DOKUMENTY XIV-XVIII VV. PO ISTORII LAKII (EPOKhA ShAMKhALOV I KhANOV KAZIKUMUKhA)

Cover Page

Abstract


В работе дается перевод с арабского и источниковедческий анализ семи ранее не известных науке документов по истории той части Сулакского речного бассейна Горного Дагестана, который именуют «Лакия». Это та территория, откуда пошли шамхалы - правители известные в истории не только Дагестана, но также Ирана, России и Турции. Позднее стала Лакия центром Казикумухского ханства - общественно-политической единицы, сыгравшей значительную роль в истории Восточного Кавказа. Дагестанские собрания сохранили относительно мало документов на восточных языках относящихся даже к ХVII в., а в данной статье приводится документ даже ХIV в., не считая более поздних материалов (ХVII-ХVIII вв.). Часть публикуемых документов несет информацию в кадиях Кумуха - столицы шамхалов и ханов Казикумухских, прежде всего об их материальном обеспечении. Уникальным источником по истории Горного Дагестана является «Перечень мест ... вблизи которых разбирались» наиболее важные «тяжбы дагестанцев». Заслуживает внимания текст правового содержани от 1754 г., из которого видно, что топоним «Аух» породила лакская, а не какая-либо иная земля Восточного Кавказа.

Горское общество Дагестана в своем развитии прошло длительный путь. Те формы его, которые следует характеризовать как поздние, в настоящее время относительно удобно изучать, ибо налицо солидная источниковая база. Для того же, чтобы разобраться в специфике названного общества на более или менее ранних этапах, необходимо продолжать поиск новых местных материалов на восточных языках, о существовании которых не было пока известно исторической науке. В данной статье построенной на базе собрания Али Абдулгамидовича Каяева, которое храниться ныне у его внука Ильяса Абдулмеджидовича, даются переводы документов XIV-XVIII вв. Это то, что имеет отношение к истории лакцев и, в первую очередь, их древней столицы Кумуха - одного из центров горской цивилизации, по словам имама Шамиля, «матери городов» Дагестана. I. Перечень доходов кумухского кадия Мухидина-хаджи (текст начала 2-й половины XIVв., но в редакции XVIIв.) Документ этот, хранящийся у И.А. Каяева, написан по-арабски черными чернилами (щакъи) тростниковым каламом, почерком насх на листе (21×15см) желтовато-коричневой бумаги дагестанского изготовления. Он заверен на лицевой стороне листа, после окончания текста «Перечня доходов», отпечатком круглой (d 1,7 см) металлической (?) печати, которую коптили предварительно на огне. В центре этой печати вырезано насхом по-арабски следующее: «Кадий Зивудин»; данное имя является, кстати, местным, то есть кумухско-лакским произношением арабского титула «Дийа ад-Дин». Текст снабжен пояснительным значком. Содержание «Перечня доходов» (к примеру, получение кадием Кумуха: быков с акушинцев, зерна и овец с каялинцев, зерна с гущинцев, зерна с кумухцев (См.: Айтберов Т.М., 2008. С. 174), наряду, причем, с овцами и «грошами»), а также тот факт, что документ заверен печатью Зивудина - члена кадийского рода, позволяют думать, что в нем отражена реальная ситуация, имевшая место в средневековом Дагестане. Датирована названная в «Перечне доходов» экономическая и общественно-политическая ситуация (заверенная специальной печатью) началом второй половины XIV в. При этом, однако, фиксация в тексте данного «Перечня» слово кирш «грош», т.