GARRISON RECRUITMENT OF THE FORTRESS OF THE HOLY CROSS (1722-1735): ON THE MATERIALS OF THE CENTRAL STATE ARCHIVE OF THE REPUBLIC OF DAGESTAN

Abstract


Basing on the materials of the Central State Archive of the Republic of Dagestan, the paper attempts to reconstruct the history of the stay of the Russian imperial troops in Dagestan in the first third of the 18th century. From the objective stance, considering achievements of the national caucasiology, on the basis of in-depth study, analysis and synthesis of archive materials, the authors aim to determine the role of the garrison of the fortress of the Holy Cross in implementation by the Russian Empire of the Caucasian policies in Dagestan. The paper considers the system of the garrison recruitment, reveals all aspects of activity of these troops, starting from organization to garrison service.

Stored in the Central State Archive of the Republic of Dagestan, the fund №382 “Commandant of the fortress of the Holy Cross”, as well as documents for the period of 1722-1735 from the fund №18 and 335 are the main sources for history of both the fortress and its recruitment. They contain military records, which present the everyday activities of the garrison troops of the Lower Corps of the Russian Empire.

The methodological and theoretical basis of the article is comprised of the main principles of historical science: objectivity, scientific nature and historicism, intended to study historical events and facts in specific historical conditions, their consideration in a comparative historical plan. The authors analyze the procedure of enlisting and sending recruits to the fortress of the Holy Cross; specify the fact that the procedure was regulated by the government orders. It is revealed that the recruitment of the garrison of the Holy Cross was carried out at the expense of the recruiters, coming primarily from the cities of the Volga region. The study also points out the fact that the officer corps of the garrison regiments of the fortress of the Holy Cross was staffed at the expense of the estate of the nobles of the Russian Empire on the basis of the principle of electivity from among the non-commissioned officers, chief officers.


Введение

Источниковедение и историография истории создания и функционирования военных гарнизонов, появившихся на Кавказе в результате Персидского похода Петра I – актуальное направление научных исследований, связанное с изучением дагестанского вектора кавказской политики Российской империи в первой трети XVIII в. В настоящее время в отечественной исторической науке наметилась тенденция в новом осмыслении политики России на Северном Кавказе, в частности в Дагестане, пересмотре и к расширению отдельных тематических сюжетов, в том числе относящихся к истории Низового корпуса. Отечественная историография обогатилась новыми работами по кавказской политике Российской империи петровской эпохи. Это труды современных историков: Н.Н. Гаруновой (Российские города-крепости в контексте политики России на Северо-Восточном Кавказе в XVIII – первой половине XIX века: проблемы политической и культурной интеграции. Махачкала, 2007) [1], И.В. Курукина (Персидский поход Петра Великого. Низовый корпус на берегах Каспия (1722-1735 гг.)) [2], Н.Д. Чекулаева (Низовой корпус на Кавказе: История гарнизона крепости Святого Креста: (1722 – 1735 гг.)) [3], Р.М. Касумова (Дагестан в политике противоборствующих держав на Кавказе от Петербургского договора до Гюлистанского трактата (1723-1813)) [4], Д.С. Кидирниязова (Дагестан и Северный Кавказ в политике России в XVIII – 20-е гг. XIX в.) [5], Н.Н. Великой (О функциях российских городов на Северном Кавказа в ХVIII веке) [6], Абдусаламова М.-П.Б., Чекулаева Н.Д. (Кумыкские феодальные владетели и российская военная администрация на Кавказе в 20-х – начале 30-х гг. XVIII в.) [7], Чекулаева Н.Д., Муртазаева А.О., Абдусаламова М.-П.Б. (Комендант крепости Святого Креста: права и полномочия как представителя российской администрации на Кавказе (1722-1735 гг.) [8], Чекулаева Н.Д., Абдусаламова М.-П.Б. (Система обеспечения гарнизонных войск крепости Святого Креста) [9], Чекулаева Н.Д., Абдусаламова М.-П.Б. (Военное судопроизводство в гарнизоне крепости Святого Креста (1722-1735 гг.): по материалам Центрального государственного архива Республики Дагестан) [10].

