FOLK MEDICINE OF THE LOWER TEREK COSSACKS (19th - EARLY 20th CC.)

Cover Page

Abstract


The article deals with an underinvestigated problem of ethnography of the Lower Terek Cossacks - folk medicine. The author of the article considers the methods of treatment of the most common diseases among the Lower Terek Cossacks in the 19th-early 20th cc. - the diseases of heart, gastrointestinal tract, genitourinary system, head, musculoskeletal system, skin, as well as neuropsychic, children’s diseases and others. It is shown that using the medicines of vegetable and animal origin, hirudotherapy, diets, physical action and accumulated empirical knowledge, healers managed to treat many diseases, thereby compensated for a shortcoming of medical institutions and healthcare personnel. The analysis of the collected field ethnographic data testifies to the wide use of irrational methods of treatment in folk medicine. The popularity of healing magic is explained by the fact that in most cases it achieved the desired result and had a certain psychotherapeutic effect. Folk medicine of the Lower Terek Cossacks has much in common with that of the Dagestan peoples in the methods of treating various diseases and its close connection with the ecological characteristics of the environment. Ethnographic materials show that in extreme cases (bullet wounds, puncture wounds), the Lower Terek Cossacks sought treatment from mountain physicians who were skilled in treating gunshot wounds. Examples of interaction between the Lower Terek Cossacks and mountain peoples in various spheres, including folk medicine, indicate that the Lower Terek Cossacks have blended in with the North Caucasus cultural space and become an integral part of it though they were not the indigenous population of the region.

В XIX - начале ХХ в. в Терской области, несмотря на наличие квалифицированных врачей, больниц, фельдшерских пунктов и аптек, продолжали практиковать народные целители, знахари, повитухи. Популярность народной медицины среди нижнетерцев объясняется, прежде всего, нехваткой лечебных учреждений и медицинских кадров. Так, например, в 1894 г. «принимая в расчет всех врачей, один врач приходился на 7834 души населения Терской области, а одно лицо медицинского персонала, считая как врачей, так и фельдшеров, - на 2327 душ» [20, с. 29]. Военные госпитали и местные лазареты содержались исключительно на средства военного министерства и были предназначены, главным образом, для бесплатного лечения в них офицеров и нижних воинских чинов, а также лиц, принадлежащих к военному ведомству. Но из-за отсутствия во многих частях области каких-либо иных лечебных заведений военные госпитали и лазареты принимали на свободные места также прочих лиц за плату, ежегодно утверждаемую командующим войсками округа. В войсковых лечебных заведениях лечились только лица казачьего сословия, больные других сословий допускались в них лишь в крайних случаях. Для лиц неказачьего сословия в Терской области функционировало три лечебных заведения, которые были построены и содержались за счет благотворительных средств [20, с. 29]. Постепенно положение с медперсоналом и лечебными учреждениями стало улучшаться (см. табл. 1). Таблица 1 Количество лечебных учреждений и мед. персонала В разные годы 1903 1908 1912 1915 Аптека 24 31 34 43 Военный госпиталь и лазарет 11 11 11 7 Больница и приемный покой 6 13 17 21 Койко-мест в больнице 1485 1642 1778 1805 Количество врачей 134 139 150 173 Количество фельдшеров 339 349 279 294 Количество повитух 36 45 56 62 Кол-во оспопрививателей 20 - - - Число обращений к врачам было относительно стабильным. Так, например, в Терской области в 1903 г. услугами врачей на дому воспользовалось 179 413 человек [21, с. 54], в 1908 г. - 254 955 [22, с. 64], в 1912 г. - 24 448 [23, с. 70], в 1915 г. - 22 096 [24, с. 99]. За здоровьем местного населения и санитарным состоянием казачьих станиц следили не только врачи и фельдшеры местной войсковой больницы, но и атаман. Во главе с атаманом станичная администрация проводила контроль за качеством продуктов на базаре, вела надзор за соблюдением чистоты, за своевременной дезинфекцией в домах, сожжением одежды инфекционных больных, за размещением больных в карантинное помещение и надлежащим лечением. В станице поддерживался порядок, особенно санитарный: по субботам проводилась очистка улиц и дворов от навоза и накопившегося мусора. В весенний период все здания подлежали ремонту, а дворовые постройки обновлялись и освобождались от нечистот, осуществлялась очистка скотных дворов. Несмотря на проводимые в станицах санитарно-профилактические мероприятия, уровень смертности и заболеваний среди нижнетерских казаков был высок. Наиболее распространенными болезнями были оспа, скарлатина, дифтерит, корь, коклюш, тиф (сыпной, брюшной, возвратный, неопределенный), дизентерия, крупозное воспаление легких, бугорчатка легких, грипп, азиатская холера. Большинство из них плохо поддавалось медикаментозному лечению, и многие нижнетерцы вынуждены были обращаться к местным лекарям и знахарям, использовавшим в своей практике не только рациональные, но и иррациональные методы. Лечением занимались как женщины, так и мужчины. Мужчина-лекарь, главным образом, занимался лечением опорно-двигательной системы, извлекал пули, лечил огнестрельные раны, проводил сложные операции (трепанацию черепа), женщина-лекарь - лечением внутренних органов, кожных и детских заболеваний, женского и мужского бесплодия. Бесплодие считалось самым большим несчастьем и воспринималось не только как личная трагедия женщины, но и как горе для всей семьи. Семья без детей считалась неполноценной. У нижнетерских казаков существует ряд поговорок, подтверждающих данный тезис. Так, казаки говорят: «Дом с детьми - базар, без детей - могила», «Бездетный умрет, и собака не возьмет» (не взвоет), «Без детей тоскливо, с детьми хлопотно», «У кого детей нет - во грехе живёт» и т.