MAIN RESULTS OF STUDYING THE PALASA-SYRT BURIAL GROUND IN 2014

Cover Page

Abstract


-


В 2014 г. на южном участке Паласа-сыртского курганного могильника IV-V вв. (Республика Дагестан, низовья р. Рубас, возвышенность Паласа-сырт) были проведены раскопки курганной группы № 5, включавшей 8 курганов (кк. № 1473, 1474, 1476-1480, 1482). В процессе раскопок было выявлено 9 погребений, в которых были захоронены 13 человек. Большая часть погребений ограблена в древности (6 п.), целые скелеты сохранились в 4-х погребениях. Полные комплексы инвентаря находились в 2-х погребениях (кк. 1478-п. 1; 1479-п.1), частично инвентарь сохранился в 4-х погребениях (кк. 1476, 1477, 1480, 1482). В процессе исследования обособленной курганной группы № 5 Паласа-сыртского курганного могильника и анализа материалов раскопок были получены новые данные, касающиеся этнокультурных особенностей и социальной структуры политических образований кочевников Западного Прикаспия в эпоху Великого переселения народов (подробные данные о раскопках курганной группы №5 см.: Гмыря Л.Б., 2014. С. 123-172.Рис.1-17). 1. В пространственной планиграфии обособленной курганной группы № 5 была выявлена новая система размещения захоронений на участке с традиционной формой погребального обряда. В курганных группах №№ 1-2 с традиционной формой погребального обряда использован радиальный принцип размещения погребений на участке с центром наиболее крупного кургана (Гмыря Л.Б., 2011а. С. 101-114. Рис. 1А; 2011б. С. 130-148. Рис. 1). Основополагающим принципом в планиграфии курганной группы № 5 был линейный - расположение погребений тремя параллельными рядами. Ориентировка рядов обуславливалась направлением восточной кромки Паласа-сыртской возвышенности (СЗ-ЮВ), краевой участок которой занимала курганная группа № 5. Важным принципом было также расположение курганов следующего ряда напротив курганов предыдущего ряда, что создавало дополнительную линейность по направлению СВ-ЮЗ. Идентичная система планиграфии захоронений была зафиксирована в курганной группе № 4, расположенной в 230 м к северу от курганной группы № 5 (Гмыря Л.Б., 2013. С. 130-167. Рис. 1). Однако в погребальной обрядности курганной группы № 4 были выявлены инновационные черты, несвойственные для Паласа-сыртского курганного могильника (захоронения в катакомбах одноосевого типа и подбоях, северная ориентировка погребенных наряду с южной и др.). Новые черты погребальной обрядности, зафиксированные в курганной группе № 4, как и в группе № 3, примыкавшей к ней с севера, были связаны с внедрением в регион новых этнокультурных групп населения. Планиграфия погребений курганной группы № 5, безусловно, была заимствована из погребальной традиции населения с инокультурными традициями (курганные группы №№ 3-4). Выявленные закономерности в планиграфии курганной группы № 5 свидетельствуют о придании фактору линейности в расположении погребений важного значения в погребальной обрядности этой группы населения. Видимо, в планиграфии могил отражалась социальная стратификация сообщества степных племен, обитавших в долине р. Рубас в IV-V вв., а также его структура (деление на племена и роды, а возможно, и на этнокультурные группы). 2. На основе материалов курганной группы № 5 были получены новые данные о погребальном обряде Паласа-сыртского могильника. В 8-и курганах могильника содержалось 9 могил, где были захоронены 13 человек (12 взрослых особей и ребенок до 6 м). В шести могилах находились индивидуальные захоронения, в трех - коллективные. Коллективные захоронения составляли значительную долю в группе № 5 (33,3%), что в других курганных группах №№ 1-4 не наблюдалось, в том числе в группах с традиционными чертами погребального обряда (группы №№ 1-2). Более того, помимо парных захоронений (2 п.) в группе № 5 имелось захоронение (к. 1480) с тремя взрослыми особями (две женщины и мужчина), что в других группах захоронений не практиковалось. Состав погребенных в парных захоронениях также своеобразный - мужчина и подросток (к. 1482); женщина и девочка-подросток (к. 1478). В коллективных захоронениях (кк. 1480, 