EPITAFIES OF THE RELATIVES OF HADJI IBRAHIM AL-URADI AS A SOURCE ON THE BIOGRAPHY OF THE SCIENTIST AND ON THE HISTORY OF GIDATL

Cover Page

Abstract


The article is devoted to the study of inscriptions on the gravestones of Haji Ibrahim al-Uradi, his father, brothers and other relatives. The information revealed during the translation of these inscriptions allows one to date important events from the history of Highland Dagestan. Also we can reconsider the look at some important events from the past of Hidatl. Epitaphs are interesting in and of themselves, as historical and cultural monuments that needed to be studied and attributed. Research of epigraphy data monuments clarifies periodization medieval epitaphs mountain Dagestan using record templates and features of the Arabic script. We see the study of medieval epigraphy as one of the important tasks of contemporary Caucasian studies facing Dagestani researchers. Given the relatively weak illumination of the picture of events of that period in historical sources, comprehensive work in this direction can fill gaps in our knowledge of the medieval history of Dagestan. In addition, these epigraphs are of great importance for researchers of onomastics, linguistics, the history of culture and religion of Dagestan. The authors managed to clarify the date of death of Ibrahim-Haji al-Uradi, as well as his two sons. These data, the attraction of written sources and legends allowed the reconstruction of the events of the second half of the 18th century. For example, because of the epidemic of plague and the death of most of the population of Hidatl, this society noticeably weakened and could no longer maintain its influence on Akhvakh. The attraction of memorable records allowed us to specify the dates of the Ibrahim-Haji pilgrimage to Mecca and Medina, as well as the route through which he traveled to these cities.

