DZhARO-BELOKANSKIE OBShchESTVA VO VNEShNEY POLITIKE ROSSIYSKOGO GOSUDARSTVA VO VTOROY POLOVINE XVIII V

Cover Page

На протяжении нескольких столетий на территории современного Белоканского, Закатальского и Кахского районов северо-западного Азербайджана существовал союз Джаро-Белоканских обществ. Будучи влиятельным на Кавказе военно-политическим образованием, он сыграл значительную роль в истории Кавказа в XVIII – первой половине XIX в. Географически эти общества находились на южном склоне Главного Кавказского Хребта. Перечисляя общества, составлявшие собственно, Джаро-Белокан, в том числе Джарское, Катехское, Белоканское, Тальское, Мухахаское и Джинихское, а также общества Элисуйское, Цахурское, Сувагильское, входившие в состав Элисуйского султанства, И.П. Петрушевский писал, что все они «занимали территорию по нижнему течению р. Алазань, ограниченную с запада и северо-запада Кахетией, с юга Ширакской степью, с востока Шекинским ханством (Петрушевский И.П., 1993. С. 28−31). В записке «Краткие сведения о Чарской области», составленной в 1831 г. майором Каргоновым, говорится, что «область эта издревле составляла лучшую часть Кахетии, под названием Кухеты. Жители ее были грузины, чарцы (джарцы. − Авт.), потом, по прошествии некоторого времени, чарцы, усилили свои связи с соплеменниками и пользуясь тем, что персиане и турки ослабили Кахетию, сделали грузин себе подвластными» (ЦГИАГ. Л. 113−129). Подробную информацию о Джаро-Белоканских обществах дает офицер царской армии XIX в. М.А. Коцебу. По его сведениям, «пространство земли, занимаемое обществом чарских лезгин, имеет около 60 верст в длину и столько же в ширину» (Коцебу М.А., 1826. С. 14). Описывая границу Джаро-Белоканских обществ и их сопредельных ханств Коцебу отмечает, что « к северу чарцы граничат хребтом гор, пролегающим чрез всю Кахетию, земли Элисуй-султана и Нухинскую провинцию, к востоку речкою Капучай, отделяющей владения их от Элисуйского султана, к югу рекою Алазань принадлежащим Сигнагскому уезду, к западу границы чарцев весьма неопределенны, некоторые принимают за границу самую Кахетию, другие урочище Лагодехи» (Коцебу М.А., 1826. С. 14). Говоря о политической структуре Джаро-Белокана, он подчеркивает, что «земля, известная здесь вообще под именем Чары, принадлежит пяти обществам, имеющим равные права; но общество Чарское могущественнее и богаче прочих, а посему оно есть первое, второе Белоканское, третье Тальское, четвертое Мухахское, пятое Джинихское» (Коцебу М.А., 1826. С. 14). Касаясь вопроса об образовании Джаро-Белокан, И.П.Петрушевский писал, что имеющиеся сведения не дают возможности говорить о каком-либо их массовом переселении в одно время или завоевании этой территории ими. Несомненно, что аварские общины существовали в Кахетии задолго до XVII в. Они, во всяком случае, существовали здесь до XIV в. (Петрушевский И.П., 1934. С. 35−37). Далее И.П. Петрушевский подчеркивает, что «переход власти от кахетинских феодалов к джарским обществам был не мирным переворотом, но, он был вызван перегруппировкой сил внутри правящих феодальных слоев Закавказья. Борьба шахского Ирана и Османской империи за овладение Кавказом привела к тому, что в ряде мест феодалы-христиане оказались замененными феодалами-мусульманами или вынуждены были принять мусульманство» (Петрушевский И.П., 1993. С. 13−15). В дагестановедении мало трудов ученых, в которых исследовано место и роль Джаро-Белоканских обществ в политических событиях Закавказья в XVIII в. Среди этих работ отметим исследования И.П. Петрушевского, Б.Г.Алиева, М.-С.К. Умаханова, в трудах которых рассматриваются взаимоотношения Джаро-Белокана с соседними ханствами, даются сведения об историко-географическом положении этих обществ (Петрушевский И.П., 1993; Алиев Б.Г., Умаханов М.-С.К., 2001. С. 242−256). В данной статье мы ставим цель определить место и роль Джаро-Белоканских обществ во внешней политике Российского государства во второй половине XVIII в. в условиях противостояния трех великих держав – османской Турции, шахского Ирана, Российской империи, интересы которых сталкивались на Кавказе. В XVIII в. политическое влияние Джаро-Белоканских обществ сильно выросло во всем Закавказье. По временам они признавали номинально власть над собой то Персии, то Турции (смотря по тому, чье влияние одерживало верх в Закавказье), чаще же всего они были вполне независимы. И османское и иранское государства не могли держать здесь военные силы и своих чиновников, чем и объясняется их войны с джаро-белоканскими обществами. В «Джарской хронике XVIII столетия» сообщается о разгроме отряда османских войск в Джарах. Согласно хронике «в начале месяца скорпиона джарцы и их союзники осаждали крепость Джиних, но на помощь крепости явился Тахмураз с тремя тысячами грузин и тремястами османов. Подойдя к крепости утром с южной стороны, они вступили в бой, но с Божьей помощью грузины и османы были обращены в бегство» (Хроника войн Джара в XVIII столетии.1931. С. 23). Административно-политическое устройство Джарского союза общин особо не отличалось от дагестанских сельских общин. Структура управления Джаро-Белокана напоминала структуру управления федерации или конфедерации дагестанских союзов сельских общин (Алиев Б.Г., Умаханов М.-С.К., 2001. С. 254). Политическое влияние этих обществ было связано с их военно-стратегическим положением на границе Дагестана, Грузии и с тем, что под их контролем находились горные проходы и им принадлежали богатые земельные угодья. В начале XVIII в. общества не составляли единого политического целого, фактически же на всей этой территории главенствующее положение принадлежало Джарскому обществу. Его политическое влияние не только обеспечивало ему руководящую роль, но и часто приводило к превращению остальных обществ в вассалов Джарского общества. Господствующее влияние Джара было столь сильно, что без утверждения этим обществом не только султаны элисуйские не могли вступать в управление доставшимся им по наследству владением, но и ханы шекинские нередко ожидали утверждения их звания от джарцев. Политическое положение данного региона, как и всего Кавказа, в этот период было довольно нестабильным и противоречивым. В противостояние двух великих держав – Турции и Сефевидского государства за овладение Закавказьем, включается и Россия (Магарамов Ш.А., 2012. С.128). Взаимоотношения дагестанских народов с Россией имеют глубокие корни. Как отмечает О.А. Муртазаев, они носили в разные исторические периоды различный характер (Муртазаев А. О., 2012. С. 133). Российское государство, усилившееся с середины XVIII столетия, проявляло большой интерес к Кавказу. Во время русско-турецкой войны 1768−1774 гг. османская дипломатия, обеспокоенная планами грузинского царя Ираклия II, стремившегося с помощью России захватить Гянджинское и Ереванское ханства, с самого начала XVIII в. призывала закавказские ханства к объединению и совместным действиям против политики царизма. Документы подобного содержания были выявлены нами в краеведческом музее Закаталького района Республики Азербайджан. В частности, нами переведено письмо, написанное еще в 30-х гг. XVIII в. чилдырским правителем Сулейман пашой, наместником Османского султана в Грузии. В письме на имя мусульманских общин Джаро-Белокана, приветствуя ученых и шейхов Джаро-Белокана, Сулейман паша писал: «необходима ваша помощь для нас и исламской общины. Когда вы узнаете наше состояние, наша надежда на вас братья «по вере и природе», и чтобы вы были готовы. Аллагь Всевышний велит: Ради Аллагьа вы сражайте истинным сражением. Да будет мир тому, кто в истинном пути» (Халаев З.А., 2012. С. 78). Но и другой соперник Османской Турции и Российской империи, шахский Иран стремился заручиться союзом с закавказскими ханствами и с джарскими обществами. В столкновениях между калейдоскопически меняющимися группировками, придерживающимися в зависимости от обстоятельства то протурецкой, то прорусской ориентации, Джаро-Белокан играл роль арбитра, в основном занимая «примирительную» позицию между ханствами Дагестана и закавказскими ханствами. В 1751 г. джарцы и их союзники вместе со своими союзниками – шекинским Челеби-ханом и кахским Мухаммед-беком – отбили наступление Ираклия II и Теймураза. Они планировали совместный поход в Грузию с гянджинским, карабахским и шекинским ханами. В 1753 г. представители закавказских ханств − Казаха, Борчалы, Шамшадиля− прибыли к правителям Джара с клятвами, что пойдут походом на Грузию. В 1755 г. грузинские правители, опережая наметившийся поход джарцев с Нуцал ханом и Хаджи Челеби на Грузию, напали на Джар, но потерпев поражение, запросили мира (Мамедов Г.