THE INFLUENCE OF INSTITUTIONS OF A CIVIL SOCIETY ON ETHNOPOLITICAL PROCESSES DURING THE SYSTEMIC TRANSFORMATION OF RUSSIAN SOCIETIES (On the materials of Kabardino-Balkariya and Karachaevo-Circassia)

Cover Page

Abstract


The author of the article considers the process of formation and development of civil society institutions in Kabardino-Balkaria and Karachay-Cherkessia and their influence on ethno-political processes at various stages of modernization reforms in the post-Soviet Russia, analyzes the formation of regulatory and legal framework of non-commercial organization, the stages of development and the structure of civil society institutions in Kabardino-Balkaria and Karachay-Cherkessia. The article covers activity of public authorities, local government and social associations of the republics during the period of growth of centrifugal tendencies in the North Caucasus. The author analyzes attempts to realize various forms of self-determination, to conduct administrative and territorial transformations and considers the factors that negatively affect the ethno-political situation in the region. The author of the article presents the activity of republican institutions of civil society: public chambers, cultural and national centers and associations, youth and religious organizations, mass media, and studies the experience of public chambers in holding meetings where topical issues of socio-economic and public life of the republics were discussed, including those aimed at strengthening of ethno-political stability in the region. An effective form of taking into account the public opinion while developing management decisions is the participation of the Public Chamber in conducting public expertise of draft federal and regional laws. Special mention should be made of the activities of the Public Chamber for prevention of religious extremism. The work on generalization of the activities of religious associations for implementation of social programs and projects aimed at increasing the level of culture of interconfessional and interethnic tolerance among young people is to solve this problem. At the same time, there are some factors that impede the development of civil society institutions in the region. First of all, it is low social activity of citizens and the absence of principled civic position on a number of crucial issues. In conclusion, the author determines main perspective directions of the development of civil society institutions in the region.

Проблема влияния институтов гражданского общества на этнополитические процессы в регионе является актуальной и имеет большое научно-практическое значение. В данной статье предпринята попытка исследовать основные этапы становления и развития институтов гражданского общества и их влияние на этнополитические процессы в регионе. Гражданское общество в широком смысле представляет собой совокупность общественных институтов, непосредственно не включенных в структуры государства и позволяющих гражданам, их объединениям реализовывать свои интересы и инициативы. Институты гражданского общества позволяют гражданам вместе вырабатывать цели и достигать их, либо непосредственно совместными усилиями, либо отстаивая в диалоге с другими общественными структурами, бизнесом и представителями власти. Законодательство о некоммерческих организациях в Российской Федерации начало складываться как система лишь в 1990-е гг., хотя в отдельных нормативных актах более раннего периода признавался специальный статус организаций, действующих в общественных интересах. Конституцией Российской Федерации гарантирована свобода деятельности общественных объединений и право граждан на объединение (статья 30). С принятием первой части Гражданского кодекса Российской Федерации, вступившего в силу 1 января 1995 г., нормы о некоммерческих организациях были сведены в единый раздел «Некоммерческие организации» (глава 4, статьи 116-123), где представлен перечень видов некоммерческих организаций (НКО), в том числе тех, которые могут заниматься благотворительностью; включены основные характеристики гражданско-правового статуса разных видов НКО, порядок получения и использования ими имущества и прочие нормы [2]. Основополагающими в этой сфере являются федеральные законы «Об общественных объединениях» от 25 мая 1995 г. [29] и «О некоммерческих организациях» от 12 января 1996 г. [26]. Для стимулирования развития некоммерческого сектора в 1996-2004 годы был принят целый ряд дополнительных федеральных законов, развивающих базовое законодательство и регламентирующих деятельность различных видов НКО, таких, как законы «О благотворительных организациях и благотворительной деятельности»[23], «О государственной поддержке молодежных и детских общественных объединений» [24], «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности» [27], «О свободе совести и о религиозных объединениях» [28], «О кредитных потребительских кооперативах граждан» [25] и так далее. Деятельность государственных органов власти по