ORGANIZATIONAL WORK OF THE MILITARY DEPARTMENTS OF THE PARTY COMMITTEES OF THE ALL-UNION COMMUNIST PARTY OF THE NORTH OSSETIAN ASSR DURING THE GREAT PATRIOTIC WAR

Abstract


The challenges of the time require the application of new methodological principles in the study of numerous issues. This also applies to the history of the Great Patriotic War, which has become the focus of study since the middle of the last century. However, the introduction of a large number of new sources into the scientific discourse makes it possible to highlight gaps that require further study. These issues include the activities of the military departments of the party structure, which became an instrument for organizing the work of the home front. For the first time in regional historiography, the article raises problems of the role of military departments under the party committees of the North Ossetian ASSR. The attracted archival material makes it possible to reconstruct the activities of these bodies during the Great Patriotic War. After their foundation in 1939, they took charge of the military-political education of the citizens of the republic. At that time, their activities were limited to working with the sections of the Society for the Assistance of Defense, Aircraft and Chemical Construction (Osoaviakhim), and the military departments of the Komsomol. However, during the war, the area of their responsibility expanded significantly, as evidenced by the documents. The main directions of work of military departments are considered from the regional and the rural levels. The range of activities included not only assistance to military registration and enlistment offices during the period of mobilization campaigns, participation in the re-certification of citizens liable for military service, but also assistance to families of soldiers of the Red Army, disabled war veterans, fundraising for the construction of tank columns, air units, training militia fighters, fighter battalions, partisan detachments, and air defense forces. After the liberation of the territory of the NO ASSR from the invaders, the task of demining the territory was added to the existing duties of the military departments. Reconstruction of the entire set of activities of military departments will make it possible to expand our knowledge of the history of the Great Patriotic War. In order to eliminate the identified scientific gaps, the article uses a corpus of documents that were previously in limited access. Much attention is paid to the originality of these documents, their informational content. With the help of content analysis, it has been possible to conduct a socio-demographic analysis of the collected material, to study the mechanism of organizing paramilitary formations on the territory of the North Ossetian Autonomous Soviet Socialist Republic.


История Великой Отечественной войны была и остается символом мужества, героизма и самоотдачи и поэтому занимает особое место в национальной памяти всех граждан не только Российской Федерации, но и тех государств, которые ранее входили в состав СССР и плечом к плечу встали на защиту своей страны. Великая Победа является скрепой, которая на протяжении десятилетий способствует формированию российского патриотизма. В центре научной мысли и общественного интереса по-прежнему остаются вопросы осмысления Победы, четкого взаимодействия фронта и тыла.

В годы Великой Отечественной войны победа на фронте зависела не только от героизма и мужества служащих РККА. Не последнюю роль играла работа партийно-советских органов, которые в тылу вели слаженную работу как в процессе перевода экономики на военные рельсы, так и проведении организационных мероприятий по мобилизации, вневойсковой подготовке населения, сбору средств на сооружение танковых колон и авиазвеньев, трудоустройству инвалидов войны и многого другого. Это направление курировалось военными отделами при комитетах ВКП(б) разных уровней.

Деятельность военных отделов по вневойсковой подготовке населения, оказанию помощи Красной армии представляет большой интерес для современных исследователей, т.к. дает возможность непредвзято и обоснованно изучить механизмы привлечения жителей тыловых районов к защите своего Отечества от немецко-фашистских захватчиков. Важно проанализировать региональный опыт подготовки резервов для Красной армии вневойсковым способом, что позволяет отметить как общие закономерности этого процесса, так и особенности реализации поставленных задач местными партийно-государственными органами.

Актуальность темы связана также с использованием данного опыта в современных условиях, когда вооруженные конфликты вспыхивают постоянно в разных регионах мира, что требует от Российского государства необходимость иметь надежный военный резерв. Поэтому накопленный в годы Великой Отечественной войны опыт взаимодействия государственных структур и населения представляет научный и прикладной интерес и актуальность.

Цель статьи – анализ деятельности военных отделов при Северо-Осетинском обкоме и райкомах ВКП(б) по вневойсковой военной подготовке граждан тылового региона, созданию резерва Красной армии.

Военные отделы стали формироваться в партийных структурах после XVIII съезда ВКП(б), их главной задачей была организация условий для широкого охвата населения оборонно-массовыми занятиями, участие в кружках Осоавиахима. В советской историографии Великой Отечественной войны этот аспект не становился предметом специального рассмотрения, о военных отделах упоминалось вскользь, делался упор в целом на организаторской роли партийных комитетов, на общественной инициативе населения [1; 2; 3; 4; 5; 6]. Между тем, именно военные отделы курировали все мобилизационные кампании, организовали учебные центры по вневойсковой подготовке населения, вели активную агитационно-пропагандистскую работу, находились в тесном рабочем ­контакте с ЦС Осоавиахима. Таким образом, военные отделы стали тем механизмом регулирования многих разноплановых вопросов, который использовался партийными комитетами на местах.

К сожалению, данная тема в отечественной историографии только начинает разрабатываться [7; 8; 9]. Но даже на этом этапе можно указать, что исследователи пришли к интересным выводам и обобщениям: охарактеризованы мероприятия, которые позволяли местным партийно-государственным органам координировать формирование и обучение бойцов истребительных отрядов, народного ополчения, партизан, отрядов самозащиты, школьников. Авторы вводят в научный оборот новые архивные документы, которые проливают свет на ряд малоизвестных страниц истории Великой Отечественной войны [10; 11]. Проблемы мобилизации, вневойсковой подготовки получили свое освещение в ряде интересных диссертационных работ [12; 13; 14].