Методология

Исследование было проведено с применением исторического и логического методов. Исторический метод позволил исследовать комплектование гарнизона крепости Святого Креста, начиная от организации до гарнизонной службы в хронологическом развитии на протяжении всего рассматриваемого периода. Логический метод позволил прийти к выводам и обобщениям о механизме организации и функционирования гарнизона крепости Святого Креста. Сравнительно-исторический метод помог рассмотреть обозначенную проблему в последовательности и причинно-следственной внутренней и внешней связи.

Источниковедческую базу настоящей статьи составили материалы фондов «Дербентский комендант» (Ф. 18), «Комендант крепости Терки» (Ф. 335), «Комендант крепости Святой Крест» (Ф. 382). На примере гарнизона крепости Святого Креста нами была изучена история нахождения российских регулярных и иррегулярных войск на территории Дагестана в первой трети XVIII в.

В изученных архивных фондах содержатся важные для изучения обозначенной проблемы материалы. Это – рапорты, указы, донесения и др. документы. Значительный интерес представляют собой документы, выявляющие организацию управления российской администрацией Дагестаном.

На основе анализа материалов Центрального государственного архива Республики Дагестан и специальной исторической литературы мы рассматриваем систему комплектования гарнизона крепости Святого Креста, раскрыв все стороны жизнедеятельности данного рода войск, начиная от организации до гарнизонной службы.

Анализ

Одним из главных направлений политики Петра I было усиление военной мощи Российского государства. В связи с этим императором уделялось значительное внимание созданию регулярной армии и строительству сильного флота. Используя опыт предшествующего военного развития России, Петр I организовал наиболее эффективную для того времени армию, комплектовавшуюся на основе рекрутской системы. Рекрутская повинность формально охватывала все податные сословия. Однако фактически ее несло крепостное крестьянство. Рекрутские наборы осуществлялись без установленной периодичности и зависели от сложившихся обстоятельств. Например, во время войн они проводились ежегодно, а порой и два раза в год. Норма набора устанавливалась правительством. В первой половине XVIII в. право выбора лиц, подлежащих рекрутской повинности, предоставлялось крестьянской общине.

Рекрутская система, введенная в России в начале XVIII в. Петром I, формировала монолитную по своему социальному и национальному составу армию солдат, отличавшуюся с высоконравственными принципами, свойственными русскому крестьянину с его открытой душой и любовью к своей Родине, с готовностью защитить ее в любой миг. Думается, что преимущество рекрутской системы заключалось в том, что ее посредством происходило обеспечение государства постоянно восполнявшейся регулярной армией с достаточно большим военным потенциалом. Рекрутский набор предусматривал продолжительный срок службы солдата. Это не могло не отразиться на его высокой профессиональной подготовке, т.к. военная служба для рекрутов становилась делом всей жизни.

Необходимо отметить, что Военная коллегия определяла норму выбора рекрутов, подлежащих для комплектования армии, а затем распределяла собранных солдат по воинским частям. Процедура сбора рекрут входила в компетенцию губернаторов. Запрещалось брать в рекруты лиц физически нездоровых, страдающих психическими заболеваниями, замешанных в каких-либо правонарушениях. Возрастной критерий рекрутов со временем увеличивался: так, сначала их брали в возрасте от 15 до 20 лет, а затем – от 20 до 30. Организация сбора рекрут и отправки их в полки была довольно проста, к тому же государство прилагало все меры, чтобы облегчить для населения рекрутскую повинность и чтобы по возможности лучше обставить рекрут до зачисления их полки. Желание снизить для населения бремя рекрутской повинности постепенно приводит к тому, что все расходы по содержанию рекрут правительство принимает на себя [11, с. 45–46].