созданию формальной структуры для осуществления гражданской деятельности привела сначала к созыву в 2001 г. «Гражданского форума [3], а затем к созданию Общественной палаты в качестве дополнительной возможности для развития гражданского общества в стране» [20]. В ноябре 2004 г. был создан Совет по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека, а в марте 20005 года - «Экологический форум» на федеральном уровне. Чтобы повысить активность граждан и привлечь на свою сторону общественное мнение, федеральные органы власти поддерживают развитие гражданского молодежного движения. Кроме того, в этой области было принято значительное число нормативных актов на уровне субъектов Федерации и органов местного самоуправления. Тем не менее, важно не только закрепить основополагающие принципы организации и функционирования гражданского общества в нормативных документах, но и добиться реализации их на практике в деятельности субъектов Российской Федерации. Незрелость гражданского общества предопределяет возникновение в обществе дестабилизирующих факторов. Одним из них является проблема сепаратизма и экстремизма в отдельных регионах. Причиной тому - значительный разрыв в степени зрелости и уровня развития гражданских отношений в различных регионах. В этом контексте представляется актуальным анализ становления институтов гражданского общества в Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии и их влияние на этнополитические процессы. Структура и организации гражданского общества Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии в целом повторяют аналогичные институты в субъектах России. Некоммерческий сектор Кабардино-Балкарии представлен 773 организациями, в том числе: некоммерческие фонды и организации - 127, религиозные - 173, профсоюзные - 108, спортивные - 100, общественные - 55, инвалидов - 39, родовые - 23, молодежные - 17, ветеранские - 14, национально-культурные центры - 16, региональные отделения политических партий - 6, прочие - 95 [11]. На территории Карачаево-Черкесской Республики по состоянию на 01.01.2017 г. функционируют 720 некоммерческих организаций, в том числе общественных объединений - 326, региональных отделений политических партий - 41, религиозных организаций - 173, иных некоммерческих организаций - 159, казачьи общества, внесенные в государственный реестр казачьих обществ Российской Федерации, - 21[8]. Важную роль в стабилизации этнополитической ситуации играют органы местного самоуправления, несмотря на то, что их статус до сих пор остается в правовом плане не вполне определенным. Можно сказать, что местное самоуправление и гражданское общество развиваются изолированно, хотя вовлечение местного сообщества в решение вопросов местного значения является основой как для развития местного самоуправления, так и для институтов гражданского общества на местном уровне. Как правило, гражданские инициативы находят поддержку местных органов самоуправления: они, с одной стороны, оперативно реагируют на нужды населения, а с другой, - выступая в качестве звена официальной власти и осуществляя некоторые делегированные функции государственного управления, претворяют решения граждан в жизнь. Фактором нестабильности продолжают оставаться территориальные вопросы. Они переплетены с историческими причинами возникновения конфликтов, давними хозяйственными спорами, проблемами передела, незаконного занятия, реального или мнимого неравенства народов во владении землей. На Северном Кавказе вопрос о земле, особенно в горных районах, вследствие особой важности этого ресурса хозяйствования является наиболее сложным, трудноразрешимым и имеет продолжительную историю. Вступившие в силу в 2005 и 2006 гг. федеральные законы «Об общих принципах организации законодательных и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» и «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», а также «Концепция административной реформы в РФ на 2006-2008 гг.» значительно расширили возможности НКО участвовать в процессе принятия решений органами государственной власти и местного самоуправления [14,30,31]. Главным механизмом налаживания взаимодействия стали обязательные в рамках закона диалоги власти и представителей гражданского общества. Для реализации Федерального закона от 06.10.2003 № 131 «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» был принят ряд законов КБР, в том числе закон от 27.02.2005 № 68Р3 «О статусе и границах муниципальных образований», который изменил границы и статус территорий муниципальных образований. При этом не было учтено положение Федерального закона от 06.10.2003 № 131, что при изменении границ территорий, в которых осуществляется местное самоуправление, при преобразовании (или) упразднении муниципальных образований необходим учет мнений соответствующих муниципальных образований. В связи с этим отдельные муниципальные образования граждан оспаривали право граждан на осуществление местного самоуправления, самостоятельность местного самоуправления в Верховном суде КБР, Конституционном суде КБР, Конституционном суде РФ [7,15, 30]. Анализируя проведенные административно-территориальные преобразования, исследователь А.