INSTITUTIONALIZATION PROBLEMS OF STATE NATIONAL POLICY OF THE RUSSIAN FEDERATION

Cover Page

Abstract


 
The process of development of state national policy in the Russian Federation at various stages of modernization reforms is analyzed in the article. The author reviews the results of implementation of the Concept of State National Policy of the Russian Federation on institutionalization of interethnic relations and creation of conditions for ethnocultural and ethnopolitical development of
peoples and studies dynamics and tendency of development of interethnic relations at the present stage. The analysis of national processes in the Russian society allows concluding that since the beginning of the 21 st century there has been a trend towards social and political stabilization. However, it must be admitted that in the 1990s, Russian national policy was characterized by a retarded factor and a slow reaction to arising problems and growing conflicts, by a lack of integrated approaches to solving problems. The measures for implementation of the «Strategy of State National Policy of the Russian Federation for the Period until 2025» and the Federal Target Program “Strengthening of the Unity of the Russian Nation and Ethnocultural Development of the Peoples of Russia” are analyzed in the article. The author identifies socio-economic factors that contribute to ethnopolitical tensions in the regions and determines measures for further economic, social and cultural development of the region. An important condition for harmonization of interethnic relations between the peoples of Russia is restoration and strengthening of their interrelations in cultural sphere, strengthening of Russian spirituality, Islamic and Orthodox civilizations
 