е. «рубль», а также возвеличение селения Тарки и перечень предков кадия Зивудина II не оставляют сомнения в том, что перед нами лежит не исходный текст документа, а редакция его, относящаяся к рубежу XVI-XVII вв., а скорее всего, к XVII в. Несколько слов о родословной Зивудина Кумухского, которая представлена как единица, состоящая из 15 поколений. Допуская полную возможность этого, в свете чтения даты составления «Перечня доходов» как 760/1359 г., нельзя исключать и другой вариант. Суть его: Зивудин, живший в середине XVII в. и являвшийся потомком Мухидина-кади, получателя доходов (XIV в.), соединил две ветви одного рода, считавшего своим предком кадия Мухидина. Перевод текста Это - то, что поступает Хаджи-Мухидину*[*От арабского Мухий ад-Дин. Есть основания полагать, о чем свидетельствует ряд источников, что в 1-й половине XVII в. в лакском «городе» Кумухе был кадием политически активный религиозный деятель по имени «Мухидин»] (РФ ИИАЭ. Л. 20-а; Айтберов Т.М., 1985. С. 7; Айтберов Т.М., 2008. С. 179, 186), который является кадием государства (мамлака), состоящего из Тарки (Таргъу) и Казикумуха (Гъазигъумукъ) (Айтберов Т.М., 2008. С. 16, 17, 37, 40, 41). 1) На равнине имеется [у него] пять больших хуторов (зариба). 2) На Акуша (Акъуша) наложено в пользу [этого кадия] десять быков, которых взымают ежегодно (Магомедов Р.М., 1999. С. 180). 3) На с. Уллучара наложено в [его] пользу десять ослов*[*Речь идет, как нам представляется, не о животных, а о дагестанской мере веса известной историкам как «ослиный вьюк»; чаще всего был это вьюк травы или сена, который мог перенести обычный осел]. 4) Когда в Тарки и [или] в Кумухе заключается брак, имеющий место в среде эмиров, получает [кадий] одного коня. 5) Когда же [там] заключается брак в среде людей свободных, получает [кадий] одного быка. 6) [Кадию] принадлежат пашни, имеющиеся в селении Кая (КагIи) - на тридцать мерок (кайл) посева, которые находятся, однако, в руках* [Имеется в виду пользование] различных мужчин; с пашен этих поступает ему зерно. Имеются [в Кая] также и такие земли, с которых поступают [кадию] овцы - в количестве шести голов. 7) В с. Хайхи (Къ-р-къи)*[*Не исключено, что это - сел. Хурхи (Лакский район)] имеются пашни, на которых высевают двадцать пять мерок, с чего поступает [кадию] зерно. 8) В с. Цущар (ЦIущари) имеется [кадийская] пашня, на которой высевают пять мерок. 9) В с. Гущи (Гьущи)*[*Локализация топонимов: Тарки - кумыкское селение в черте г. Махачкала; Казикумух - с. Кумух, стоящее в пределах Лакского района РД; Акуша - селение в Акушинском районе; Уллучара - лакское селение в Акушинском районе; Кая - селение в Кулинском районе РД; Хойхи - селение в Кулинском районе; Цущар - селение в Кулинском районе; Гущи - селение в Лакском районе] имеются пашни, на которых высевают шесть мерок, с чего поступает [кадию] зерно. 10) В г. (балда) Кумухе имеются пашни, на которых высевают восемьдесят мерок, а также горы*[*Речь идет о горных пастбищах], с которых поступает ему сто пятьдесят овец и тридцать грошей (къуруш)*[*Славяно-германская денежная единица XIV-XVI вв., ставшая известной туркам-османам после их утверждения в Европе]. 11) Тот, кого поставил кадий муэдзином в Кадийской мечети и [одновременно -?] в Большой мечети*[*«Кадийская» фамильная «мечеть», представлена ныне развалинами, находящимися в квартале, который называли в прошлом Кибуди. «Большая мечеть» - архитектурный памятник XV в., построенный на базе более древней мечети (?) - действует до наших дней], будет получать сразу после того, как будет поставлен, доход с пашен, которые этот кадий сделал для него вакфом. Я, кадий Зивудин*[*В тексте Зуддин], являющийся сыном кадия Махали (Айтберов Т.М., 2008. С. 177, 186), сына кадия Шайхахмада (Айтберов Т.М., 2008. С. 177, 186), сына кадия Умара (Айтберов Т.М., 2008. С. 177, 187), сына кадия Мухаммада (Айтберов Т.М., 2008. С. 177, 187), сына кадия Исмаила (Айтберов Т.