Авторы изучили материалы, связанные с военно-организационной сферой, показали роль партии, комсомола в мобилизационной работе среди населения; реконструировали механизм взаимодействия партийных органов, военных отделов и общественных организаций. Некоторые ученые дают неоднозначную оценку действиям местных партийных органов, которые использовали наряду с агитацией и пропагандой репрессивные методы в ходе подготовки военных кадров [15].

Несмотря на достигнутые научные успехи, за рамками исследования остались негативные стороны большой и кропотливой работы: недостаток финансирования, слабая материальная база учебных пунктов, текучесть кадров курсантов, нехватка квалифицированного командного состава.

Анализ событий Великой Отечественной войны предполагает обращение к зарубежной историографии в том числе. Немецкая историческая школа проанализировала причины нападения Гитлера на Советский Союз и роль народных масс в отражении агрессии [16; 17; 18]. В англоязычной историографии в последние десятилетия также произошел перелом от предвзятого отношения к истории Великой Отечественной войны к соблюдению идеологического баланса между объективным изложением и политическими пристрастиями [19; 20]. Проблема военных отделов и их роли в зарубежной историографии обойдена вниманием. И все же отметим, что, например, многие немецкие историки склонны видеть в изучении истории войны путь к примирению и взаимопониманию [21].

Региональная историография проблемы также требует новых исследовательских решений. Следует отметить, что в 60-80-е гг. ХХ в. историки Северной Осетии проделали большую исследовательскую работу, основанную на доступных источниках [22; 23; 24; 25]. Большое значение по избранной теме имеет монография Т.Т. Худалова; автору удалось достаточно убедительно, объективно изучить деятельность государственно-партийных органов в период битвы за Северную Осетию, но о военных отделах в книге нет упоминаний [26]. ­В ­последние десятилетия исследователями опубликованы материалы и документы из центральных и местных архивов, проливающие свет на некоторые вопросы Всевобуча, формирование истребительных отрядов, народного ополчения и т.д. [27; 28; 29; 30] Но роль военных отделов опять оказалась за пределами научного изучения. Таким образом, вопрос о значении военных отделов Осетии представляется актуальным и требует специального рассмотрения.

Открывшиеся возможности в области рассекречивания многих архивов позволяют заполнить научную лакуну в истории войны. Основной материал отложился в Государственном архиве новейшей истории РСО-Алания (далее – ГАНИ РСО-А). Ф. 827 – Военный отдел при Северо-Осетинском обкоме ВКП (б). Здесь наряду с республиканским отделом имеются документы районных военных отделов, которые участвовали в организации вневойскового обучения населения СО АССР, организации сбора теплых вещей, денег на нужды Красной армии, оказании помощи семьям фронтовиков и т.д. Корпус документов представлен материалами отчетов, планов по месяцам и полугодиям за 1942−1944 гг. Часть документов в россыпи представлена в ГАНИ РСО-А. Ф. 1 – Северо-Осетинский обком КПСС: инструкции, докладные записки, отчеты военных отделов, информация о мобилизациях, экзаменах в истребительном батальоне и батальоне народного ополчения. Сравнение указанных материалов дает возможность установить последовательность принятия решений, поле деятельности военных отделов.

Введенные в научный оборот материалы позволяют с новых позиций рассмотреть роль военных отделов Северо-Осетинской АССР и отчасти заполнить научную лакуну в истории Великой Отечественной войны.

Современные методологические подходы дают возможность всестороннего изучения деятельности региональных военных отделов. В основе исследования лежат общенаучные методы историзма и объективности, которые позволили рассматривать объект в историческом контексте. Использование принципов историко-сравнительного метода выявило общие и особенные черты в работе военных отделов Северной Осетии; историко-системный метод использовался для доказательства того, что все происходившие в период войны процессы тесно между собой связаны и обусловлены; проблемно-хронологический метод дал возможность проанализировать поставленные проблемы в их хронологическом порядке и взаимосвязи друг с другом; наконец, метод контент-анализа позволил транскрибировать архивный материал, обработать в рамках выбранной методики и интерпретировать полученные данные.

Анализ архивных документов позволил установить дату образования военного отдела при Северо-Осетинском обкоме ВКП(б) – это 13 марта 1939 г. Первым заведующим военным отделом обкома ВКП(б) стал А.Н. Катов1, в годы войны – Руменко (инициалы неизвестны).

Военные отделы были созданы при горкомах и райкомах. Обычно на должность начальника военного отдела рекомендовали людей из партийно-комсомольской номенклатуры, имевших опыт общественной работы.

После создания структуры военных отделов встал вопрос сферах деятельности. Первое направление работы стало руководство оборонными организациями, входившими в состав местного отделения Осоавиахима, также физкультурных отделов ВЛКСМ [8, с. 253]; следующим направлением было взаимодействие с военными кафедрами вузов; третье направление – подготовка и участие в проведении очередных призывов в РККА; четвертое – отбор кандидатов в военные вузы страны, т.к. в 1930-е гг. профессия военного была очень популярна среди молодежи региона.

С началом Великой Отечественной войны характер работы военных отделов претерпел изменения. Не отказываясь от вышеназванных направлений, все же главным стала военно-организаторская работа, связанная с надзором за военкоматами, проведением мобилизации, расквартированием маршевых, формирование, участие в создании истребительных отрядов, партизанских групп, ополчения. Например, главной обязанностью военных отделов было проведение мобилизаций на фронт, которые сопровождались агитационными митингами, патриотическими речами и т.д.: «Призывные и сборные пункты всегда были оборудованы, выделялись пропагандисты…»2. Все проводимые переучеты и медицинское переосвидетельствование рядового, сержантского и офицерского состава всегда проходили при участии городского и районных военных отделов.