д. Подобное отношение к бесплодию отмечается и у народов Дагестана [13, с. 107; 14, с. 33; 15, с.45-46]. В бесплодии чаще всего обвиняли женщину, хотя бесплодным мог оказаться и мужчина. Бесплодие женщины нередко становилось поводом для возникновения конфликтов между супругами и родственниками. С бездетной женщиной, как правило, разводились. На этом чаще всего настаивала свекровь, нередко из ее уст в адрес невестки можно было услышать: «яловая телка», «пустая», «сухое дерево», «пустоцвет». Если молодожены через год после свадьбы не обзаводились детьми, то это уже было поводом для волнений близких родственников. В первую очередь начинала беспокоиться сама молодая женщина. За помощью она обращалась к лекарям и знахарям. Лечением бесплодия и других женских заболеваний, как правило, занималась женщина-лекарь. В борьбе с женским бесплодием использовали любые методы, в том числе и иррациональные. Так, лекарь предлагала бездетной женщине проговаривать перед брачной постелью и после следующие слова: «У лошади - жеребяти, у коровы - теляти, у овцы - ягняти, у меня нет дитяти. Как месяц растет-нарастает, так пусть из семени семечко будет для меня деточка. Благослови, Господи. Аминь». Другим методом излечения от бесплодия у казаков было лечение сердоликом. Лекарь рекомендовала женщине в первые дни после полнолуния, желательно в четверг, набрать воды из трех колодцев. Из первого колодца надо было набрать воды утром до восхода солнца, из второго - в полдень, а из третьего - вечером, после захода солнца. Всю воду выливали в один сосуд и опускали в него сердолик. Настаивали зелье всю ночь, а в пятницу утром женщина выпивала его. Часто бесплодной женщине предлагали выпить «лунную воду», настоянную на светлой луне в ее третий, седьмой и девятый день. На этой воде она делала настои и отвары из шалфея, которые принимала по утрам по две столовые ложки. Весьма действенными считались и заговоры. Для примера приведем лишь один из них. Перед тем, как провести заговор, бездетная женщина предварительно обговаривала со знахаркой дату своего визита. Накануне условленного дня знахарка готовила специальное средство. Для этого требовалось взять немного листьев мяты, лист папоротника и костяной порошок, все это заливалось стаканом кипятка и настаивалось всю ночь. Утром знахарка процеживала полученный настой и, перед тем как начать заговор, выставляла его на мороз. Если заговор проводили летом, то настой на несколько часов помещали в погреб или в подвал. Холодную смесь переливали в миску и шептали над ним следующие слова: «От востока до запада, от севера до юга, от Терека до моря, от пути до перепутья, среди чистого поля лежит желтый камень. На том желтом камне век да целую вечность сидит дева непорочна, у той девы никогда не было и не будет ни мужа, ни семьи, ни сына, ни дочери. Пусть и ныне у той девы не прибудет, зато у рабы Божьей (имя) полон дом детей будет». После этих слов знахарка предлагала женщине раздеться по пояс. Встав за ее спиной, она проводила пальцем левой руки, смочив его в заговоренном настое, по левому и правому плечу женщины, а затем по спине над крестцом. Далее знахарка кропила настоем лоб и живот над пупком. После всех этих манипуляций женщина отправлялась домой. Не менее эффективным считались и различные отвары из кореньев и листьев лекарственных растений. Так, например, для лечения бесплодия лекари предлагали пить настой из семян шалфея: одну ложку семян шалфея на стакан кипятка. Для усиления эффекта можно было добавить липы. Подобные способы лечения бесплодия существовали и у соседних дагестанских народов. Так, например, кумыкские лекари предлагали в течение полутора месяцев утром натощак и вечером перед сном пить настойку шалфея [7, с. 297]. Для лечения женского бесплодия, эрозии матки и кисты применяли Марьин корень. Корни этого растения выкапывали в мае. Их промывали, подсушивали и слегка соскабливали верхнюю часть, но не чистили. 50 граммов измельченного корня заливали 0,5 л водки. Настаивали 2 недели в темном прохладном месте, после чего принимали по столовой ложке 3 раза в день. Курс лечения продолжался ровно месяц, после 10-дневного перерыва лечение продолжали. При бесплодии рекомендовали пить настой из листьев грушанки, заваривать имбирь с добавлением ягод малины, листьев крапивы или окопника. Прекрасным средством от бесплодия являлся мед и маточное молочко. Знахари советовали бездетным женщинам съедать по 100 граммов меда в течение дня. Мед следовало растворить в воде и принимать за полтора часа до или через 3 часа после еды. Существовал и другой способ употребления меда - в сочетании с маточным молочком. Смешивали 1 часть меда и 2 части молочка и принимали по чайной ложке за полчаса до еды. Одной из причин бесплодия нижнетерские казачки считали опущение матки. Весьма эффективным методом для лечения этого недуга считалось использование небольшой глиняной банки. Суть лечения заключалась в следующем: женщину укладывали на ровную поверхность, клали на пупок теплую соль, завернутую в тряпочку, и поверх ставили банку, которую вращали по часовой стрелке: по мере того, как банка присасывалась к животу, матка больной становилась на место. В надежде на исцеление женщины ходили на поклонение к мощам святых, посещали святые места, целебные источники. Серьезным препятствием для женщины, чтобы забеременеть, были выкидыши. С целью их предотвращения нижнетерские казачки пили отвар из тысячелистника, привязывали к животу синюю тряпку, предварительно смазав ее медом, больше отдыхали, не поднимали тяжести. Донские же казачки с этим недугом боролись, съедая в свежем виде стебли шалфея поникающего, который в народе называли купырями или индюшиными соплями [8, с. 264]. Существовали и заговоры от выкидышей. Так, над водой необходимо было произнести следующие слова: «Матушка Богородица, заступница матерей, выйди из небесных дверей, укрепи рабу Божью (имя женщины), плод чрева и чрев плода. Аминь». Этой воды женщина должна была в течение суток выпить 12 глотков. Хотя в народе и бытовало твердое убеждение, что бесплодие - это женская болезнь, некоторые лекари предлагали пройти специальный курс лечения и мужчине. Так, лекари рекомендовали мужчине принимать натощак в течение 40 дней по 1 столовой ложке орехового масла. Кроме того, лекари советовали мужчинам, «подозреваемым в бесплодии», принимать прополис. 