Н. Такова справедливо отмечает: «Они обострили взаимоотношения между официальной властью и лидерами балкарского национального движения, представленными прежде всего Советом старейшин балкарского народа» [21, с.162 ]. Для разрешения спорных вопросов по закону КБР «О статусе и границах муниципальных образований» в Парламенте КБР была создана согласительная комиссия. Однако диалог органов государственной власти, местного самоуправления и представителей институтов гражданского общества не дал положительных результатов, до сих пор не решены спорные вопросы по определению границ муниципальных образований. Принятое на сегодняшний день компромиссное решение пересмотреть границы административных поселений, ограничив межселенные территории отгонными пастбищами, также вызвало протест у определенной части населения. Приходится признать, что административно-территориальный передел на новом витке исторического развития, реализующий положения Федерального закона от 06.10 2003 № 131 «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», не дал пока желаемых результатов, не привел к общественному согласию в КБР. Предстоит долгая кропотливая работа по поиску реального компромиссного решения, способного удовлетворить все заинтересованные стороны. Вместе с тем в Кабардино-Балкарии до сих пор не проведена земельная реформа в соответствии с требованиями Земельного кодекса Российской Федерации. Причина затягивания решения этой проблемы - отсутствие согласия в обществе. В настоящее время стало понятно, что без приватизации невозможно создать эффективное сельское хозяйство. Проблема усугубляется еще и тем, что Кабардино-Балкария - это регион со значительной долей сельского населения (сельское население в республике, по данным переписи 2010 года, составляет 45,5 процента) [12, с. 6]. На этнополитическую ситуацию в регионе определенное влияние оказывают общественные объединения. Первые общественные объединения в Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии были созданы для удовлетворения культурно-национальных интересов в 80-е г. XX в. В начале своей деятельности общественные движения провели совместно с государственными органами власти позитивную работу по духовному и культурному возрождению народов. Вместе с тем с 90-х гг. XX в. в общественных движениях региона, как и в целом по стране, обозначилась тенденция к политизации. Распад Советского государства, усиливший центробежные тенденции и на Северном Кавказе, способствовал тому, что национальные движения начали предпринимать попытки реализации различных форм самоопределения, представляющих угрозу государственному единству и территориальной целостности Российской Федерации. В разное время выдвигались идеи: - выхода из состава Российской Федерации (Чеченская Республика); - раздела или внутренней федерализации республик по национальному признаку (Дагестан, Кабардино-Балкария, Карачаево-Черкесия); - изменения границ субъектов Федерации за счет выделения из них районов компактного проживания отдельных народов, в том числе с целью создания собственной государственности или автономии (например, терских казаков, кумыков, ногайцев, лезгин, балкарцев). Одновременно с ростом напряженности на межэтническом уровне усилились объединительные тенденции на этнорегиональном уровне (абазины, балкарцы, карачаевцы, ногайцы, осетины, лезгины, черкесы, чеченцы). Так, в Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии в целях выявления общественного мнения были проведены референдумы, на которых, согласно официальным результатам, большинство населения высказалось против разделения республик [13, 17, с. 363-364]. Второй этап развития институтов гражданского общества в КБР и КЧР, на наш взгляд, начинается с 2000 гг., когда был взят курс на налаживание диалога между властью и обществом и создание условий для успешного развития гражданского общества. Важным шагом в этом направлении стало создание в регионах Общественно-консультативного совета, Общественной палаты, Общественной молодежной палаты при парламенте, молодежного Правительства, а также открытие специального Интернет-сайта Президента и «Антикоррупционной телефонной линии» при администрациях глав республик [8, 11, 18, с. 32 ]. Заслуживает внимания опыт работы Общественной палаты КБР, которая функционирует с декабря 2009 г. На заседаниях и «круглых столах» палаты в 2013-2016гг. обсуждались различные вопросы социально-экономической и общественной жизни региона, в том числе и проблемы, направленные на укрепление этнополитической стабильности в регионе: «Становление и развитие гражданского общества - путь к социальной стабильности в Кабардино-Балкарской Республике», «Некоммерческие организации Кабардино-Балкарской Республики: современное состояние, проблемы и перспективы развития», о ходе реализации рекомендаций Совета Общественной палаты КБР «О преподавании основ религиозных культур и светской этики в общеобразовательных школах