STUDY OF IRGANAI SETTLEMENT I IN THE AREA OF CONSTRUCTION OF IRGANAI HYDROELECTRIC STATION IN MOUNTAINOUS DAGESTAN IN 2006

Cover Page

Abstract


The article presents the results of archaeological study of Irganai settlement I of the Middle and early stage of the Late Bronze Age in the area of construction of Irganai hydroelectric station in 2006. A rectangular stone room discovered in 2005 was revealed and partly delineated.In the south-eastern part of the excavation site, a stone wall was identified, it runs westward and is perpendicular to the southern wall of the room discovered and partially excavated in 2004-2005. It has been established that the western end of wall 1is connected to the one revealed in 1986. Stone wall 1 is wideand mainly single-row, its small western part is double-row. The length of stone wall 1 revealed in 2006 is 4.2 m. The total length of the wall including the part excavated in 1986 is 5.8 m, and the height of the preserved wall ranges from 1.6 to 1.8 m. A significant archaeological material was found there: tools, ceramics, as well as considerable osteological material. Research of 2006has revealed a new interesting data for cultural and historic interpretation of the Bronze Age sites of the Irganai basin and the mountainous part of Dagestan. The materials from Irganai settlement I found during excavations of 2006, date back to 18th-14th centuries BC. Study of the materials from Irganai settlement I and Irganai burial I along with the materials from earlier excavations allow to establish Irganai local variant of the Ginchi-Gatynkali culture of early stage of the Bronze Age of Mountainous Dagestan and Southeast Chechnya.

В 2006 г. Ирганайская новостроечная археологическая экспедиция (далее ИНАЭ) продолжила многолетние раскопки Ирганайского поселения эпохи средней бронзы и раннего этапа эпохи поздней бронзы, находящегося под угрозой разрушения в ходе строительства Ирганайской ГЭС. Работы ИНАЭ финансировались РФФИ (руководитель проекта к.и.н. Г.Д. Атаев) и проводились на основании открытого листа № 924 (форма № 4), выданного 08.07.2006 г. ОПИ ИА РАН на имя Г.Д. Атаева. Полевые работы велись с 15 июля по 15 сентября. В экспедиции принимали участие: Г.Д. Атаев (научный сотрудник отдела археологии ИИАЭ, к.и.н.) - начальник экспедиции, М.А.Агларов - зав. отделом этнографии, Р.Н. Мирзоев - доцент ДГПУ, к.и.н., студенты ДГУ и ДГПУ. Ирганайское поселение I было открыто Д.М. Атаевым и В.М. Котович в 1957 г. [13]. В 1958-1960 гг. на памятнике 2-м горным отрядом Дагестанской археологической экспедиции (Д.М. Атаев, М.Н. Погребова, М.Г. Гаджиев) проводились стационарные раскопки [14; 15; 16], результаты которых нашли отражение в печати [17, с. 28-34; 31, с. 109 - 123; 32, с. 20-21]. В 1986-1991 гг. раскопки проводились под руководством М.Г. Гаджиева и при активном участии Р.Г. Магомедова, Г.Д. Атаева, Г.Д. Хангишиева, М.М. Малагитинова [2; 3; 23; 24; 25; 26]. Результаты работ указанных годов частично были опубликованы в печати [5, с. 4; 6, с. 4; 7, с. 3-4; 8, с. 28-34; 9, с. 122-125; 12, с. 5; 20, с. 3-4; 21, с. 3-4; 27, с. 3; 28, с. 50-52, рис. 12-17; 29, с. 9-11]. В 2000-2005 гг. работы проводились экспедицией под руководством Г.Д. Атаева [1, с. 27-28; 4; 10, с. 48; 11, с. 22-23]. Ирганайское поселение I расположено на участке первой надпойменной террасы правого берега р. Аварское Койсу, в 5,5 км к юго-западу от селения Ирганай Унцукульского района, ограниченной с западной и южной сторон глубоким оврагом, размытым горными потоками, с востока - скалистой возвышенностью (рис. 1; 2). Юго-западная часть поселения разрушена дорогой, ведущей из Ирганая в Унцукуль. Участок этот имеет в плане вытянутую (по линии север - юг) конфигурацию; поверхность его равномерно покатая в сторону речной долины. Общая площадь участка террасы, на котором расположено поселение, равна примерно 2 га (рис. 1; 2). В полевом сезоне 2006 г. (далее 2006 г.) раскоп был заложен на западной, нижней части террасы, к западу от раскопа 2005 г. Он явился продолжением раскопа II 2005 г. (рис. 3-4) и получил название - раскоп-II 2006 г. Общая площадь раскопа 2006 г. составила около 55 кв. м. Глубина от дневной поверхности до материка - от 2,0 до 2,4 м. В результате вскрытия площади раскопа выявлено и частично оконтурено помещение из камня, имевшее