М., 2008. С. 177, 186), сына кадия Абдуллы (Айтберов Т.М., 2008. С. 177,180, 186, 187), сына кадия Мухидина, сына кадия Махмуда, сына кадия Амирали (Айтберов Т.М., 2008. С. 177, 180, 186), сына кадия Шайхахмада, сына кадия Мухаммада, сына кадия Абдуллы, сына кадия Зивудина, сына кадия Джунайда (Айтберов Т.М., 2008. С. 177, 179, 186), сына кадия Мухидина-хаджи, переписал это из старинной тетради. Начертано в месяце раби ал-аввал года семь*[*Лакуна в арабском тексте] … шестьдесят*[*Каяев Али полагал, что пропущенным словом является в данном случае «сто» и, как результат, читать дату «Перечня» следует так: «семьсот шестидесятый (1359) год по хиджре». Тот факт, однако, что в тексте анализируемого документа упомянуто слово кирш «грош», а также внешний вид родословной кадия Зивудина II - ее длина и конкретное содержание, заставляют задуматься], если брать по хиджре богоизбранного Мухаммада. Да благословит его Аллах и приветствует. I. Перечень повинностей, которые получали шамхал и крым-шамхал (редакция 1-й половины XVII в.) Документ этот записан по-арабски черными чернилами, каламом, почерком насх на том же листе бумаги, на котором зафиксирован и «Перечень доходов кумухского кадия Мухидина-хаджи», но на оборотной стороне. «Перечень» этот, имевшийся в руках знатных и амбициозных кумухцев середины XVII в. (Айтберов Т.М., 1979. С. 3-9), известен в гораздо более полной редакции, датируемой XV в. Что же касается различий между наличными редакциями «Перечня», то они отражают, думается, временные реалии. На данном этапе наших знаний о Дагестане можно, наверно, предположить, что та диспозиция, которая обрисована в публикуемом здесь «Перечне», отражает в себе общественно-политическую ситуацию, начавшую складываться в эпоху османского владычества на территории Страны гор (конец XVI - начало XVII вв.) и закрепившуюся затем при шахе Аббасе Сефеви (ум. в 1626 г.). Перевод текста Это - разъяснение тому, что причитается шамхалу, будучи наложенным на его подданных (раиййа). Является это, причем, обязательным для названных подданных и выполняется ими ежегодно. Разъясняется здесь также и то, что поступает с гор, по причине использования их для пастьбы скота. 1) На общину (джамаат) карахцев (къарахъ) наложено в пользу шамхала пятьсот овец, а в пользу крым-шамхала (хъириб-…) (Малачиханов Багадур, 2004. С. 209) - четыреста овец. 2) С каждого дома, который стоит в ал-К-л-буке*[*Можно читать Гулебук. Не исключено, что это - община даргинского сел. «Гулебки» (в Акушинском районе), входившего в «общество» Сюрги], взимается по одной овце, что делается, однако, лишь раз в четыре года. 3) На общину Тленсеруха (КIессерухъ > Кьенсерухъ) наложено триста овец в пользу шамхала и четыреста овец - в пользу крым-шамхала. В Тленсерухе имеется также гора, с которой поступают одна тысяча овец и тридцать коров, что следует [им обоим - ?] за [совершенные людьми] преступления (джурм)*[*Конец выделенной фразы («что следует за преступления-джурм») имеет, возможно, какое-то особое, на данный момент не понятное значение. Разобраться с этим удастся, может быть, после обнаружения иных, чем разбираемый здесь, рукописных списков «Перечня повинностей»] (Айтберов Т.С., 1979. С. 4). 4) В Чамалале (ЧIамахьи) взымается пятьсот овец. 5) В Тинди (ТIиндиб) взимается двадцать быков. 7) В Арчи (Арчуб) взимается в пользу шамхала сто тридцать овец; в пользу же крым-шамхала (хъириб-…) - тридцать баранов, а также десять овец, но это берут лишь раз в два года. 8) В Хулисма взимается тринадцать овец. 9) В Бурши взимается десять овец. 10) В Сумбатле (СунбатI) взимается пятьдесят овец за использование горы. 11) В Кули (Ккулиб)*[*Можно озвучить иначе: Хьилиб «Шалиб»; речь идет об аварском селении Чародинского района] взимают одного коня, но - лишь на погребение [знатного] покойника. 