2 сентября 1941 г. ГКО СССР издал постановление «О всеобщем обязательном обучении военному делу граждан СССР», в котором все партийно-государственные органы обязывались вести активную военную подготовку населения. Особое внимание следовало уделить мужчинам призывного возраста. В Северной Осетии бюро Орджоникидзевского горкома ВКП(б) издало постановление, в котором указывался срок начала обязательного военного обучения граждан г. Орджоникидзе: «Установить, что обязательное военное обучение должно осуществляться вневойсковым порядком без отрыва от работы на предприятиях и в учреждениях; при прохождении военного обучения особое внимание обратить на строевую подготовку, владение винтовкой, пулеметом, минометом и ручной гранатой, на противохимическую защиту, рытье окопов, а также на тактическую подготовку одиночного бойца и отделения»3. Предполагалось привлечь к прохождению военной подготовки допризывников 1923 и 1924 годов рождения; вторая очередь обучения должна была затронуть военнообязанных запаса в возрасте до 45 лет.

Военному комиссару города вменялся в обязанность подбор инструкторов и политруков и оборудование помещений необходимыми материальными и учебно-наглядными пособиями. Военное обучение организовалось, прежде всего, в городах республики. Контроль за организацией военного обучения осуществлялся партийными органами. Широко использовался опыт довоенной работы Осоавиахима. Председателю ЦС Осоавиахима СО АССР Кесаеву было дано задание провести учет учебных и наглядных пособий, затем осуществить их перераспределение по всем учебным пунктам республики4. Военкому Синюкову поручался контроль за точным исполнением программ по обязательному военному обучению. Таким образом, городской комитет ВКП(б) и его отделы координировали подготовку военных кадров. Ввиду мобилизации в Красную армию и других причин, из числа привлеченных на пунктах Всеобуча убыло военнообязанных 637 чел. и призывников 238 чел. В числе окончивших программу обучения подготовлено стрелков – 275 чел., станковых пулеметов – 138 чел., минометчиков – 14 чел., всего 427 чел., кроме этого, приняты зачеты от 48 военнообязанных, проходивших обучение в отрядах народного ополчения5.

Одновременно с подготовкой военнообязанных первой очереди к учебе привлекались граждане второй очереди. За время с ноября 1942 г. по март 1943 г. обучение по линии ПВХО прошли 2102 чел., гранатометчиков – 63 чел., автоматчиков 54 чел., стрелковому делу 218 чел.6. После тяжелой смены молодежь поступала в распоряжение военных инструкторов и проходила подготовку в течение 5 часов. Чтобы не нарушать производственный процесс, учеба была организована в две смены и с приближением к военной ситуации. Курсанты обучались основным военным навыкам: стрельба из автомата, миномета, рытье окопов, многочасовые марш-броски и др. Например, в марте 1943 г. в Алагирском районе республики была проведена военная игра, где апробировались навыки, полученные в ходе обучения в местном отделении Всевобуча7. В ходе практических занятий становилось понятно, какие формы работы нуждаются в корректировке. Фронт требовал пополнения определенными специалистами: снайперами, пулеметчиками, санитарками и т.д. Поэтому в школах Всевобуча СО АССР было произведено пять выпусков, давших фронту 25 тыс. подготовленных военных специалистов, среди которых было и 278 истребителей танков8.

Наряду с проведением занятий по военной подготовке в программу были включены также вопросы политического обучения. Это было важно, так как в ходе проведения таких занятий в сознании граждан складывались морально-патриотические идеалы, за которые стоило воевать и отдавать жизнь. В 110-часовую программу были включены занятия по истории СССР, лекции по освободительной борьбе народов страны и др. Ежедневно перед началом занятий проходили обязательные политинформации, в каждом сборном пункте выпускались «боевые листки».

Осенью 1942 г. в связи с осложнением военной обстановки перед военными отделами стояли задачи обеспечения РККА кадрами, медицинскими ­работниками; ликвидации последствий бомбардировок вражеской авиации. По приказу Командующего войсками СКВО о подготовке женщин-специалистов по г. Орджоникидзе было подготовлено: радисток – 105 чел., телеграфисток – 105 чел., телефонисток – 160 чел., регулировщиц – 170 чел.9. Для привлечения женщин к обучению потребовалось провести большую разъяснительную работу представителями военкомата, военных отделов, горкома ВЛКСМ и др.

Велика заслуга военных отделов республики в организации народного ополчения. В Северо-Осетинской АССР приступили к формированию народного ополчения в сентябре 1942 г. Ситуация на фронте была крайне сложной. 7 августа 1942 г. весь Северный Кавказ был объявлен на военном положении. Враг рвался к грозненской нефти, к Военно-Грузинской дороге, чтобы выйти в Закавказье, затем в Турцию и на Ближний Восток. Части Закавказского фронта остро нуждались в дополнительных ресурсах. Так, военному отделу при Орджоникидзевском горкоме ВКП(б) пришлось участвовать в приведении народно-ополченческих формирований в боевую готовность и направлении их на защиту городских подступов, «организовать активную оборону города Орджоникидзе наряду с силами гарнизона за счет гражданского населения города, способного носить оружие. Проведенные мероприятия по организации оборонительных рубежей, как за городом, так и в самом городе, и продолжающееся строительство оборонительных рубежей позволяет сделать город Орджоникидзе «неприступной крепостью, о которую немецкая свора разобьет себе голову и на подступах к городу найдет себе могилу»10.

