STUDY OF SEPARATE MOUND GROUP NO. 7 IN THE SOUTHERN SECTION OF THE PALASA-SYRT BURIAL MOUND OF THE 4th-5th cc

Cover Page

Abstract


This article covers the new materials from the Palasa-Syrt burial mound of the 4th-5th centuries, obtained in 2016 during the excavations of mound group No. 7 including seven mounds. The funeral rites of this group had traditional features. Seven burials out of ten were made in catacombs, and the chambers were located perpendicular to the entrance pit. Two burials were made in shaft-and-chamber graves. Under most mounds there was one burial, except two mounds (1560 and 1565), each of them had two graves - of an adult person and a child. All the burials, except for the two children’s (mound 1560, burial 2; mound 1565, burial 2), were robbed in ancient times, but among the preserved grave goods there are unique articles of women’s dresses (mound 1560, burial 1; mounds 1567, 1568); a man’s military set (mound 1559), objects linked with manifestations of religious beliefs (mound 1567), a collection of various ceramic vessels (mound 1560, burials 1,2; mound 1565, burial 2; mounds 1562; 1568). The burials date back to the last quarter of the 4th - the first half of the 5th cc.


В 2016 г. Паласа-сыртская археологическая экспедиция Института ИАЭ ДНЦ РАН продолжила исследование Паласа-сыртского курганного могильника IV-V вв., находящегося на возвышенности Паласа-сырт в долине р. Рубас, вблизи сс. Рубас и Коммуна Дербентского района РД. Изучалась обособленная курганная группа № 7, расположенная на южном участке могильника (правобережный массив возвышенности). Раскопки осуществлены при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда (проект № 16-01-18020е «Археологические исследования Паласа-сыртского курганного могильника IV-V вв.»). Раскопки обособленных курганных групп №№ 1-6 южного участка могильника были проведены в период 2009-2015 гг. также при финансовой поддержке РГНФ: проекты № 09-01-18014е; 10-01-18057е; 11-01-18080е; 12-01-18022е; 13-01-18017е; 14-01-18008е; 15-01-18027е [13, с. 90-107; 2, с. 101-120; 3, с. 130-159; 4, с. 36-80; 5, 143-189; 6, с. 71-86; 7, с. 130-185; 8, с. 110-162; 9, с. 122-172; 10, с. 105-141]. В работе Паласа-сыртской археологической экспедиции 2016 г. принимали участие: руководитель проекта РГНФ, в.н.с. отдела археологии ИИАЭ ДНЦ РАН, д.и.н. Л.Б. Гмыря; исполнители проекта РГНФ - н.с. отдела археологии ИИАЭ В.А. Саидов, ст. лаборанты отдела охранных раскопок ИИАЭ А.М. Абдулаев и Ю.А. Магомедов, аспиранты отдела археологии ИИАЭ, а также ст.н.с. лаборатории геологии и гидрологии Института геологии ДНЦ РАН, к. географ. наук И.А. Идрисов. Действенная помощь в организации работы экспедиции и быта ее сотрудников оказана директором СШ с. Рубас Г.Д. Байрамбеговым. Курганная группа № 7 входила в состав крупного массива могильника, расположенного вдоль восточного края правобережного участка Паласа-сыртской возвышенности. Она находилась южнее обособленной курганной группы № 6, исследованной в 2015 г. [10, с. 105-114, рис. 1-11]. Обе группы захоронений отделены пологой ложбиной, вытянутой с запада на восток. Курганная группа № 7 включала 11 курганов (кк. 1558-1568) [Рис. 1]. Она занимала обширный участок могильного поля протяженностью с севера на юг на 150 м и с востока на запад - 76 м (11400 кв.м). Большая часть курганов (кк. 1558-1564) находилась на восточном участке могильного поля протяженностью с севера на юг 90 м и с востока на запад 40 м. Три кургана (кк. 1565-1567) занимали северный участок могильного поля, еще один курган (к. 1568) находился на западном участке, на значительном удалении от восточной и северной групп курганов (соответственно на 28 м и 44 м). Участок могильного поля курганной группы № 7 был ограничен с северо-востока восточной кромкой возвышенности Паласа-сырт. Вдоль нее и были произведены захоронения в курганах №№ 1558-1564. Три других кургана (кк. 