республики», о ходе реализации рекомендаций Совета Общественной палаты КБР от 13.07.2012 г. по вопросу «О состоянии и перспективах дальнейшего развития национальных (кабардинского и балкарского) языков в Кабардино-Балкарской Республике», о ходе реализации рекомендаций V пленарного заседания Общественной палаты КБР от 07.10.2011г. и Совета Общественной палаты КБР от 04.10.2012 г. «О состоянии и задачах по коренному улучшению духовно-нравственного воспитания молодежи Кабардино-Балкарской Республики», «О деятельности общественных советов при исполнительных органах государственной власти», «О повышении роли молодежных общественных организаций в решении вопросов экономического и социального развития Кабардино-Балкарской Республики», «Проблемы занятости молодежи в Кабардино-Балкарской Республике», «Проблемы и перспективы развития институтов гражданского общества в муниципальных образованиях КБР», «О роли творческих союзов в сохранении и развитии национальных культур народов КБР»[5]. В обсуждении указанных проблем принимали участие депутаты Парламента КБР, представители министерств и ведомств, органов местного самоуправления, бизнеса, общественных и некоммерческих организаций, научной и творческой интеллигенции, духовенства, национально-культурных объединений, средств массовой информации. Эффективной формой учета общественного мнения при выработке управленческих решений является участие комиссий Общественной палаты в проведении общественной экспертизы важнейших законопроектов, проектов программ социально-экономического развития Кабардино-Балкарской Республики, подготовка предложений по проектам нормативно-правовых актов, затрагивающих интересы населения республики. С этой целью было заключено Соглашение о взаимодействии Парламента КБР и Общественной палаты КБР. В период 2013-2016гг. проведена общественная экспертиза 69 проектов законов КБР и 40 проектов федеральных законов в рамках «нулевых чтений», разработаны и внесены в Парламент КБР 4 проекта законов КБР [5]. Общественная палата Карачаево-Черкесской Республики функционирует с 2011г. На заседаниях и «круглых столах» палаты в 2016 гг. обсуждались разные вопросы социально-экономической и общественной жизни региона, в том числе и такие проблемы: «Взаимодействие НКО с Общественной палатой КЧР», «Гармонизация межнациональных отношений и профилактика экстремизма через СМИ», «Роль и значение творческих союзов КЧР в духовном становлении молодежи: проблемы, перспективы». Проведена общественная экспертиза проекта закона КБР «О патриотическом воспитании граждан КЧР» и 24 нормативно-правовых актов Российской Федерации [6]. В последние годы наметились новые тенденции в сфере деятельности молодежных организаций Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии. Наряду с многочисленными зарегистрированными организациями, в которых по преимуществу действует принцип фиксированного заявительного членства, увеличилось количество общественных движений, занимающихся проведением массовых акций без выдачи участникам членских билетов. Многие начинания подобного рода преследуют цель воспитать будущих лидеров, дать возможность наиболее талантливым попробовать себя в общественно значимой работе. Свою работу в этом направлении ведут республиканские общественные объединения: «Институт проблем молодежи», «Институт молодежных инициатив», «Лидер-центр», «Инициатива», «Перспектива», «Сигма», «Чистые сердца», «Союз сельской молодежи», «Союз молодежных объединений», «Союз детских организаций», «Дети России», аэрокосмическое общественное объединение «Союз». Крупные политические партии создают собственные молодежные объединения. Функционирует региональное отделение всероссийской общественной организации «Молодая гвардия» всероссийской политической партии «Единая Россия». Важным элементом гражданского общества являются национально-культурные объединения и религиозные организации. В Кабардино-Балкарии проживают представители более 120 национальностей, исповедующие различные религии. Зарегистрировано 16 культурно-национальных центров, Еврейская национально-культурная автономия и 173 религиозные организации, в том числе 123 мусульманские [11]. Вопросы межнационального и межконфессионального мира в республике всегда были приоритетными для государственных органов власти и общества. В Кабардино-Балкарии заложена серьёзная база для межнационального диалога. Одним из наиболее важных его результатов является деятельность национальных общественных объединений и культурно-национальных центров. Заслуживает внимания и распространения опыт работы Кабардино-Балкарского фонда культуры по сохранению и возрождению традиций народов, проживающих в республике. Здесь функционируют 16 культурно-национальных центров и объединений. Проводимые ими мероприятия способствуют сохранению и возрождению духовных традиций народов, играют важную роль в укреплении взаимопонимания между народами. На примере Кабардино-Балкарии можно наглядно увидеть, как посредством взаимообмена культур можно влиять на гармонизацию межнациональных отношений [22, с.323]. Облик гражданского общества определяют также разнообразные спортивные, досуговые объединения. В республике действуют кружки и клубы, спортивные общества, оборонно-спортивно-технические организации. Благодаря этим организациям поддерживается любительский спорт в регионе, выявляются новые таланты среди детей и подростков. В 1990-е гг. произошла заметная коммерциализация деятельности этих организаций. И лишь осуществляемая в последнее время серьезная поддержка со стороны государственных и муниципальных органов власти и спонсоров позволила расширить сеть бесплатных для детей и родителей кружков и секций по различным видам спорта. Важным механизмом активизации деятельности некоммерческих организаций является система субсидирования. В соответствии с ФЗ «О некоммерческих организациях» Кабардино-Балкария с 2011 г. принимает участие в конкурсных отборах, проводимых Министерством экономического развития РФ для предоставления субсидий социально ориентированным некоммерческим организациям. В 2015 г. 3 проекта получили гранты на общую сумму 3 289 672 руб., в 2016 г. 6 проектов - на общую сумму 12 200 000 руб. [10]. Кроме того, с целью повышения эффективности деятельности некоммерческого сектора в решении социальных проблем в КБР реализуются меры по поддержке общественных организаций из республиканского бюджета. В рамках реализации государственной программы КБР «Взаимодействие с общественными организациями и институтами гражданского общества в Кабардино-Балкарской Республике» на 2016-2020 гг. и подпрограммы КБР «Повышение эффективности государственной поддержки социально ориентированных некоммерческих организаций» на основе конкурсного отбора в 2016г. некоммерческие организации получили на реализацию 46 проектов 11 060,82 тыс. руб. [10]. В Карачаево-Черкесии в 2015-2016 гг. социально ориентированные некоммерческие организации получили из средств федерального бюджета 4 гранта на общую сумму 4 172,0 руб. Из средств республиканского бюджета - 10 грантов на общую сумму 1 млн. руб. [6]. Индикаторами развития гражданского общества являются средства массовой информации. Благодаря им граждане получают представление о происходящих в стране и республике процессах, государственных проблемах общества. Именно поэтому деятельность журналистов находится в центре внимания общества, они как социальные посредники выполняют важную для гражданских институтов и государства функцию. Отдельные виды средств массовой информации по своему влиянию на российского гражданина, на формирование общественного мнения стали серьезно различаться: в частности, приоритетное, главенствующее место среди них заняли телевидение, радиовещание, а также Интернет. В последние годы рынок печатных средств массовой информации в Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии значительно увеличился. Значительную работу по укреплению этнополитической стабильности в КЧР ведут республиканские СМИ: в КБР зарегистрировано 73 средства массовой информации. Из них 59 печатных, в том числе 25 официальных, финансируемых из республиканского бюджета. Однако многие издания, как отметил в своем выступлении министр по информационным коммуникациям, работе с общественными объединениями и делам молодежи Б.С. Паштов на заседании Общественно-консультативного совета при президенте КБР, «ограничиваются описательностью и мажорными репортажами, отсутствуют аналитические материалы» [16]. В Карачаево-Черкесской Республике функционируют 48 печатных и электронных средств массовой информации всех форм собственности, в том числе 3 телевизионных канала и 1 телепрограмма, 11 радиоканалов, 26 газет, 7 журналов. В целом анализ прессы в стране, особенно публикаций в Интернете, многих передач по телевидению позволяет утверждать, что они негативно влияют на воспитание молодежи, формирование в ней общечеловеческой, гражданской позиции [9]. Задачей институтов гражданского общества и государственных органов является эффективное использование средств массовой информации для улучшения диалога между ними. Стабильная этноконфессиональная обстановка не означает отсутствия проблем в этой сфере. События, произошедшие в октябре 2005 г. в Нальчике, показали, что исламский экстремизм в его вооруженной, террористической форме проник и в Кабардино-Балкарию. До настоящего времени нет ясного ответа на причины выступления молодых людей и нет ответа на вопрос, как оказалось возможным такое широкое развитие экстремистских настроений в молодежной среде республики. Основными причинами октябрьского вооруженного выступления «молодых мусульман» в Кабардино-Балкарии, на наш взгляд, были слабые теологические познания как большей части официальных священнослужителей, так и «новых мусульман», что вкупе с определенными просчетами в государственно-религиозных отношениях способствовало формированию социальной базы религиозного экстремизма. В республике накопился большой террористический потенциал, активно велась экстремистская пропагандистская кампания, щедро финансируемая неправительственными, благотворительными