12) В Чираге (Хьургъиб) взимаются конь, кобыла и тридцать овец. 13) В Буркихане взимаются один бык и двенадцать ягнят, причем, ежегодно. 14) В Дуакаре (Даяхъар) взимается тридцать буккури*[*Буккури // муккури означает по-лакски «ткань из растительных материалов», например, из конопляных ниток или из льна]. 15) То же самое взымается в Нахки (Нухъи), Наци (Нуци), Гуладты (Гъуладди), Урари (Уръяри), Цугни (Цугуниб) и в Мулебки (Буламук)*[*Локализация топонимов: Карах - северная часть Чародинского района РД; Тленсерух - южная часть Чародинского района; Чамалал - участок в Цумадинском районе РД, левобережье; Тинди - участок в Цумадинском районе, правобережье; Арчи - селение в Чародинском районе; Хулисма - селение в Лакском районе; Бурши - селение в Лакском районе; Сумбатль - селение в Кулинском районе; Кули - селение в Кулинском районе; Чираг - даргинское селение в Агульском районе; Буркихан - селение в Агульском районе РД; Дуакар - селение в Дахадаевском районе РД; Нахки - селение в Акушинском районе; Наци - селение в Акушинском районе; Гуладты - селение в Дахадаевском районе; Урари - селение в Дахадаевском районе; Цугни - селение в Акушинском районе; речь идет о селении Верхнее Мулебки, которое стоит в Акушинском районе]. 16) Шамхалу принадлежит также гора, которую называют Чубаку (ЧубакIу)*[*В лакском языке есть слово бакIу «холм»], с которой поступает [ему] ежегодно по пятьдесят овец. II. Перечень мест в горах, вблизи которых разбирались тяжбы дагестанцев (XVII в.) Среди арабоязычных материалов, которые собрал в 20-е гг. ХХ в. Али Каяев, - их подлинные тексты либо старинные копии, начертанные каламом, попадают в руки современных ученых все более и более часто - имеется анализируемый здесь «Перечень мест», чей перевод дается ниже. Текст этот записал Али: по-арабски, собственноручно, взяв из материалов односельчанина по имени Заку. Сделал он все это не торопясь и разборчиво, на бумажном листе в клетку. Текст документа, названый в записи А. Каяева «адаты», огласован - особенно лакские топонимы - и снабжен вспомогательными значками. Содержание «Перечня мест в горах, вблизи которых разбирались тяжбы дагестанцев», выдержанное по своей сути и скромное. Элементы хвастовства и попытки явной дезинформации читателя здесь не заметны. Поэтому думается, есть основания считать, что в «Перечне мест» зафиксированы реалии дагестанской жизни эпохи Средневековья. Главная проблема, которая встает при работе над «Перечнем мест»,- это датировка названного текста. Бесспорным, наверно, является здесь одно: данный документ составлен уже после того как миа-мугинцы ушли из акушинской зоны и затем крепко обосновались в пределах Андалала, построив там селение, которое стало известно как «Мегеб». Нижней планкой здесь нужно ставить, скорее всего, XV в. С другой стороны: обрисованный в «Перечне мест» пиетет даргиноязычных и авароязычных мусульман перед речной котловиной, внутри которой стоял лакоязычный центр Кумух, вряд ли бы мог долго сохраняться после ухода шамхалов из Лакии на равнину. Поэтому верхней планкой при датировке «Перечня мест» резонным будет поставить XVII в. Полный и более или менее ясный перевод его стал возможным для нас благодаря помощи крупнейшего северокавказского языковеда И.Х. Абдуллаева. Перевод текста Это - разъяснение о границах, которые существуют между жителями Кумуха (Гъумучи)*[*Данная форма написания топонима «Кумух» характерна для относительно поздних текстов - не ранее, чем XVIII в.] и остальными государствами, [озабоченными проблемой] прекращения тяжб, возникающих между ними, и тому подобными делами. 