Личность хаджи Ибрагима ал-Уради в последнее время вызывает неподдельный интерес у исследователей и краеведов. За последние 5 лет вышло в свет три монографии и несколько статей, посвященных исследованию его биографии, научного наследия и общественно-политической деятельности. В 2012 г. было опубликовано исследование Т. Айтберова «Ибрахим-хаджи ал-Уради (XVIII в.): Новые страницы биографии» [1]. В 2014 г. был опубликован ценный труд А.Р. Шихсаидова - описание рукописной коллекции с приложением наиболее интересных памятных записей и сведений о семье хаджи Ибрагима ал-Уради [5]. В 2015 г. вышла в свет книга местного краеведа М. Гаджиева на аварском языке под названием «Ученый Ибрагим-хаджи и его потомки» [4]. Однако остаются вопросы, до сих пор не нашедшие окончательного на них ответа. Прежде всего это - дата смерти ученого, его происхождение и генеалогия его рода. Не раскрывая подробно позицию и аргументацию вышеуказанных исследователей, отметим, что ими называется несколько дат смерти хаджи Ибрагима: 1761, 1770, 1771 гг. Также возникают разночтения по другим вопросам, связанным с биографиями детей ученого, датами их смерти и обстоятельствами, при которых погибли двое его сыновей. Ниже мы постарались дать ответы на все эти вопросы, опираясь, прежде всего, на данные из эпитафий с надмогильных плит указанных лиц. Эпиграфические памятники в данном случае кажутся нам наиболее достоверным источником. Вместе с тем, существует необходимость привлечения других письменных источников, а в некоторых случаях и устной традиции, если она проливает свет на детали биографий или происходивших процессов. В с. Урада, напротив старой части селения, расположено одно из урадинских кладбищ, на котором есть участок, занятый могилами хаджи Ибрагима и его родственников. На нем мы нашли 13 надмогильных стел с эпитафиями, которые посвящены хаджи Ибрагиму, его родственникам и (предположительно) другу (по устной традиции - арабу, приехавшему с ним с Ближнего Востока). Ниже мы даем перевод этих надписей: 1. //Эпитафия отца хаджи Ибрагима: «Это могила шейха всех шейхов народа, известного знанием шариата, обновителя истлевших следов [праведных] предшественников… хаджи Мухаммад, сын хаджи Али упокоился прощенным и да будет воскрешен заступником и счастливым. И да будут гурии и любимые ему усладой… Год 1159 (начался 23.01.1746 г.)». 2. //Эпитафия хаджи Ибрагима* [*Необходимо отметить, что основной текст надмогильной эпитафии хаджи Ибрагима впервые был прочитан и опубликован в указанных работах А.Р. Шихсаидова [5, с. 21] и Т.М. Айтберова [1]]: «Год 1184 (начался 26.04.1770 г.). Этот [текст] составил сын Ибрагима. Когда исчезают с моих глаз усыпальницы, усиливается [страстное] желание к ним и [душевное] волнение. Мы нанесли на камни имена любимых, чтобы стали они для нас противоядием и успокоением. Это могила шейха всех шейхов народа, известного знанием шариата, мученика от чумы, ниспосланной Всевышним, обновителя истлевших следов [праведных] предшественников, хаджи Ибрагима, сына сведущего хаджи Мухаммада, сына хаджи Али милосердного, да соберет их Аллах в доме благоденствия (раю)». В обрамляющей полосе из всего текста информативной частью является лишь следующая фраза в самом его конце: «И перед его могилой расположена могила его друга (товарища)». Можно предположить, что здесь подразумевается могила его друга - араба, известного по местным преданиям. Согласно записям начала ХХ в. алима Умарил Мухаммада (Мухума) из сел. Датуна, эпитафию хаджи Ибрагима составил его ученик алим Йусуф ас-Салти (ум. в 1221 г.х. начался 20.03.1806г.). К сожалению, из имеющихся в научном обороте данных нам не удалось установить имя отца ас-Салти, но нельзя исключать, что именно он указан в эпитафии как «сын Ибрагима». 3. // Эпитафия друга хаджи Ибрагима: «Умер Усман, сын Мухаммада ал-…». Поверхность надмогильной плиты, к сожалению, вследствие воздействия влаги отслоилась и частично не читается. В частности, наиболее информативный фрагмент с указанием нисбы покойного не подлежит прочтению. Само указание нисбы также говорит о том, что покойный не являлся уроженцем сел. Урада, поскольку при захоронении человека в своем родном селении в его эпитафии нисбу чаще всего не указывают. 4. // Эпитафия брата хаджи Ибрагима, более известного как Дарха: «Могила ученого, шейха всех шейхов ислама Абдуррахмана, сына хаджи Мухаммада, сына хаджи Али, да помилует их Аллах и всех мусульман. Год 1206 (начался 30.08.1791 г.)». 