организациями и бизнес-структурами, имеющими связи с зарубежьем. За возникновение и эскалацию в КБР конфликтной ситуации ответственны как представители государственных силовых структур, допускавшие нарушение прав мусульман, так и радикалы, выступавшие под религиозными лозунгами. После этих трагических событий проблема исламского радикализма в республике перешла в латентную фазу развития. Реалии Северного Кавказа, в том числе Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии, где сохраняется экономический кризис, сложная этнополитическая ситуация, резкое расслоение общества на «богатых и бедных», наиболее болезненно воспринимаются молодежью. Внешние и внутренние деструктивные силы, пользуясь данной ситуацией, стремятся манипулировать молодежью, пытаясь использовать ее в экстремистских целях. Как показывает жизнь, наиболее серьезным каналом, через который развиваются экстремистские воззрения, как это ни парадоксально, оказывается религия, которая из духовной сферы переходит в политическую. В некоторой перспективе влияние ислама на политическую реальность Северного Кавказа представляется настолько масштабным, что вполне обоснована постановка вопроса о серьезном внимании к данной проблеме всех общественных и политических институтов региона. Таким образом, следует отметить, что наряду с бесспорными достижениями исламского возрождения выявились и его внутренние проблемы, главные из которых - раскол мусульманский общины и политизация ислама. Карачаево-Черкесия избежала потрясений, подобных вооруженному нападению на столицу соседней Кабардино-Балкарии Нальчик в октябре 2005 г. Это объясняется тем, что в республиках, ввергнутых в постсоветское время в пропасть вооруженного противостояния, конфликты в исламской среде к тому времени выглядели как противоборство местного Духовного управления и исламских групп, не признавших его авторитета. То исламское течение, которое было представлено Духовным управлением, автоматически получало привилегии единственного «пророссийского». В Карачаево-Черкесии был избран принципиально иной путь: там в Духовном управлении не концентрировались адепты какого-то одного религиозного направления. Наоборот, при явном содействии местных властей позиции в официальных исламских структурах получили мусульмане достаточно разнообразных взглядов. Это способствует предотвращению раскола среди тех мусульман, которые не нарушают российское законодательство, не дает никому из них почувствовать себя отверженными, чтобы оказаться потом под влиянием реальных экстремистов и в конце концов уйти в лес [19]. В настоящее время легальные структуры радикальных исламистов в Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии ликвидированы, закрыты филиалы исламских благотворительных фондов. Борьба с вооруженным исламским подпольем в КБР привела к ликвидации его наиболее заметных лидеров и к общему сокращению численности боевиков, однако одновременно способствовала дальнейшей эскалации насилия в регионе. Представители религиозно-политического экстремизма перешли к нелегальной деятельности, что привело к резкому ухудшению криминогенной ситуации. В 2010 г. в Кабардино-Балкарии бандподпольем было совершено 143 террористических акта, в 2014г. - 10, в 2015г. - 2. Некоторые аналитики считают, что снижение количества терактов связано с тем, что, по официальным данным, в рядах «международных террористических организаций» на территории Сирии действуют 136 установленных жителей КБР и 16 - КЧР. Вместе с тем по прогнозам на 2016 г. деятельность незаконных вооруженных формирований в регионах будет влиять на оперативную обстановку здесь - «их не так много, но они продолжают вербовку, используя разные ресурсы, привлекают новых граждан регионов» [1]. В этих условиях очевидна необходимость создания и выработки системы мер по формированию и развитию социально значимых духовно-нравственных и гражданских ценностей в процессе воспитания и обучения в образовательных учреждениях Северного Кавказа. В этом плане заслуживает также внимания и опыт работы Духовного управления мусульман КБР (далее - ДУМ) с молодежью республики. В первую очередь это развитие системы духовно-нравственного просвещения, образования и воспитания исламской молодежи. Кроме этого ДУМ занимается разработкой и реализацией социальных программ и проектов, направленных на повышение у молодежи уровня культуры межконфессиональной и межэтнической толерантности, выработку у молодежи иммунитета к экстремистской идеологии, формирование активной общественной и гражданской позиции в условиях современного общества. Для более эффективного восприятия комплексного курса «Основы религиозных культур и светской этики» учащиеся 4-х классов практически всех общеобразовательных школ республики регулярно посещают Соборную мечеть г. Нальчика, где их знакомят с историей и культурой ислама, его духовно-нравственными ценностями. В таких экскурсиях принимают участие и старшеклассники. Функционируют Республиканская детско-молодежная общественная организация волонтеров КБР, «Помоги ближнему», волонтерский