1565-1567) находились на южном склоне пологой ложбины, отделявшей курганные группы 6 и 7. С запада от курганной группы № 7 проходит грунтовая дорога, проложенная вдоль трасс нефте- и газопроводов [Рис. 1]. В 2016 г. в курганной группе № 7 были исследованы 7 курганов (кк. 1559-1563, 1565, 1567, 1568). Четыре кургана не раскапывались (кк. 1558, 1563, 1564, 1566). Два из них (кк. 1558 и 1563) не имели внешних повреждений. Их параметры были крупными, что не характерно для основной массы захоронений IV-V вв. [1, с. 155]. У кургана 1558 при диаметре 15 м падение северной полы составляло 1,36 м, южной - 0,98; у кургана 1563 при диаметре 13 м - соответственно 0,94 м и 0,71м. Судя по параметрам, курганы 1558 и 1563 содержали захоронения эпохи бронзы. Крупные курганы этого периода расположены цепочкой вдоль восточной кромки возвышенности Паласа-сырт. Один из них был исследован в 2009 г. [14, с. 283-299]. Курганы 1564 и 1566, также не исследованные в 2016 г., имели большие параметры, но в отличие от курганов эпохи бронзы были повреждены раскопками. В центре этих курганов имелись глубокие оплывшие выемки линзовидной формы, свидетельствующие об их раскопках методом колодца. Курган 1564 имел выемку диаметром 5,6 м, глубиной 0,81 м; у кургана 1566 выемка была диаметром 6,7 м, глубиной 0,65 м. Высота склонов курганов по внешней кромке выемок была неодинаковой, что свидетельствует о выбросе грунта при раскопках центральной части насыпей на их склоны, что увеличило как диаметр курганов, так и высоту сохранившихся участков курганов. У кургана 1564 при диаметре по направлению восток-запад 18 м высота западной полы составляла 1,4 м, восточной - 1,18 м. У кургана 1566 при диаметре по тому же направлению в 13 м высота западной полы составляла 0,67 м, восточной - 1,11 м. Курганы с линзовидными выемками, входящие в курганную группу № 7, видимо, были исследованы Н.О. Цилоссани в 1880 г. На плане исследованных им курганов на возвышенности Паласа-сырт по координатам курганов 1564 и 1566 (северная широта 41051′) и топографии местности южного участка Паласа-сыртского могильника относятся два кургана - соответственно №№ 85 (5-ц) и 86 (6-ц) [1, с. 132-133; 16]. По данным Н.О. Цилоссани, курган 5 имел следующие параметры: высота 0,9 м, диаметр 8,5 м, диаметр колодца 4,27 м; курган 6: высота 0,31 м, диаметр 8,5 м, диаметр колодца 2,8 м [1, с. 132-133]. Современные показатели параметров курганов 1564 и 1566, соотносимых нами с курганами 5 и 6 из раскопок Н.О. Цилоссани, более крупные, что, как указывалось, обусловлено увеличением высоты и диаметра курганов за счет грунта, удаленного из раскопа в центральной части кургана. По данным Н.О. Цилоссани, в одном кургане - к. 85 (5-ц) - находилось нарушенное погребение в Т-образной катакомбе, в другом - к. 86 (6-ц) - безынвентарное погребение мужчины в подбое [1, с. 133]. Маркёром курганной группы № 7 служил наиболее крупный курган 1558, расположенный на восточной кромке возвышенности и занимавший крайне южное положение на участке могильного поля [Рис. 1]. Четыре исследованных в 2016 г. кургана времени Великого переселения народов группы № 7 располагались вблизи этого кургана, к северу от него (кк. 1559-1562). Планиграфически курганы группы № 7 располагались на участке тремя рядами, ориентированными с севера на юг*[*План курганной группы № 7 снят Л.Б. Гмырей, В.И. Саидовым и Ю.А. Магомедовым; чертежи курганных насыпей выполнены Л.Б. Гмырей и В.И. Саидовым; чертежи погребений сделаны А.М. Абдулаевым и К.Б. Шаушевым; электронная версия чертежей погребений подготовлена А.М. Абдулаевым и Ю.А. Магомедовым; иллюстрации к статье подготовлены Л.Б. Гмырей и Ю.