После распада СССР в 1991 г. сфера национальных взаимоотношений в новой России оказалась в эпицентре происходящих перемен. Органы государственной власти, учитывая уроки прошлого, стали проявлять больше внимания к поиску оптимальных механизмов для решения национальных проблем. В целях институциализации межэтнических отношений был создан Государственный комитет по делам национальностей (Госкомнац России) и соответствующие структуры в субъектах Федерации. В Кабардино-Балкарии в 1993 г. был образован Госкомитет КБР по делам национальностей. В условиях новой России были сделаны конкретные шаги для утверждения равноправия народов: отменены ранее принятые преступные и необоснованные нормативно-правовые акты, признаны права национальных и региональных образований. Модернизация политической системы Российской Федерации предусматривала так же этнополитическую институционализацию: федеративное устройство страны, равноправные отношения между республиками и другими субъектами федерации, представительство интересов регионов и этнических групп в органах государственной власти. В 1992 г. был подписан Федеративный договор, а в 1993 - принята Конституция Российской Федерации, которые положили начало национальной политике демократической России [1, с.15 - 32]. В июне 1996 года Указом Президента Российской Федерации была утверждена разработанная Министерством по делам национальностей и федеративным отношениям Российской Федерации «Концепция государственной национальной политики Российской Федерации» [8, с. 647- 664]. Концепция предусматривала институциализацию межэтнических отношений, создание условий для этнокультурного и этнополитического развития народов. Дальнейшее развитие Концепция получила в принятых последующих нормативных актах, касающихся развития и совершенствования национальных отношений, в частности, федеральных законах «О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации» (1999 г.), «Об общественных объединениях» (1995 г.), «О гражданстве Российской Федерации» (2002 г.), «О противодействии экстремисткой деятельности» (2002 г.), «О языках народов Российской Федерации» (2001 г.), «О государственной службе российского казачества» (2005 г.) и др.» [20, с.126]. В нормативно-правовых актах получили свое развитие, прежде всего принципы государственной национальной политики, механизм реализации, направленный на защиту интересов граждан Российской Федерации. Важным этапом для этнокультурного и этнополитического развития народов Кабардино-Балкарии явилось принятие в 1997 г. новой Конституции Кабардино-Балкарской Республики (далее - КБР). Конституция установила оптимальное соотношение между Российской Федерацией и Кабардино-Балкарией, отразив как общие для всей Федерации положения, так и специфические черты республики в ее составе. Целым рядом статей Конституции гарантируется поддержка этнокультурной самобытности, развитие национальной культуры. Конституция также гарантирует каждому свободу совести, свободу вероисповедания (ст. 32). При этом распространение информации, не совместимой с морально-нравственными и национальными традициями и устоями КБР, преследуется по закону (ст. 43) [6, с. 9,10]. Большое значение имеет ст.76, где утверждается, что государственными языками КБР являются кабардинский, балкарский и русский. Языки других народов, компактно проживающих на территории КБР, также имеют право на сохранение и развитие, пользуются поддержкой государства [6, с. 21-23]. Концепция государственной национальной политики получила развитие в посланиях Президента Российской Федерации В.В. Путина Федеральному собранию Российской Федерации. В 2003 г. в послании большое внимание акцентировалось на необходимости «сохранения целостности российского государства…», «удержание государства на обширном пространстве, сохранение уникального сообщества народов при сильных позициях страны в мире», реализации приоритетных задач в социально-экономической сфере. Послания 2004 и 2005 гг. в большей степени апеллируют к обществу, к национальным проблемам, к роли и месту национального фактора, в решении вопроса, в частности, о внутренних границах между субъектами Российской Федерации. Указано, что они должны перейти из практики (межнациональных конфликтов) в теорию, когда требуется проведение определенной работы по формированию совершенно нового сознания граждан по отношениям понятия «внутренних границ». Президент по этому поводу отмечает: «И, наконец, свободное и справедливое общество не имеет внутренних границ, ограничений на передвижение, а оно само открыто для остального мира. Это дает гражданам нашей страны возможность в полной мере пользоваться богатствами человеческой цивилизации, включая достижения образования, науки, мировой истории и культуры» [13]. В целом, можно утверждать, что, начиная с 2000 г., отчетливо обнаруживается тенденция к социальной и политической стабилизации. Но в то же время продолжающийся экономический спад усугублял социальные проблемы, которые не только оставались неразрешенными, но также «организовывались» и приобретали