прямоугольную форму. В 2006 г. были выявлены остатки двух каменных прямоугольных стен. Раскоп разделен на квадраты (2×2), которые обозначены с севера на юг арабскими цифрами (от 1 до 1’,2’,3’), а с запада на восток - буквами русского алфавита (Ж, З). Квадратная сетка раскопа 2006 г. ориентирована по странам света и совмещена с квадратной сеткой раскопа II 2005г. (рис. 3). Из-за перемещения центральной реперной точки поселения (ЦР), за которую в 1988 г. было принято основание телеграфного столба, впоследствии снесенного, в 2006 г. в качестве временной реперной точки использовался крупный плоский камень, установленный на ребро в кладку стены выявленного в 1988 г. в раскопе IV помещения и сохранившийся in situ до 2006 г. (нивелировочная отметка верхней части камня по отношению к ЦР: 0,21м). Данная разница учитывалась при определении тех или иных нивелировочных показателей при раскопках 2006 г. Данные нивелировочного измерения поверхности раскопа II 2006 г. указаны на общем плане раскопа. Они показывают, что поверхность Раскопа II 2006г. (далее P-II 2006г.) понижается с севера на юг - разница уровней 31 см (от +84 см до +80 см и далее до +53 от ЦР(0) вдоль восточной границы кв. Е-2’, Е-3’, Е-4’, Е-5’), а с востока на запад с линии Е до линии Д квадратной сетки планомерно понижается от +84 до +55 (разница уровней 29 см). В этом отношении Р-II 2006г. особо не отличается от раскопов прежних лет, так как он в целом отражает топографические особенности террасы, на которой расположено поселение (рис. 3; 9; 11). Раскопочные работы проводились поквадратно, снимая лопатами грунт горизонтальными пластами, равными высоте 1 штыка лопаты, т.е. 25 см (рис. 3). Массовый археологический материал фиксировался по квадратам с указанием штыка. Особо значимые находки точно посажены на общий план раскопа с указанием нумерации. Исходя из опыта прошлых лет, нам была известна примерная глубина залегания культурного слоя. Балластный слой земли толщиной в 100-40 см был удален быстро. На профилях восточной и южной стенок Р-II 2006 г., а также на профиле контрольной бровки видно, что балластный слой неоднороден и состоит из следующих слоев: сверху идет темно-серый среднегумусированный тяжелосуглинистый и уплотненный комковатый слой с включениями щебня и корней растений (рис. 4-6, 11). Данный слой обычно археологи называют «дерновым». Толщина слоя 15-20 см. Ниже идет серовато-бурый слабогумусированный тяжелосуглинистый комковато-рыхлый слой с включениями мицелий, карбонатов белоглазки, мелкого щебня - слой №2 (толщина 15-20 см) (рис. 4-6, 11). Под этим слоем (слой №3), а также под слоем №4 зафиксированы неоднородные по мощности (от 20 - 40 см и до 65 см) светло серые, бесструктурные переотложенные слои щебня и камней, которые большей частью перекрывали собой культурный слой памятника (рис. 4-6, 9, 11). На большей части раскопа внутри слоя №3 располагался буровато-серый уплотненный среднесуглинистый негумусированный комковатый, местами порошистый слой, также включавший крупные камни, обломки щебня и мицелий карбонатов - слой №4 (толщина 15-20 см.). Далее шел культурный слой бурого и светло-коричневого цветов толщиной от 20 и до 90 см (рис.4-6, 9, 11). Верхняя часть культурного слоя представляла собой светло-бурый золистый порошистый среднесуглинистый рыхлый слой с включениями крупных камней, щебня и карбонатов - слой №5 (толщина 30-50см) (рис. 4-6, 9, 11). Кроме того, в культурном слое зафиксированы слои буровато-серого рыхлого порошистого среднесуглинистого слоя с включениями карбонатов и щебня (слой №6) (рис. 4-6,9,11). В самом низу над материком зафиксирован другой слой №7 - палево-серый уплотненный комковато-пылеватый среднесуглинистый слой с включениями карбонатов и угольков (рис. 9, 11). Здесь, на южной стенке раскопа, а также немного на восточной стенке раскопа зафиксированы три горизонтальные линзы из угольной прослойки (слой №8) (рис. 9, 11). Ниже описанных слоев находился материковый слой. В целом все стенки раскопа - южная (рис. 9, Б), восточная (рис. 9, А) не отличаются сильно друг от друга. Их слои очень близки друг к другу. Различия кроятся в их цветовой гамме и интенсивности содержания золы и угольков. Несколько большей интенсивностью содержания золы и угольков отличается восточная и часть южной стенки раскопа (рис. 9, Б; 9, А). Так в целом характеризуются стратиграфия напластований восточной и южной стенок Р-II 2006 г. и профили контрольной бровки Ирганайского поселения I. После удаления балластного слоя к северу и западу от контрольной бровки, т.