1) Жители Цудахара (ЦIудакъар), например, приходят к Табахлинской (Гьухъал) мечети*[*В настоящее время является Табахлу (Гьухъал) кварталом Кумуха, но в прошлом было это отдельное селение, которое имело свои особые интересы и амбиции. По преданиям, которые находят себе подтверждение и в отдельных письменных источниках, был, причем, даже особый Табахлинский // Гукальский участок (махIал)]. 2) Жители Акуша приходят к ущелью, именуемому «Большая пещера» (Хъун-нух). 3) Жители Хунзаха (Авар) приходят к месту, которое именуют «Мегебский перевал» (Мияйнадул далику)*[*С. Мегеб (авар. МохIоб, лак. Мия) возникло на территории Андалала не ранее XV в., после похода Тимура Барласа на даргинцев нынешнего Акушинского района]. 4) Жители Дусрахского ущелья (ДусраратI)*[*Там, в пределах современного Чародинского района, говорили раньше (в одних и тех же небольших селениях, но в разных кварталах) как по-аварски, так и по-лакски], [общества] Мукар (Мухъархъи) и хачинцы (хъачIи)*[*Еще в 1-й половине XIX в. ходило по Восточному Кавказу предание, что лакцы «делятся на три ветви: качи, мадче и кумух». В комментариях же, которые сделаны в конце ХХ в. (по материалам И.Х. Абдуллаева), говорится, что «качи» (хъачIи) - те лакцы, которые живут к востоку от Кумуха, а «медче» (мачча+йми) жители части территории Лакского района. Согласно же более старой традиции, зафиксированной Али Каяевым, «хачинцы» - жители, примерно, нынешних Кубринского и Хутинского сельсоветов Лакского района] (Бакиханов А., 1991. С. 22, 214) приходят к вратам Качая (Къача)*[ Не исключено, что вместо «Качай» - считая это именем собственным эпонима (патриарха) известной кумухской фамилии Качаевых, - читать следует здесь «хача» (хъачIа), то есть «хачинцы». Качаевы, как известно, выделялись в прошлом своим богатством и обладали влиянием в народных массах. Жили они в особом, укрепленном башнями квартале, являвшемся частью «города» Кумуха. В системе этого квартала-замка, принадлежавшего Качаевым, имелись, по преданиям: хранилище холодного и огнестрельного оружия; библиотека, сформированная из рукописных книг и документов; ворота, на каменной арке которых высечена была на рубеже XIX-ХХ вв. предполагаемая родословная Качаевы]. 5) Жители Мачча приходят к местности «Белый валун» (КIала-хъун). 6) Жители Вицхи (ВицIхъи) приходят к Табахлинской мечети. 7) Жители Вачи-Кая (Вачча-КагI) приходят к местности, именуемой «Вачинские поля» (Ваччия къур), которая лежит поблизости от Чаравала (от чIарав - лак. - «рядом»). 8) Худаевцы (Гьудайлисса) приходят к местности «Голубой родник» (НакI изщаращи), расположенной напротив селения Тухчар (ТIухчар), ибо ходят они [в Кумух] очищать «Большое озеро» (Хъун бяр)*[*Локализация топонимов: Цудахар - селение в Левашинском районе; Мегеб - селение в Гунибском районе; Дусрах - селение в Чародинском районе; Мукар - селение в Лакском районе; Мачча - часть Лакии; Вицхи - часть Лакии; Вачи - селение в Кулинском районе; Кая - селение в Кулинском районе; «Чарав-ала» - раньше существовало селение Чаравали, в Буршинском сельсовете Лакского района; «Худай» - возможно эпоним, то есть мы, видимо имеем дело с какой-то фамилией; Тухчар - селение, стоявшее в пределах Лакского района; «Большое озеро» - известный искусственный пруд в с. Кумух]. 9) Если возникнет тяжба между жителями Мачча и Хачи (ХъачIи), то приходят к вратам Качая, чтобы закончить там данную тяжбу. 10) Точно так же поступают, если возникает тяжба между маччинцами, с одной стороны, и [населением] Дусрахского ущелья и [общества] Мукар - с другой, то есть тяжбу заканчивают там же - у врат Качая. 