Изначально народное ополчение складывалось как децентрализованная военная организация, не имевшая общего руководящего органа и повсеместной тесной связи с командованием кадровой Красной армии. С первых дней формирования народного ополчения с личным составом была организована боевая учеба по изучению материальной части вооружения, строевая подготовка, изучение Устава РККА, огневая подготовка, политическая подготовка. В отчете указывалось, что благодаря слаженной работе «личный состав ополченцев был подготовлен с оружием в руках защищать свой город от немецких оккупантов»11. Воины бригады народного ополчения, занимая огневые позиции на южной окраине оборонительной полосы Орджоникидзевской дивизии, стойко переносили трудности фронтовой жизни, получили хорошую выучку, стали пулеметчиками и минометчиками. Вместе с бойцами МПВО народные ополченцы принимали участие в ликвидации очагов пожаров и спасении раненых. Среди отличившихся ополченцев были рабочие завода «Электроцинк» Парфенов, Горяинов, Истомина, Ритина и др.

Активно участвовали военные отделы в формировании истребительных отрядов из гражданского населения, призванных обеспечить безопасность тыла. В состав истребительного батальона принимались граждане проверенные и надежные, умеющие пользоваться оружием. 13 августа 1942 г. городской истребительный батальон в составе 596 человек был переведен на казарменное положение. Городской истребительный батальон имел в своем составе 3 стрелковые роты, минометный взвод и службы связи, боепитания, санитарную. Бойцы были вооружены автоматами, винтовками, ручными противотанковыми гранатами и бутылками с горючей смесью. Батальон находился под командованием генерал-майора Киселева12. Батальон принимал участие в боях на подступах к г. Орджоникидзе, проявил стойкость и мужество.

Большую работу проводили сотрудники военных отделов в отрядах ПВО. Военные отдела обеспечили бойцов отрядов ПВО хорошей учебной базой, а также командным составом. В ходе занятий они постигали азы борьбы с использованием противником боевых отравляющих веществ, оказание первой медицинской помощи пострадавшим во время налетов вражеской авиации и др.

Каждый выпуск проходил строгий экзамен. Например, по итогам экзамена в октябре 1942 г. из 720 человек 629 чел. сдали на «хорошо» и «отлично», остальные – на «удовлетворительно». Были выпущены минометчики, автоматчики, радисты, шоферы 3-го класса. Кроме того, было организовано 4 марш-броска на 10 км в противогазах. 10500 чел. за период с начала войны до середины 1943 г. сдали нормы ГСО (Готов к санитарной обороне)13. Лучшими были названы группы Управления трамвая, Военторга и артели «Металл». Отработав на предприятии 10–12 часов, молодые рабочие возвращались в лагерь, где начиналось военное обучение в течение 4-5 часов. Одна смена занималась в утренние часы, другая – вечером. Руководителям цехов запрещалось освобождать или отрывать от занятий лиц, обучавшихся в системе Всевобуча. Занятия велись в условиях, приближенных к боевой обстановке. Бойцы совершали пятикилометровые марш-броски с преодолением водных и горных преград, состязались в быстроте окапывания и занятия обороны, проводили боевые стрельбы из миномета [31]. Например, в марте 1943 г. в Алагирском районе республики была проведена военная игра, где апробировались навыки, полученные в ходе обучения в местном отделении Всеобуча14.

Уже в самом начале Великой Отечественной войны местная власть придавала исключительное значение делу подготовки населения к ПВО и ПВХО, направленному на укрепление обороноспособности СССР и полного разгрома фашизма, постановило усилить работу Осоавиахима по созданию курсов для подготовки инструкторов, которым предстояло организовать обучение населения основным приемам борьбы с последствиями противоосколочных и фугасных авиабомб [32, с. 86]. По г. Орджоникидзе планировалось в короткие сроки подготовить «инструкторов 2-й ступени по Промышленному району – 350 чел., Ленинскому – 350 чел., Затеречному – 200 чел.»15, а также обеспечить все группы по подготовке инструкторов преподавательским составом и учебно-наглядными пособиями. Военные отделы райкомов ВКП(б) должны были строго следить за выполнением правил обязательного поведения населения при ПВО и ПВХО и за материальным оснащением групп самозащиты специальным имуществом, согласно постановлению СНК СССР от 2.07.41 г.

Такая хорошо спланированная и четко организованная работа дала хорошие результаты. Все население города было разбито на группы, которые вместе с инструкторами занимались по 30-часовой программе в кружках, функционировавших на всех предприятиях, учреждениях города [33, с. 106].

В период боев за город были ужесточены правила работы отрядов самозащиты. Так, местные власти четко следили за несением дежурств вокруг жилых домов, устанавливался график дежурств с 21 часа до 5 часов утра, в дежурствах в обязательном порядке участвовали по установленному графику женщины от 18 до 55 лет, а также невоеннообязанные мужчины от 16 до 60 лет; обязательное наблюдение за светомаскировкой. Каждый дежурный перед тем как заступить на пост получал четкий инструктаж: наблюдать за светомаскировкой в домах, дополнительно оповещать население домов о воздушной тревоге, поддерживать связь с ближайшими группами самозащиты и постами милиции, охранять оставленное имущество. По сигналу «Воздушная тревога» любая группа самозащиты могла привлечь прохожих, оказавшихся в данном районе, чтобы совместными силами очистить улицу от завалов, обрывов проводов, помочь раненным16.