А. Магомедовым]. Первый ряд погребений включал четыре кургана (кк. 1559-1561, 1565). Они располагались цепочкой вдоль восточной кромки возвышенности Паласа-сырт. К кургану-маркёру (к. 1558) наиболее близко был расположен курган 1559, расстояние между ними было 14 м. К северу от кургана 1559 на расстоянии 13 м находился курган 1560, в 10 м от него, также к северу располагался курган 1561. Крайнее северное положение в первом ряду захоронений занимал курган 1565, он был удален от кургана 1561 на 38 м [Рис. 1]. Второй ряд захоронений включал четыре кургана - к. 1562 (раскопки 2016 г.), к. 1563 (эпоха бронзы) и кк. 1564, 1566 (раскопки 1880 г.). Курганы второго ряда располагались вблизи курганов первого ряда, соответственно: 18,6 м; 10 м; 17 м; 10,6 м. Третий ряд захоронений включал два кургана (кк. 1567, 1568). Расстояние между курганами этого ряда составляло 44 м. Курган 1568 располагался от кургана 1564 второго ряда захоронений на расстоянии 28 м; курган 1567 находился от кургана 1566 второго ряда захоронений на расстоянии 19 м [Рис. 1]. В состав раскопанных в 2016 г. курганов входило четыре относительно крупных кургана, три из них (кк. 1565, 1562, 1567) имели одинаковые параметры (выс. 0,65 м, диам. 11 м), один курган (к. 1559) при высоте 0,7 м имел небольшой диаметр - 9 м. Еще два кургана (кк. 1568, 1561) были малого размера (соответственно: выс. 0,28 м, диам. 9 м; выс. 0,35 м, диам. 8,5 м) и один (к. 1560) - среднего размера (выс. 0,55 м; диам. 10 м). Большая часть захоронений курганной группы № 7 была произведена под насыпями крупного и среднего размера (5 погребений). В семи исследованных курганах находилось 9 захоронений - в пяти было по одному захоронению (кк. 1559, 1561, 1562, 1567, 1568), в двух - по два захоронения (кк. 1560, 1565), причем одно из них было захоронением ребенка [Рис. 2-5]. Погребальные сооружения представлены в группе №7 двумя типами - катакомбами с поперечным расположением к длинной оси входной ямы погребальной камеры (кк. 1559, 1560-п.1, 1561, 1562, 1565-п. 1 и 2, 1567) [Рис. 2, 4, 5] и подбоями (кк. 1560-п.2, 1568) [Рис. 3]. Среди катакомбных погребальных сооружений выделяются две разновидности - катакомбы Т-образной формы, у которых длинные оси камер и входных ям пересекаются под углом 900 (кк. 1560-п.1, 1565-п.2, 1567) [Рис. 2, 5], и катакомбы с угловым расположением погребальной камеры относительно входной ямы (кк. 1559, 1561, 1562, 1565-п.1) [Рис. 4]. Среди угловых катакомб имелись варианты, у которых угол отклонения длинной оси камеры от направления север-юг к востоку был менее 450 - курганы 1559 (300) и 1561 (200) и более этого показателя - курганы 1562 (500) и 1565-п.1 (600). В кургане 1565 захоронение ребенка было совершенно в Т-образной катакомбе, взрослой особи - в угловой катакомбе [Рис. 4, 5]. В курганной группе № 7 большая часть захоронений была произведена в катакомбах (7 погребений). Входные ямы катакомб были ориентированы практически одинаково - по линии северо-северо-запад-юго-юго-восток (кк. 1560-п.1, 1562, 1565-п.2, 1567), северо-запад-юго-восток (кк. 1561, 1559) и север-юг (к. 1565-п.1). Погребальные камеры катакомб были ориентированы в основном по линии северо-восток-восток-юго-запад-запад (кк. 1560-п.1, 1565-п.2, 1567, 1565-п.1), но имелись, как отмечалось, и варианты - северо-восток-юго-запад (к. 1562) и северо-северо-восток-юго-юго-запад (кк. 1559, 1561). Подбойные погребальные сооружения имели разную ориентировку - одно из них (к. 1560-п.2) было направлено по линии северо-запад-запад-юго-восток-восток, другое (к. 1568) - по линии северо-восток-юго-запад. Параметры входных ям катакомб с захоронениями взрослых особей были объемными. Из пяти погребений в четырех длина входных ям была выдержана в пределах 2,0-2,5 м (кк. 1559, 1560-п.1, 1561, 1565). Длина входной ямы одного погребения (к. 1567) в отличие от них составляла 1,5м. Глубина входных ям катакомб с захоронениями взрослых особей превышала 1 м (1,24-1,76м). Наиболее объемной входная яма была в погребении 1 кургана 1565 (длина 2,5, глубина 1,76 м). Глубина входных ям катакомб Паласа-сыртского могильника обуславливалась уровнем расположения плотного грунта (в основном сцементированный