100 г прополиса смешивали с равным количеством воды, грели в течение часа, доводя температуру до 70°С. Полученную жидкость процеживали и через два дня отделяли раствор от выпавшего осадка. Полученное употребляли два раза в день по 20-30 мл в течение одного месяца. Нижнетерские лекари были хорошо осведомлены и о полезных свойствах масла черного тмина. Его рекомендовали при нарушениях репродуктивной системы как у мужчин, так и у женщин. Принимали масло черного тмина по чайной ложке вместе с медом 2 раза в день, запивая его чаем с ромашкой и чабрецом. Проводили лечение 3-4 месяца, после двухмесячного перерыва лечение возобновляли. В профилактических целях лекари предлагали мужчинам есть конопляные семена с творогом и медом. В исследуемый период, помимо бесплодия, успешно лечили и различные заболевания мочеполовой сферы, половые расстройства, которыми страдали как женщины, так и мужчины. Среди мужчин самым распространенным заболеванием была эректиальная дисфункция. Для восстановления половых функций сами мужчины к лекарям не обращались, за них это делали, как правило, их жены. Так, например, лекари советовали мужчинам принимать горец птичий (спорыш). Корень горца птичьего специально настаивали на водке и давали пить больному. Кстати, корень этого растения применяли и при нервном перевозбуждении, в этом случае его настаивали на воде. Нижнетерские лекари при половом расстройстве предлагали мужчинам травяной сбор. По 5 чайных ложек клевера, мяты, крапивы и зверобоя заливали литром кипятка и давали настояться 20 минут. Принимать следовало по стакану настоя 3-4 раза в день. Прекрасным средством для поддержания мужского здоровья являлась железница, или горлянка белоцветная. Для приготовления лечебного средства требовалось 4 столовые ложки железницы и 0,5 л виноградного вина. В вине кипятили траву в течение 5 минут и, остудив, пили. Принимали средство перед сном по четверти стакана. Для восстановления мужской потенции лекари применяли и такой метод. В медной посуде доводили до кипения пол-литра виноградной водки и 100 г меда, в кипящий раствор добавляли 20г петушиной крови. Затем снимали с огня и переливали в глиняный горшок. В полученную смесь добавляли натертый на терке неочищенный корень сельдерея и 3 мелко нарезанных корешка ослиной колючки. Полученное настаивали 3 дня, после чего давали больному ежедневно по 30 г, смешав с растертым куриным желтком. Не менее действенным средством от импотенции считались бани, особенно парение с применением березовых веников, и именно веников из березовых веток, собранных на Иванов день. По народным поверьям, эти веники обладают магической силой для изгнания всякой хвори. Окатив холодной водой парившегося в бане, обязательно говорили: «Как с гуся вода, так с (имя больного) худоба». Кстати, эффективным средством от импотенции считались и орехи с медом. Половые расстройства у женщин обнаруживались крайне редко, наиболее опасной среди них была нимфомания. О женщине, страдающей этой болезнью, в народе говорили: «Загуляла», «Развела огонь между ног, ничем не потушишь». Как сообщают наши информаторы, нимфомания в XIX - начале ХХ в. лечению не поддавалась, ее считали распутством, нежели серьезным заболеванием. Женщину, страдающую этим недугом, привязывали к столбу в задней комнате и били ногайкой. Предполагали, что только применяя насилие можно «выбить» из женщины чрезмерное половое влечение. Нередко за помощью к лекарю обращались и молодые девушки в период полового созревания, и взрослые женщины в период климакса. Так, например, во время хламедийных болей в качестве успокоительного средства больной закладывали мяту в пупок, давали пить ее отвар, подслащенную воду, уваренный виноградный сок 2-3-летней выдержки. Женщинам во время климакса лекари рекомендовали пить отвар семян хильбы. В исследуемый период лекари пытались лечить даже такое серьезное заболевание, как аденома: больному аденомой давали настойку, приготовленную из тысячелистника, березовых листьев, календулы. Действенными считались также тыквенные семечки и масло из них. Лечению поддавались и такие заболевания, как эндометрит, эрозия, мастит. Так, лекари мастит лечили теплым вареным яйцом, его катали по больной груди и читали молитвы. Действенным считалось и прикладывание к больной груди свежего капустного листа, свежих листьев мать-и-мачехи и листа лопуха, предварительно обдав их кипятком. При мастите также рекомендовали прикладывать к больной груди кашицу из печеной луковицы, смешанной в соотношении 2:1 с медом или льняным маслом. Процедуру проводили 2-3 раза в день до полного выздоровления. Лекари лечили мастит и с помощью соли. Одну столовую ложку поваренной соли разводили в стакане нагретой воды, в полученный раствор опускали кусок бязи, который прикладывали к больному месту. Следует отметить, что ткань предварительно вырезали по размеру груди и оставляли в ней отверстие для соска. После того, как на грудь накладывали повязку, ее обязательно утепляли пуховым платком. Эндометрит знахари лечили паром отвара полыни. В небольшом тазу кипятили полынь, затем сажали над ним больную, укутав сверху плотной материей, и не разрешали вставать до тех пор, пока отвар не остынет. О целебных свойствах полыни знали и ногайские женщины [7, с. 299], а аварки использовали отвар полыни в целях предупреждения нежелательной беременности, употребляя его по стакану натощак и перед сном [15, с. 232]. При эндометрите лекари предлагали больной сесть на горячий