1478) между женщинами разного возраста установлено биологическое родство (возможно, матери и дочери). Погребальный обряд курганной группы № 5 отличался однообразием черт, что свидетельствует об устойчивости выработанных особенностей погребения. Погребальные сооружения представлены в группе № 5 одним типом - катакомбами Т-образной и Г-образной формы (в том числе и погребальное сооружение ребенка младенческого возраста - к. 1479-п.2). Практически все погребальные камеры находились по отношению к входным ямам под углом в 900. Входные ямы ориентированы практически одинаково - СЗ-ЮВ, с небольшим количеством отклонений к западу и северу. Погребальные камеры ориентированы по линии СВ-ЮЗ с небольшим количеством отклонений к северу или востоку. Входные ямы были длинными (около 2 м и выше) и в основном средней ширины. Выделялись в курганной группе № 5 два погребения - индивидуальное женщины (к. 1479-п.1) и парное 2-х женщин (к. 1478, п.1-2). Входные ямы катакомб этих погребений были не только самыми длинными (2,3 м), но и самыми узкими (0,42; 0,46 м). Узость входных ям этих погребений не была обусловлена структурой грунта, верхний уровень которого состоял, как во всех катакомбах, из плотного суглинка, ниже лежащий - из мелкозернистого песка. Входная яма катакомбы кургана 1478 была настолько узкой, что при транспортировке в камеру умершей девочки-подростка (п.1) с ее головного убора шаровидной формы, расшитого бисером и игольчатым кораллом, часть бусин и бисера осыпалась во входной яме. Схожесть конструкций погребальных сооружений в этих курганах, в том числе и параметров, а также типологическая схожесть уборов костюмов погребенных в них женщин, свидетельствуют о том, что параметры входных ям этих погребений не были случайными и, вероятно, были обусловлены социальными причинами. Погребенные (целые скелеты и частично сохранившиеся в результате ограбления) - 8 особей - были захоронены, вытянуто на спине с вытянутыми ногами. В одном случае (к. 1478-п.1) правая нога погребенной была согнута в колене и перекрещена с левой в области голени. Хотя ноги другой погребенной в этой камере женщины (п. 2) были вытянуты. Все погребенные были ориентированы головой к ЮЗ, в том числе и ребенок младенческого возраста. Пол четырех погребальных камер был посыпан толченым мелом, и наличие растительных подстилок (осока, камыш), зафиксированных в подбойных могилах в группе № 4, не было отмечено. Этот факт может свидетельствовать о значении специфических проявлений в погребальном обряде, как показателей разных этнокультурных особенностей, наряду с другими признаками. 3. По составу вещевых комплексов также получены новые данные, несмотря на значительную ограбленность погребений - 6 погребений взрослых из 8. Инвентарь в полном объеме сохранился в погребениях курганов 1479 (п. 1) и 1478 (п. 1). Он представлен в основном убором женского костюма погребенных разного возраста - женщины около 40 лет (к. 1479-п.1) (Рис. 1-3) и девочки-подростка около 15 лет (к. 1478-п.1)(Рис. 4-7). В основном убор костюмов этих погребенных был однотипным. Он включал комплекты этнокультурного костюма (головной и поясной), дополненный инокультурным нагрудным комплектом, заимствованным из «княжеского» престижного костюма кочевников, обосновавшихся в Европе в эпоху ВПН (Гмыря Л.Б., 2014. С. 138-140, 143-148. Рис. 10-11, 13-16). Истоки традиции помещать на груди пару двупластинчатых фибул с привязанной к ним низкой крупных бусин уходят в культуру восточногерманских племен. Однако при всей схожести уборов костюмов указанных погребенных, в них выявлены существенные различия. У девочки-подростка фибулы, прикрепленные на груди, были двупластинчатые, у женщины из кургана 1479 - лучковые с узким пластинчатым корпусом и подвязным приемником. Металлические изделия убора у женщины (к. 1479) выполнены из серебра (фибулы, височные привески) и бронзы (серьги, пряжки, скреплявшие головной убор), а у девочки-подростка те же изделия выполнены из других материалов - серебра (серьги), железа (пряжки, скреплявшие головной убор), серебра и железа (височные привески). Две фибулы