суглинок), в котором сооружалась полая погребальная камера. Входные ямы катакомб с погребениями детей (кк. 1565-п.2 и 1562) были небольшими (соответственно 1,5×0,64 м и 1,6×0,66 м), но также глубокими (соответственно 1,67 м и 1,6 м). Погребальные камеры с погребениями взрослых особей были также объемными, как и входные ямы. Четыре из них (кк. 1559, 1560-п.1, 1561, 1565-п.1) имели длину в пределах 2,05-2,4 м, причем одинаковые показатели протяженности погребальных камер (2,4 м) имелись в двух случаях (кк. 1559 и 1565-п.1). В одном погребении (к. 1567) параметры погребальной камеры были также небольшими, как и входной ямы (длина 1,9 м). Одно детское погребение (к. 1567) при наличии небольшой по протяженности входной ямы было снабжено довольно обширной погребальной камерой (1,9×0,9 м). В другом случае (к. 1565-п.2) погребальная камера с захоронением подростка имела идентичные параметры с входной ямой (1,5 м). Подбойные могилы имели разные параметры. Погребение женщины (к. 1568) состояло из практически одинаковых по параметрам входной ямы и подбоя (соответственно 1,86×0,6 м и 1,83×0,52 м). В детском погребении (к. 1560-п.2) подбой был в 2 раза уже входной ямы (соответственно 0,68 м и 0,35 м) [Рис. 3]. Из семи катакомб в пяти из них имелись ступени во входных ямах, но разное количество - одна (кк. 1559, 1561, 1565-п.2), две (к. 1560-п.1), четыре (1565-п.1). В четырех случаях (кк. 1559, 1561, 1565-п.2, 1560-п.1) они были угловыми [Рис. 2] и располагались у юго-восточной торцевой стенки - в северном углу (кк. 1559, 1561, 1560-п.1) и южном углу (к. 1565-п.2). В погребении 1 кургана 1565 четыре ступени примыкали к юго-восточной торцевой стенке входной ямы [Рис. 4]. Заклады входов катакомб сохранились в шести погребениях (кк. 1559, 1560-п.1, 1561, 1562, 1565-п.1,2). Только в захоронении ребенка (к. 1565-п.2) заклад находился в нетронутом состоянии [Рис. 5], в остальных погребениях камни, составлявшие заклады входов катакомб, лежали в засыпи входных ям или стояли у продольных стенок [Рис. 2, 4]. Заклады составлялись каменными плитами среднего размера с добавлением мелких плиток. В качестве заклада использовались целые природные гальки, плитки из ракушечника, песчаника, а также сцементированные конгломераты из мелкой гальки, ракушек и песка. Вход в камеру с детским погребением (к. 1565-п.2) был перекрыт четырмя галечными камнями - одним крупным (45×37 см) в центре и тремя мелкими по бокам. Заклад входа в камеру погребения 1 кургана 1565 состоял из трех каменных плит. Крупная из них (песчаник) размером 71×47×18 см стояла у входа в камеру с опорой на западную продольную стенку входной ямы, две другие, более мелкие (26×40×10 см;24×20×8 см), лежали перед входом плашмя [Рис. 4]. Закладной камень (галечный конгломерат) погребения кургана 1562 имел круглую форму (размеры 49×54 см), он стоял у северо-восточной продольной стенки входной ямы [Рис. 2]. В погребении 1 кургана 1560 каменная плита (90×47 см) стояла у юго-западной продольной стенки входной ямы. Заклад входа погребальной камеры кургана 1559 включал 10 каменных плиток из природных камней (галечник, песчаник, известковый плетняк), наиболее крупные из них имели размеры 34×15 см; 50×45 см. Камни лежали грудой во входной яме перед входом в камеру. В трех погребениях сохранились остатки глиняной замазки, которой перекрывались щели между камнями закладов (кк. 1565-п.1,2; 1559). Наибольшее количество обмазки сохранилось в погребении кургана 1559 - 29 крупных кусков, лежавших перед входным отверстием. Вход в камеру у большинства катакомб курганной группы № 7 находился в северо-западных торцевых стенках входных ям - в четырех погребениях в северо-северо-западных (кк. 1560-п.1, 1565-п.2, 1562, 1567), в двух - в северо-западных (кк. 1559, 1561). В одном, входная яма которого была ориентирована по линии север-юг, входное отверстие в камеру находилось в северной стенке (к. 1565-п.1). Форма входов