е. в юго-восточной части раскопа в квадратах Е-3’, Е-4’, Е-5’, Д-4’, Д-3’, была выявлена каменная стена, получившая название - каменная стена №1, которая отходила перпендикулярно на запад от каменой стены, открытой и частично раскопанной в 2005 г. (рис. 5, 7-8, 10). На уровне 4-го штыка были выявлены первые крупные камни, которые при дальнейшей расчистке оказались кладкой каменной стены (рис. 4-5,6-7,10). Следует отметить, что данная стена, как и другие каменные стены на Ирганайском поселении I, обычно начинается с верхнего уровня залегания культурного слоя, а фундаменты их находятся на уровне материка. Стена №1 берет свое начало в квадрате Е и продолжается до кв. Г. Чтобы выявить длину каменной стены №1, были расчищены еще два квадрата в западную сторону - кв. Г-3’, Г-4’. В процессе дальнейших раскопок было установлено, что западный конец данной стены (№1) соединялся со стеной, выявленной в 1986 г., т. е. был фактически её продолжением (рис.4-5, 6, 10). Новые расчищенные квадраты, как оказалось, являлись частью раскопа 1986г., которые со временем были заполнены землей. Для выяснения того, как данная стена соотносилась с другими стенами, т.е. стенами, обнаруженными в 1986 г., пришлось провести расчистку этих стен. Длина каменной стены №1, выявленной в 2006 г., составляет 4,2 м. Общая длина стены вместе с раскопанной в 1986г. частью стены составляет 5,8м, сохранившаяся высота от 1,6 и до 1,8 м. Каменная стена №1 широкая, однорядная. Ширина стены от 0,7 до 1 м. Отметим, что верхняя часть каменной стены состоит из крупных плит, положенных плашмя (рис. 4-5,6-7,10). Ширина некоторых камней колеблется от 0,55 до 0,70 м. Нивелировочные отметки верхних плит каменной стены №1: 0; -14; -6; -16; +30; -30; -12; -32; -56; -22; -51; -82; -110 см от ЦР (рис. 7-8,10). Выявленный отрезок восточной части каменной стены №1 в квадратах Е-4’ и Е-5’ сложен из крупных и средних плит довольно правильных форм. Кладка однорядная (по верху), односторонняя. Лицевой фас скорее всего северный. Основанием стены в восточной части являлся один мощный камень из известняка серого цвета с зеленоватым оттенком крупных размеров. Камень, по-видимому, был частью скалы. Размеры камня: ширина - 2,6 м, высота 1,1-1,2 м, длина 1,44-1,46 м (рис. 7-8, 10). Восточный конец каменной стены №1 уходит под стенку нераскопанной территории поселения, поэтому здесь даются те данные длины стены, что удалось выявить в результате раскопок. Но к концу раскопок после дождей и обвала части стенки раскопа 2005г. видно было, что указанный камень продолжался в восточную сторону еще на 0,50 м. Это свидетельствует о том, что данный камень имел значительную длину, чем то, что нам удалось вскрыть. Поверх вышеназванного камня стена в восточной части была сложена из небольших плоских плит, положенных плашмя в 8-10 ярусов (рис. 10). В кв. Д-4’ часть каменной стены №1 сложена из плоских плит, положенных плашмя в 13-14 ярусов, без применения связующего раствора (рис. 10). В кв. Г-3’ и кв. Г-4’ описываемая стена также сложена из плоских плит, положенных плашмя в 9-12 ярусов, без применения связующего раствора (рис. 10). Западная часть каменной стены №1 очень широкая, двухрядная; кладка произведена из толстых длинных плит (размеры некоторых плит: длина 0,70 м, 0,90 м, 1,60 м, ширина 0,80-0,90 м, 0,95 м, 1,10-1,18м, высота 0,15 м; 0,20 м; 0,25 м), положенных всухую плашмя в 9-11 ярусов (рис. 10). В нижних ярусах стены в квадратах Г-3’, Г-4’ использовались средние и одна крупная плиты, поставленные на ребро, высотой от 0,24-0,26 м и до 0,38 м (рис. 10). В целом стена здесь производит впечатление аккуратности, тщательности. Западный конец стены 1, как уже отмечалось, соединялся со стеной, выявленной в 1986 г., т. е. был фактически её продолжением (рис. 4-5,6-7,10). Выявленная стена характеризуется тем, что здесь в кладке стены не были зафиксированы случаи нанесения внешней или внутренней штукатурки, т.