были серебряными, третья - бронзовой. Количественно состав убора обеих погребенных также различался. Если у женщины из кургана 1479 ожерелье, прикреплявшееся к фибулам, состояло из 29 бусин, то у девочки-подростка к фибулам были прикреплены, вероятно, две низки бус - с крупными бусинами (24 экз.) и мелкими (59 экз.), общей численностью 83 экз. Помимо традиционных изделий в убор костюма девочки-подростка были включены дополнительные изделия - серебряный браслет, бронзовая штампованная круглорамчатая пряжка, железное изделие (псалии - ?). Самым главным отличием убора погребенной девочки-подростка был шаровидной формы головной убор, обильно расшитый бисером (более 2 тыс. экз.) с добавлением у висков игольчатого коралла. Радиус разброса бисера, лежавшего вокруг черепа погребенной в несколько слоев, составил 15 см. Благодаря наличию бисера удалось реконструировать форму головного убора. Это была шаровидной формы шапочка, скреплявшаяся под подбородком с помощью двух пряжек перемычкой (лента, ремешок). Т.к. в других погребениях могильника с полным убором женского костюма форма неукрашенного головного убора не просматривалась, то головной убор реконструировался в виде ленты (ремешка), к которому прикреплялись височные привески, и которая скреплялась мелкой пряжкой. Назначение второй пряжки, которая обычно находилась, как и первая, в районе нижней челюсти погребенных, определить не удавалось. Видимо, головной убор у погребенных женщин, костюм которых был декорирован в этнокультурных традициях, был однотипным. Различия в количестве использованных в уборе костюмов изделий девочки-подростка и взрослой женщины (браслет, бронзовая пряжка, железный предмет, значительное количество бус) с одной стороны показывают открытость традиционного этнокультурного костюма кочевников данного региона к инновациям, с другой стороны, демонстрируют социальную неоднородность внутри элитной группы населения. В погребениях курганной группы № 5 выявлено пять керамических сосудов (см.: Гмыря Л.Б., 2014. Рис. 3, 5, 11,16-17, 14,4-7; Магомедов Ю.М., Гмыря Л.Б., 2015. С. 113-114. Рис. 8-9). В двух ограбленных погребениях (кк. 1476, 1482) находилось по одному однотипному кувшину - красноглиняные, ручной выделки, горловина высокая, оформлена в виде клювовидного слива. Поверхность одного сосуда покрыта глубоким лощением (на горловине - вертикальное, на тулове - горизонтальное), на плечиках другого кувшина имелся орнамент в виде вертикальных косых насечек, выполненных небрежно. В инвентаре погребения 1 кургана 1479 находился миниатюрный сероглиняный горшочек с утраченной частью венчика (высота сосуда 6 см). Подобные сосуды выявлены на могильнике в могилах детей младенческого возраста, в инвентарь взрослых погребенных они не входили. Возможно, наличие миниатюрного сосуда в погребении женщины ок. 40 лет как-то связано с захоронением под одним курганом ребенка до 6 м (п.2), у которого не было инвентаря. В парном погребении двух женщин (к. 1478-п. 1-2) находилось два сосуда - сероглиняный горшок шаровидной формы с закопченной поверхностью и горшкообразный красноглиняный сосуд с залощенной поверхностью и коротким венчиком. Ручка петлевидной формы не сохранилась, она была обломана в древности (сохранившееся основание ручки покрыто известковым налетом). Тулово украшено волнистой желобчатой линией, выполненной небрежно. Разнотипность сосудов, помещенных в могилы, а также их изношенность, свидетельствуют о том, что они являлись личными вещами погребенных, использованными при жизни. Фигурки мела в деревянной миске, находившиеся при погребенной девочке-подростке (к. 1478-п.1), выявлены в исследованных курганных группах южного Паласа-сырта (№№1-5) впервые. Две фигурки имели пирамидальную форму, одна - усеченного конуса (Гмыря Л.Б., 2014. Рис. 14, 1-3). Подобные находки - редкость для Паласа-сыртского могильника. Они известны еще в трех захоронениях. Десять кусков мела (в том числе 5 крупных в виде геометрических фигурок) находились в инвентаре катакомбы кургана 43 (Северный участок могильника, раскопки Л.