Чтобы показать наглядно, каких успехов добились местные отряды самообороны, регулярно проводились учения. Так, учения апреля 1942 г. показали некоторые ошибки в организации МПВО и были предложены механизмы их устранения: «Усилить практику проведения воздушных тревог не только днем, но и в ночное время, обучение проводить условными знаками, в проводимых занятиях добиться лучших результатов»17.

В канун решающих сражений за г. Орджоникидзе были предприняты меры к переводу многих групп самозащиты на казарменное положение. Так, с 14 августа 1942 г. медико-санитарные дружины города Орджоникидзе были переведены на казарменное положение, обеспечены автогужевым транспортом для перевозки пострадавших. Начальствующий и рядовой состав медико-санитарных дружин города, мобилизованных на оборонительные работы, было решено отозвать18. В начале ноября 1942 г., когда город подвергался авианалетам, только 2 ноября было сброшено свыше 250 авиабомб ФАБ, в результате чего были большие разрушения и человеческие жертвы: всего в городе было разрушено 192 здания, полуразрушено 1125, повреждено городское коммунальное хозяйство: водопровод, канализация, электропроводка, бытовые предприятия и учреждения. Город оперативно расчищался от разрушений и очагов пожаров, произведена обрезка поврежденных линий связи, очищены разрушенные кварталы от трупов лошадей, поврежденного транспорта, засыпаны и утрамбованы воронки от бомб на главных магистралях проезжих дорог и т.д. В этих тяжелейших условиях группы самозащиты проявили образцы мужества и самоотверженности. Во время оказания помощи пострадавшим из подразделений МПВО получили ранение 5 бойцов и помощник начальника штаба 1-го района, командиру звена Алексеевой во время исполнения боевого задания по оказанию помощи пострадавшим, артиллерийском снарядом оторвало ногу19.

Военные отделы через общественные и советские организации занимались вопросами донорства, добившись увеличения числа доноров в 2,5 раза. Большая помощь оказывалась семьям военнослужащих и инвалидов Великой Отечественной войны. Так, в 1943 г. по г. Орджоникидзе числилось 13680 семей военнослужащих, которым нужно было уделять внимание. Только пенсий было выплачено свыше 618 тыс. руб., оказана материальная помощь на сумму около 170 тыс. руб., отремонтированы 453 квартиры, устроены в детскую столовую 3800 детей20. По г. Орджоникидзе состояли на учебе 1281 человек инвалидов войны. Военные отделы занимались их трудоустройством и улучшением материального положения: к магазину инвалидов прикреплены 1200 человек, устроены на работу 515 человек, обучены разным профессиям 55 человек21.

Одной из важнейших обязанностей военных отделов была патриотическая работа. Так, весной 1943 г. по всей республике были проведены митинги по сбору средств на постройку танковой колонны и авиазвена боевых самолетов. Особенно активно шел сбор средств на Бесланском комбинате, где работники собрали 130 тыс. руб., за что получили благодарность руководителя страны И.В. Сталина. Отдельные патриоты района внесли крупные суммы из своих личных накоплений. Так, колхозник с. Ольгинского Дабека сдал 5000 руб. 22.

К 1 января 1943 г. вся территория Северо-Осетинской АССР была освобождена, и уже в марте был поставлен вопрос о частичном разминировании. Орджоникидзевский (Владикавказский) комитет обороны разрешил Орджоникидзевскому горисполкому «частично снять противотанковые препятствия главным образом на улицах интенсивного движения, согласно представленному акту комиссии; учитывая острый недостаток колесных пар вагонов, разрешить начальнику вагоноремонтного завода тов. Морозову использовать колесные пары для ремонта вагонов, установленные как противотанковые надолбы на улицах города Орджоникидзе; разрешить использовать для восстановления внутризаводского транспорта вагоноремонтного завода и завода «Электроцинк» противотанковые ежи, изготовленные из железнодорожных рельсов, а также пропитанные шпалы, примененные для противотанковых барьеров, которые разобрать; разрешить Орджоникидзевскому горисполкому депутатов трудящихся произвести разборку окопных заполнений выполненных из огнеупорного кирпича в жилых домах, приспособленных под опорные пункты обороны, кирпич использовать для восстановления литейных цехов вагоноремонтного завода, техникума НКПС и завода «Электроцинк»; разрешить Управлению Орджоникидзевской дороги ликвидировать огневые точки, сооруженные внутри столовой №5 на углу улиц Кирова и Маркова, а также в багажном отделении станции Орджоникидзе»23. В ходе организованного городским военным отделом разминирования только в Орджоникидзевском районе введено в нормальный оборот около 5000 га, а по всей республике – 8200 га: «На отработанной площади всего собрано взрывоопасных предметов 10383, из них уничтожено подрывом 9309, подлежит уничтожению 580»24.

Таким образом, в период войны неоднократно менялся объем работы военных отделов. Подводя общие итоги, отметим, что статья не претендует на исчерпывающий анализ деятельности военных отделов, мы лишь попытались исследовать основные направления их работы. Анализ деятельности этих структурных подразделений ВКП(б) позволяет говорить о том, что сотрудники военных отделов решали большой круг вопросов, от грамотного и организованного исполнения которых в конечном итоге зависела ситуация не только в тылу, но и на переднем крае. Они не только координировали работу общественных и советских организаций по военной подготовке населения, но и способствовали организованной мобилизации на фронт подготовленных бойцов.