е. отсутствовал какой-либо связующий раствор. Использован сланцевый плитняк, дающий без дополнительной обработки довольно правильные прямоугольные очертания. В редких случаях в кладке, особенно в нижних ярусах, применялся известняк, более прочный, чем сланец. В нижних ярусах стены использовались крупные плиты, поставленные на ребро. Полом в Р-II 2006 г. в основном являлся обычный материковый слой светло - коричневого цвета с зеленоватым оттенком (рис. 5-6). После окончания расчистки культурного слоя и выявления материкового слоя все работы на Р-II 2006 г. были закончены. В ходе расчистки культурного слоя на площади Р-II 2006 г. собрана значительная коллекция археологических находок, включающая в себя керамику, изделия из камня, кости. Из артефактов интерес представляют следующие находки: обломок каменной зернотёрки (рис. 12, 3), каменные песты-куранты (2 экз.) (рис. 12, 1, 2), костяная проколка с одним отшлифованным концом (рис. 13, 1-1А), фаланга животного (КРС) со сквозным отверстием (рис. 13, 2-2А). Все наиболее значимые, индивидуальные находки орудий труда и другого характера сфотографированы и картографированы. Характеристику находок Ирганайского поселения I начнем с приведения подробных статистических данных о количестве и составе находок по конкретным штыкам. На уровне 5-го штыка, относящегося к культурному слою (слой №5), найдено 22 фрагмента керамики, 4 из которых имеют обмазку внешней поверхности. Два фрагмента найдены в кв. Д-3’- венчик сосуда с отогнутым назад краем со светло-коричневой лощеной поверхностью. У основания венчика имеется орнамент в виде горизонтального ряда вертикальных врезных насечек. Другой фрагмент стенки сосуда с серой, грубо заглаженной поверхностью. На поверхности стенки орнамент в виде врезных горизонтальных, не совсем прямых параллельных линий (рис.15; 16; 17; 18). Один фрагмент стенки сосуда с днищем с серо-черной, грубо заглаженной поверхностью. На нижней части поверхности сосуда орнамент в виде двух параллельных сосцевидных налепов. На уровне 6-го штыка, относящегося к культурному слою (слой №5), найдено 93 кости животных и 112 фрагментов керамики, 43 из которых имеют обмазку внешней поверхности. Один, найденный в кв. Е-4’, - это фрагмент горловины тонкостенного сосуда и верхней части со светло-коричневой заглаженной поверхностью. На поверхности горловины, а именно у шейки, имеется валик с орнаментом в виде двух горизонтальных рядов вдавленных кружочков. Под валиком на плечике сосуда имеется вдавленный орнамент, состоящий из горизонтального ряда вдавлений в виде кружков. Ниже орнаментального пояска поверхность сосуда обмазана жидкой глиной. Второй фрагмент (кв. Е-4’) горловины сосуда с сильно отогнутым наружу венчиком, в середине горловины имеется орнамент в виде налепного валика с защипами. Выше валика поверхность темно-коричневая, лощеная, снизу серая, обмазанная. Третий фрагмент (кв. Д-4’) стенки сосуда с налепным валиком, рассеченным нарезками, выше валика поверхность серая, заглаженная, ниже серо-коричневая, обмазанная (рис.15; 16; 17; 18). На уровне 7-го штыка, относящегося к культурному слою (слой №5 и №6), обнаружено 80 костей животных, 100 фрагментов керамики, 21 из которых с обмазанной поверхностью. Один, найденный в кв. Д-4’, - фрагмент слегка отогнутого венчика сосуда с коричневой, заглаженной поверхностью. На поверхности венчика имеется орнамент в виде горизонтального пояса вертикальных насечек, ниже насечек имеется также ряд врезных параллельных линий. Другой фрагмент стенки сосуда с коричневой, грубо заглаженной поверхностью. На поверхности стенки имеется орнамент в виде врезных, пересекающихся между собой параллельных линий (рис. рис.15; 16; 17; 18). К 8-му штыку, относящему к культурному слою (слой №6), относятся находки: 67 костей животных, 254 фрагмента керамики (из них 186 с обмазанной поверхностью). Некоторые фрагменты украшены рельефным и вдавленным орнаментом. Рельефный орнамент в виде валика имеет фрагмент горловины сосуда со стенкой и найден в кв. Е-5’. У основания горловины при переходе к тулову имеется орнамент в виде налепного валика, рассеченного нарезками. Сверху валика поверхность темно-коричневая, лощеная, снизу коричневая, обмазанная. Второй фрагмент стенки сосуда из кв. Е-5’, на поверхности стенки имеется орнамент в виде налепного валика с защипами. Выше валика поверхность темно-коричневая, лощеная, снизу коричневая, обмазанная (рис.15; 16; 17; 18). На уровне 9-го штыка, относящегося к культурному слою (слой №6 и №7), зафиксировано 45 