системный характер, заметно обострились национально-территориальные конфликты. Сущность подавляющего большинства этих конфликтов состояла в том, что одна и та же территория оказывалась пространством, на котором соперничающие национальные элиты стремились добиться своего легального доминирования, предполагающего доступ к политической власти и престижным секторам экономики. При этом все попытки «поднять на щит» проблемы спорных территорий несли в себе потенциальную опасность перехода скрытой стадии конфликта в открытую, вооруженную, что могло обострить общественно-политическую ситуацию на всем Северном Кавказе. На развитие межнациональных отношений влияют также следующие негативные факторы: - размывание традиционных нравственных ценностей народов России; - правовой нигилизм и высокий уровень преступности, коррумпированность отдельных представителей власти; - попытки политизации этнического и религиозного фактора, в том числе в период избирательных кампаний; - недостаточность мер по формированию российской гражданской идентичности и гражданского единства, воспитанию культуры межнационального общения, изучению истории и традиций российских народов; - высокий уровень социального и имущественного неравенства, региональной экономической дифференциации, распространенность негативных стереотипов в отношении других народов; - недостаточность реализуемых мер по обеспечению эффективной социальной и культурной интеграции и адаптации мигрантов. Среди причин продолжающегося кризиса межнациональных отношений на Северном Кавказе далеко не последняя - отсутствие реалистической, всесторонне обоснованной национальной политики, в том числе и региональной. На государственном уровне еще не утвердился системный, взвешенный и свободный от былых стереотипов взгляд на национальные проблемы, еще не стали нормой опоры на научный анализ и прогноз, учет общественного мнения. Все это способствовало тому, что непосредственно Президентом Российской Федерации на состоявшемся в августе 2002 г. Всемирном конгрессе татар в Казани, было проанализировано состояние в сфере национальных отношений. В конце 2002 г. последовало указание о внесении корректив в Концепцию государственной национальной политики Российской Федерации. Однако изменение структуры Правительства Российской Федерации (16.10.2001 г. - упразднено Министерство по делам Федерации, национальной и миграционной политики РФ, с 06.12.2001 г. министр, курировавший национальную политику, был отправлен в отставку 24.02.2004 г. вместе с Правительством М. Касьянова) не позволили сразу приступить к реализации указаний. Концептуальные основы национальной политики современной России были изложены в статье В.В. Путина «Россия: национальный вопрос» [14]. В 2012-2014 гг. был принят ряд нормативных правовых актов в сфере национальной политики: Указы Президента РФ «Об обеспечении межнационального согласия» (№ 602), «О мерах по реализации демографической политики в Российской Федерации» (№ 606) от 07.05.2012 г.; Указ Президента РФ «О внесении изменений в Государственную программу по оказанию содействия добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом, утвержденную указом Президента Российской Федерации от 22 июня 2006 г.» (№ 637) от 25.07.2014 г. В 2012 г. был создан Совет при Президенте России по межнациональным отношениям, и при Председателе Совета Федерации был образован консультативный Совет по межнациональным отношениям и взаимодействию с религиозными объединениями [22]. Безусловно, одним из центральных документов, стала принятая в декабре 2012 г. «Стратегия государственной национальной политики Российской Федерации на период до 2025 года». Этот документ был принят взамен действовавшей с 1996 г. Концепции государственной национальной политики, в нем определялась ситуация в сфере межэтнических отношений в стране, задавались цели, принципы и задачи государственной национальной политики, механизмы ее реализации, этапы и ожидаемые результаты. Согласно Стратегии, основными вопросами государственной национальной политики в России, требующими особого внимания органов власти, являются: первое - это сохранение и развитие культур и языков народов России, укрепление их духовной общности; второе - обеспечение прав коренных малочисленных народов и национальных меньшинств; третье - создание дополнительных социально-экономических и политических условий для обеспечения межнационального мира на Северном Кавказе; четвертое - это поддержка соотечественников, проживающих за рубежом, укрепление их связей с Россией. Целями государственной национальной политики Российской Федерации в Стратегии определены: первое - упрочение общероссийского гражданского самосознания и духовной общности российской нации; второе - сохранение и развитие этнокультурного многообразия народов России; третье - гармонизация межнациональных отношений; четвертое - обеспечение равенства прав и свобод человека и гражданина независимо от расы, национальности, языка, отношения к религии и пятое - успешная социокультурная адаптация мигрантов [10]. Следом были