11) Если возникнет тяжба между жителями Вицхи и жителями Хачи, то завершают такую тяжбу в местности «Перевал у Мехтиевского холма» (БурхIай Магьдиял даликув)*[*Лакские топонимы, которые зафиксированы в тексте разбираемого документа, разобрать удалось благодаря помощи И.Х. Абдуллаева]. Я, [Каяев Али,- ?] переписал этот текст из книги, принадлежащей Заку Кумухскому (Гъумукъ)*[*Имя «Заку» известно как из кумухских арабоязычных документов, так и из старинной лакской поэзии], на [страницах] которой записаны эти адаты. III. Запись о земельных отношениях в Лакии эпохи Илдар-шамхала и кадия Шайхахмада (1623 - 1635 гг.) Материал, перевод которого приведен ниже, записан по-арабски на листе (21×16 см) относительно светлой бумаги, возможно, дагестанского изготовления. Сделано это черными чернилами, каламом, той разновидностью почерка насх, которая не характерна для Дагестана. Употреблены вспомогательные значки. Подлинник это или старая (XVII в.) копия - трудно сказать сейчас. Последний вариант, думаем, не исключен, ибо в тексте «Записи» отсутствует перечень свидетелей. По упоминанию имени шамхала датируется «Запись» 20-30-и годами XVII в.; 1623-1635 гг. Перевод текста Причина написания текста на этой харатье такова: Кадий Шайхахмад, сын Махачилава Казикумухского (Гъазигъумукъ) (Айтберов Т.М., 2008. С. 174, 177, 186), оставил в руках членов Шаринской общины*[*Шара - селение в Лакском районе] половину земли по названию Гудур-уртта (Гъудур-урдда), находящуюся в той стороне, где стоит селение Шара. 1) При этом, каждый четвертый год данная земля [точнее - ее другая половина - ?] будет приносить [доход] кадию Шайхахмаду, а три года все это будет идти эмиру эмиров Илдар-шамхалу (Айтберов Т.М., 2008. С. 25, 26, 37-41, 51). 2) Делается то, что сказано выше, с условием: в руки названного кадия, то есть Шайхмахмада, будет передаваться одна определенная [нами] корова, - из числа всех наличных коров, принадлежащих шаринцам, - что совершать будут тогда, когда наступит его очередь. 3) Все, что изложено здесь, имело место в связи с просьбой того эмира, который уже упоминался выше, а именно - Илдар-шамхала. Сделано же было это в качестве милости по отношению к шаринцам, ибо они являются [его] рая[тами]...*[*Лакуна в арабском тексте]. IV. Акт о продаже Махачилаву горного пастбища, которое принадлежало ранее сыновьям Муртазаали (1-я половина XVII в.) Документ этот написан черными чернилами, каламом, почерком насх на листе светлой бумаги (18×8 см) дагестанского изготовления. Он наклеен на тот же бумажный лист, что и документ IV(«Запись…»). Текст документа содержит вспомогательный значок. Не исключено, что перед нами подлинник. В настоящее время, пока история Лакии изучена относительно слабо (прежде всего, вопрос датировки тех или иных событий, а также жизни лиц, о которых упоминают тексты и т.п.), можно предложить тут несколько вариантов для определения времени написания Акта о продаже (V). Нельзя, наверно, исключать и 1-ю половину XVII в. Дальнейшая работа покажет правомочность высказанной позиции. Перевод текста Причина написания текста на этой харатье такова: Гору, которая называется Андацалу (ГIандацIлу), принадлежащую сыновьям Муртазаали*[*Видно, что это - лакский аристократ, но сомнительно, что он тождественен сыну Сурхай-хана I], каковых, тут, кстати, четверо - Махди, Будай, Сурхайшамхал и Султанмурад, - продал Вараза (См.: Саидов М.-С., 1967. С. 644) Махачилаву (Айтберов Т.