кирпич. Лечили они и эрозию. В детородном органе на ощупь находили язвочки и прижигали их квасцами, так повторяли 3 дня. Еще эрозию лечили собственной мочой. Больной советовали мочиться, задерживая мочу. Нижнетерским целителям было известно и лечение молочницы с помощью скисшего молока. Умели лекари лечить и некоторые венерические заболевания. Так, например, больным гонореей рекомендовали делать себе спринцевания раствором квасцов и отваром дуба и одновременно принимать сиропообразный отвар из конопляного семени или просто конопляное масло по столовой ложке 3 раза в день. Кроме того, больного поили по стакану в день отваром из петрушки. Временами больному давали копайский бальзам и мочегонные средства. Лечение сопровождалось соблюдением больным строгой молочной диеты. В XIX - начале ХХ в. женщины-лекари имели представление о возможных отклонениях внутриутробного развития плода, умели распознавать их. При неправильном расположении ребенка лекари путем массажа поворачивали его в нужное положение. Родовспоможением у нижнетерских казаков в исследуемый период занимались исключительно женщины - повивальные бабки, они были в каждой станице. Как правило, в своей практике они руководствовались многолетним опытом и навыками, полученными от предшествующих поколений (матери, бабушки и т.д.). Наблюдая за поведением роженицы, повивальная бабка оказывала ей посильную помощь. При трудных родах она делала массаж и поправляла плод, заставляла дуть в бутылки, много ходить по комнате, разминала женщине поясницу, парила ее в бане. Таким образом, в исследуемый период нижнетерским лекарям были известны многие болезни мочеполовой системы, они знали об особенностях функционирования репродуктивной системы мужского и женского организма и с учетом этого назначали лечение. Большой известностью пользовались костоправы, ими, как правило, становились мужчины, так как при вывихе или смещении поломанной кости необходима была мужская сила, чтобы привести в нормальное положение поломанную конечность. На перелом накладывали дощечки-лубки и бинтовали тряпкой. Чтобы повязка затвердела, ее предварительно обмазывали тестом или намыливали. Известны были и другие способы фиксации кости. Поврежденный участок обматывали бинтом, смазанным яичным белком. Подобные иммобилизирующие повязки при лечении свежих переломов использовались ногайскими и карачаевскими лекарями [9, с. 278], горцами Дагестана [8, с. 584; 20, с. 87; 2, с. 166]. Лекари-мужчины успешно лечили болезни костно-мышечной системы. Для лечения использовались грязи, горячий песок, отвары, делали обтирания, парились. Нижнетерским лекарям поддавались лечению и заболевания спины. Среди казаков заболевание спины были весьма распространено, поэтому и народных средств против этой болезни было много. «Чаще всего применялись следующие: к спине больного ставили несколько банок или пиявок и пускали кровь; в других случаях втирали вдоль позвоночника и, главным образом, в поясную часть (поясницу) керосин, в котором, предварительно растирали стручковый перец; третий способ состоит в прикладывании к пояснице горчичников» [20, с. 269]. При радикулите лекари опускали больного в бочку с горячей водой и конским навозом, а при ревматизме прикладывали к больным суставам лопух. Ломоту в суставах лечили горячей сывороткой. В большом котле грели сыворотку и укладывали в него больного, накрыв сверху одеялом. Больной парился до тех пор, пока раствор был горячим. Подобным образом суставы лечили и ногайские лекари [7, с. 304]. Самыми сложными и опасными считались огнестрельные раны, которые лекари-мужчины с большим успехом лечили еще со времен Кавказской войны. В сложных случаях нижнетерцы обращались к горским хирургам. Широкой известностью и высокой репутацией в период военных действий на Кавказе пользовались Кунтлада-Магомед, Хусейн-Магома из Эрпели, Кибедгаджияв Кородинский, Магомедбек Арчибский, Алидибир-Кабир Гунибский и Кудали-Магома. Результатам дагестанских хирургов удивлялся даже знаменитый русский хирург Н.И. Пирогов. Особенно его поразило лечение огнестрельных ран с раздроблением кости пулею и с присутствием посторонних тел (пули, секвесторов), которое он подробно описал в своем отчете. Полковник Генерального штаба А. Неверовский писал: «…должен заметить, что в горах превосходно лечат травами все наружные болезни, а в особенности раны от холодного и огнестрельного оружия. Один из жителей деревни Эрпели Шамхальского владения так вылечил раны, что к нему присылали больных даже с гор. Когда имя его сделалось известно русским, то к нему были отправлены два фельдшера для обучения, и медики наши сознались, что метода его лечения заслуживала внимания» [16, с. 35]. Народные лекари, как мужчины, так и женщины, знали о пользе и целебных свойствах трав и широко применяли их в свежем виде, в виде порошка, использовали их коренья и семена, делали настои, отвары. Лекари-мужчины сбором лекарственных растений занимались редко, в основном их собирали лекари-женщины в период их цветения, а также летом и осенью: сбор зависел от набранной целебной силы и от пользы растения. По поверьям народа особой силой обладают травы, собранные на Цветочно-медовый Спас (14 августа). В этот день девушки и молодые женщины выходили группами в поле собирать цветы (более всего - ромашки) и относили их в церковь для освещения. После этого цветы сушили (в тени) и тщательно хранили. Считается, что настойки и припарки из них помогают при самых различных болезнях (грудных, кишечных, женских и пр.). Лечебной и магической силой обладают травы, собранные на Ивана Купалу (7 июля): необыкновенные свойства приписываются сорванному в этот день полевому васильку, который применялся при болезнях печени [19, с. 146]. В лечебных целях часто применяли крапиву, мяту, чабрец, шиповник, подорожник, зверобой, душицу, ромашку, одуванчик, лопух, полынь, тысячелистник. Лечением внутренних болезней, инфекционных, кишечных