MOUNTAINEERS OF THE NORTH CAUCASUS ON THE CORONATIONS OF RUSSIAN EMPERORS (XIX - THE BEGINNING OF THE XX CENTURY)

Cover Page

Abstract


The article shows how in the 19th century the representatives of the mountaineers from the North Caucasus participated in the coronations of Russian emperors, it deals with the body of deputies, their provision and encouragement. Beginning with Nicholas I, all the emperors at such ceremonies were escorted by the personal guard in which representatives of many Caucasian peoples served. The courtesy to the deputies and possibility to communicate with the leaders of the Russian state became one of the means of successful adaptation of mountaineers and created the conditions for dialogue with the
authorities.

В 1864 году завершились военные действия на Северном Кавказе, получившие название Кавказской войны. Важным её политическим итогом стало окончательное вхождение горских народов в состав Российской империи - процесса, начавшегося еще в XVIII в. Как известно, уже с первых десятилетий XIX в. произошли колоссальные преобразования во всех сферах жизни: управлении, судебно-правовой и правоохранительной системе, организации духовной жизни, экономике. В корне изменились жизнь и быт горцев. Проведённые реформы имели своей целью обеспечить адаптацию новых подданных в составе Российской империи, их слияние, как писали в то время, с «организмом государства» (ГАРФ. Ф.677. Оп. 1. Д. 517. Л. 1), спокойствие в крае. Данное обстоятельство объясняет стремление правящих кругов российского государства, кавказской и местной администраций подчеркнуть, пользуясь всеми доступными средствами, новый статус народов Северного Кавказа. Одним из таких шагов стало приглашение депутатов от горцев, подданных Российской империи, на торжества по поводу коронации императоров. Вполне можно допустить, что такие факты имели место еще в XVIII в., когда, как известно, часть горцев признала российское подданство. Но большую актуальность и организованный характер они приобрели всё же в XIX - начале XX вв. Известно, например, что перед коронацией Николая I в Москве 22 августа 1826 г. составлялся порядок проведения торжеств, в котором определялся состав делегаций от различных регионов российского государства. Специально вводилось положение, в соответствии с которым депутаты от областей, состоявших в военном управлении, к которым относился и Северный Кавказ, отбирались по усмотрению главнокомандующих войсками в регионе (РГВИА. Ф. 13454 Оп. 15. Д. 254. Лл. 3-3 об.). Данный факт не вызывает сомнения в том, что на торжествах в Москве присутствовали делегаты от северокавказских народов. Начиная со времени второй коронации Николая I, в Варшаве 24 мая 1829 г. утвердилась традиция, по которой российских императоров на торжествах сопровождал личный конвой, в котором на службе состояли также представители кавказских народов. Пожалуй, самым зрелищным и торжественным событием стала коронация Александра II, расходы на которую из средств казны составили колоссальную по тем временам сумму - 6 млн. рублей серебром. Данный факт не остался незамеченным гостями Москвы. Корреспондент «Таймс», комментируя прибытие Александра II и его супруги в Москву для предстоящей коронации, состоявшейся 26 августа 1856 г. в сопровождении свиты и конвоя, с неподдельным восторгом писал: «…Но вот загремели барабаны, зазвучали военные трубы, и все утихло. Показался отряд конных жандармов, за ними следовал конвой Его Величества. Как описать эту группу воинов, ехавших при звуках своей музыки, в полном вооружении? Таковыми должны были быть крестоносцы или, скорее, воины Саладина во время кровавых битв за Крест и Луну. На кровных борзых конях, покрытых дорогой сбруей античного характера, проехал конвой императора. Головы воинов защищены кольчугою, сделанною из самых мелких колец, столь тонких, что некоторые опускают ее на покрывало, эта кольчуга спадает на грудь и спину и закрывает их; из-под нее виднеется богатый, желто-шелковый кафтан. Все они вооружены старинными ружьями, пистолетами и кривыми саблями, седла обиты серебром…» (Сказание о венчании русских царей.., 1896. С. 63). Это красочное шествие призвано имело своей целью продемонстрировать присутствующим и гостям, что Российская империя владеет всем Кавказом, а самые лучшие представители его народов, благодаря своей храбрости и воинственности, получившие известность во всем мире, служат императору и состоят в его личной охране. Участие конвоя в объявлении дня коронации и в самой церемонии было строго расписано (Крылов И.З., 1856. С. 71-80). Не менее важным подтверждением тому должно было служить присутствие на торжествах делегаций от самих кавказских, в том числе горских, народов. По какому же принципу набирались горцы Северного Кавказа и кто из них участвовал в торжественных мероприятиях по случаю коронации российских императоров? Как указывалось, начиная с коронации Николая I в областях, состоявших в военном управлении, депутаты отбирались по усмотрению главнокомандующего войсками в регионе из горцев, пользовавшихся уважением в своем народе и доверием местного начальства (офицеры, старшины, переводчики, духовные лица). Известно, что в 40-х гг. XIX в. составлялись списки таких горцев с указанием полных сведений о них (фамилия, возраст, происхождение) и членах семьи, включая даже родословную, в частности, жителей Кумыкского и Чеченского округов (РГВИА. Ф. 13454. Оп. 5. Д. 450. Лл. 1-20). Перед коронацией Александра II, подготовка к которой проводилась с особой тщательностью, от горских племен, проживающих на Левом фланге Кавказской линии, Главный штаб армии предложил назначить почетным депутатом князя Али Султана Казаналипова (РГВИ. Ф. 13454 Оп. 15. Д. 254. Лл. 23-24). Однако командующий войсками генерал Н.