выше, братья Муса и Хизри из Гидатля (сел. Гента), основавшие Чиркей, сначала обосновались в Тлохе и прожили там около года. Итак, мы видим, что в течение XVI в. в бассейнах реки Анди-ор происходило вокруг нового состояния расселения, которое характеризовалось более крупными формами населенных пунктов, сложившихся в результате сселения туда жителей более мелких поселений. В результате, часть жителей переселилась во вновь формируемые сельские общины, но некоторые общины, как например, Эмелта, полностью покинули традиционный ареал расселения и оказались рассеяны по различным населенным пунктам. В частности, эмелтинцы, оказались как минимум в 7 аварских селениях: Гадари, Гертме, Тлохе, Чиркее, Зубутли, Гуни, Ураде, из которых первые два основаны именно ими.

Shakhban Magomedovich Khapizov

ОО «Региональная национально-культурная автономия аварцев РД»

Author for correspondence.
Email: markozul@mail.ru

Russian Federation

Surkhay Magomedovich Galbatsev

Южно-Российского института управления РАНХиГС

Email: markozul@mail.ru

Russian Federation

  • Abakarov A.I., Davudov O.M. Archaeological map of Daghestan [Arheologicheskaya karta Dagestana]. Moscow, 1993. 325 р.
  • Abdulmuslimov A.M., Magomedsalihov H.G. Hertm: people, events, documents [Gertma: lyudi, sobytiya, dokumenty]. Makhachkala, 2017. 280 р.
  • Ajtberov T.M. To the history of the Avars of the Tersko-Sulak interfluve [K istorii avarcev Tersko-Sulakskogo mezhdurech'ya]. Makhachkala, 2015. 254 р.
  • Ataev H.A. Zubutli and Zubutli residents [Zubutli i zubutlincy]. Makhachkala, 2012. 536р.
  • Nurmuhamadova G.I. Inho va Inhval [Inkho va inkhval]. Makhachkala, 2012. P. 218 (in Avar lang.).
  • Rasulov M. Hoary with age Gumbet - my native land [Sedoj Gumbet - moj kraj rodnoj]. Makhachkala, 2001. 464 р.
  • The Russian State Military-historical Archive. F. 13454. Op. 5. D. 450 (Pedigree list) [Rodoslovnyj spisok]. b/d. P. 13ob.
  • Tahnaeva P.I. Argwani: the world of the past centuries [Argvani: mir ushedshih stoletij]. Moscow, 2012. 485 р.
  • Khapizov Sh.M. Rugudzhi inscription (on the spread of Christianity and Islam in Avaria) [Rugudzhinskaya nadpis' (o rasprostranenii hristianstva i islama v Avarii)]. Vestnik Dagestanskogo nauchnogo zentra = Herald of Daghestan Scientific Center. Makhachkala, 2015. Vol. № 56. Pp. 36-45.
  • Khapizov Sh.M., Shekhmagomedov M.G. Cemetery of the Choloda settlement as a source on the history and anthroponymy of the Mountain Avaria [Kladbishche poseleniya CHoloda, kak istochnik po istorii i antroponimii gornoj Avarii]. In. CAUCASO-CASPICA Research Papers from the Institute of the Autochtonous Peoples of the Caucasian. Caspian Region: Erevan, 2016. Pp.113-124.
  • The Central State Archive of the Republic of Daghestan. F. 90. Op. 2. D. 5 (Request of residents of Oroda village of the Gunibsky District on incomes in their favor) [Proshenie zhitelej sel. Oroda Gunibskogo okruga o dohodah v ih pol'zu]. 1886 g. P. 6.

Views

Abstract - 221

PDF (Russian) - 85

PlumX


Copyright (c) 2018 Khapizov S.M., Galbatsev S.M.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.