заболеваний, болезней головы, горла и носа, болезней суставов, нервно-психических заболеваний, детских болезней занимались в основном лекари-женщины. Сердце они считали одним из важнейших органов человеческого организма. Больным рекомендовали покой, запрещали заниматься тяжелой физической работой. Лекари при боли в сердце поили больного отваром цветов одуванчика, плодов боярышника. Сердечникам также давали есть черную редьку с медом. При лечении желудочных заболеваний прибегали к разным методам. Так, например, лекари при боли в желудке рекомендовали больным пить отвар из листьев подорожника с медом или отвар тысячелистника, принимать настойку из ореховых перегородок с сахаром, сок бузины и при этом обязательно соблюдать диету. Женщины-лекари отлично знали, что лучшим средством при желудочно-кишечных заболеваниях являются лекарства растительного происхождения. Так, при болях в печени давали больному сок одуванчиков, собранных до цветения, а также отвар из конопли по три раза в день. При вздутиях живота лекари разводили в воде древесный уголь и поили этим раствором больного. В домашних условиях больным при вздутии живота предлагалось пить сыворотку или простоквашу. Умели лекари лечить и расстройство кишечника. Так, например, при кишечных заболеваниях больному рекомендовали пить березовый сок и компот из сушеного кизила. Нижнетерские лекари умели лечить и геморрой. Для его лечения во дворе специально выкапывали неглубокую яму, которую вокруг обкладывали кирпичами. В яме сжигали кизяк, затем тушили и поверх кирпичей ставили деревянную обрешетку, на которую сажали больного или больную (без нижнего белья), сверху укутав теплым одеялом. Существовал и заговор от геморроя. Знахарка, безымянным пальцем правой руки касаясь геморроя, читала три раза, каждый раз сплевывая через левое плечо: «На море-океане, на острове Буяне, там стоит древний дуб. На том дубу сидит птица Эра. Полети на нарывные места раба Божьего (имя больного), расклевай их, расклевай своих деток, рассыпай их за быстрые реки, за крутые горы, за темные леса. Там лежит гнилая колода. Отнеси их и положи там. Во веки веков. Аминь, Аминь, Аминь!». Знахарки с успехом лечили пупочную и паховую грыжу у взрослых и детей. Детской грыжа считалась до 11 лет. На все сеансы ребенка должны были приводить в одной и той же одежде. Ребенка сажали перед собой и говорили: «Бабушка Саламонидушка у Пресвятой Богородицы грыжу заговаривала или заедала медными щеками, железными зубами, так и я заговариваю у раба Божьего (имя ребенка)». После произнесения этих слов знахарка должна была перекрестить у ребенка три раза больное место вкручивающими движениями (не прикасаясь) и прочитать заговор 7 раз. После этого закрепляла на пупке платком пятачок. Грыжу заговаривали на вечерней заре 3, 5, 7 дней. Пупочную грыжу у взрослых знахарка лечила несколько иначе. Посадив перед собой больного, знахарка начинала негромко, как бы нараспев читать заговор: «Во имя отца и сына, и святого духа. Аминь. Станет Егорий с небес по золотой лестнице. Сносит Егорий с небес триста луков златополосных, триста стрел златоперых и триста тетив златополосных и стреляет и отстреливает у раба Божьего (имя больного) уроки, прикосы, грыжи, баенной нечести и отдает черному зверю медведю на хребет и понес черный зверь медведь в черные леса и заточи в зыбучие болота, чтобы век не бывало ни в день, ни в ночь, во веки веков. Аминь». Читая заговор, знахарка как бы вкручивала рукой в область пупка, но не прикасалась к больному. Читать заговор надо было 7 раз. После этого знахарка брала в руки платочек и клала его на пупок, а другим платком перевязывала живот в области пупка. Заговор читали 7 дней на вечерней заре. Больной должен был посещать знахарку в одной и той же одежде, а после окончания лечения выбросить одежду. Следует отметить, что вправлять пупочную и паховую грыжу умели и дагестанские женщины [7, с. 116; 3, с. 116]. Многолетние наблюдения за протеканием заболеваний и применение различных методов в их лечении позволяли лекарям выделять наиболее эффективные из них. Еще в XIX веке лекари пытались бороться с такими опасными инфекционными заболеваниями, как туберкулез, оспа, малярия. Эти заболевания, как правило, лечили мужчины-лекари. Инфекционных больных они принимали в отдельном помещении, чтобы не заразить членов своей семьи. Больших успехов нижнетерские лекари добились в лечении туберкулеза. Это заболевание они лечили березовым соком, с соблюдением особой диеты. Больному туберкулезом давали мед со смальцем, мед с алое и сулемой, барсучий жир. В борьбе с туберкулезом использовали и медведку, которую высушивали, измельчали и добавляли в мед. Действенным средством при туберкулезе считался следующий состав: 10 свежих яиц помещали в сосуд с двумя литрами сыворотки и оставляли до тех пор, пока скорлупа и ее содержимое не растворялись в сыворотке. Готовый состав применяли 3 раза в день: по чайной ложке - ребенку, по столовой ложке - взрослому больному [19, с. 147]. При запущенной форме больного кормили мясом только что родившихся щенят. Необходимо отметить, что туберкулез успешно лечили и в горах Дагестана. Известный врач Пиотровский оставил нам описание лечения чахотки горскими лекарями: «Любопытны способы лечения, которые наудачу были предприняты горскими лекарями; то они давали ему внутрь растительную гниль с примесью минеральных веществ и плесени из-под лежалых больших камней; то заставляли его глотать в порошке толченый камень с блестками, какой нередко можно видеть на письменных столах, то, наконец, лечили его пластырем, на который намазывается мушка; прибегали даже к водке, явно во вред больному, и к ослиному молоку, действовавшему как очистительное» [17]. С.