5. // Эпитафия брата хаджи Ибрагима, более известного как Ганжадулав: «Упокоился Мухаммад, сын хаджи в 1155 г. (начался 7.03.1742 г.)». 6. // Эпитафия сына хаджи Ибрагима: «Мухаммад, сын хаджи Ибрагима, сына хаджи Мухаммада, сына хаджи Али, да помилует Аллах вместе с благочестивыми и воскресит их… Аминь. [Умер] в четверг благословенного месяца Аллаха - джумада ал-ахир 1174 г. (начался 7.01.1761)». 7. // Эпитафия сына хаджи Ибрагима: «Когда исчезают с моих глаз усыпальницы, усиливается [страстное] желание к ним и [душевное] волнение. Мы нанесли на камни имена любимых, чтобы стали они для нас противоядием и успокоением. Умер Абдаллах, сын хаджи Ибрагима в последний день месяца раби-ал-ахир 1182 г. (11.09.1768 г.). Да помилует Аллах того, кто попросил прощения грехов у Всемилостивого Аллаха и попросил заступничества у его правдивейшего посланника, двоим братьям - обладателям одной светлой усыпальницы. Те, кто умерли вместе, похоронены вместе, прощенные вместе и да будут воскрешены вместе счастливыми в день страшного суда. Аминь». 8. // Эпитафия сына хаджи Ибрагима (к сожалению, сохранилась лишь нижняя половина надмогильной плиты, а верхнюю часть нам поблизости обнаружить не удалось): «…в 1182 году. Да помилует Аллах их обоих и воскресит их вместе с теми, кого Он осчастливил. Аминь». В обрамляющей полосе информативна лишь следующая фраза: «Да простит Аллах его друга Мухаммада, который составил эту запись». 9. // «Оживляющий сунну и шариат, после их забвения, сын Али, сына Дарха. Умер прощенным и да будет воскрешен счастливым и заступником и да станут гурии и любимые ему усладой... Умер в 1257 г. (начался 22.02.1841 г.)». Это эпитафия одного из двух сыновей племянника хаджи Ибрагима - Али, сына Дарха. У него в начале 1770-х гг. родилось двое сыновей-близнецов либо погодков, поскольку он их назвал Ибрагимхалилом и Османом, т.е. именами своего дяди и его друга, умерших приблизительно в одно время: в конце 1770 - начале 1771 гг. 10. // Эпитафия племянника хаджи Ибрагима, более известного как Хаджиясулав: «Когда исчезают с моих глаз усыпальницы, усиливается [страстное] желание к ним и [душевное] волнение. Мы нанесли на камни имена любимых, чтобы стали они для нас противоядием и успокоением. Умер Гитинав Мухаммад, сын Мухаммада, сына Хаджи, да простит их Аллах и помилует. Год 1188 (начался 13.04.1774 г.)». 11. // Эпитафия одного из родственников хаджи Ибрагима: «Умер Гелач, сын ХIадира, да простит их Аллах, в 1156 г. (начался 25.03.1743 г.)». Предположительно, это сын дочери (внук) Дарха, известной из памятной записи как «умму Хадирилав», т.е. «мать Хадировича». На наш взгляд, «Хадирилав» и «Гелач, сын Хадира» - одно и то же лицо. Интересно, что по посемейным спискам 1886 г. в Ураде зафиксирован Гелач, сын Хадира, 1824 г.р. Возможно, это его потомок. 12. // Эпитафия внука хаджи Ибрагима: «Умер Мухаммад, сын Мухаммада, да простит их Аллах, в 1195 г. (начался 27.12.1780 г.)». Предположительно, это внук хаджи Ибрагима, т.е. сын Сумалава, убитого в 1768 г. Этого сына хаджи Ибрагима назвали при рождении Мухаммадом, но позднее он стал известен как Сумалав. У этого Сумалава в 1767 г. родился сын, которого назвали Мухаммадом. Поскольку этот единственный внук хаджи Ибрагима по мужской линии умер в возрасте около 14 лет, то прямых потомков ученого по этой линии нет. 13. // Эпитафия внука Дарха - брата хаджи Ибрагима: «Могила воителя против вероломных нечестивцев. Дарующий [знания] учащимся, обладатель кроткого нрава, знаний и этикета, мученик вечного (ахира) мира… Нурмухаммад, сын известного ученого…». В данном случае необходимо отметить, что в устной традиции ахвахцев сохранились сведения о хаджи Ибрагиме ал-Уради и убийстве его сыновей. Эти сведения были изложены в статье, посвященной истории сел. Кудиябросо Ахвахского района и опубликованной в районной газете «Заман» в 2003 г. [2]. Статья вышла в свет до публикации источников и исследований о хаджи Ибрагиме, которые могли бы стать основой для возникновения искусственно составленных «преданий». Кроме того, в этой статье хаджи Ибрагим назван «гидатлинским предводителем Ибрагимом», а сами сведения относятся ее автором предположительно к XVII веку. Однако сопоставление сведений, содержащихся в статье, позволяет сделать вывод о том, что речь в ней идет именно об ученом хаджи Ибрагиме ал-Уради, который согласно А. Каяеву, «нередко являлся и предводителем войска». Как пишет краевед из сел. Кудиябросо Ахвахского района, еще не укрепившиеся ахвахские сельские общины, во многом состоявшие из множества хуторов, не ощущавших своего единства, были подчинены влиянию Гидатля без особого сопротивления. Вместо выплаты «налогов», гидатлинцы заняли летние пастбища Ахваха, на которых выпасали свои отары овец. К примеру, пишет он, напротив сел. Кудиябросо располагается пастбищная гора Хохомеэр (авар. ХохомегIер - «гора ярок», т.