Хранящиеся в Центральном государственном архиве Республики Дагестан материалы фонда «Комендант крепости Святого Креста» являются главным источником по истории комплектования данного гарнизона, где содержатся данные о присылке солдат в крепость Святого Креста: в 1726 г. – 1000 чел.; в 1727 г. – 3000 чел.; в 1728 г. – 2263 чел.; в 1729 г. – 2160 чел. В целом за этот период по данным указанного фонда было прислано 8423 рекрут.

В крепость Святого Креста поступали рекруты в основном из Астрахани, Царицына, Казани, а также из Смоленской, Ярославской, Московской, Костромской, Казанской, Нижегородской и Свияжской провинций1.

Указ императрицы Анны Иоанновны от 1 сентября 1733 г. «Об укомплектовании гарнизонных полков» обязывал поволжские города поставлять в крепость Святого Креста рекрут [9, с. 194–196]. Основной маршрут доставки рекрут в крепость Святого Креста пролегал по Каспийскому морю. На морских казенных судах их доставляли из Астрахани. Сухопутный маршрут был опасным вследствие набегов горцев и практически не использовался.

Указ императрицы Анны Иоанновны от 28 октября 1734 г. «Дополнения к положению о содержании и довольствии рекрут и правила к отправлению собранных ныне в Низовой корпус», подробно регламентировал процесс присылки рекрут в крепость Святого Креста: «Для отправления в Низовой корпус рекрут, приготавливали казенные суда, а когда не было казенных, покупали пристойные суда и плыть с ними по реке Волге, не останавливаясь ни где без крайней нужды.

А на довольство тех рекрут и солдат, кои с ними в конвое будут, сколько надлежит провианта принять из магазина, а на дачу жалованья и на покупку судов денежной казны по ассигновании генерального Кригс-Комиссариата, с вечных квартир из подушного сбора, и при самом отправлении выдать конвойным солдатам денежное жалованье. Для дальнего путешествия, как солдатам, так и рекрутам отпускалось на счет определенной на содержание Низового корпуса суммы и надлежит на треть года., и то жалованье выплачивать им в пути ежемесячно, чтобы они в пропитании не имели нужды, и были б у них для варения артельные котлы, а на судах очаги, и всегда печеный хлеб и сухари, также, соль, крупа и квас, и чтоб им солдатская порция исправно давалась, и необходимо было следить, чтобы обид никаких им не чинили, жалованье не удерживали под опасением наказания.

На довольство рекрут и конвойных солдат принимать из средств определенных на Низовой корпус припасов, на каждые сто человек вина по 20 ведер, масла по 5 пуд, уксуса по 3 ведра, перца по 5 фунтов, да вместо овсяной муки, толокна по три четверти и употреблять оные припасы в расход по рассмотрению командира» [12, с. 423–424].

Комендант крепости Святого Креста был обязан доносить в Военную коллегию информацию о числе скончавшихся в дороге рекрут. Так, по данным от 17 июня 1729 г. умерло 224 рекрут, 30 октября 1729 г. – 448 чел.2

Офицерский корпус гарнизонных полков крепости Святого Креста, как и в целом всей российской регулярной армии, комплектовался за счет сословия дворян Российской империи. Комплектование армии унтер-офицерами происходило путем производства в это звание лучших из рядовых. При пожизненной службе нижних чинов и при условии, что в каждую роту из 150 чел. приходилось выбирать всего 6 унтер-офицеров, естественно, унтер-офицеры не могли быть некомпетентными и недисциплинированными. Однако бывали случаи злоупотребления. Это было следствием того, что в полках рядовыми проходили службу много дворян, родственники которых командовали полками или занимали разные офицерские должности. Благодаря такой практике, дворяне, хотя и слабо знавшие службу, имели больше шансов быть произведенными в унтер-офицеры. Указ Сената от 23 ноября 1731 г. запрещал производить безграмотных солдат в унтер-офицеры [13, с. 724].