костей животных, обломок каменного песта-куранта и 85 фрагментов керамики (из них 29 относятся к обмазанным сосудам, а 56 - к гладкостенным). Один фрагмент горловины и стенки сосуда из кв. Е-5’ с черной лощеной поверхностью. У основания горловины имеется тонкий налепной валик, рассеченный косыми нарезками. Второй фрагмент венчика сосуда (кв. Е-5’) с отколотым краем, с коричневой лощеной поверхностью. Орнаментирован рядом двойных горизонтальных, цельных налепных валиков. Третий фрагмент стенки сосуда из кв. Е-3’ коричневого цвета с черными пятнами, грубо заглаженной поверхностью. На поверхности стенки имеется орнамент в виде налепного валика с защипами. Четвертый - фрагменты стенок сосудов (кв. Д-2’) с темно-коричневой заглаженной поверхностью. На поверхности стенки имеется орнамент в виде врезных трех параллельных горизонтальных линий, пересекающихся тремя вертикальными линиями. Пятый - фрагмент стенки сосуда из кв. Д-3’ с серой, грубо заглаженной поверхностью. На поверхности стенки имеется орнамент в виде врезных горизонтальных, не совсем прямых параллельных линий. Шестой - фрагмент плоского донца (кв. Д-3’) сосуда с серой заглаженной поверхностью. На нижней части наружной поверхности сосуда - орнамент в виде косых врезных параллельных и пересекающихся линий (рис.15; 16; 17; 18). На уровне 10-го штыка, относящегося к культурному слою (слой №7), обнаружены: обломок каменной зернотёрки, проколка из кости и 80 фрагментов керамики (из них 45 - с обмазанной поверхностью). В квадрате Е-4’ выявлены три фрагмента. Один фрагмент слегка отогнутого назад венчика сосуда с черной заглаженной поверхностью. На шейке имеется орнамент в виде одного сосцевидного налепа. Другой фрагмент слегка отогнутого назад венчика сосуда с черной заглаженной поверхностью. Третий фрагмент стенки сосуда с серо-коричневой лощеной поверхностью. На поверхности стенок имеется орнамент в виде вдавленного ряда горизонтальных ямочек, внутри которых имеются вертикальные насечки. Из квадрата Е-2’ выявлена горловина сосуда со слегка отогнутым наружу венчиком с коричневой, грубо заглаженной поверхностью и с черными пятнами. И, наконец, с уровня 11-го штыка, относящегося к культурному слою (слой №7), происходят 26 костей животных, обломок каменного песта-куранта, фаланга животного крупного рогатого скота (далее - КРС) со сквозным отверстием, и 14 фрагментов керамики (из них 7 - с обмазанной поверхностью) (рис.15; 16; 17; 18). Анализ находок по штыкам показывает, что эти данные мало что добавляют к выводам по итогам работ 1986-1991 гг., 2003-2005 гг. Ирганайской поселение I, несмотря на довольно мощный культурный слой (150-160 см, а в некоторых местах и 180-200 см) и неоднократные строительные следы перепланировок помещений и построек, всё же выступает как памятник с однообразным, единым культурным обликом. Материалы поселения очень трудно распределить по разным хронологическим горизонтам. Чисто условно можно считать, что верхние слои являются более поздними, а нижние более ранними. Анализ находок начнём с керамики - наиболее массового и наиболее информативного материала. Речь пойдёт исключительно об обломках глиняных сосудов. Целых сосудов не найдено. Всего при расчистке культурного слоя Р-II 2006 г. найдено 667 фрагментов глиняных сосудов: из них 335 фрагментов относятся к керамике с обмазанной поверхностью, что составляет 50,2% (рис.15; 16; 17; 18); остальные 332 фрагмента (49,8% от общего количества) имеют гладкую, заглаженную или лощёную поверхность (рис.15; 16; 17; 18). Эти цифры довольно условны, так как известно, что определённая часть обломков сосудов с гладкой поверхностью могла относиться к керамике с обмазанной поверхностью. Обмазка, как обычно для керамики эпохи средней бронзы, наносилась на тулово сосуда и отделялась от лощёной или заглаженной шейки налепным рельефным валиком (рис.15; 16; 17; 18). Орнаментации подвергнута незначительная часть зафиксированных обломков керамики - 8% от общего количества. Из орнаментированных фрагментов 5 относятся к гладкой керамике (3% от последней), 8 фрагментов к обмазанной (5% от последней). Орнаментированная керамика больше всего представлена фрагментами рельефного орнамента (7 шт.), а также вдавленным (7 шт.). Набор орнаментальных мотивов керамики представляет собой врезной орнамент в виде круглых ямочек и т.