е. еще не ягнившихся овец), на которой гидатлинцы выпасали отары овечьего молодняка. Время от времени ахвахские общины пытались освободиться от влияния Гидатля, но до поры до времени эти попытки были безуспешны. Однажды ахвахцы заявили, что в дальнейшем не пропустят отары гидатлинцев на свои пастбища. Как указывает краевед, одна вдова, будучи на пастбище, случайно услышала от пастуха, смотревшего за отарами гидатлинцев, что те готовятся большим отрядом прибыть в Ахвах, дабы не допустить выхода ахвахцев из-под влияния Гидатля. «Разведчик», высланный ахвахцами на пограничные горы, вскоре явился с вестью о том, что гидатлинский отряд сделал привал на горе Косихъ. Один из ахвахцев выстрелил из лука и попал в шею гидатлинцу, игравшему на зурне во время привала. Переполошившись, гидатлинцы бросились за лучником и попали в засаду, устроенную ахвахцами. Устная традиция указывает, что гидатлинцы понесли значительные потери и в числе убитых оказался «сын предводителя гидатлинцев». Вскоре гидатлинцы, собрав, войско, а прибыли на пограничную гору ХIапуриб, где «гидатлинский предводитель Ибрагим» предложил устроить временное перемирие [2]. Последнее утверждение вряд ли является достоверным, поскольку хаджи Ибрагим смог прибыть в Гидатль лишь через два года после смерти своих сыновей. Далее, согласно устной традиции общины Кудиябросо, гидатлинцы якобы готовились с большим войском снова напасть на Ахвах, но вскоре в Гидатле распространилась эпидемия страшной болезни къавуда (чума). В результате большинство гидатлинцев оказалось поражено этой болезнью, и лишь малая часть их выжила. В итоге в гидатлинских селениях не оказалось столько людей, чтобы думать о подчинении соседних обществ. После этого прекратились междоусобицы ахвахцев с гидатлинцами [2]. Таково видение взаимоотношений Ахваха с Гидатлем в изложении краеведа самого крупного ахвахского селения Кудиябросо. Эту информацию подтверждают и отчасти дублируют письменные источники. Во-первых, это текст записи 1760-х гг. (между 1761 г. и 1768 г.), содержащей сведения об отце хаджи Ибрагиме и его потомстве [5, с. 39]. Здесь указано, что у хаджи Ибрагима (на тот момент) было два сына - Сумалав (авар. - «соломенный», т.е. блондин) и Абдаллах, а позднее к именам братьев добавлена приписка - «которых убьют в Ахвахе». Т.М. Айтберов также прочитал эту запись, но интерпретировал ее как относящуюся к одному Абдаллаху и в прошедшем времени [1, с. 153], но внимательное ее изучение убеждает нас в правильности нашего прочтения. При изучении данного вопроса надо полностью привести цитату из сочинения А. Каяева, который пишет об убийстве сыновей хаджи Ибрагима следующее: «Хаджи Ибрахим однажды посетил Мекку, потом вернулся, затем отправился снова, желая поселиться там, при этом оставил семью на родине. Однако случилось так, что цунтинцы (выделено авторами) убили его сыновей. Тогда ему написала об этом жена, прося его вернуться обратно. Прибыв в Гидатль, он нашел область охваченной чумой, не стал туда заходить, а поселился вне родного селения, на хуторе, принадлежавшем ему, где заразился чумой и умер в 1184 г.х.» [3, с. 390]. Следует отметить, что селения нынешнего Ахвахского района, где произошло сражение между ахвахцами и гидатлинцами, известны также как Цунта-Ахвах в отличие от Ратлу-Ахваха, селения которого расположены на территории нынешнего Шамильского района РД. Таким образом, указание А. Каяева на то, что сыновья хаджи Ибрагима были убиты «цунтинцами», следует интерпретировать как указание на цунта-ахвахцев в отличие от ратлу-ахвахцев, которые вплоть до середины XIX в. входили в состав Гидатля. В эпитафии Абдаллаха, сына Ибрагима-хаджи, испрашивается прощение грехов «для двух братьев - обладателей одной светлой усыпальницы», а также приводится дата его смерти - «последний день месяца раби-ал-ахир 1182 года», который приходится на 11 сентября 1768 г. Эпитафия похороненного рядом с ним брата дефектна - нет имени и точной даты, кроме года - 1182 г.