С. Ильюкова 2008 г.). Семь геометрических фигурок мела выявлено в катакомбе кургана 1078 (Южный, притеречный участок могильника, раскопки В.Ю. Малашева 2010 г.), одна крупная пирамидка была обнаружена в катакомбе кургана 1244 (Южный участок могильника, нижняя терраса, раскопки В.Ю. Малашева 2010 г.). Наличие наборов геометрических фигурок мела или отдельных экземпляров в могилах можно связать с принадлежностью умерших к сакральной группе населения, практиковавшей языческие культы. Пока трудно объяснить наличие этих предметов при погребенной девочке-подростке в возрасте ок. 15 лет. Возможно, принадлежность к сакральной группе населения передавалась по наследству. Впервые на могильнике в погребении мужчины 35-39 лет (к. 1477) был выявлен железный наконечник стрелы (втульчатый, трехлопастной) с фрагментом древка. При погребенном имелась также серебряная щитковая пряжка. Обстоятельства нахождения наконечника стрелы относительно костных останков погребенного (под нижним отделом левой половины грудной клетки), положение фрагмента древка стрелы (на поверхности позвоночника, на уровне нахождения наконечника стрелы), а также наличие сквозного отверстия на боковой поверхности одного из нижних грудных позвонков, не имеющее следов заживлении, дают возможность считать, что находка предмета вооружения дистанционного боя не является составной частью погребального инвентаря этого захоронения. Она попала в могилу в результате смертельного ранения погребенного. Наличие в инвентаре наконечника стрелы и поясной щитковой пряжки дают возможность не только проанализировать трагический случай в жизни погребенного, но и установить более точную дату его захоронения (Гмыря Л.Б., 2014а. С. 134-135. Рис.8, 1-4; Гмыря Л.Б., Саидов В.А.,2014б. С. 62-68. Рис. 1-3). 4. Хронология погребений курганной группы № 5 установлена на основании анализа инвентаря (небольшие двупластинчатые фибулы, лучковые фибулы с подвязным приемником, пряжки с длинными хоботовидными язычками, зеркала с зигзагообразным орнаментом, височные привески паласа-сыртского типа, крупные мозаичные и стеклянные граненые бусы и др.) серединой V в. 5. В курганной группе № 5 прослежено непосредственное влияние социальных факторов на планиграфию погребений и на характер погребальной обрядности населения. В планиграфии погребений это проявилось в обособленном характере небольшой по численности группы захоронений, в наличии маркера участка (крупный одиночный курган эпохи бронзы), выполнявшего роль опознаваемого знака его границы, в разной величине курганных насыпей, в линейном характере планиграфии погребений (три параллельных ряда), в нахождении наиболее крупного кургана (к. 1480) в центре курганной группы. В погребальной обрядности влияние социальных факторов просматривается в наличии парных захоронений (кк. 1482, 1478) и в захоронении трех взрослых особей в одной могиле (к. 1480), в захоронении ребенка младенческого возраста в отдельной могиле, но под одним курганом со взрослым человеком (к. 1479-п. 1-2). Погребальные камеры с коллективными захоронениями можно определить как семейные усыпальницы - захоронение мужчины 40-44 лет и ребенок 2,5-3 года (к. 1482-п. 1-2); захоронение мужчины ок. 40 лет и двух женщин 35-39 лет и ок. 18 лет (к. 1480-п. 1-3), в котором установлено близкое биологическое родство женщин; захоронение двух женщин 30-39 лет и около 15 лет (к. 1478-п. 1-2), в котором установлено близкое биологическое родство женщин. Разновозрастные женщины в этих погребениях, возможно, являются близкими родственниками (мать и дочь). Пока не установлены причины их смерти (насильственных признаков не наблюдается) и последовательность их помещения в могилу, но судя по большому объему погребальных камер в курганах 1480 и 1478, захоронения были произведены одновременно. Т.