д. (рис.15; 16; 17; 18); рельефный в виде шишечек, валиков с насечками, вдавлениями, нарезками и др. (рис.15; 16; 17; 18). Другой массовой категорией находок в Р-II 2006 г. помимо керамики является остеологический материал. В культурном слое обнаружено значительное количество обломков и целых костей домашних и диких животных. Всего найдено 311 фрагментов. Судя по раскопкам прошлых лет кости могли принадлежать птицам и единично рыбам. Итак, мы кратко описали методику раскопок, сам процесс работы, остатки строительного дела и архитектуры, а также коллекцию археологических находок Р-II 2006г., полностью исследованного и доведённого до уровня материка. Таким образом, в результате проведенного в полевом сезоне 2006 г. объёма раскопочных работ обнаружен значительный вещественный материал, главным образом керамика. Большого внимания заслуживает также и разнообразный хозяйственно-бытовой инвентарь. Кроме всего этого, следует отметить и находки большого количества костей домашних и диких животных. В процессе раскопок была выявлена каменная стена, получившая название - каменная стена №1, которая отходила перпендикулярно на запад от каменой стены, открытой и частично раскопанной в 2005 г. Следует отметить, что данная стена, как и другие каменные стены на Ирганайском поселении I, обычно начинается с верхнего уровня залегания культурного слоя, а фундаменты их находятся на уровне материка. Стена №1 берет свое начало в квадрате Е и продолжается до кв. Г. Было установлено, что западный конец данной стены (№1) соединялся со стеной, выявленной в 1986 г., т. е. был фактически её продолжением. Материалы Ирганайского поселения I, полученные в результате раскопок 2006 г., датируются в пределах XVIII-XIVвв. до н.э. Раскопки Ирганайского поселения I в 2006г. дали новый и интересный материал для культурно-исторической интерпретации памятников бронзового века Ирганайской котловины и всего горного Дагестана. Полученные источники не только дополняют наши представления о местной культуре рассматриваемого времени, но также вносят некоторые изменения и уточнения в наши взгляды на вопросы, связанные с изучением хронологии и периодизации, планировки и топографии, строительного дела и архитектуры. Все это может помочь в освещении проблем, связанных с хозяйственной деятельностью местного населения, в частности, таких как развитие земледелия, в особенности террасного, скотоводства, садоводства, ирригационной системы и т.д. Они характеризуют культуру населения Ирганайской котловины эпохи средней и начала эпохи поздней бронзы [10, с. 48; 11, с. 22-23; 17, с. 28-34; 18; 19, с. 11-28; 22; 28, с. 50-52, рис. 12-17; 30; 31, с. 20-21]. Материалы исследований 2006 г. позволяют вместе с материалами исследований предыдущих лет Ирганайского поселения I и Ирганайского могильника I ставить вопрос о выделении нового, самостоятельного ирганайского локального варианта гинчинско-гатынкалинской культуры раннего этапа эпохи средней бронзы (середина III-первая треть II тыс. до н.э.), охватывающей памятники горного Дагестана и Юго-Восточной Чечни. Характерные черты и обоснование ирганайского локального варианта вышеназванной культуры рассматривались в других наших работах [6, с. 4; 8, с. 4; 11, с. 22-23]. Данный локальный вариант гинчинско-гатынкалинской культуры сложился под сильным воздействием степных племен и непосредственным влиянием присулакской культуры раннего этапа эпохи средней бронзы. В результате изучения Ирганайского поселения I в 2003-2006 гг. получен новый и интересный материал для воссоздания картины культурно-исторического развития населения Ирганайской котловины и всей горной зоны Дагестана в период формирования и развития на Кавказе культур эпохи средней и поздней бронзы. Новые раскопки позволили более четко обосновать стратиграфию и хронологию памятников, выявить закономерности развития населения горных долин и изучение их специфики на фоне других регионов горной зоны Кавказа. Исследования 2003-2006 гг. позволяют по-новому наметить характер и направление культурных связей и отметить значительную роль степных традиций в формировании культур эпохи средней бронзы Северо-Восточного Кавказа. Они помогают в раскрытии проблемы культурно-исторических взаимоотношений оседло-земледельческого населения и подвижно-скотоводческих степных племен в эпоху ранней и средней бронзы.