сохранилась практически во всех катакомбных погребениях. Они имели разную конфигурацию - овальную (кк. 1567, 1561), четырехугольную (кк. 1565-п.1,2), стрельчатую (к. 1560-п.1), сферическую (к. 1562). В основном входы в погребальную камеру были невысокие (0,34-0,49 м). В двух погребениях - около 1,0 м (кк. 1567, 1562). Во всех случаях высота и ширина входа были примерно одинаковые. В погребении кургана 1559 вход был разрушен грабителями, как и значительная часть торцевой стенки входной ямы, где он находился. При сохранившейся высоте 1,45 м, первоначально вход имел, видимо, высоту 0,5 м, судя по форме его нижнего участка. Погребальные камеры катакомб с захоронениями взрослых особей, как отмечалось, были в основном большеобъемными. Камеры четырех погребений (кк. 1559, 1560-п.1, 1561, 1565-п.2) по длине были более двух метров (соответственно 2,4 м; 2,1 м; 2,05 м; 2,4 м), у одного (к. 1567) - около двух метров (1,9 м). Погребальная камера с захоронением ребенка (к. 1565-п.2) имела небольшую протяженность (1,5 м). Выпадает из общей тенденции детское погребение в кургане 1562 с параметрами погребальной камеры 2,25×1,25 м. Но, возможно, это погребение первоначально было парным, о чем свидетельствует и сохранившийся инвентарь (железный нож длиной около 10 см при наличии миниатюрного керамического горшочка высотой 7,3 см). Как отмечалось, погребальные камеры шести катакомб из семи были сооружены ниже уровня дна входных ям, с которыми соединялись уступами. Наибольшая высота уступа (0,32 м) была в одном погребении (к. 1565-п.2), в пяти других (кк. 1559, 1560-п.1, 1565-п.1, 1561, 1562) высота уступов находилась в пределах 0,09-0,17 м [Рис. 2, 4, 5]. Одно погребение (к. 1567) не имело уступа между входной ямой и погребальной камерой. Расположение погребальных камер катакомб относительно входных ям было одинаковым. Все они примыкали к северо-западной торцевой стенке входной ямы, в трех случаях - под углом в 900 (кк. 1560-п.1; 1565-п.2, 1567). Длинные оси камер катакомб с угловым расположением относительно входных ям (кк. 1559, 1561, 1562, 1565-п.1) были отклонены к востоку от длинных осей входных ям в пределах 60-730. Ориентировка погребальных камер катакомб была примерно одинаковой - длинная ось камер была сдвинута относительно направления север-юг к востоку. Наибольшее отклонение было у четырех камер (кк. 1560-п.1; 1565-п. 1,2, 1567) с ориентировкой северо-восток-восток-юго-запад-запад. Еще у трех камер она находилась в пределах северо-северо-восток-юго-юго-запад (кк. 1559, 1561) или северо-восток-юго-запад (к. 1562). Как отмечалось, в курганной группе № 7 два погребения были совершены в подбойных могилах (кк. 1560-п.2, 1568). В кургане 1560 находилось два индивидуальных погребения - ребенка в подбое (п.2) и женщины в катакомбе (п.1) [Рис. 2, 3]. В кургане 1568 в подбойной могиле находилось индивидуальное захоронение женщины. Размеры входных ям подбойных могил были идентичны размерам их погребальных камер (к. 1560-п.2: входная яма - 1,15×0,68 м; камера - 1,17×0,35 м; к. 1568: входная яма - 1,86×0,6 м; камера - 1,83×0,52 м). Обращает внимание чрезмерная узость подбойной погребальной камеры кургана 1560 с захоронением ребенка (0,35 м). В обоих подбоях (к. 1560-п.2, 1568) входные ямы соединялись с погребальными камерами уступами (соответственно 0,1 м и 0,32 м). Ориентировка подбоев в этих погребениях была различной (соответственно: северо-запад-запад-юго-восток-восток и северо-восток- юго-запад), т.