М., 2008. С. 186-188). Совершил Вараза данный акт, будучи тогда поверенным (вакил) упомянутых здесь сыновей Муртазаали. Цена горы - двадцать пять туманов*[*Денежная единица центрально-азиатского происхождения, которую принесли на Кавказ монголы (?)] серебром; еще на пять туманов были даны ткани (кумаш)*[*Чит. къумач - тюркское слово, проникшее на Кавказ], а также один раб. Передано все это из рук в руки. Они пообещали: если брат упомянутых [сыновей Муртазаали?], который находился в России (ГIурус)*[*В принципе, возможен здесь перевод: у невесты], начнет вдруг тяжбу, то пусть она будет прекращена по отношению к ним. Совершена эта продажа тогда, когда находились они в полном здравии и обладали правом на распоряжение (тасарруф)*[*Это - шариатские требования] названной горой. Свидетели: Алишал Мухаммад (ГIалишал…)*[*В переводе на русский: «Мухаммад - сын Алиша» (> араб. - пер. «Али-шах»)], Кача*[*Это - один из кумухских Качаевых], Амир - сын Токо (Т-къ)*[*Имя «Токо» употребляется в Сулакском речном бассейне с эпохи Средневековья], Лагчу-Мигу (Лагъчу М-гъу), Мухаммад - сын Мука (М-къ) и Алиша - сын Умара. Записал это Юсуф, - сын Умара - тот, который является предстоятелем (имам) в общине Пир-Наджмудина*[*Об этом «святом» человеке из числа кумухцев - возможно, что он был членом фамилии Качаевых, - существуют устные предания]. Аллах - лучший свидетель. Да, вот еще: отдано было Варазе…*[*Лакуна в арабском тексте]. V. Акт о разделе имущества Исмаила Кушиева (1-я четверть XVIII в.) Копия, сделанная рукой Али Каяева (ум. в 1943 г.), но ныне обнаружен и подлинник. Текст частично огласован и снабжен пояснительным значком. Перевод текста Причина написания текста на этой харатьи такова: Исмаил - сын Кушия (Къущи) - признался в том, что его старшему сыну, носящему имя Алибутта (ГIалибудда)*[*Куший и Алибутта - популярные лакские имена], отдано имущество (мал) стоимостью в четыре тумана. Оно же представляет собой следующее: одного коня, одну кобылу, одно ружье и кое-что другое. Затем признался Исмаил - сын Кушия, что его детям, представляющим как мужской пол, так и женский, отдано определенное имущество. Сделано это, причем, в соответствии с шариатским решением (хукм), которое, как известно, гласит: одна мужская доля равна двум женским. Совершено это для того, чтобы дети, которые упомянуты, могли бы быть равными Алибутте. Та часть имущества Исмаила, которая остается от [всех] упомянутых его отпрысков - после отдачи им оговоренного, будет затем разделена между ними по справедливости. Сделано будет это, причем, в соответствии с шариатом. Это признание имело место в тот день, когда Сурхай вместе со своим войском выступил в сторону Грузии (Гурджистан). Свидетель этому - кибудинский муэдзин по имени Мамма, который и написал эти строки. Всевышний Аллах - лучший свидетель тому, что сказано. Сила и мощь принадлежат только Аллаху, высокому и великому. [Я, Али Кумухский, переписал все это с собственноручной записи Маммы-писаря]. VI. Соглашение между Гукальской и Унчукатлинской «волостьми» (1754 г.) Документ записан черными чернилами, каламом на листе бумаги (28×13 см), который представляет собой часть какой-то рукописной книги. Это старая копия. Перевод текста С именем Аллаха - лучшим из имен! Это - то, что произошло между жителями волости (махалла), именуемой Гукал (Гьухъал), и унчукатлинцами (гьумчукъатI)*[*Унчукатль - селение в Лакском районе], но особенно - между последними и табахлинцами (гьухъал)*[*По-лакски «Гукал» - современное название кумухского квартала «Табахлу» (так по-русски), который был в прошлом отдельным селением, но также - как выясняется теперь из «Соглашения» от 1754 г. и из лакских преданий - это был укрепленный центр маленькой «волости», состоявшей из нескольких населенных пунктов]. Они условились, что будут постоянно держаться здравой точки зрения и стоять, соответственно, на правильном пути. 1) Если табахлинцы выступят против сказанного здесь, то они положат перед жителями селений, которые входят в их Гукальскую волость, землю - ту, которая начинается от зарослей, что имеются выше дороги, идущей к границе местности, именуемой Барт-Кирабалу*[*Барт - «верхняя часть»]. 