G D Ataev

Institute of History, Archaeology and Ethnography, Dagestan Scientific Center, RAS

Email: ataevgd@mail.ru

  • Агларов М.А., Атаев Г.Д. Итоги этно-археологического исследования Ирганайской котловины в 2003-2004 гг. // Археология, этнология, фольклористика Кавказа. Международная научная конференция. Баку, 2005. С. 27-28.
  • Атаев Г.Д. Отчет об исследованиях Ирганайской новостроечной археологической экспедиции Института ИЯЛ в 1989 г. Махачкала, 1991 // Научный архив института истории, археологии и этнографии Дагестанского научного центра РАН (далее - НА ИИАЭ ДНЦ РАН). Ф. 3. Oп. 3. - 43 л.
  • Атаев Г.Д. Отчет о работе Ирганайской новостроечной археологической экспедиции в зоне строительства Ирганайской ГЭС в полевом сезоне 1991 г. Махачкала, 2000 // НА ИИАЭ ДНЦ РАН. Ф. 3. Оп. 3. - 24 л.
  • Атаев Г.Д. Отчет о работе Ирганайской новостроечной археологической экспедиции в зоне строительства Ирганайской ГЭС в 2003 г. в Унцукульском районе Республики Дагестан. Махачкала, 2004 // НА ИИАЭ ДНЦ РАН. Ф. 3. Оп. 3. - 21 л.
  • Атаев Г.Д. Ирганайское поселение II // Труды научной сессии, посвященной итогам экспедиционных исследований Института истории, языка и литературы (Далее - ТД НСПИЭИ ИИЯЛ) в 1988-1989 гг. Махачкала, 1990. С. 4.
  • Атаев Г.Д. Исследования Ирганайского поселения I // ТД НСПИЭИ И ИЯЛ в 1990-1991гг. Махачкала, 1992. С. 4.
  • Атаев Г.Д. Историко-географическая характеристика Ирганайской долины эпохи средней бронзы // Юбилейный сборник Дагестанского географического общества. Махачкала, 1999. С.122-125.
  • Атаев Г.Д., Мирзоев Р.Н. Итоги археологических исследований памятников эпохи средней бронзы в зоне строительства Ирганайской ГЭС в 2002-2004 гг. // Археология, этнология, фольклористика Кавказа. Международная научная конференция. Баку, 2005. С. 48.
  • Атаев Г.Д., Мирзоев Р.Н. Итоги археологических работ в зоне водохранилища Ирганайской ГЭС в 2004-2006 гг. // Археология, этнология и фольклористика Кавказа. Материалы Международной научной конференции «Новейшие археологические и этнографические исследования на Кавказе». Махачкала, 2007. С. 99-101.
  • Атаев Г.Д., Мирзоев Р.Н. Археологические исследования в зоне строительства Ирганайской ГЭС в 2004-2006 гг. // Известия Дагестанского государственного педагогического университета. Научный журнал. Общественные и гуманитарные науки. №1 (18). Махачкала, 2012. С. 5-9.
  • Атаев Г.Д., Мирзоев Р.Н. Итоги исследований памятников эпохи средней и начала эпохи поздней бронзы в зоне строительства Ирганайской ГЭС в 2002-2007 гг. // Новейшие открытия в археологии Северного Кавказа: Исследования и интерпретации. ХХVII Крупновские чтения. Материалы Международной научной конференции. Махачкала, 2012. С. 22-23.
  • Атаев Г.Д., Малагитинов М.М. Керамика Ирганайского поселения I // ТД НСПИЭИ Института ИЯЛ 1990-1991 гг. Махачкала, 1992. С. 5.
  • Атаев Д.М., Котович В.М. Отчет о работе 2-го горного отряда ДАЭ в 1957 г. Махачкала, 1958 // НА ИИАЭ ДНЦ РАН. Ф. 26. Oп. 1, Д. 2. - 40 л.