Итак, в годы войны военные отделы, являвшиеся частью партийно-советской структуры, выступили главным механизмом проведения военно-организаторской работы Северо-Осетинского областного и районных партийных комитетов ВКП (б). Реконструируя эту страницу истории Великой Отечественной войны, вводя в оборот новые документы и данные, становится возможным заполнить некоторые научные лакуны не только о событиях войны, но и о сущности советского строя. Основные положения статьи могут стать отправной точкой для дальнейшего изучения роли военных отделов на территории Северо-Осетинской АССР.


1 Протокол заседания Северо-Осетинского обкома ВКП (б) от 13 марта 1939 г. // Государственный архив новейшей истории РСО-Алания (далее – ГАНИ РСО-А). Ф. 1. Оп. 3. Д. 789. Л. 27.

2 Отчет о деятельности и боевой работе военных отделов СО АССР в 1942 г. // ГАНИ РСО-А. Ф. 827. Оп. 1. Д. 4. Л. 4.

3 Отчет о работе военного отдела Орджоникидзевского горкома ВКП (б) за 1942 г. //ГАНИ РСО-А. Ф. 3. Оп. 1. Д. 15. Л. 25.

4 Докладная записка о состоянии физкультуры и спорта в Северо-Осетинской АССР // ГАНИ РСО-А. Ф. 827. Оп. 1. Д. 1. Л. 17.

5 Отчет о Всевобуче и военной подготовке в СО АССР // ГАНИ РСО-А. Ф. 3. Оп. 1. Д. 17. Л. 8.

6 Отчет о работе военного отдела г. Орджоникидзе за второе полугодие 1942 года // ГАНИ РСО-А. Ф. 827. Оп.1. Д. 12. Л. 46.

7 Отчет о проведении военной игры в Алагирском районе // ГАНИ РСО-А. Ф. 3. Оп.1. Д. 19. Л. 47.

8 Материалы Пленума Северо-Осетинского партактива «Всеобуч и военная подготовка призывников по Северо-Осетинской АССР» // ГАНИ РСО-А. Ф. 1. Оп. 3. Д. 870. Л. 62.

9 Докладная записка заведующему военным отделом Северо-Осетинского обкома ВКП(б) // ГАНИ РСО-А. Ф. 3. Оп. 1. Д. 17. Л. 48.

10 Постановление Северо-Осетинского обкома ВКП (б) «О мероприятиях по обороне города Орджоникидзе и наведении революционного порядка в гарнизоне» // ГАНИ РСО-А. Ф.1. Оп. 3. Д. 780. Л. 101.

11 Отчет военного отдела Орджоникидзевского горкома ВКП (б) за август 1942 г. // ГАНИ РСО-А. Ф. 3. Оп. 1. Д. 19. Л. 1.

12 Отчет о работе истребительного батальона г. Орджоникидзе за октябрь 1942 года. // ГАНИ РСО-А. Ф. 1. Оп. 3. Д. 784. Л. 26.

13 Отчет о работе ЦС Осоавиахима СОАССР за октябрь 1942 года // ГАНИ РСО-А. Ф. 3. Оп. 1. Д. 17. Л. 15.

14 Отчет о проведении военной игры в Алагирском районе СО АССР // ГАНИ РСО-А. Ф. 53. Оп. 1. Д. 170. Л. 19.

15 Постановление Орджоникидзевского (Владикавказского) комитета обороны «О ходе всеобщего военного обучения населения республики 2-й очереди» // ГАНИ РСО-А. Ф. 3. Оп. 1. Д. 73. Л. 59.

16 Постановление Орджоникидзевского (Владикавказского) комитета обороны «О средствах активной противовоздушной защиты гор. Орджоникидзе» // ГАНИ РСО-А. Ф. 3. Оп. 1. Д. 17. Л. 6.

17 Там же. Л. 10.

18 Постановление Орджоникидзевского (Владикавказского) комитета обороны «О формировании отрядов народного ополчения для защиты города Орджоникидзе» // ЦГА РСО-А. ФР. 629. Оп. 2. Д. 576. Л. 34.

19 Из протокола заседания Орджоникидзевского (Владикавказского) комитета обороны о формировании бригады народного ополчения города Орджоникидзе // ГАНИ РСО-А. Ф. 53. Оп. 1. Д. 253. Л. 125.

20 Отчет военного отдела Северо-Осетинского обкома ВКП (б) за 1943 г. // ГАНИ РСО-А. Ф. 1. Оп. 3. Д. 872. Л. 16.

21 Отчет о работе военного отдела Орджоникидзевского горкома ВКП (б) за первую декаду 1943 г. // ГАНИ РСО-А. Ф. 1. Оп. 4. Д. 582. Л. 116.

22 Постановление Орджоникидзевского (Владикавказского) комитета обороны «О передаче излишних продуктов питания и продовольствия Северной Группе Закфронта» // ГАНИ РСО-А. Ф. 3. Оп. 1. Д. 52. Л. 17.

23 Постановление Орджоникидзевского (Владикавказского) комитета обороны «О частичной разборке противотанковых препятствий в целях устранения аварий водо-канализации и отопления водопроводных труб в противотанковых рвах» // ГАНИ РСО-А. Ф. 1. Оп. 4. Д. 41. Л. 46.

24 Протокол Дзауджикауского (Владикавказского) комитета обороны «О разборе оборонительных сооружений по Северо-Осетинской АССР» // ГАНИ РСО-А. Ф. 3. Оп. 1. Д. 63. Л. 1.