исламский клуб «Фатх», которые занимаются реализацией благотворительных, спортивных и развивающих проектов и программ. Ежегодно организуются и проводятся детско-молодежные лагеря межнациональной и межконфессиональной направленности, в том числе и в рамках реализации общественно значимых проектов. ДУМ ежегодно проводит семинары и научные конференции. Особый интерес представляют: Международный научно-практический семинар «Московская Богословская декларация как инструмент преодоления крайних позиций в среде мусульманской молодежи» (ноябрь 2012 г.); Международная богословская конференция «Мусульмане и национальная культура в светском обществе»; Международная межрелигиозная научная конференция «Традиционные религии: призыв к миру и добрососедству», в которых принимали участие исламские богословы мирового уровня (октябрь 2014 г.) [4]. Таким образом, в Российской Федерации и ее субъектах создана нормативно-правовая база для становления гражданского общества. В регионах, в том числе в Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии, созданы институты гражданского общества. Активизируется деятельность некоммерческих объединений, проводятся различные мероприятия на региональном и местном уровне, обеспечивающие сотрудничество при решении практических проблем. Вместе с тем анализ практики деятельности действующих в республике НКО показывает, что они не всегда поспевают за динамично развивающимися общественными процессами в области социально-экономического и общественно-политического развития республики, а значит, не всегда соответствуют сложившимся реалиям, не осознают собственной политической роли в современных условиях развития республики. Развитие НКО всех форм в регионах также сдерживается все еще низкой общественной активностью граждан, отсутствием принципиальной гражданской позиции по целому ряду важнейших вопросов, что прежде всего связано с решительным осуждением экстремистской идеологии и терроризма, определенной нерешительностью и неумением граждан республик законными средствами отстаивать собственные конституционные права и свободы. Как следствие, целый ряд социально значимых сфер жизнедеятельности республики, в особенности в сфере ЖКХ и местного самоуправления, в сфере организации потребительского рынка, образования и здравоохранения, остаются неохваченными либо характеризуются низкой степенью участия в них общественных объединений. Практически не развивается НКО в сельской местности. Серьезным препятствием на пути развития гражданского общества в республике являются отсутствие должных социально-правовых механизмов взаимодействия государственной власти, бизнеса и общества, а также неготовность власти рассматривать общественный сектор как равноправного партнера в решении социально-экономических проблем республики и населения. Кроме того, не налажен доверительный диалог внутри самого гражданского сообщества, налицо слабая информированность граждан республики о деятельности общественных организаций, отсутствие систематической связи общественных организаций с представителями средств массовой информации. Неэффективными пока являются взаимоотношения общественных организаций и органов власти на уровне местного самоуправления. Для дальнейшего развития гражданского общества необходима эффективная политика по линии «государство - гражданское общество». Только на основе сочетания эффективности государства (прежде всего - формирование независимой исполнительной власти от судебной) и создания системы поддержки развития гражданского общества можно добиться общественной активности граждан. Это требует большой отдачи как от государства, так и от структур гражданского общества

A I Tetuev

Institute for Humanities Research

Email: alim-tetuev@mail
Nalchik

  • Газета Юга 2016. 14 апреля; Дело возбуждено против 16 жителей КЧР, уехавших воевать в Сирию // Электронный ресурс: Официальный сайт Российского агентства правовой и судебной информации. www. rapsinews.ru (дата обращения 14.04.2017).
  • Гражданский кодекс. М.: Проспект, 2005. -116 с.
  • Гражданский форум стал первой официальной встречей в Кремле представителей российских организаций гражданского общества, правительства и президента. Плюсы и минусы этого неоднозначного события широко обсуждались. См.: Гражданский форум: Год спустя / Под ред. Н.М. Дорошевой. М.: CAF, 2003. S. 10.
  • Дзасежев Х. Доклад муфтия КБР «О деятельности ДУМ КБР за период с 2011 по 2016 гг.» на 7-м съезде мусульман Кабардино-Балкарии // Электронный ресурс: www.kbrdum.ru (дата обращения 19.04.2017 г.).
  • Доклад об итогах деятельности Общественной палаты Кабардино-Балкарской Республики (2013-2016 гг.) // Электронный ресурс: www.опкбррф (дата обращения 14.04.2017 г.)
  • Доклад об итогах работы Общественной палаты Карачаево-Черкесской Республики за 2015 - 2016 гг. // Электронный ресурс: www. palatakchr.ru (дата обращения 14.04.2017 г.)
  • Закон КБР № 68Р3 от 27.02.2005 «О статусе и границах муниципальных образований» // Электронный ресурс: www.praitelstvo.ru (дата обращения 14.04.2017г.)