приняты мероприятия по реализации Стратегии. Так, Правительством РФ принята Федеральная целевая программа «Укрепление единства российской нации и этнокультурное развитие народов России» (далее - Программа) с общим финансированием на период с 2014 г. по 2020 г. в 6 млрд. 766 млн. 35 тыс. руб. Также был разработан «План мероприятий по реализации в 2013-2015 гг. Стратегии государственной национальной политики Российской Федерации на период до 2025 г. [23]. Во исполнение указанных документов органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации приняты региональные планы мероприятий по реализации Стратегии. Так, План мероприятий по реализации в 2013-2015 гг. Стратегии в Кабардино-Балкарской Республике предусматривал: разработку и принятие муниципальных целевых программ, направленных на гармонизацию межэтнических отношений и укрепление единства российской нации; повышение квалификации государственных и муниципальных служащих, работающих в сфере межэтнических отношений; проведение социологических исследований состояния межнациональных отношений в республике; реализация республиканского и межрегионального молодежного проекта «Куначество» [11]. Бесспорно, что проблемы национальной политики могут успешно решаться только системно, во взаимосвязи с экономическими, социальными, культурными и политическими проблемами. Для выполнения указанных задач в настоящее время реализуется федеральная целевая программа Юг России (2014-2020). С этой же целью создано Министерство по делам Северного Кавказа и правительственная комиссия по развитию Северного Кавказа [12]. Вместе с тем темпы социально-экономического развития северокавказских республик, в том числе и Кабардино-Балкарии, остаются пока еще существенно ниже, чем в других регионах России. Первый Президент Кабардино-Балкарской Республики Валерий Коков (1992-2005 гг.) в период проявлений центробежных тенденций в стране и республике проявил себя последовательным сторонником сохранения единства Кабардино-Балкарской Республики, тесного союза с народами России. Неоднократно пресекая всякие попытки этнической дестабилизации и раздела Кабардино-Балкарской Республики на две самостоятельные части, В.М. Коков завоевал признание среди граждан республики. Однако ему не удалось преодолеть целый комплекс проблем: кризисное положение в экономике (дотационность республики составляла свыше 80%) массовая безработица, низкий уровень жизни населения, терроризм [21, с. 306]. Указанные проблемы остались нерешенными и в период президентства А.Б. Канокова, руководившего республикой с 2005 г. по 2013 г. Об этом свидетельствуют результаты мониторинга социально-экономического состояния субъектов Российской Федерации, проведенного Министерством регионального развития Российской Федерации. По сводному индексу социально-экономического развития за 11 месяцев 2013 года республика находилась на 80 месте из 83 субъектов Российской Федерации. При этом, по данным Минрегиона России, за последние три года ситуация ухудшалась: 2010 г. - 31 место, 2011 г. - 72 место, 2012 г. - 76 место и с начала 2013 г. - 80 место [17]. Опять же по составляющим данного индекса республика занимает последние места: инвестиционная привлекательность - 80 место, доходы и занятость населения - 80 место, бюджетная система - 70 место, реальный сектор экономики - 67 место. По заключению Минрегиона России республика характеризуется низким уровнем экономического развития, и в 2013 г. значения большинства макроэкономических показателей были хуже среднероссийского уровня [25]. В социальной сфере Кабардино-Балкарской Республики также наблюдается нестабильная ситуация. В связи с дефицитом бюджетных средств республиканские целевые программы финансируются только на 15-20% от запланированных объемов. В 2013 г. уровень общей безработицы по республике оценивается в 40 тыс. человек, что составляет 9,8% экономически активного населения республики. Численность официально зарегистрированных безработных (состоящих на учете в службе занятости) в ноябре 2013 г. составила 8,4 тыс. человек, или 2,2% экономически активного населения, что выше среднероссийского значения в 2 раза (1,1%). По данным баланса трудовых ресурсов, число граждан трудоспособного возраста, не занятых в экономике, составило на начало 2013 г. более 200 тыс. человек, или 39% трудоспособного населения [17]. Важную роль в стабилизации этнополитической ситуации играют органы местного самоуправления, несмотря на то, что их статус до сих пор остается в правовом плане не вполне определенным. Как правило, гражданские инициативы находят поддержку местных органов самоуправления: они, с одной стороны, оперативно реагируют на нужды населения, а с другой, выступая в качестве звена официальной власти и осуществляя некоторые делегированные функции государственного управления, претворяют решения граждан в жизнь. Фактором нестабильности продолжают оставаться территориальные вопросы. Они переплетены с историческими причинами возникновения конфликтов, давними хозяйственными спорами, проблемами передела, незаконного