Б. Манышев так комментирует этот способ лечения: «растительная гниль» и «плесень из-под лежалых камней» - это не что иное, как предшественники антибиотиков, в частности пенициллинового ряда. «Толченый камень» содержит микроэлементы, важная роль которых для здоровья человека стала известна научной медицине только во второй половине XXв. Ослиное молоко выступает в роли мочегонного, «пластырь», возможно, оказывал согревающее действие наподобие современного перцового пластыря [10, с. 153]. Лекари пытались лечить и оспу. Так, места, пораженные оспой, прижигали горячим войлоком, затем смазывали сливочным маслом и прикладывали горячую деревянную ложку. Нижнетерские лекари успешно боролись и с малярией. Так, например, больных лечили при помощи «шоковой» терапии. Лекарь рекомендовал родственникам больного втайне от больного сбросить его в Терек так, чтобы для него это было неожиданностью. Искупавшись в воде, испытав своего рода «шок», больной обсохнув, как говорили информаторы, выздоравливал. Подобным же способом малярию лечили ногайские и азербайджанские лекари [7, с. 312]. Существовал и другой способ лечения малярии: когда подсолнечник заканчивал цвести и желтые лепестки начинали опадать, головки подсолнечника срезали, измельчали, складывали в стеклянную банку, заливали водкой и настаивали на солнце в течение месяца. Готовый настой давали больному по 20 капель перед приступом малярии. Дефицит воды и мыла способствовал возникновению и распространению среди населения кожных заболеваний. Зачастую источником и разносчиком инфекций являлись животные. Заражение чесоткой, лишаем происходило быстро. За лечение кожных заболеваний, как правило, брались женщины, так как чаще всего ими страдали женщины и дети. Существовало много способов излечения кожных заболеваний. Так, например, пораженное чесоткой место смазывали кашицей из муки и серной мази. От чесотки помогал хлебный квас. Кислый квас сильно солили и подогревали так, как только можно терпеть. Опускали в квас руки и держали до тех пор, пока квас не остынет. Пораженные чесоткой места смазывали и соком молочая. Существовал и другой способ против чесотки. Нарезали молодые листья и незрелые плоды грецкого ореха и заливали стаканом кипятка, настаивали 20 минут и смазывали пораженные места. Лишай лечили следующим образом: стакан гречневой крупы варили в 2 стаканах воды и полученным отваром протирали пораженные лишаем участки тела. Пораженные лишаем места смачивали клюквенным соком или обычными чернилами. К лишаям, хроническим язвам, гнойным ранам прикладывали еще и кашицу из листьев ежевики. Поддавались лечению нарывы, фурункулы и различные виды ран. Если лекари-мужчины лечили в основном огнестрельные, колотые раны, то лекари-женщины занимались лечением всех остальных видов ран (рваных, гноящихся, кровоточащих, укушенных и т.д.). К рваным ранам лекари прикладывали свежие листья чистотела. Гнойные раны промывали соком полыни. Высушенную и измельченную до порошкообразного состояния полынь посыпали на кровоточащую рану. Поддавались лечению и укушенные раны. Часто люди обращались по поводу укусов змей, собак. На раны от укуса собаки накладывали повязку из чеснока, смешанного с медом. Существовало и другое средство от бешенства. Сухой корень кипарисового молочая, который собирали в мае и сентябре в первые дни полнолуния, толкли в ступе, прикрывая полотном, чтобы пыль от корня не попала в глаза или нос. Полученный порошок в небольшом количестве, приблизительно 4 г, давали больному. Если лекарство не подействовало с первого раза, то больному его давали до 3-х раз с промежутками в 6 часов. Лекари-женщины лечили и различные нарывы, фурункулы. Так, при лечении фурункула использовали лист подорожника или дыни как средство, вытягивающее гной и способствующее быстрому заживлению ран. Нарывы также прижигали горячим железом, накладывали компресс из ржаной муки с медом, кашицу из натертой сырой свеклы. Легко справлялись и с ожогами. Лекари при ожогах использовали гусиный жир, подсолнечное масло. Среди лекарей-женщин широко было распространено лечение пиявками. Их использовали для вытягивания «дурной» крови при болях в ногах, кровоточащих трещинах на губах и т.д. Головными болями страдали, в основном, люди старшего поколения. Лекари в таких случаях говорили, что у больного в лобной части головы скопилась «плохая» кровь, и, чтобы избавиться от нее, необходимо сделать кровопускание. Не каждый лекарь мог делать кровопускание, т.к. надо было знать, где скопилась кровь, в каком месте сделать надрез и сколько крови необходимо пустить. Кстати, кровопусканием занимались только лекари-мужчины. Одни лекари при кровопускании делали надрез за ухом, другие - в верхней части спины между лопатками, поближе к шее. И в первом, и во втором случае кровь после кровопускания останавливали горячим войлоком. При головных болях лечение кровопусканием практиковали и многие другие лекари Дагестана, в частности кумыкские, ногайские, азербайджанские, терекеменские [7, с. 316], табасаранские и хваршинские [1, с. 221; 11, с. 191]. А вот магическими способами лечения головной боли занимались исключительно лекари-женщины. Так, например, при головной боли на утренней заре трижды произносили следующие слова: «Заря - заряница, прекрасная девица, ходила бабушка ранняя, Бога повивала, с раба Божьего ( имя) все болезни снимала. Аминь. Аминь. Аминь». Или безымянным пальцем по часовой стрелке водили вокруг головы и произносили 9 или 12 раз следующее заклинание: «Красная девица, что разбушевала, не бушуй, не шути, руки , ноги не отбирай, глаза не помрачай. Стань на золотое крылечко, что мать спородила, новорожденного, крещеного раба Божьего ( имя) во имя отца и сына и святого духа. Аминь. Аминь. Аминь». Знали женщины-лекари и о пользе лечебных средств животного происхождения и использовали их при лечении различных заболеваний головы. Так, казачки при отите растапливали нутряной жир лисы или теплое топленое масло и закапывали его в ухо. К больному уху также прикладывали теплую соленую лепешку. Лечили ухо паром. Для этого варили картошку и держали ухо над паром. С успехом лечили и ангину. Так, при