е. членов семьи, умерших одновременно, хоронили в одной погребальной камере. Влияние социальных факторов проявлялось и в составе погребального инвентаря, даже в пределах элитной группы населения. Социальные различия маркировались большим количеством изделий, задействованных в уборе парадного женского костюма, ценностью материалов, из которых они изготовлялись, объемом ожерелий, крепившихся на груди к фибулам, ценностью бус, из которых они были составлены. Видимо, главным социальным маркером являлись височные привески одинаковой формы, но различавшиеся орнаментацией, а также использованными при их изготовлении материалами - серебро (к. 1479-п. 1), серебро верхней пластины и железо нижней (к. 1478-п. 1). Вероятно, не последнюю роль в маркировке социального положения женщины играл факт украшения головного убора бисером и его количество (более 2-х тыс. экз. в погребении 1 кургана 1478). Но обращает внимание тот факт, что форма серег всех женщин с богатым убором костюмов, как в курганах 1478 и 1479, так и в других выявленных на могильнике, была типологически одинаковой - проволочные серьги петлевидной формы с разведенными концами, в редких случаях - с перекрученными концами. Возможно, определенным типом серег демонстрировалась принадлежность женщин в единой этнокультурной группе. В инвентаре погребений могильника выявлено четыре типа серег - проволочные в виде петли; в виде кольца с ажурной металлической многогранной бусиной, инкрустированной цветными стеклами; в виде знака вопроса в боковом виде с вставкой из раковины; в виде кольца с ажурной шаровидной фигурой (золотой вариант). В уборе женского костюма с височными привесками встречаются только петлевидные проволочные серьги, видимо, один из старинных видов серег данной этнокультурной группы населения. 6. Важные данные получены по демографии погребенных. В курганной группе № 5 было захоронено 13 человек. Превалировали захоронения женщин (8 чел. в 6-и погребениях), количество захоронений мужчин было незначительным (3 чел. в 3-х погребениях), как и детей 2 чел. в 2-х погребениях). Погребенные женщины относились к двум возрастным категориям - молодые (3 чел. в возрасте 15-20 лет) и среднего возраста (5 чел. в возрасте 30-40 лет). Погребенные мужчины относились к среднему возрасту (35-40 лет). Большая часть погребенных относится к среднему возрасту. Предельный возраст у погребенных - 40 лет. Причины смерти погребенных естественные, но в одном случае (к. 1477) мужчина 35-39 лет погиб от смертельного ранения в грудь стрелой с железным наконечником. 7. Важное значение имеет определение влияния палеоприродных и палеоклиматических условий в период формирования курганной группы на социально-экономическое развитие сообществ кочевников. Анализ погребенных почв курганов группы № 5 показал, что в исследуемом регионе на рубеже IV-V вв. происходило постепенное иссушение климата, скотоводческая деятельность населения в этот период не была интенсивной (см.: Идрисов И.А., 2014. С. 173-176). 8. Сравнительный анализ материалов курганных групп № 1-5 южного участка Паласа-сыртского могильника показывает: 1) характерные черты погребального обряда могильника - захоронение в Т-образных катакомбах; ориентировка входных ям по направлению СЗ-ЮВ; погребальных камер - СВ-ЮЗ; ориентировка погребенных головой в южном направлении, преимущественно к ЮЗ; вытянутая поза погребенных с вытянутыми конечностями; помещение в могилу личных вещей погребенного - проявились во всей полноте в курганных группах №№ 1, 2, 5. В группах №№ 3-4, занимавших участки могильного поля между группами №№ 2 и 5, наблюдалась существенная трансформация традиционных черт погребальной обрядности (захоронения в погребальных сооружениях 4-х типов, в том числе в подбоях и одноосевых катакомбах, при незначительном использовании традиционного типа катакомбы; ориентировка погребенных в северный и южный сектора; расположение погребальных камер как к северу от входных ям, так и к югу от них и др.), обусловленная, вероятно, внедрением на определенном этапе в сообщество кочевников плато Паласа-сырт инокультурных групп населения с подбойно-катакомбным (одноосевые катакомбы) обрядом погребения с ориентировкой погребенных как к югу, так и к северу. Сравнительным анализом материалов курганных групп №№ 1-5 установлен эпизодический характер инновационных явлений в традиционной обрядности населения данного региона и устойчивость выработанных особенностей погребального обряда.