занятия, реального или мнимого неравенства народов во владении землей. На Северном Кавказе вопрос о земле, особенно в горных районах, вследствие особой важности этого ресурса хозяйствования, является наиболее сложным, трудноразрешимым и имеет продолжительную историю. Вступившие в силу в 2005 и 2006 гг. федеральные законы «Об общих принципах организации законодательных и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» и «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», а также «Концепция административной реформы в РФ на 2006 - 2008 гг.» [24,7], значительно расширили возможности НКО участвовать в процессе принятия решений органами государственной власти и местного самоуправления. Главным механизмом налаживания взаимодействия стали обязательные по закону диалоги власти и представителей гражданского общества. Для реализации Федерального закона от 06.10.2003 № 131 «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» был принят ряд законов КБР, в том числе закон от 27.02.2005 г. № 68Р3 «О статусе и границах муниципальных образований», который изменил границы и статус территорий муниципальных образований. При этом не было учтено положение Федерального закона от 06.10.2003 г. № 131, что при изменении границ территорий, в которых осуществляется местное самоуправление, при преобразовании (или) упразднении муниципальных образований необходим учет мнений соответствующих муниципальных образований. В связи с этим отдельные муниципальные образования граждан оспаривали право граждан на осуществление местного самоуправления, самостоятельность местного самоуправления в Верховном суде КБР, Конституционном суде КБР, Конституционном суде РФ [24,7]. Анализируя проведенные административно-территориальные преобразования, исследователь А.Н. Такова справедливо отмечает: «Они обострили взаимоотношения между официальной властью и лидерами балкарского национального движения, представленными, прежде всего, Советом старейшин балкарского народа [19, с.163]. Для разрешения спорных вопросов по закону КБР «О статусе и границах муниципальных образований» в парламенте КБР была создана согласительная комиссия. Однако диалог органов государственной власти, местного самоуправления и представителей институтов гражданского общества не дал положительных результатов, до сих пор не решены спорные вопросы по определению границ муниципальных образований. Принятое на сегодняшний день компромиссное решение пересмотреть границы административных поселений, ограничив межселенные территории отгонными пастбищами, также вызвало протест у определенной части населения. Приходится признать, что административно-территориальный передел на новом витке исторического развития, реализующий положения Федерального закона от 06.10.2003 г. № 131 «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» не дал пока желаемых результатов, не привел к общественному согласию в КБР. Предстоит долгая кропотливая работа по поиску реально компромиссного решения, способного удовлетворить все заинтересованные стороны. Вместе с тем в Кабардино-Балкарии до сих пор не проведена земельная реформа в соответствии с требованиями Земельного кодекса Российской Федерации. Главная причина в решении этой проблемы - отсутствие согласия в обществе. В настоящее время стало понятно, что без приватизации невозможно создать эффективное сельское хозяйство. Проблема еще и в том, что Кабардино-Балкария - это регион, где сельское население в республике, по данным переписи 2010 г., составляет 45,5% [3, с.6]. Стремление нового руководства решить накопившиеся социально-экономические проблемы в республике вселяет надежду на позитивные перемены и создаёт условия для стабилизации этнополитической ситуации. В настоящее время определены предприятия, которые способны обеспечить производство высококонкурентной импортозамещающей продукции. Так, например, предприятие «Севкаврентген», которое производит широкий спектр сложного цифрового медицинского рентгеновского оборудования и по номенклатуре изделий занимает до 20% российского рынка. Большим потенциалом обладает ОАО «Терекалмаз». Мощности завода позволяют уже сейчас довести импортозамещение до 60%, а после реализации инвестиционной программы предприятие будет способно обеспечить импортозамещение до 100% в зависимости от сегмента рынка, по буровому инструменту - до 70% [4]. Наиболее значимым для республики инвестиционным проектом является восстановление градообразующего Тырныаузского вольфрамового комбината, что в перспективе может дать более 1 тыс. рабочих мест, уже не говоря о том, что сырьё, которое будет добываться, востребовано в оборонной промышленности. На территории Майского района предполагается поместить кластер полимерной упаковки, кластер пищевой переработки, комплекс по выращиванию плодов и овощей, научно-исследовательский центр, объекты социальной, энергетической и транспортной инфраструктуры. Большие возможности в производстве импортозамещающей продукции имеются в сельскохозяйственном производстве республики. Речь идёт о производстве плодов, овощей и продукции их переработки. По этим видам продукции Кабардино-Балкария вышла на полную самообеспеченность, и поставляет её в другие регионы России. Консервная отрасль республики занимает лидирующие позиции на Северном Кавказе. За девять месяцев 2014 г. консервными заводами произведено 169 млн. условных банок плодовоовощных консервов, что составляет 12,5% от общего объёма производства овощных консервов в Российской Федерации [4]. В 2015 г. удалось сохранить поступательное развитее экономики. Так, объем валового регионального продукта в 2015 году оценивается в размере 132 млрд. руб., что составляет 103,3% к уровню в 2014 года. Объем продукции сельского хозяйства составил 38,7 млрд. руб. или 104,4%. Введено в строй 375 тыс. кв.