е. у одного (к. 1560-п.2) длинные оси входной ямы и подбоя были отклонены от направления север-юг к западу, у другого (к. 1568) наоборот - к востоку. В курганной группе № 7 были произведены захоронения 9 человек, шесть из них были взрослыми особями, остальные детьми разного возраста. В трех погребениях были захоронены женщины (кк. 1560-п.1, 1567, 1568), в трех других - мужчины (кк. 1559, 1561, 1565-п.1), в остальных - дети. Положение погребенных в погребальной камере уверенно определяется почти для всех, несмотря на значительную нарушенность костных останков грабителями (часть скелетов взрослых погребённых находилась в анатомическом порядке). Все погребенные были захоронены в вытянутом положении, большинство из них ориентированы в южном направлении - к юго-юго-западу (кк. 1559, 1561), юго-западу-западу (кк. 1560-п.1, 1565-п.1,2), юго-западу (кк. 1562, 1568) и юго-юго-востоку (к. 1567). Преобладающей в курганной группе № 7 была юго-западная ориентировка погребенных, в том числе с отклонениями к югу и западу (7 погребенных) [Рис. 2, 4, 5]. Один ребенок из подбойной могилы (к. 1560-п.2) имел северную ориентировку (северо-запад-запад). Погребение не было потревожено, череп имел следы искусственной деформации [Рис. 3]. Инвентарь сохранился в шести погребениях. Он представлен: 1) керамическими сосудами (кк. 1568, 1560-п.1-2, 1562, 1565-п.2) [11, рис. 1,6; 2, 1-2; 3,4,6]; 2) железными поясными пряжками разной формы (кк. 1568, 1567, 1559, 1560-п.1) [11, рис. 1,5; 3,3; 12, рис. 2,9]; 3) фрагментами двусоставных височных привесок узколенточной формы с фигурным концом (кк. 1568, 1567, 1560-п.1), выполненных из цветных металлов, некоторые экземпляры в сочетании с железом [11, рис. 1,3; 3,1-2]; 4) проволочными серьгами петлевидной формы (к. 1560-п.1) [11, рис. 1,1-2]; 5) железными ножами (кк. 1559, 1562) [11, рис. 3,5; 12; рис. 2,10], один из них находился в деревянных ножнах, обтянутых кожей (к. 1559) [12, рис. 2,11]; 6) кремневым кресалом (к. 1559); 7) фигурками из мела геометрической формы (к. 1567). Из бус сохранился один экз. бисеринки (к. 1567). Вещевые комплексы погребений курганной группы № 7 включают изделия, характерные для Паласа-сыртского могильника, - красноангобированный кувшин с цилиндрической горловиной, проволочные серьги петлевидной формы, двусоставные височные привески узколенточной формы с фигурным расширением на конце, железные пряжки, фигурки мела геометрической формы. Основные показатели инвентаря позволяют предварительно датировать исследованные погребения курганной группы № 7 последней четвертью IV - первой пол. V в. Учитывая характер погребальных комплексов курганной группы № 7 и факт практически полной ограбленности захоронений, можно заключить, что исследованный участок могильного поля принадлежал высокоранжированной социальной (семейной) группе сообщества кочевых племен данного региона, обитавших на плато Паласа-сырт в эпоху Великого переселения народов. Предварительные заключения по материалам раскопок курганных групп № 6 (2015 г.) и № 7 (2016 г.) Как отмечалось, курганные группы №№ 6 и 7 Паласа-сыртского могильника находились в непосредственной близости друг от друга. Территории могильного поля, занимаемые этими группами погребений, разграничивались пологой лощиной, имеющей широтное направление. Курганная группа № 7 занимала участок, примыкающий к южному склону лощины, курганная группа №6 - к северному склону лощины. Можно было предположить, что основные этнокультурные показатели обеих обособленных групп погребений будут схожими. Конечно, значительное ограблеие погребений этих групп вносит свои коррективы в показатели, касающиеся этнокультурных характеристик, но влияние этого фактора главным образом сказалось на составе инвентаря. Такие показатели обеих групп, как тип планиграфии захоронений, ведущая форма погребальных сооружений, ориентировка входных ям и погребальных камер катакомб, размер погребальных камер, ориентировка погребенных в могилах, практически полностью совпадают. Планиграфия могил на участках у обеих групп - линейная, включающая три ряда, ориентированных по восточной кромке возвышенности Паласа-сырт. Более четкое формирование рядов погребений фиксируется в группе № 6 [10, рис. 1]. Ведущая форма погребальных сооружений в обеих группах - катакомба, но если в группе №6 она является единообразной [10, рис. 2-7,9], то в группе № 7 