Georgy B. Kaitukov

North Ossetian State University, Vladikavkaz, Russia

Author for correspondence.
Email: kaitukovgeorgy@yandex.ru
ORCID iD: 0000-0001-6680-1183

Russian Federation, 362025, г. Владикавказ, ул. Ватутина, 46

Post-graduate Student

  • History of the Great Patriotic War of the Soviet Union of 1941-1945 in 6 volumes [Istoriya Velikoj Otechestvennoj vojny Sovetskogo Soyuza 1941–1945 v 6 tomah]. Moscow, 1960-1965.
  • Karasev AV. Development of the history of the Great Patriotic War [Razrabotka istorii Velikoj Otechestvennoj vojny]. Soviet historical science from the XX to the XXII Congress of the CPSU. History of the USSR. Collection of articles. Moscow, 1962.
  • Ivanov GP. The Communist Party - the organizer and leader of the national struggle in the rear of the German-fascist occupiers during the Great Patriotic War [Kommunisticheskaya partiya – organizator i rukovoditel vsenarodnoj borby v tylu nemecko–fashistskih okkupantov v gody Velikoj Otechestvennoj vojny]. Krasnodar, 1969.
  • Babaev A-MB. From the history of the patriotic movement of the peoples of Dagestan to assist the front during the Great Patriotic War (1941-1945). [Iz istorii patrioticheskogo dvizheniya narodov Dagestana po okazaniyu pomoshchi frontu v period Velikoj Otechestvennoj vojny (1941-1945gg.)]. Vol. 6. Makhachkala, 1960.
  • From the history of the labor feat of the peoples of the North Caucasus during the Great Patriotic War [Iz istorii trudovogo podviga narodov Severnogo Kavkaza v gody Velikoj Otechestvennoj vojny]. Krasnodar: Kuban State University Publ., 1985.
  • Chibirov KhT. North Ossetian party organization during the Great Patriotic War [Severo-Osetinskaya partorganizaciya v period Velikoj Otechestvennoj vojny]. Ordzhonikidze: North Ossetian Book Publ., 1957.
  • Marchenkov VI. Activity of military-political bodies during the Great Patriotic War (1941-1945) in the process of education of patriotism among soldiers of the Red Army [Deyatel’nost’ voenno-politicheskih organov v gody Velikoj Otechestvennoj vojny (1941-1945 gg.) v processe vospitaniya patriotizma u voinov Krasnoj armii]. World of science, culture, and education. 2019, 6(79): 351–352. doi: 10.24411/1991-5497-2019-10153.
  • Boltunova EV. Military departments of the Party Committees of the Ivanovo Region: the formation of work and their activities during the Great Patriotic War of 1941-1945 (According to the documents of the State Archive of the Ivanovo Region) [Voennye otdely partijnyh komitetov Ivanovskoj oblasti: stanovlenie raboty i ih deyatel’nost’ vo vremya Velikoj Otechestvennoj vojny 1941–1945 godov (Po dokumentam Gosudarstvennogo arhiva Ivanovskoj oblasti)]. State, society, Church in the history of Russia of the XX-XXI centuries: proceedings of the XV International Scientific Conference: in 2 parts. Ivanovo, 2016: 252–259.
  • Molokov EV. Military departments of the Party Committees of the Central Chernozem Region in the system of military-organizational work of local government structures in the initial period of the Great Patriotic War [Voennye otdely partijnyh komitetov Central’nogo CHernozem’ya v sisteme voenno-organizatorskoj raboty mestnyh vlastnyh struktur v nachal’nyj period Velikoj Otechestvennoj vojny]. Scientific notes. Electronic scientific Journal of Kursk State University. 2010, 2 (14): 77–81.
  • Sukhanov SV, Milbakh VS. Development of military general education in the territory of the Irkutsk region in the pre-war period. Collection of articles of the interuniversity scientific conference (St. Petersburg, Mikhailovskaya Military Artillery Academy, 2017) [Razvitie voennogo vseobucha na territorii Irkutskoj oblasti v predvoennoe vremya]. St. Petersburg, 2017.
  • Akinkhov GA. Questions of training young recruits for the front during the Great Patriotic War (on the example of the 29th reserve Rifle Brigade) [Voprosy podgotovki molodogo popolneniya dlya fronta v period Velikoj Otechestvennoj vojny (na primere 29-j zapasnoj strelkovoj brigady)]. Military feat of defenders of the Fatherland: traditions, continuity, innovations: Proceedings of the interregional scientific and practical conference. Part 3. Vologda, 2000.
  • Kurasov IA. Military organizational work of the party organizations of the Central Chernozem region in the first period of the great Patriotic war (June 1941 – November 1942). Candidate’s thesis [Voenno-organizatorskaya deyatel’nost’ partijnyh organizacij Central’no-CHernozemnyh oblastej v pervyj period Velikoj Otechestvennoj vojny (iyun’ 1941 g. – noyabr’ 1942 g.)]. Moscow, 1985.
  • Mogutnov BP. Military departments of the Committee of the CPSU (b) in the Urals during the great Patriotic war (1941-1945). Abstract of the dissertation of the Candidate of Historical Sciences [Voennye otdely komitetov VKP (b) Urala v gody Velikoj Otechestvennoj vojny (1941-1945).]. Chelyabinsk, 1991.
  • Tokaeva AB. The Republics of the North Caucasus during the Great Patriotic War: historiography: On the example of North Ossetia and Kabardino-Balkaria. Abstract of the dissertation of the Candidate of Historical Sciences. [Respubliki Severnogo Kavkaza v gody Velikoj Otechestvennoj vojny: istoriografiya: Na primere Severnoj Osetii i Kabardino-Balkarii]. Vladikavkaz, 2001.