L B Gmyrya

Институт ИАЭ ДНЦ РАН

Author for correspondence.
Email: lgmyrya@mail.ru
Махачкала

V A Saidov

Институт ИАЭ ДНЦ РАН

Email: lgmyrya@mail.ru
Махачкала

A M Abdulaev

Институт ИАЭ ДНЦ РАН

Email: lgmyrya@mail.ru
Махачкала

K B Shaushev

Институт ИАЭ ДНЦ РАН

Email: lgmyrya@mail.ru
Махачкала

Yu A Magomedov

Институт ИАЭ ДНЦ РАН

Email: lgmyrya@mail.ru
Махачкала

I A Idrisov

Институт ИАЭ ДНЦ РАН

Email: lgmyrya@mail.ru
Махачкала

Z Z Kuzeeva

Институт ИАЭ ДНЦ РАН

Email: lgmyrya@mail.ru
Махачкала

  • Гмыря Л.Б. Исследование обособленной курганной группы южного участка Паласа-сыртского могильника IV-V вв. в 2012 г. // Вестник ИИАЭ. 2011а. №1(25). С. 101-120.
  • Гмыря Л.Б. Исследование обособленной курганной группы №2 на южном участке Паласа-сыртского могильника IV-V вв. // Вестник ИИАЭ. 2011б. №3 (27). С. 130-148.
  • Гмыря Л.Б. Исследование обособленной курганной группы №4 на южном участке Паласа-сыртского могильника IV-V вв. // Вестник ИИАЭ. 2013. №4. С. 130-185.
  • Гмыря Л.Б. Исследование обособленной курганной группы №5 на южном участке Паласа-сыртского могильника IV-V вв. // Вестник ИИАЭ. 2014. №4 (40). С. 123-172.
  • Гмыря Л.Б., Саидов В.А. Погребение с железным наконечников стрелы на Паласа-сыртском курганном могильнике IV-V вв. // Вестник ДНЦ РАН. 2014. № 55. С. 62-68.
  • Магомедов Ю.А., Гмыря Л.Б. Специфика керамических комплексов обособленных курганных групп № 1-5 Паласа-сыртского могильника IV-V вв. // Вестник ИИАЭ. 2015. №1 (41). С. 106-138.
  • Идрисов И.А. Материалы изучения палеопочв курганов Паласа-сыртского могильника (курганная группа №5) // Вестник ИИАЭ. 2014. №4(40). С. 173-176.

Views

Abstract - 119

PDF (Russian) - 112

PlumX


Copyright (c) 2015 Gmyrya L.B., Saidov V.A., Abdulaev A.M., Shaushev K.B., Magomedov Y.A., Idrisov I.A., Kuzeeva Z.Z.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.