ангине использовали керосин, смазывая им больное горло. При ангине сначала массировали шею, предварительно смазав руки сливочным маслом, а затем делали водочный компресс на горло. При заболеваниях горла, кашле больного поили молоком с козьим жиром и медом. Отличным средством, используемым при насморке, был сок дикого лука. Глаза лечили детской мочой, разбавленным в кипяченой воде медом. Таким способом глаза лечило и большинство горцев [3, с. 127]. Зубную боль останавливали почти в каждой семье самостоятельно, обычно этим занимались женщины. Так, зубы лечили отваром шалфея, зверобоя, ромашки, коры дуба, луковой шелухи, отваром из семян дурмана - его закапывали в дупло больного зуба. Отваром этих семян полоскали горло, его парами дышали при насморке. При зубной боли прикладывали кашицу из свежего чеснока к запястью противоположной заболевшему зубу руки. Зубы лечили и с помощью лука: кусочек свежей луковицы прикладывали к основанию ногтя большого пальца противоположной заболевшему зубу руки. Палец крепко перевязывали и не снимали повязку, пока боль не пройдет. Лечили зубы и путем полоскания полости рта солевым раствором. В исследуемый период у нижнетерских казаков от многих болезней использовали разного рода заговоры. В народе верили, что с помощью заклинаний, заговоров, нашептываний можно было изгнать «злых духов», снять сглаз. Так, для снятия сглаза с ребенка знахарка, умывая его, произносила следующий заговор: «С утра - водица, с младенца - лиховица. От кого взялась - тому передавалась. Кто со злобой колючею, тому слезою горючею». Затем зажигала свечку и опускала ее в воду со словами: «Сглаженный, изгаженный, скинь, опрокинь на того, кто тебя сглаживал и изгаживал», а затем этой водой умывала ребенка. Существовал и другой заговор. Произносили три раза: «Есть на небе три зореньки: одна ясная, другая красная, третья (имя)». После каждого раза проводили руками по ребенку с головы до ног. Руки потом обязательно мыли, чтобы сглаз не перешел на того, кто его снимал. Для снятия сглаза или порчи с ребенка знахарки брали из печки горящие угли и, называя каждый уголек именем подозреваемого в «порче», в «дурном глазе» человека (Татьянин глаз, Ольгин глаз, Варварин глаз), бросали в воду, затем вынимали их из воды, растирали и ими мазали ребенку лоб, щеки, уши, руки и т.д. У нижнетерцев весьма распространенным способом для снятия сглаза являлся расплавленный свинец. Следует отметить, что с помощью расплавленного свинца снимали сглаз и дагестанские знахарки [6, с. 43; 7, с. 322]. С помощью свинца снимали и испуг. Расплавленный свинец пропускали через ушко ножниц в чашу с холодной водой, он образовывал различные фигурки. По форме свинцовых фигурок знахарка определяла причину боязни, а больной, увидев фигурку из свинца, якобы избавлялся от испуга. Умели знахарки заговаривать от пьянства и запоя. Для этого готовили специальный отвар: 1 ложку измельченной травы чабреца заливали кипятком (0,5 л) и кипятили 10-15 минут. Затем отвар настаивали и процеживали. 100 - 150 г отвара и 1 ложку водки заговаривали три раза: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй раба Божьего (имя) грешного. О всемогущий, сладчайший Иисусе, пощади раба (имя) грешного, исцели от язвы, от вина, разврата и сквернословия. Душа его погрузилась в бездну всякого грехопадения. Господи, нет такого греха, который бы он не испил. Господи, взыщи раба (имя) в стане мира развратного. Он служит и работает день и ночь льстивому сатане. Господи, спаси его душу, чтобы она не погибла в бездне прегрешений от вина, разврата и сквернословия. Аминь». После чего больному давали выпить отвар и в ложке понюхать водку, прополоскать рот и горло и сплюнуть. Всю процедуру проводили утром или вечером. Считалось, что через 20-25 приемов должно появиться отвращение к спиртному. Знахарки умели заговаривать и ряд других заболеваний, которые в то время были не подвластны официальной медицине. Это такие, как сучье вымя, рожистое воспаление и др. Умели заговором выводить косточку на сгибе руки и косточку на ногах. Для выведения косточки знахарка брала каравай черного хлеба, у которого срезала горбушку, выщипывала мякиш, делала шарик диаметром 3-4 см и катала его по косточкам, приговаривая: «Скула-Скулица, красная девица, тут тебе не стоять, костей не ломать. Я тебя выговариваю из костей, из мощей. Из буйной головы, из белого мозга, серого волоса, карих глаз, из белого лица, из розовой крови, из синих жил. Иди, Скула-Скулица, красная девица, иди на густые лозы, на топкие болота, на высокие горы, где солнце не восходит, луна не заходит, птицы не летают, собаки не брешут. Там тебе жить-пировать, своих деток доглядать, растить. Я - словом, а Господь - делом. Не сама помогаю, сам Господь помогал рабе (имя) всю гадость выгонять». Заговор проводили на убывающей луне трижды, сплевывая через левое плечо. Хлебный шарик отдавали собаке, чтобы она его съела. Итак, в традиционной народной медицине нижнетерских казаков тесно переплетались как рациональные, так и иррациональные методы лечения. Лекари имели представления об анатомии и физиологии человека, об этиологии заболеваний, умели правильно поставить диагноз и лечить с помощью лекарственных трав, лечебных средств животного и минерального происхождения различные болезни, в том числе детские, женские, оказывать помощь при родах, правильно применять в лечебных целях различные средства физического воздействия (тепло, холод, целебные воды, грязи, массаж). Определенный психотерапевтический эффект имели и магические приемы, заклинания, заговоры, которые благотворно воздействовали на больного и придавали уверенность в положительном исходе лечения. Таким образом, в XIX - начале ХХ в. народная медицина нижнетерских казаков достигла значительных высот, комплексное лечение давало ощутимые результаты, а лекари усвоили главный принцип: «лечить нужно не болезнь, а больного с учетом его половой принадлежности».