х. Однако из других письменных источников мы знаем, что его звали Сумалав и умерли они одновременно. Это обстоятельство позволяет нам точно датировать это событие 1768 г. В небольшой рукописи карманного формата, принадлежавшей хаджи Ибрагиму ал-Уради* [*Переписана в 1167 г.х. (начался 28.10.1753 г.) Ахмадом ас-Суграли для Ибрагима ал-Уради, «находясь рядом со своим устазом и господином афанди Малла Мусой ал-Чари»], имеются памятные записи, сделанные этим ученым во время отправления в хадж. Как следует из этих записей*[*«В первый раз бедный раб, сын хаджи ал-Уради дошел до Шама в начале месяца рамадан 1143 г. (март 1731). Второй раз дошел (прибыл) 17-го числа месяца рамадан 1156 г. (4.11.1743). В третий раз дошел по дороге в Миср в сторону Бадра (город в Хиджазе, недалеко от побережья Красного моря, по дороге из Египта в Мекку) в первые дни месяца зуль-хиджа 1174 г. (июль 1761) от хиджры пророка, да благословит его Аллах и приветствует. О Аллах! Прими от нас, воистину ты Всевидящий, Всезнающий»], хаджи Ибрагим побывал на Ближнем Востоке, в т.ч. и в хадже, трижды, прибыв туда в 1731, 1743 и 1761 гг. В данном случае хаджи Ибрагим, вероятно, еще в 1760 г., уже в пожилом возрасте, уехал в хадж с намерением остаться там на постоянное место жительства и быть похороненным в священном городе Мекка. Там он пробыл уже несколько лет, пока его взрослые сыновья Сумалав и Абдаллах не приняли участие в походе гидатлинцев на Цунта-Ахвах и были убиты 11 сентября 1768 г. в местности Косихъ. Их мать пишет хаджи Ибрагиму, который находился уже в Мекке, о смерти сыновей и просит вернуться на родину. Получив известие от жены, он решает возвратиться в Гидатль, однако по прибытии узнает о распространившейся здесь эпидемии чумы. Остановившись на хуторе Колоб (расположен на левом берегу р. Авар-ор, выше автодороги Хебда - Гидатлинский мост), он навещает своих знакомых в Гидатле, заражается там чумой и умирает во второй половине 1184 г.х., т.е. в начале 1771 г. К этому мнению нас подводит устная традиция, согласно которой хаджи Ибрагим ал-Уради участвовал в похоронах своего товарища Хадиса ал-Мачади и сам умер через несколько месяцев. В эпитафии Хадиса указано, что он умер в 1184 г.х. от чумы, что еще раз свидетельствует о том, что и сам хаджи Ибрагим умер в этом году. На момент смерти у хаджи Ибрагима не осталось в живых ни одного из трех его сыновей - Мухаммад скончался в январе, феврале 1761 г., а Сумалав и Абдаллах в сентябре 1768 г. Указание в начале эпитафии хаджи Ибрагима на то, что ее текст составил «сын Ибрагима», не следует понимать так, что это был сын хаджи Ибрагима, поскольку в тексте указано лишь «сын Ибрагима» - в нашем понимании некоего Ибрагима (отца Йусуфа ас-Салти?) - тогда как во всех эпитафиях сыновей дано полное имя ученого с указанием на статус «хаджи». В то же время, судя по колофонам нескольких рукописей в библиотеке хаджи Ибрагима, у него был ученик по имени Ибрагим, сыном которого мог являться составитель эпитафии. Исследуя биографию хаджи Ибрагима ал-Уради, нельзя обойти вниманием его происхождение, которое оказалось в труде А. Каяева рассмотрено в искаженном свете. Он пишет с оговоркой «я слышал», что якобы хаджи Ибрагим происходил «из низших слоев гидатлинского общества, которых именуют рабами», хотя в то же время дает противоречащую этому информацию: «Кроме того, он был мужественным предводителем войска, искусным политиком, управлявшим народом и приводившим в порядок их дела» [3, с. 390]. В самом деле, как мы видели выше на примере взаимоотношений Гидатля и Ахваха, хаджи Ибрагим являлся фактически руководителем этого общества и его военным предводителем. Сложно представить, чтобы патриархальное дагестанское общество XVIII в. допустило, чтобы им руководил член тухума, «которых именуют рабами». Т.М. Айтберов, рассматривая этот вопрос, вполне справедливо указывает, что хаджи Ибрагим никак не мог быть представителем низших слоев гидатлинского общества [1, с. 42]. Однако возникает вопрос о том, каково было социальное положение и происхождение хаджи Ибрагима? Занимаясь подробным изучением тухумной структуры урадинского общества в рамках другого исследования, мы обратили внимание и на этот вопрос. Сел. Урада состоит прежде всего из двух крупных кварталов (Верхняя Урада и Нижняя Урада), обладавших некоторыми чертами самостоятельных обществ - мечетью, кладбищем, земельной собственностью и т.