  • Yatsenko KV. Military-organizational activity of party organizations of the regions of the Central Chernozem region in the second period of the Great Patriotic War (November 1942-December 1943). Abstract of the dissertation of the Candidate of Historical Sciences [Voenno-organizatorskaya deyatel’nost’ partijnyh organizacij oblastej Central’nogo CHernozem’ya vo vtoroj period Velikoj Otechestvennoj vojny (noyabr’ 1942 – dekabr’ 1943 g.).]. Moscow, 1990.
  • Hass G. Leben, sterben und überleben im belagerten Leningrad (1941-1944)]. Zeitschrift fur Geschichtswissenschaft. 2002, 50(12). [in German].
  • Herfurth D. Militärische Auszeichnungen der UdSSR. Berlin, 1987. [in German.].
  • Walther F. Soviet decorations. Montreal, 1964. [in German.].
  • Sartorti R. On the Making of Heroes, Heroines, and Saints. Culture and Entertainment in Wartime Russia. Bloomington; Indianapolis, 1995 [in English].
  • The Encyclopedia of Russian and Soviet History. Hungry Minds Inc., Vol. 3, 2004. [in Engl.].
  • Dudaiti AK, Plieva ZT. Reflection of the Battle for the Caucasus (1942-1943) in Russian and foreign (German) historiography [Otrazhenie bitvy za Kavkaz (1942 – 1943 gg.) v otechestvennoj i zarubezhnoj (germanskoj) istoriografii]. Bulletin of the North Ossetian State University named after K. L. Khetagurov 2020, No. 1.
  • Abaev AI. The struggle of the working class of North Ossetia for the restoration of industry and transport (1943-1945) [Bor’ba rabochego klassa Severnoj Osetii za vosstanovlenie promyshlennosti i transporta (1943-1945)]. Ordzhonikidze, 1974. Issue 3.
  • Dzokaev KH. The national economy of North Ossetia during the Great Patriotic War [Narodnoe hozyajstvo Severnoj Osetii v period Velikoj Otechestvennoj vojny]. Scientific works of the Gorsky Agricultural Institute, 1959.
  • Kibizov TN. North Ossetia during the Great Patriotic War [Severnaya Osetiya v period Velikoj Otechestvennoj vojny]. Ordzhonikidze: North Osetta Publ., 1966. p. 5–21.
  • Kulaev ChS. Military-organizational and political work of local party organizations during the Great Patriotic War (based on the materials of the North Caucasus) [Voenno-organizatorskaya i politicheskaya rabota mestnyh partijnyh organizacij v gody Velikoj Otechestvennoj vojny (na materialah Severnogo Kavkaza)]. Cherkessk: Stavropol Publ., 1981
  • Khudalov TT. North Ossetia in the Great Patriotic War of 1941-1945 [Severnaya Osetiya v Velikoj Otechestvennoj vojne 1941-1945g]. Vladikavkaz: SOIGSI Publ., 1992.
  • Krinko EF, Bezugolny AYu. The Battle for the Caucasus and its significance in the history of the Great Patriotic War [Bitva za Kavkaz i ee znachenie v istorii Velikoj Otechestvennoj vojny]. Scientific thought of the Caucasus. 2015, 1: 5–13.
  • Khablieva LCh, Sosranova ZV, Dzottsoeva ZE. Conditions of life and life of the population of North Ossetia during the Great Patriotic War [Usloviya zhizni i byt naseleniya Severnoj Osetii v gody Velikoj Otechestvennoj vojny]. Scientific dialogue. 2018, 5: 245–254. doi: 10.24224/2227-1295-2018-5-245-254.
  • Khubulova SA, Khablieva LCh. Construction of defensive structures on the territory of North Ossetia during the Great Patriotic War [Stroitel’stvo oboronitel’nyh sooruzhenij na territorii Severnoj Osetii v gody Velikoj Otechestvennoj vojny]. Izvestiya Volgogradskogo gosudarstvennogo pedagogicheskogo universiteta. 2013, 3(78): 76–80.
  • Dzidzoev VD, Balikoev TM. Internationalism and patriotism as a source of victory over German fascism during the Great Patriotic War of 1941-1945. (on the example of the North Caucasus) [Internacionalizm i patriotizm kak istochnik pobedy nad germanskim fashizmom v gody Velikoj Otechestvennoj vojny 1941 - 1945 gg. (na primere Severnogo Kavkaza)]. News of higher educational institutions. The North Caucasus region. Social sciences. 2005, 4(132): 34–41.
  • Pavlenko VD. Military training of young people at the enterprises of the Urals in 1941-1945 (from the experience of the Magnezit plant in the Satkinsky district of the Chelyabinsk region) [Voennaya podgotovka molodezhi na predpriyatiyah Urala v 1941-1945 gg. (iz opyta zavoda “Magnezit” Satkinskogo rajona CHelyabinskoj oblasti)]. XXII Biryukov Readings. Proceedings of the All-Russian Scientific and Practical Conference. Chelyabinsk, 2019.
  • Gusev AV. Training of the population of the USSR in methods of air defense and chemical protection by defense organizations during the Great Patriotic War (1941-1945) [Obuchenie naseleniya SSSR sposobam protivovozdushnoj oborony i himicheskoj zashchity oboronnymi organizaciyami v gody Velikoj Otechestvennoj vojny (1941–1945)]. Bulletin of the Leningrad State University named after A. S. Pushkin. 2014, 4(2): 81–89.
  • Chenakal DD. Military sky of the Volga region [Voennoe nebo Povolzhya]. Saratov: Saratov University Publ., 1986.

Supplementary files

There are no supplementary files to display.

Views

Abstract - 31

PDF (Russian) - 6

PlumX


Copyright (c) 2021 Kaitukov G.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.