М., 1988. С. 32). В то же время для усиления свого политического влияния Россия обеспечивает плацдарм, в роли которого на северо-западе выступает Грузия, с перспективой завоевания Джарских обществ и Шекинского ханства, а на северо-востоке – Кубинское ханство с богатейшими прикаспийскими районами. Царь Ираклий II, претендовавший на главенство в Закавказье, поддерживал союз Шекинского и Карабахского ханов против наступательной политики Фатали хана Кубинского. Россия, уговаривая ханов не нападать на Фатали хана, который находился под ее протекцией, была обеспокоена слухами о готовящихся походах в Грузию. В 1775 г. в письме, направленном в Москву, Фатали хан Кубинский выражал свою уверенность в том, что «под стягом великой державы России» обеспечено спокойствие и благополучие крымского хана в Крыму, грузинам в Грузии, так и в отношении Кубы (Сулейманова С.А., 2004. С. 21). Во время русско-турецкой войны 1787–1791 гг. в Дагестан и Азербайджан зачастили турецкие эмиссары с целью антироссийской пропаганды. Данное обстоятельство не могло не беспокоить царское правительство (Магомедов Н.А., Абдурахманова М.С., 2012. С.49). В 1783 г. по результатам Георгиевского договора Грузия юридически вошла под протекторат России и стала претендовать на территории Гянджинского, Нахчиванского, Иреванского ханств. В 1783−85 гг. делегации, отправленные османским правительством в Закавказье и Дагестан, преследовали цель примирить Фатали хана Кубинского, Ибрахимхалил хана Карабахского, Ахмед хана Хойского и организовать коалицию против России. В это время как Османский двор, так и Екатерина II получили известие о том, что правитель Аварии Уммахан собирается в поход против Грузии, т.к. её правитель вместе с Фатали ханом хотел напасть на карабахского хана, с которым тот находился в дружественных отношениях. В 1785 г. Уммахан Аварский вместе с джарскими обществами напал на Грузию. Ираклий II потерпел поражение и запросил мира. В 1787 г. примирившись после долгой вражды, Фатали хан кубинский и Ираклий II вместе с шекинским Мухаммед Хасан ханом планировали захватить Гянджу и Карабах. Но этот план не удался. Уммахан пригрозил Фатали хану, что в случае нападения на Гянджу, нанесет ему удар с тыла. Это серьезно повлияло на ход событий, как и то, что русские войска получили приказ вернуться к кавказской линии по случаю начала новой войны с Турцией. В это время Уммахан неожиданно напал на Фатали хана кубинского, последний потерпел поражение в борьбе с ним и заключил мирный договор на условиях уплаты имущества и денег. В 1787 г. Уммахан с Ибрагим ханом карабахским совершили поход в Нахичевань и Тебриз. Действия российского царя вынудили союзников вернуться из похода, не позволив им задержаться. В период царствования императрицы Екатерины II грузино-русские отношения активизировались (Абдуллаев Г.А., 1965. С. 149). Во время русско-турецкой войны императрица отправила в Грузию русскую армию. А в 1783 г. грузинский царь Ираклий II принял русское подданство, через несколько десятилетий Грузия была присоединена к России. После этого начался период завоеваний Россией Джарских обществ, Закавказья и Дагестана. В конце XVIII в. российское правительство под предлогом защиты своих подданных грузин от джарских набегов начало готовить планы для завоевания Джаро-Белокана. Но и сами отдельные ханства на Кавказе в указанное время боролись друг с другом. Главной причиной феодальных усобиц, происходивших в XVIII в. на Восточном Кавказе, было стремление каждой из соперничающих сторон, одолев своего противника, занять господствующее положение в регионе. Яркий пример происходивших событий – тонкая политика Уммахана Аварского, правителя Аварии, который поддерживал тесные отношения с Россией. Уммахан, по словам Х. Геничутлинского, будучи довольно тонким политиком-дипломатом проводил разумную для своего времени внутреннюю и дальновидную внешнюю политику (Геничутлинский Х., 1992. С. 13). Из анализа приведенных данных вытекают следующие выводы: – Джаро-Белоканские общества, являясь влиятельным на Кавказе военно-политическим образованием, сыграли значительную политическую роль в регионе в XVIII в.; – при отсутствии централизованной власти в период распада Сефевидского государства процесс формирования закавказских ханств характеризуется борьбой между феодальными владетелями Закавказья за расширение своих границ и сфер влияния; – Россия придавала особое значение завоеванию территории Джаро-Белоканских обществ. Стратегически выгодное положение и политическое влияние Джаро-Белоканских обществ, располагающих союзниками − вольными обществами Дагестана и целым рядом феодальных владетелей Кавказа, представляли угрозу для российского владычества в Южном Кавказе.

Z A Khalaev

Институт ИИАЭ ДНЦ РАН

Author for correspondence.
Email: ZH120778@mai.ru

  • english reference list

Views

Abstract - 93

PDF (Russian) - 121

PlumX


Copyright (c) 2013 Khalaev Z.A.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.