Порядок комплектования офицеров посредством производства в штаб-офицеры из обер-офицеров и в обер-офицеры из унтер-офицеров носил стандартный характер и определялся баллотированием из двух или трех кандидатов в каждом полку офицерским составом. При этом утверждение офицеров, до чина подполковника включительно, являлось прерогативой ген.-фельдмаршала. Производством в полковники и выше занимался сам государь [13, с. 230, 232–233]. О том, как шло баллотирование офицеров на вакансии известно из указа императора Петра I № 3406 – 24 июля 1719 г. – «Выбирать на основе указа от 1 января 1719 г. на вакансии офицеров баллотированием из двух или трех кандидатов, а чинить то баллотирование таким образом: выбрать число офицеров на основе указа 1714 г. через письменное свидетельство. Как все соберутся; учинить им в том присягу, чтоб то баллотирование чинить по сущей правде ни для какой страсти. Потом из кандидатов об одном первом по старости баллотировать по одному человеку с нижних чинов через нарочно сделанный ящик. Поставил ящик на стол, каков с тем ящиком ко всем командам послан, таким образом взять в одну руку бал (шарик), и вложить ту руку в трубку, при помянутом ящике приделанную, и ежели захочет, кого выбрать, то опустить тот шарик в ящик в белую сторону; а если кого признает, что повысить его не надлежит, то в черную сторону; а допущать искусно, чтоб никто дознаться не мог, в которую сторону отпустить, и таким образом и прочим чинам чинить до первого офицера, или генерала в том собрании, и как на скончается, то ящик снизу отпереть одну сторону, и счеть было и записать, потом другую, и таких счетли, записать же; и в которой стороне будет больше баллов, то и действительно, а именно: буде в белой стороне большее число было, то удостоен; и будет первого кандидата не удостоят, то о другом баллотировать таким же образом. Как и о первом, и кого из них, одного удостоят, то по окончании баллотирования велеть секретарю, или писарю общую аттестацию, написать, в которой изъяснить именно, что выбран баллотированием через такое число голосов, сколько баллов в белом ящике явилось; и оную аттестацию всем тем офицерам, кои баллотировали, подписать своими руками с нижних чинов, а командиру полка конфирмовать и при полку публиковать, а затем командиру полка прислать те аттестации с самими теми офицерами, которые будут в чины произведены, в Военную коллегию, для принятия им на те их чины патенты тогда, когда им будет свободное время, а не во время компании»3.

Документы Центрального государственного архива Республики Дагестан содержат информацию о требованиях, предъявляемых к кандидату на офицерскую вакансию: уметь писать, владеть грамотой, не иметь судимость, быть психически уравновешенным, не пьянствовать, не привлекаться к наказанию за дисциплинарный проступок, отсутствие денежных долгов, образцово нести военную службу. Введя нравственный ценз для лиц, подлежащих производству в офицеры, Петр I проявлял высокое доверие офицерам. Это видно из того, что все дела, где требовались прочные нравственные принципы, даже если они касались гражданского управления, император возлагал в основном на офицеров. Этим, безусловно, он поднимал значимость офицерского звания в общественном мнении4. Чтобы получить офицерский чин, кандидат должен был получить в ходе выборов не менее 19 баллов5.

Формально доступ в офицеры не был закрыт другим сословиям, даже включая бывших крепостных, поступивших в армию на основе рекрутской системы. Однако на деле выходило иначе. Жесткие требования к стажу службы для не дворян (минимум 12 лет службы унтер-офицером) серьезно ограничивали доступ в офицеры податных сословий. Здесь при баллотировании предпочтение отдавалось к происхождению кандидата [14, с. 48].