  • Информация Управления Минюста РФ по КЧР о некоммерческих организациях // Электронный ресурс: www. to09.minjust.ru (дата обращения 14.04.2017 г.).
  • Информация о средствах массовой информации и книгоиздательской деятельности в Карачаево-Черкесской Республике // Электронный ресурс: www. minnac-kchr.ru (дата обращения 14.04.2017 г.).
  • Информация о реализации государственной программы Кабардино-Балкарской Республики «Взаимодействие с общественными организациями и институтами гражданского общества в Кабардино-Балкарской Республике» на 2016-2020 годы // Электронный ресурс: www. pravitelstvo kbr.ru (дата обращения 14.04.2017 г.).
  • Информация Управления Минюста РФ по КБР о некоммерческих организациях // Электронный ресурс // www. minust-kbr.ru.
  • Итоги Всероссийской переписи населения 2010 г. Том 3. Национальный состав и владение языками, гражданство. Нальчик, 2013. - 171 с.
  • Карачаево-Черкесия // Электронный ресурс: www.wikipedia.org/wiki/ (дата обращения: 16.03.2017 г.).
  • Концепция административной реформы в РФ на 2006-2008 гг. // Собрание законодательства РФ. 2005. № 46. Cтатья 4720.
  • Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 3 апреля 2007 г. № 171-О-П «по жалобе гражданина О.Б. Гуртуева и коллективной жалобе граждан - жителей Кабардино-Балкарской Республики на нарушение их конституционных прав положениями законов Кабардино-Балкарской Республики «Об административно-территориальном устройстве Кабардино-Балкарской Республики», «О статусе и границах муниципальных образований в Кабардино-Балкарской Республике» и Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» // Российская газета №4368, 19 мая 2007 г.
  • Паштов Б.С. Выступление министра по информационным коммуникациям, работе с общественными объединениями и делам молодежи КБР на заседании Общественно-консультативного совета при президенте КБР// Электронный ресурс: www.kavkaz-uzel.eu /kabardino-balkaria(дата обращения 14.04.2017 г.).
  • Политика и право в сфере этногосударственных отношений Кабардино-Балкарии / Авт.-сост. С. И. Аккиева, Х. М. Думанов; отв. ред. М. Н. Губогло. Москва - Нальчик: ЦИМО ИЭА РАН. 2001. Т. 1. - 377 с.
  • Послание Президента Кабардино-Балкарской Республики Парламенту. Нальчик, 2006. - 39с.
  • Село вместо города: как сохранили мир в Карачаево-Черкесии // Электронный ресурс: www/kavpolit.com/articles (дата обращения 18.04.2017 г.).
  • Создание Общественной палаты в качестве дополнительной возможности для развития гражданского общества в стране // Спикер Государственной думы Борис Грызлов. Москва, 16.05.2005 (RFE/RL, 17.05.2005 г.).
  • Такова А. Н. Политические преобразования в Кабардино-Балкарской Республике 2005-2008 гг. // Вестник РГГУ. Научный журнал. №17(09) Серия «Исторические науки. История России». М., 2009. С. 157-166.
  • Тетуев А.И. Межнациональные отношения на Северном Кавказе: эволюция, опыт, тенденции. Нальчик, 2006. - 352 с.
  • ФЗ «О благотворительных организациях и благотворительной деятельности» 11.08.1995 №135 - ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации 1995. №33. Статья 3340.
  • ФЗ «О государственной поддержке молодежных и детских общественных объединений» // СЗ РФ. Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. №27. Статья 2503.
  • ФЗ «О кредитных потребительских кооперациях граждан» // Собрание законодательства Российской Федерации. 2001. № 33, (4.1). Статья 3420.
  • ФЗ «О некоммерческих организациях» №7 ФЗ //СЗ РФ. Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. № 3. Статья 145.
  • ФЗ «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности» // Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. №3. Статья 148.
  • ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» //Собрание законодательства Российской Федерации. 1997. № 39. Статья 4465.
  • ФЗ «Об общественных объединениях» №82-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. № 21. Статья 1930.
  • ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления» // Собрание законодательства Российской Федерации. 2003. № 40. Статья 3822.
  • ФЗ. «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации. 1999. № 42. Статья 5005.

Views

Abstract - 93

PDF (Russian) - 73

PlumX


Copyright (c) 2017 Tetuev A.I.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.