2) Если жители Унчукатля выступят тут против сказанного, то они также положат землю перед жителями остальных селений своей волости - ту землю, которая известна как Барт-кирабалу. Суть же здравой точки зрения, а также проистекающего отсюда обещания, заключается в следующем: они, то есть Гукал и Унчукатль, будут едиными в случае, если нужны будут помощь, спокойное наблюдение за [неприятелем] и взаимная поддержка. 3) Если кто-либо из гукальцев или унчукатлинцев не выйдет из дому для оказания помощи, то на него наложен будет штраф - в один туман. 4) Если не выйдут для оказания помощи жители всего селения, то будет на них наложен букк (бухъ)*[*В даргинском языке называют так разновидность штрафов]. 5) Они, то есть гукальцы и унчукатлинцы, не будут противиться Мухаммад-хану (Айтберов Т.М., 2008. C. 103-109, 149) в деле отражения тех, кто нападает (?) 6) Если кто-либо - из числа гукальцев или унчукатлинцев - встанет против [Мухаммад-хана], то будет наложен на него один бык. 7) Если на кого-либо падет подозрение, то пусть он будет приведен к [очистительной] присяге, причем вместе с шестью мужами. 8) Султанмухаммад и Газиахмад условились быть в вместе с ними, [то есть с гукальцами и унчукатлинцами]. 9) Если же теперь Султанмухаммад воспротивится сказанному выше, то его пашня, известная как Ахух (ГIахъухъ)*[*Отсюда происходит топоним «Аух»; в текстах XV-XVI вв. - ГIахъухъ «Ахух». Именно лакцы принесли его в Хасавюртовскую зону], которая расположена ниже Хана (Гьан) *[*Гьан - лак. - «теневая сторона»], станет принадлежать [Унчукатлинской - ?] волости. 10) Если же воспротивится тут Газиахмад, то половина пашни, известной как Ххуруххару (Хъурухъару-?)*[*Хъуру - лак. - «горный хребет»], станет принадлежать волости. Они условились также: 11) Не брать ишкиль*[*Правовой термин] в среде [гукальцев или унчукатлинцев] и, соответственно, будет каждый заканчивать тяжбу в селении. 12) Если кто-либо из [гукальцев или унчукатлинцев] возьмет в такой ситуации ишкиль, то будет на него наложен штраф - один бык. Свидетели: их хаджийи, [вся] их волость, а также муллы (имам). Это были конкретно: кадий Ку, Маллали, Иштанка-хаджи (ИштIанкIа…)*[*В ХХ в. произносят это имя как «Иштанча»], хаджи Абдулла, хаджи Муса, хаджи Мухаммад. Записал Мирза-хаджи. Четверг, семнадцатое число, месяц шавваль 1167/1754 года.

T M Aytberov

Email: timirlan222@mail.ru

I A Kayaev

  • Айтберов Т. Сведения по экономической истории Дагестана XV в. в «Перечне повинностей, которые получали шамхал и крым-шамхал» // ПП и ПКНВ. Вып. XIV. Ч. 1. М., 1979. С. 3-10
  • Айтберов Т. Институт главного наследственного кади - первоначально имама - в политической системе Андалала конца XIV - первой половины XVIII века // Духовенство и политическая жизнь на Ближнем и Среднем Востоке в период феодализма. М., 1985. С. 6-14.
  • Айтберов Т.М. Мусульманская элита кумухского корня. Махачкала, 2008. - 192 с.
  • Бакиханов А. Гюлистан-Ирам. Баку, 1926. -195 с.
  • Магомедов Р.М. Даргинцы в дагестанском историческом процессе. Ч.1. Махачкала. 1999. 448 с.
  • Малачиханов Багадур. Махачкала, 2004. 244 с. РФ ИИАЭ ДНЦ РАН. Ф. 14. № 218. Л. 20-а.
  • Саидов М.-С. Аварско-русский словарь. М., 1967. - 810 с.

Views

Abstract - 109

PDF (Russian) - 82

PlumX


Copyright (c) 2014 Aytberov T.M., Kayaev I.A.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.