процент ее использования составляет 77,7%. В группе № 7 наличествуют и погребения в подбоях. Виды катакомбных погребальных сооружений в обеих группах также несколько разнятся. При использовании одинаковых видов (Т-образные и угловые катакомбы) в обеих группах, в группе № 6 практиковались захоронения и в Г-образных катакомбах (37,5%) [10, рис.2,6,7,9,10]. Ориентировка входных ям катакомб в обеих группах выдержана в пределах сектора северо-запад-юго-восток с отклонениями к востоку или западу, как и ориентировка погребальных камер в пределах сектора северо-восток-юго-запад. Во входных ямах катакомб обеих групп имеются угловые ступени, но в курганной группе №6 их применение исчисляется 37,5%, в курганной группе № 7 - 71,4%. Среди погребальных камер катакомб обеих групп имеются объемные сооружения, превышающие показатели двух метров. Но в курганной группе № 6 имеется только одно такое погребение, а в группе № 7 таких погребений 57,1% (четыре погребения из семи). Ориентировка погребенных, захороненных в катакомбах, в обеих группах одинаковая юго-западная с небольшими отклонениями. Диссонансом обеих групп погребений выступает захоронение ребенка в подбойной могиле группы № 7 (к. 1560-п.2), в которой входная яма ориентирована идентично входным ямам катакомб (северо-запад-запад-юго-восток-восток), как и сам подбой. Ребенок же был ориентирован в северо-западный сектор. В то же время погребенная в другом подбое женщина (к. 1568) была ориентирована в юго-западный сектор, т.к. погребальное сооружение было ориентировано идентично камерам катакомб. Чем была вызвана необходимость иной ориентировки умершего ребенка, нежели основной группы захороненных на участке курганной группы № 7, пока определить трудно. Что касается инвентаря обеих групп погребений, то общим для них является наличие керамики и металлических пряжек. Но сравнить керамические наборы не представляется возможным, т.к. их наличие в инвентаре разное (в курганной группе № 6 сохранился один целый сосуд [10, рис. 11; 15, рис. 1], в курганной группе № 7 - пять целых сосудов) [11, рис. 1,6; 2,1-2; 3,4,6]. То же относится и к пряжкам. В курганной группе № 6 представлено два экземпляра пряжек [10, рис. 2,4; 5,3], в курганной группе № 7 - четыре пряжки [11, рис. 1,5; 3,3; 12, рис. 2,9]. Форма их разная, причем в курганной группе № 6 пряжки имели четко выраженные хронологические показатели. Обращает на себя внимание, что все экземпляры пряжек курганной группы № 7 выполнены из железа, тогда как в группе № 6 - из цветных металлов. Отличие в составе инвентаря обеих групп погребений состоит в большем разнообразии его видов в курганной группе № 7. В инвентаре трех погребений имелись фрагменты височных привесок специфической формы [11, рис. 1,3; 3,1-2], в одном - проволочные серьги петлевидной формы [11, рис. 1,1-2], что не представлено в курганной группе № 6. В курганной группе № 7 в отличие от курганной группы № 6 имелись также ножи (два погребения) [11, рис. 3,5; 12, рис. 2,10], геометрические фигурки мела (одно погребение), кремневое кресало штыревидной формы с прокаленным концом (одно погребение) [12, рис. 2,11]. Но в инвентаре курганной группы № 7 практически не сохранилось наборов бус (обнаружена одна бисеринка), в то время как в курганной группе № 6 бусы и подвески имелись в двух погребениях [12, рис. 2,11]. Если признать социальный характер формирования обособленных групп захоронений, а у большинства из них - семейный (мужчины и женщины разных возрастов и дети), то требуют детального анализа факты разнохарактерности погребального инвентаря как в пределах отдельной группы, так и расположенных рядом групп. Возможно, значимость стандартизации в материальной культуре кочевых сообществ Прикаспийского Дагестана была менее важной, нежели традиции духовной культуры.

L B Gmyrya

Institute of History, Archaeology and Ethnography, Dagestan Scientific Center, RAS

Author for correspondence.