  • Атаев Д.М., Погребова М.Н. Отчет о работе 2-го горного отряда ДАЭ в 1958 г. Махачкала, 1959 // НА ИИАЭ ДНЦ РАН. Ф. 26. Oп. 1. Д. 1. - 90 л.
  • Атаев Д.М., Гаджиев М. Г., Погребова М.Н. Отчет о работе 2-го горного отряда ДАЭ в 1959 г. Махачкала, 1960 // НА ИИАЭ ДНЦ РАН. Ф. 26. Оп. 1, Д. № 17. - 73 л.
  • Атаев Д.М., Гаджиев М.Г., Погребова М.Н. Отчет о рботе 2-го горного отряда ДАЭ в 1960 г. Махачкала, 1961 // НА ИИАЭ ДНЦ РАН. Ф. 26. Oп. 1, Д. 105. - 46 л.
  • Атаев Д.М., Погребова М.Н. Поселение эпохи бронзы у с. Ирганай Унцукульского района: (Предварительное сообщение) // Материалы археологии Дагестана (Далее - МАД). Т. III. Махачкала, 1973. С. 28-34.
  • Гаджиев М.Г. Из истории культуры Дагестана в эпоху бронзы: (Могильник Гинчи). Махачкала, 1969. - 177 с.
  • Гаджиев М.Г. Дагестан и Юго-Восточная Чечня в эпоху средней бронзы // Древности Дагестана. МАД. Т. 5. Махачкала, 1974. С. 11-28.
  • Гаджиев М.Г., Магомедов Р.Г. Новые данные о культурных связях населения степей и гор в бронзовом веке // ТД НСПИЭИ ИИЯЛ в 1986-1987 гг. Махачкала, 1988. С. 3-4.
  • Гаджиев М.Г., Магомедов Р.Г. Об итогах охранных раскопок Ирганайского поселения I в 1988-1989 гг. // ТД НСПИЭИ ИИЯЛ в 1988-1989 гг. Махачкала, 1990. С. 3-4.
  • Котович В.М. Верхнегунибское поселение - памятник эпохи бронзы горного Дагестана. Махачкала, 1965. - 259 с.
  • Магомедов Р.Г. Отчет об итогах работ горной археологической экспедиции в полевом сезоне 1986 г. Махачкала, 1987 // НА ИИАЭ ДНЦ РАН. Ф. 3. Oп. 3. Д. 651. - 52 л.
  • Магомедов Р.Г. Отчет о полевых исследованиях горной археологической экспедиции в 1987 г. в зоне строительства Ирганайской ГЭС. Махачкала, 1988 // НА ИИАЭ ДНЦ РАН. Ф. 3. Oп.3. Д. 669. - 16 л.
  • Магомедов Р.Г. Отчет об итогах работ Ирганайской новостроечной археологической экспедиции ИИЯЛ в 1988 г. - Махачкала, 1989 // НА ИИАЭ ДНЦ РАН. Ф. 3. Oп. 3. Д. 683. - 21 л.
  • Магомедов Р.Г. Отчет о полевых исследованиях Ирганайской новостроечной экспедиции в 1990 г. Махачкала, 1992 // НА ИИАЭ ДНЦ РАН. Ф. 3. Oп. 3. Д. 757. - 21 л.
  • Магомедов Р.Г. Работы на Ирганайском поселении I в 1990 г. // ТД НСПИЭИ ИИЯЛ в 1990-1991 гг. Махачкала, 1992. С. 3.
  • Магомедов Р.Г. Гинчинская культура: Горы Дагестана и Чечни в эпоху средней бронзы. Махачкала: Изд-во ДНЦ РАН, 1998. - 380 с.
  • Магомедов Р.Г., Хангишиев Г.Д. Новые исследования памятников эпохи средней бронзы в зоне водохранилища Ирганайской ГЭС // XV Крупновские чтения по археологии Северного Кавказа: ТД. - Махачкала, 1988. С. 9-11.
  • Марковин В.И. Новый памятник эпохи бронзы в горной Чечне: (Могильник Гатын-кале) // Древности Чечено-Ингушетии. - М.: Изд-во АН СССР, 1963. С. 49-135.
  • Погребова М.Н. Ирганайский склеп эпохи бронзы // МАД. Т. II. Махачкала, 1959. С. 109 - 123.
  • Погребова М.Н. Памятники эпохи бронзы Унцукульского района Дагестанской АССР // ТНДС ИИЯЛ, посвященной археологии Дагестана. Махачкала, 1959. С. 20-21.

Views

Abstract - 27

PlumX


Copyright (c) 2017 Ataev G.D.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.