M B Gimbatova

Institute of History, Archaeology and Ethnography, Dagestan Scientific Center, RAS,

Email: gimbatova@list.ru

  • Алимова Б.М. Табасаранцы. XIX - начало ХХ в.: историко-этнографическое исследование. Махачкала: Даг. кн. изд-во, 1992. - 264 с.
  • Алимова Б. М., Магомедов Д. М. Ботлихцы. XIX - начало XX в.: Историко-этнографическое исследование. Махачкала, 1993.- 191 с.
  • Булатов Б.Б., Лугуев С.А. Духовная культура народов Дагестана в XVIII-XIX вв. (аварцы, даргинцы, лакцы). Махачкала, 1999. - 220 с.
  • Власкина Т.Ю. Домашний мир на сломе эпох. Очерки традиционной культуры донских казаков (конец XIX - середина ХХ вв.). Ростов н/Д: Изд-во ЮНЦ РАН, 2011. - 432 с.
  • Востриков П.А. Станица Наурская // Список материалов для описания местностей и племен Кавказа (далее - СМОМПК). Вып. 33. Тифлис, 1904. С. 35-101.
  • Гаджиев Г.А. Доисламские верования и обряды народов Нагорного Дагестана. М.: Наука, 1991. - 182 с.
  • Гимбатова М.Б. Мужчина и женщина в традиционной культуре тюркоязычных народов Дагестана (XIX - начале ХХ в.). Махачкала: ИД «Эпоха», 2014. - 392 с.
  • Дубровин Н.Ф. История войны и владычества русских на Кавказе. СПб.: Тип. деп. уделов, 1871. Т. 1: Очерк Кавказа и народов, его населяющих. Кн. 1. Кавказ. - 656 с.
  • Карачаевцы: Историко-этнографический очерк / Отв. ред. Л.И. Лавров. Черкесск: Ставропольское кн. изд-во, 1978. - 337 с.
  • Манышев С.Б. Здравоохранение Дагестана периода Кавказской войны // Лавровский сборник. Материалы XXXIV и XXXV среднеазиатско-кавказских чтений 2010-2011 гг. Этнология, история, археология, культурология. СПб., 2011. С. 149-154.
  • Мусаева М.К. Хваршины. XIX - начало XXв.: Историко-этнографическое исследование. Махачкала, 1995. - 251 с.
  • Мусаева М.К. Внутрисемейный контроль рождаемости у аварцев: рациональное и иррациональное // Наука и молодежь. Вып. 3. Махачкала, 2000. С. 232 -237.
  • Мусаева М.К. Обычаи и обряды народов Нагорного Дагестана, направленные на повышение репродуктивных возможностей семьи // Лавровские (Среднеазиатско-Кавказские) чтения 2004-2005 гг. Краткое содержание докладов. СПб., 2005. С. 107-108.
  • Мусаева М.К. Этнография детства народов Дагестана (Традиции народов равнинного и Южного Дагестана). Махачкала, 2007. - 251 с.
  • Мусаева М.К., Хасбулатова З.И. Традиционные обычаи и обряды народов Северного Кавказа и Дагестана, связанные с бесплодием // Вестник МГТУ. Майкоп, 2011. С. 45-54.
  • Неверовский А.А. Краткий взгляд на Северный Дагестан в топографическом и статистическом отношениях. СПб.: Тип. воен. учеб. завед., 1847. - 64 с.
  • Пиотровский С. Поездка в горы // Кавказ. 1853. № 71.
  • Пирогов Н.И. Отчет о путешествии по Кавказу / Сост., вступ. ст. и примеч. С.С. Михайлова. М.: Гос. изд-во медицинской лит-ры, 1952. - 358 с.
  • Ризаханова М.Ш. Дагестанские русские. XIX - начало ХХ в. Историко-этнографическое исследование. Махачкала, 2001. - 189 с.
  • Терский календарь (далее - ТК) на 1894 год в двух кн. Вып. 3. Кн. 1. Владикавказ, 1893. - 321с.
  • ТК на 1903 г. Вып. 12. Владикавказ, 1903. - 230 с.
  • ТК на 1908 год. Вып. 17. Владикавказ, 1907. - 255 с.
  • ТК на 1912 год. Вып. 21. Владикавказ, 1911. - 276 с.
  • ТК на 1915 год. Вып. 24. Владикавказ, 1915. - 402 с.

Views

Abstract - 34

PlumX


Copyright (c) 2017 Gimbatova M.B.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.