В указе императрицы Екатерины I № 4896 от 1 июня 1726 г. было установлено, что производство на вакансии в штаб- и обер-офицерские чины, будет осуществляться не на основании баллотирования, а на принципах старшинства и достоинства. Причиной перемены в способе комплектования офицерского корпуса было следующее: «Происходили выборы недостойных, а достойные оставались в стороне, из которых многие, хотя б еще и могли быть в службе, но, не имея заинтересованности в службе (т. к. их обходят чинами – авт.), приходят в слабость, от чего впредь и армия может прийти в упадок» [14, с. 655–666].

Став императрицей, Анна Иоанновна, наоборот, своим указом № 5690 от 5 февраля 1731 г. снова установила баллотирование при производстве на вакансии офицеров [15, с. 378].

Указ № 6505 от 1 ноября 1733 г. постановил следующее: инженерные унтер-офицеры Низового корпуса будут определяться в прапорщики без баллотирования, а согласно свидетельству генералитета, инженерных офицеров и по одобрению от полков [16, с. 229].

Хранящиеся в Центральном государственном архиве Республики Дагестан документы сообщают о дополнительных источниках пополнения личного состава гарнизона крепости Святого Креста: 5 июня 1725 г. по указу императрицы Екатерины I из Астрахани – из астраханского пехотного полка в крепость Святого Креста прибыла небольшая команда. Позднее не раз в крепость из Астрахани присылалось пополнение6.

Кроме того, по указу императора Петра II от 20 июня 1729 г. в Низовой корпус было отправлено 10319 чел. из числа гарнизонных полков, командировано было ротами 8 батальонов, а именно из смоленского, московского и воронежского гарнизонов по одному, из казанского гарнизона два и из киевского гарнизона три батальонов, а также из сибирского и архангелогородского гарнизонов – с каждого полка драгунского по 50 чел., а с пехотного полка по 40 чел.7.

По ордеру генерал-аншефа В. Я. Левашова от 21 августа 1732 г. для доукомплектования гарнизона крепости Святого Креста было приказано, что по прибытии в Дербент Мазандеранского пехотного полка из Баку, из Дербента в крепость Святого Креста будет направлен первый батальон Дагестанского пехотного полка8.

Кроме того, в практике бывали следующие случаи. Так, 24 июля 1733 г. мушкетеры Дербентского гарнизона, сопровождавшие денежную казну в конвое из Астрахани в крепость Святого Креста по прибытии в пункт назначения по ордеру командовавшего Низовым корпусом генерал-лейтенанта Людвига Гессен-Гамбургского, были включены в состав гарнизона крепости Святого Креста, тем самым они были исключены из состава Дербентского гарнизона9.

Следует указать, что гарнизон пополнялся и за счет присылки из России колодников – военные чины, совершившие преступления, ссылались в Низовой корпус10.

В гарнизоне крепости Святого Креста, как и во всем Низовом корпусе по причине непривычного для русских людей местного климата, провоцировавшего многие болезни среди российских военных, а также в столкновениях с горцами были большие потери, а в полках ощущалась нехватка личного состава.

По указу императрицы Анны Иоанновны от 21 сентября 1733 г. было предписано коменданту восполнять нехватку офицеров в полках за счет полков, выводимых из состава Низового корпуса в Россию. Так, из полков, выводящихся в Россию в состав гарнизонных полков зачислены – 6 секунд-майора, 3 премьер-майора, 2 подполковника и 3 полковника, включая обер-офицеров всего 32 чел.11.

Нерегулярная часть гарнизона крепости Святого Креста, представленная разного рода казачьими войсками, комплектовалась за счет принятия в службу казачьих детей, которых, как и детей офицеров-дворян, записывали с того же возраста. Однако в отличие от дворянских детей они действительно служили. Отцы забирали их в армию с 5-7 лет. И мальчишки вырастали при казачьих полках, заменявших им и мать, и семью. В отличие от офицеров армии, казачьи офицеры при получении первых чинов бывали уже опытными воинами, имевшими десятилетний багаж не просто службы, а войны. Казачий офицер, становился на порядок опытнее и сильнее любого своего сверстника, пришедшего из станицы в полк, потому и имел больше авторитета, чем русские офицеры [17, с. 206–207].