м. жилья, что на 14,2% выше уровня 2014 года [5]. Вместе с тем предстоит большая работа по ослаблению факторов, формирующих этнополитическую напряженность в республике. Важным условием в решении задач Стратегии в сфере социально-экономического развития субъектов Северо-Кавказского федерального округа является реализация федеральной целевой программы «Развитие Северо-Кавказского федерального округа» на период до 2025 года [15]. В рамках реализации федеральной целевой программы «Укрепление единства российской нации и этнокультурное развитие народов России (2014-2020 годы)» Кабардино-Балкарской Республике на 2015 г. из федерального бюджета выделено 4 млн. 155 тыс. руб. Это позволило реализовать комплекс мероприятий, включенных в подпрограммы «Гармонизация межэтнических отношений и укрепление толерантности», «Взаимодействие с религиозными организациями», а также «Взаимодействие с общественными организациями и институтами гражданского общества в Кабардино-Балкарской Республике на 2013-2017 годы». Целью проводимых мероприятий является формирование и укрепление гражданского патриотизма и российской гражданской идентичности, а также этнокультурное развитие народов России и поддержка языкового многообразия на территории Российской Федерации [2]. Данные социологических опросов населения свидетельствуют, что подъем ксенофобских настроений достиг максимума (62% от опрошенных в октябре 2013 г.), что давал серьезный повод для беспокойства. В последующем репрезентативный опрос среди россиян, проведенный «Левада-Центром» в августе 2015 г., показал снижение ксенофобских настроений среди населения России по отношению к представителям других этнических групп. Это явилось результатом, с одной стороны, реализации публичной миграционной политики (отсутствие громких происшествий на национальной почве, снижение концентрации телепередач, разоблачающих мигрантов, в целом снижение внимания СМИ к тематике). С другой стороны, произошло частичное замещение привычного объекта ксенофобских нападок последних лет («выходцев с южных республик») новыми категориями (или старыми, реанимированными) - «фашистами» и «американской угрозой» в восточной Украине, как реакция на внешнеполитическую ситуацию [9]. Социологические исследования в Кабардино-Балкарской Республике показали, что доля граждан, положительно оценивающих состояние межнациональных отношений составляет 81,7%, уровень толерантного отношения к представителям другой национальности - 63,3%; 46,6% - ощущают общность со всеми россиянами. Доля респондентов, оценивающих положительно состояние межконфессиональных отношений, составляет в целом 83,6% [18, с. 26 - 27]. О стабилизации ситуации в сфере межнациональных отношений свидетельствуют и данные ВЦИОМ, согласно которому россияне в целом считают, что Россия должна быть общим домом для разных народов [16]. Анализ национальных процессов в российском обществе позволяет сделать вывод, что с начала XXI в. отчетливо проявляется тенденция к социальной и политической стабилизации. Рост общей организованности и управляемости в обществе проявляется не только в действиях органов государственной власти и местного самоуправления, но и институтов гражданского общества, в акциях различных общественно-политических движений. Хотя следует признать, что для национальной политики 1990-х гг. в России было свойственно наличие запаздывающего фактора, медленной реакции на проявлявшиеся проблемы, разраставшиеся конфликты, отсутствие комплексных подходов в решении задач. Стратегия государственной национальной политики начала нового века является превентивной, упреждающей, нацеленной на предотвращение наиболее опасных межэтнических конфликтов, поддержание мира и стабильности. Важным условием достижения указанной задачи является восстановление и укрепление взаимосвязей в сфере культуры народов России, укрепление российского духовного пространства, исламской и православной цивилизаций. Это обусловлено и тем, что именно здесь, в сфере духовности, пытаются поставить водораздел противники единства России, ее государственной целостности. Таким образом, важнейшей целью национальной политики России на современном этапе остается создание субъектам Федерации благоприятных и гарантированных условий равноправного и свободного развития в составе многонациональной страны.