д. Из этих двух частей более древней устная традиция, записанная с уст представителей обоих кварталов, единодушно называет Нижнюю Ураду. Жители Верхней Урады в массе своей - переселенцы из современного урадинского хутора Цинаб, в прошлом являвшегося самостоятельным населенным пунктом. Кроме того, в Верхней Ураде жили представители апарагов - мигрантов из других селений и прочих малообеспеченных слоев, в массе своей вынужденных работать на полях представителей основной части жителей Верхней Урады. Последние делились на три тухума и были известны как шухби или чIухIби, т.е. в переводе с аварского языка - «старшины». В то же время основную часть населения Нижней Урады составляли уздени (авар. уздан тухум - «чистый род»), а также малочисленные фамилии переселенцев (авар. - апарагзаби) и прочих слоев общества, за неимением своих земель вынужденных работать на чужой земле или пасти чужой скот. Среди всей массы жителей Нижней Урады немногим более половины являются представителями двух тухумов, считающихся коренными в этой части селения. Это Бедесерилал и ЦIухIекилал, которые заселяли центральную часть Нижней Урады, особенно квартал вокруг соборной мечети и годекана, а также являлись обладателями большей части земельных угодий. Они составляли костяк общины Нижней Урады, к которому присоединился значительный тухум Картулал, который жил в своем тухумном поселении РакIвакь, позднее, как и Цинаб, превратившемся в урадинский хутор. Переселялись в Нижнюю Ураду и представители других населенных пунктов Гидатля и других аварских обществ, а также отдельные представители Закавказья. Позднее выше основной части селения образовался квартал Верхняя Урада, который оказался заселен шухби из Цинаба, а также более малочисленными переселенцами из других мест. В этой структуре урадинского общества предки хаджи Ибрагима являлись представителями коренного его ядра, занимая в селении почетное место в самом его центре, рядом с Джума-мечетью, где и поныне стоит полуразвалившийся дом, принадлежавший хаджи Ибрагиму. Более поздние переселенцы были вынуждены селиться на окраинах селения. На этой почве и возникла аварская пословица: Апарагасул рукъ - росу рагIалда! («Дому переселенца/мигранта - [быть] на окраине селения!»). Поскольку от самого хаджи Ибрагима по мужской линии потомства не осталось, представители родни ученого известны ныне в Ураде как ДархIалал (авар. - «Дархаевичи»), получив свое название от имени брата хаджи Ибрагима. Наряду с Дархалал в состав рода (авар. - кьибил) Бедесерилал входят еще несколько «домов» (авар. - рукъ): Къвахьичилал, Малачилал, Эхолал, ЧIанкьолал, Ахкулал и ГIабушилал. Чтобы упростить изложение всех родственных связей, мы составили генеалогическую таблицу (см.: табл. 1) с учетом данных эпиграфики и памятных записей (последние большей частью уже опубликованы А.Р. Шихсаидовым и Т.М. Айтберовым). В этой таблице мы были вынуждены дать имена на аварском языке, поскольку в русском или арабском написании их звучание искажалось и возникала неразбериха со многими представителями этого рода, имевшими нередко по два имени - арабское, по происхождению, данное при рождении, и аварское, под которым они становились впоследствии известными. Кроме того, при публикации памятных записей произошли ошибки в написании некоторых имен. Так, например, МегежбагIар (авар. - «Краснобородый»), был указан в разных публикациях, как Мукуч баар и Кушбачар; ХIажиясулав (авар. - «сын Хаджиява») - как Маджисулав и Мажусилав. Таблица 1. Мы видим, что со второй половины XVII в. семья хаджи Мухаммада занимала почетное место в своем обществе благодаря своим знаниям и тем усилиям, которые ими были приложены для расширения влияния самого Гидатля. Свидетельством тому может служить следующее письмо потомка - Ибрагим-хаджиява, жившего во второй половине XIX в.: «И так повелось в нашем обществе, что кадиев с давних времен назначают из представителей нашего дома. Однако пользы или какой-либо милости хотя бы в размере одного дирхама от общества эта должность мне не приносит. Поэтому я решил написать это письмо и обратиться к Вашему Высочеству в надежде, что через вас получу хоть капельки щедрости от Великого Сардара Михаила Николаевича Романова, брата царя (фадишах). Если вы спросите у уважаемых людей нашего округа и окрестных обществ, то узнаете, что кадиев и управляющих нашим обществом обычно назначали именно из нашего дома. Конец! И я автор этих строк Ибрахим-хаджияв, управляющий; начальник (хаким) общества Хид».