Кроме того, в состав постоянно расквартированных в Низовом корпусе Семейного, Гребенского и Терского казачьих войск принимались представители северокавказцев, желавших служить российскому императору.

Донские и яицкие казаки несли службу посменно, срок их службы определялся указами. Так, по указу императора Петра II был установлен следующий срок службы – конные казаки служили по одному году, а пешие казаки по два года. С приходом смены отслужившие свой срок казаки отпускались домой на Дон и Яик. В состав смены казачьих войск включались: 1 атаман, 1 полковник, 2 есаула, 10 хорунжих, 8 сотников, 10 квартирмейстеров, 2 писаря и 50 пеших казаков12.

До 1795 г. для населения великорусских губерний солдатская служба была пожизненной. По мере распространения рекрутской повинности для населения Украины был установлен 15-летний срок службы [11, с. 45].

Срок службы офицерского корпуса гарнизона крепости Святого Креста регулировался правительственными указами. Указ от 4 декабря 1725 г. определял через два года тяжелой службы «переменять» офицеров, поскольку «генеральские персоны и штаб и обер-офицеры с начала, без перемены, оболели и охоту потеряли к службе вашего величества, и кои отсель посылаются, те причитают себе за ссылку, что и правда есть резон – без перемены до смерти быть в Персии походило на ссылку; а ежели с переменою двугодною, учиняя справедливую очередь, не надеюсь, кто б мог отговариваться» [2, с. 176–177]. Верховным Тайным Советом был издан указ № 5442 от 18 июля 1729 г., утвердивший мнение главнокомандующего Низовым корпусом ген.-фельдмаршала князя В.В. Долгорукого «О перемене штаб и обер-офицеров в Низовом корпусе через три года третьей части каждого чина и о таковой же перемене генералитета». В апреле 1732 г. императрица Анна Иоанновна своим указом подтвердила вышеупомянутое решение Верховного Тайного Совета № 5442 [18, с. 216].

Необходимо упомянуть об отставках от службы военных чинов. Указом от 15 февраля 1723 г. были введены новые правила отставки от службы российских военных [19, с. 23–24].

Правительствующий Сенат своими указами от 8 марта 1723 г.13 и 31 января 1724 г. [20, с. 226–233] велел отсылать отставных драгун и солдат в монастыри. Правительство указом от 17 января 1729 г. обязывало Военную Коллегию отправлять отставных унтер-офицеров, солдат и драгун с именными списками в Сенат, а не в коллегию экономии для определения их на пропитание в монастыри [21, с. 123].

Сенат своим указом от 20 мая 1731 г. обязывал камер-коллегию следить за тем, чтобы из отставных солдат в богадельни не были определены такие, которые имели дом и пропитание [22, с. 464–465].

Указ Военной коллегии от 30 ноября 1725 г. предусматривал выдачу заслуженного жалованья из полковой суммы солдатам и урядникам при отставке от службы [23, с. 552–553].

Указ 11 ноября 1724 г. предоставлял право генералам не только производить в офицеры, но и давать отставку от службы [24, с. 360–362].

Военная коллегия указом от 6 июля 1725 г. освободила штаб и обер-офицеров от вычетов денег в госпиталь и за повышение в чине при отставке [25, с. 521].

Указ Сената от 22 сентября 1725 г. предусматривал отставку штаб и обер-офицеров по болезни и за старость во все от службы [26, с. 436].

11 июня 1729 г. правительство своим указом решило при отставке полковников и генералов повышать их следующим чином [27, с. 123].

Указ Военной коллегии от 7 сентября 1732 г. предоставлял командующему и генералитету Низового корпуса право по своему усмотрению отправлять в отставку офицеров [28, с. 915–916].