Email: lgmyrya@mail.ru
Makhachkala

  • Gmyrya L.B. Pre-Caspian Dagestan in the epoch of the Great migration. Burials. Makhachkala, 1993: 367.
  • Gmyrya L.B. Study of a separate burial mound group of the southern section of the Palasa-Syrt burial ground of the IV-Vth cent. in 2010. // Herald of the Institute of History, Archeology and Ethnography DSC RAS. 2011. № 1 (25): 101-120.
  • Gmyrya L.B. Study of a separate burial group No. 2 in the southern section of the Palasa-Syrt burial ground of the IV-Vth cent. // Herald of the Institute of History, Archeology and Ethnography DSC RAS. 2011. № 3 (27): 130-159.
  • Gmyrya L.B. The Palasa-Syrt burial mound in the IV-VI cent.: 130 years of researching // Herald of the Institute of history, archeology and ethnography DSC RAS. 2011. № 4: 36-80.
  • Gmyrya L.B. Study of a separate burial group No. 3 in the southern section of the Palasa-Syrt burial ground of the IV-Vth cent. // Herald of the Institute of History, Archeology and Ethnography DSC RAS. 2011. № 3 (31): 143-189.
  • Gmyrya L.B. The Palasa-Syrt burial mound of the IV-V cent.: results, problems and prospects of the research // Herald of the Russian humanitarian scientific fund. 2012b. № 2. P. 71-86.
  • Gmyrya L.B. Study of a separate burial group No. 4 in the southern section of the Palasa-Syrt burial ground of the IV-Vth cent. // Herald of the Institute of History, Archeology and Ethnography DSC RAS. 2013. No. 4 (36): 130-185.
  • Gmyrya L.B. The Palasa-Syrt burial mound near the Derbent pass (the end of the IV – the first half of the V cent.) // The Hun forum. Problems of the origin and identification of the Eurasian Huns’ culture. Chelyabinsk, 2013: 110-153.
  • Gmyrya L.B. Study of a separate burial group No. 5 in the southern section of the Palasa-Syrt burial ground of the IV-Vth centuries. // Herald of the Institute of History, Archeology and Ethnography DSC RAS. 2014. № 4: 122-172.
  • Gmyrya L.B. Study of a separate burial group No. 6 in the southern section of the Palasa-Syrt burial ground of the IV-Vth cent. // Herald of the Institute of History, Archeology and Ethnography DSC RAS. 2015. № 4 (40): 105-141.
  • Magomedov U.M., Gmyrya L.B. Ceramics of the isolated burial mound group No. 7 of the Palasa-Syrt burial ground of the IV-V cent. // Herald of the Institute of History, Archeology and Ethnography DSC RAS. 2016. № 4 (48): 87-98.
  • Saidov V.A., Gmyrya L.B., Burial of a warrior in the mound group No. 7 of the Palasa-Syrt burial ground of the IV-Vth cent. // Herald of the Institute of History, Archeology and Ethnography DSC RAS. 2016. № 4 (48): 99-107.
  • Gmyrya L.B., Khangishiyev G.D., Saidov V.A., Abiev A.K., Budaichiev A.L., Kuzeeva Z. Study group of barrows of the Palasa-Syrt burial ground of IV-V cent. in 2009. // Herald of the Institute of History, Archeology and Ethnography DSC RAS. 2009. № 4 (20): 90-107.
  • Guguev U.K., Magomedov R.G., Malashev V.U., Frizen S.U., Khokhlova O.S., Khokhlov A.A. Study of mounds of the southern group of the Palasa-Syrt burial ground in 2008 // Nizhnevolzhsky archaeological herald. Issue. 11. Volgograd, 2010: 283-299.
  • Magomedov U.A. Pitcher with zoomorphic handle from burial mound 1577 of Palasa-Syrt burial ground of IV-V cent. // Herald of the Institute of History, Archeology and Ethnography DSC RAS. 2015. № 4 (44): 54-60.
  • Tsilossani N.O. Journal of excavations conducted in South Dagestan in 1880 // V Archaeological congress in Tiflis. Protocols of the Preparatory Committee of 1879 I. Proceedings of the preliminary committees. M., 1882.

Views

Abstract - 144

PDF (Russian) - 33

PlumX


Copyright (c) 2016 Gmyrya L.B.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.