И. Евдокимов 31 мая 1856 г. отписал временно командующему войсками на Кавказской линии и в Черномории генерал-лейтенанту В.М. Козловскому, что князь не может представлять всех горцев. В числе последних он особенно выделил самый многочисленный народ - чеченский - «издавна добровольно покорившийся российскому правительству и обитающий на Левом фланге с такою же преданностью, как и другие народы». Чеченский народ, по его словам, значительно превышая кумыкский, составлял «на левом Фланге весьма важное для спокойствия края положение. Положение его в том отношении - как по преданности, так и по храбрости - известно не только здешнему начальству, но и самому императору». Граф Н.И. Евдокимов предположил, что весьма вероятно, «Его Величеству благоугодно будет при Священном короновании Его видеть представителя и от Чеченцев» или же вспомнит о них (Сказание о венчании русских царей.., 1896. С. 71). В октябре 1850 г., будучи в Чечне, цесаревич Александр вместе с отрядом русских войск попал в перестрелку. В преследовании противника отличились офицеры из горцев и чеченские милиционеры. Многие из них были представлены к наградам (ГАРФ. 678. Оп. 1. Д. 372. Лл. 1-9). К депутатам назначались переводчики и прислуга. Для поездки их на торжества приобретался транспорт «с выдачей на проезд погонных денег на тройку и на содержание по три рубля в сутки за все время нахождения в поездке». Расходы на дорогу, содержание депутатов и сопровождавших их лиц несла казна. Забота о депутатах, прибывавших в Москву на коронацию Александра II, возлагалась на управляющего Кавказским комитетом (учрежден в 1845 г.). Делегации от подданных разных окраин Российской империи произвели большое впечатление на гостей, приехавших из разных стран. Газета «Таймс» писала о торжественном въезде императора в Москву: «Замечательнее всего была кавалькада, состоявшая из азиатских народов, которые покорились России…здесь были башкиры, черкесы, абхазцы в панцирях и тонких кольчугах, калмыки,… татары,… грузины,… дикие горцы, обитатели таких стран, куда не проникал ни один образованный европеец…». Красочно описывалась их старинная одежда (Сказание о венчании русских царей.., 1896. С. 71). Традицией всех коронаций стало награждение гостей и участников торжеств. Для этого заранее сообщались сведения о каждом из них и какую награду заслуживает. После коронации Александра II депутаты от горцев были награждены орденами и медалями, новыми чинами и денежными премиями. В составе делегации находились лица княжеского происхождения, уздени, офицеры русской армии из горцев, духовные лица, старшины. Коронация Александра III состоялась 15 мая 1883 г. (Сказание о венчании русских царей.., 1896. С. 71). При въезде императора и его семьи в Москву были приняты беспрецедентные меры безопасности. Монаршую чету вместе с другими подданными верхом в два ряда сопровождали депутаты от подвластных России народов. В торжественной процессии они занимали почетное четвертое место после полицмейстера, команды жандармов, личного императорского конвоя и двух эскадронов (казачьего полка и драгун). И только затем вступали депутаты от казачьего сословия и знатное дворянство (Сказание о венчании русских царей.., 1896. С. 73). В личном конвое императора к 1882 г. остались только эскадроны кубанских и терских казаков. Однако горцы продолжали служить в них вплоть до Революции 1917 г. (Крылов И.З. , 1856. С. 210-214). Депутаты от народов Северного Кавказа как представители других областей, находившихся в управлении военного ведомства приглашались также на торжества по случаю коронации Николая II (14 мая 1896 г.). По докладу военного министра, они участвовали в торжественном въезде в Москву, поздравлении и подношении хлеба-соли монаршей чете. Депутатов обучали этикету, традициям и процедуре коронации. Поздравления принесли также муфтии всех духовных управлений мусульман России шейхуль-Ислам Закавказья (Сказание о венчании русских царей.., 1896. С. 101). Как известно, духовное управление мусульман Северного Кавказа до Революции 1917 г. так и не было создано (Арапов Д. Ю., 2006. С. 66). Сам факт участия в коронации представителей народов Северного Кавказа, особенно в период военных действий 20-60-х гг. XIX в., имел особое политическое значение. Щедрые расходы на депутатов, пышность и торжественность мероприятий стали демонстрацией богатства и могущества российского государства. Большие расстояния до Москвы и обратно показывали, насколько оно является огромным. Все это должно было вселить в горцев ощущение бессмысленности дальнейшего сопротивления русской армии, а почет, награды и подарки, другие знаки внимания, оказанные депутатам,- уверенность в особом внимании к горским народам и гарантией обеспечения им покоя и процветания в составе Российской империи.

M S Arsanukaeva

Российская правовая академия Минюста России

Author for correspondence.
Email: az1man2@mail.ru
Москва

  • Imperial Russia and the Muslim world. Moscow: Natalis, 2006: 480.
  • State archives of the Russian Federation (hereinafter - GARF). F. 677. Inv. 1. File 517. GARF. 678. Inv. 1. File 372.
  • Klochkov D.A. "Remarkable for bravery". His Imperial Majesty's own convoy. 1829-1917. History. Outfit. Armament. Regalia. SPb.: Slavia, 2007: 348.
  • Krylov I.Z. The historical description of all coronations of emperors and empresses of Russia: compiled on reliable sources. Moscow: N. Smirnov, University typography, 1856: 112.
  • Legend of the wedding of Russian tsars and emperors / comp. S.S. Pyatnitsky. М.: Typo-lithography of О.I. Mashkevich and Company, 1896: 108.
  • Russian State Military Historical Archive (hereinafter - RGVIA). F. 13454 Inv. 15. File 254.
  • RGVIA. F. 13454. Inv. 5. File 450.

Views

Abstract - 62

PDF (Russian) - 24

PlumX


Copyright (c) 2015 Arsanukaeva M.S.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.