Alim I Tetuev

Institute of Humanitarian Studies of the Kabardino-Balkar Scientific Center of the Russian Academy of Sciences

Author for correspondence.
Email: alim-tetuev@mail.ru

Russian Federation, Nalchik

DSc (in History), Associate Professor, Leading Researcher of the Modern History Sector

  • Болтенкова Л.Ф., Гаджиев Г.А. и др. Федеративный договор. Документы. Комментарии. М. - 126 с.
  • Информационные доклады руководителей подразделений Управления «Об итогах деятельности Управления по взаимодействию с институтами гражданского общества и делам национальностей КБР» за 9 месяцев 2015 года // Электронный ресурс: // www. pravitelstvokbr.ru/oigv/ (дата обращения: 14.10. 2016).
  • Итоги Всероссийской переписи населения 2010 г. Т. 3. Национальный состав и владение языками, гражданство. Нальчик, 2013. - 172 с.
  • Коков Ю.А. Выступление на заседании комиссии Правительства Российской Федерации по социально-экономическому развитию Северо-Кавказского федерального округа // Электронный ресурс: www.president-kbr.ru (дата обращения: 14.10.2016).
  • Коков Ю.А. Послание Главы Кабардино-Балкарской Республики Парламенту Кабардино-Балкарской Республики // Кабардино-Балкарская правда. 2016 г. 20 февраля.
  • Конституция Кабардино-Балкарской Республики [В редакции, принятой от 10 июля 2013 года №55 РЗ]. Нальчик: ООО «Печатный двор», 2013. - 48 с.
  • Концепция административной реформы в РФ на 2006-2008 гг. // Собрание законодательства РФ. 2005. № 46. Статья 4720.
  • Концепция государственной национальной политики в Российской Федерации // Кулешов С.В., Аманжолова Д.А. и др. Национальная политика России: история и современность. М.: «Русский мир», 1997. С.647-663.
  • Ксенофобские и националистические настроения среди россиян: данные репрезентативных опросов 2002-2015 гг. // Электронный ресурс: www.levada.ru (дата обращения: 14.10. 2016).
  • О Стратегии государственной национальной политики Российской Федерации на период до 2025 года. Указ Президента РФ от 19 декабря 2012 г. № 1666 // Электронный ресурс: www. kremlin.ru (дата обращения: 21.10. 2016).
  • План мероприятий по реализации в 2013-2015 годах Стратегии государственной национальной политики Российской Федерации на период до 2025 года в Кабардино-Балкарской Республике (утвержден распоряжением Правительства Кабардино-Балкарской Республики от 18 октября 2013 года) // Электронный ресурс: www. http://docs.cntd.ru/document/422453076 (дата обращения: 21.09. 2016)
  • Постановление Правительства Российской Федерации от 26 декабря 2013 года. О федеральной целевой программе «Юг России (2014 - 2020 годы») (с изменениями на 20 октября 2014 года) //Электронный ресурс: www.dok. ntd.ru (дата обращения: 07.09. 2016).
  • Путин В.В. Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию. М.: «Известия», 2005. - 47 с.
  • Путин В.В. Россия: национальный вопрос // Электронный ресурс: www. kremlin.ru (дата обращения: 21.10.2016)
  • Распоряжение Правительства РФ от 17.12.2012 «Об утверждении государственной программы Российской Федерации «Развитие Северо-Кавказского федерального округа» на период до 2025 года» // Электронный ресурс: www.consultant.ru/document/ (дата обращения: 14.10.2016).
  • Результаты всероссийского опроса общественного мнения по национальному вопросу // Электронный ресурс: www. wciom.ru/database/ (дата обращения: 14.03.2016). - 40 с.
  • Слюняев И.Н. По большинству основных экономических показателей республика занимает одно из последних мест в Российской Федерации // Кабардино-Балкарская правда. 2014г. 28 января.
  • Социологическое исследование состояния межнациональных отношений в кабардино-Балкарской Республике. Пятигорск, 2016. - 39 с.
  • Такова А.Н. Политические преобразования в Кабардино-Балкарской Республике 2005-2008 гг. // Вестник РГГУ. Научный журнал. №17(09) «Серия исторические науки. История России». М., 2009. С.157-166.
  • Тетуев А.И. Национальная политика на Северном Кавказе: политические и социально-экономические предпосылки межнационального согласия (1990-е-начало XXI в.) // Дисс. на соиск. уч. ст. док-ра ист. наук. Нальчик, 2006. - 411с.
  • Тетуев А.И. Межнациональные отношения на Северном Кавказе эволюция, опыт, тенденции. Нальчик: Эль - Фа, 2006. - 352 с.
  • Указы Президента Российской Федерации «Об обеспечении межнационального согласия» и др. // Электронный ресурс: www. kremlin.ru (дата обращения: 21.12. 2016).
  • Федеральная целевая программа «Укрепление единства российской нации и этнокультурное развитие народов России»; План мероприятий по реализации Стратегии государственной национальной политики (утвержден распоряжением Правительства России 15.07.2013 г.) // Электронный ресурс: www. government.ru/docs/all/ (дата обращения: 21.03.2016).
  • Федеральный закон «Об общих принципах организации местного самоуправления» // Собрание законодательства РФ. 2003. № 40. Статья 3822.
  • Храмов К.К. Кабардино-Балкария характеризуется низким уровнем экономического развития // Кабардино-Балкарская правда. 2014 г. 28 января.

Views

Abstract - 231

PDF (Russian) - 102

PlumX


Copyright (c) 2017 Tetuev A.I.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.