Sh M Khapizov

NGO "Regional national-cultural autonomy of the Avars of the Republic of Dagestan"

Email: markozul@mail.ru

M G Shekhmagomedov

Institute of History, Archeology and Ethnography of Dagestan Scientific Center of Russian Academy of Sciences

Email: shehmagomedov.magomed@yandex.ru

  • Айтберов Т.М. Ибрахим-хаджи Урадинский (XVIII в.): Новые страницы биографии. Махачкала, 2012. - 240 с.
  • КIудиябросдал тарих // газета «Заман». №79 (6885). 2.10.2003 сон. Гь. 1 (на авар. яз.).
  • Мусаев М.А., Шехмагомедов М.Г. Жизнь и творчество дагестанских ученых-богословов XVIII в. (ал-Усиши, ал-Уради, ал-Аймаки и ал-Мачади) в местных арабоязычных биографических сочинениях XIX - начала XX в. // Современные проблемы науки и образования. 2013. № 3. С. 390.
  • ХIажиев М. ГIурадаса гIалим Ибрагьим-хIажи ва гьесул наслулал. МахIачхъала, 2015. - 248 гь. (на авар. яз.).
  • Шихсаидов А.Р. Каталог арабских рукописей. Коллекция Хаджжи Ибрагима Урадинского. Махачкала, 2014. - 384 с.

Views

Abstract - 150

PDF (Russian) - 109

PlumX


Copyright (c) 2017 Khapizov S.M., Shekhmagomedov M.G.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.