Результаты

Изложенный материал показывает, что рядовой состав гарнизона крепости Святого Креста комплектовался на основе рекрутских наборов из числа подданных российской короны, хотя были и другие источники пополнения личного состава. В крепость Святого Креста рекруты поступали преимущественно из городов Поволжья: Астрахани, Казани, Царицына, а также из Смоленской, Московской, Ярославской, Костромской, Свияжской, Нижегородской провинций. Офицерский корпус формировался из дворян на основе принципа выбора из числа унтер, обер-офицеров. Пополнение состава казачьих войск гарнизона крепости Святого Креста шло за счет принятия на службу детей казачьих старшин и рядовых казаков.

Российская система комплектования регулярных войск, которая была создана царем-реформатором Петром Великим, на наш взгляд, была передовой для своего времени и в полной мере обеспечивала российскую армию пополнением личного состава. Кроме того, благодаря введению системы комплектования регулярных войск значительно возросла боевая мощь российских вооруженных сил. Подтверждением данного положения является победоносное завершение длительной Северной войны (1700–1721 гг.), многочисленные победы, одержанные русским оружием в Семилетней войне, формирование талантливого генералитета Российской империи – полководцев-новаторов, сыгравших важную роль в развитии отечественного военного искусства (П.С. Салтыкова, П.А. Румянцева и А.В. Суворова).

Благодарность. Публикация подготовлена в рамках поддержанного РФФИ научного проекта № 20-09-42023 «Петр Великий в исторической судьбе Кавказско-Каспийского региона».

Acknowledgement. The publication was prepared within the scientific project № 20-09-42023 “Peter the Great in the historical fate of the Caucasian-Caspian region”, supported by the Russian Foundation for Basic Research.


1 Реестр указов, поступивших из Сената и Военной Коллегии с отметками об объявлении в полках // Центральный государственный архив Республики Дагестан (Здесь и далее – ЦГА РД). Ф. 382. Оп. 1. Д. 2. л. 3, 6–7.

2 Опись документов, поступивших из Верховного Тайного Совета, Военной коллегии с отметками об их исполнении // ЦГА РД. Ф. 382. Оп. 1. Д. 27. л. 9.

3 Копии императорских указов в Терки коменданту – полковнику А.Г. Киселеву от 30 мая – 15 июля 1725 года // ЦГА РД. Ф. 335. Оп. 1. Д. 6. л.11-12.

4 Журнал регистрации исходящих документов за июнь – сентябрь 1733 г. // ЦГА РД. Ф. 18. Оп. 1. Д. 168. Л. 86-88.

5 Список сержантов Навагинского полка и ведомость баллотировки их на чин прапорщика // ЦГА РД. Ф. 382. Оп. 1. Д. 46. Л. 1-6.

6 Указы, донесения Дербентского и Дагестанского полков, выдаче денежного жалованья, провианта, отпуске медикаментов, заготовке леса, об артиллерийских припасах и др. Реестр указов за 1732 год // ЦГА РД. Ф. 18. Оп. 1. Д. 84. Л. 155.

7 Указы и промемории Военной Коллегии командующему войсками в Персии генерал-фельдмаршалу князю В.В. Долгорукову // ЦГА РД Ф. 382. Оп. 1. Д. 10. Л. 49 и об.

8 Рапорты и донесения А.Б. Бутурлина о состоянии личного состава, выдаче денежного жалованья, провианта, расквартировании команд в г. Дербенте, препровождении орудий, боеприпасов на ботах // ЦГА РД. Ф. 18. Оп. 1. Д. 97. Л. 29–30.

9 Журнал регистрации исходящих документов за июнь – сентябрь 1733 г. // ЦГА РД Ф. 18. Оп. 1. Д. 168. Л. 24–25.

10 Журнал регистрации исходящих документов за сентябрь 1733 г. // ЦГА РД. Ф. 18. Оп. 1. Д. 169. Л. 65–70.

11 Указы императрицы, Сената, Военной Коллегии. Ведомость о приходе и расходе денежной казны. Послужной список личного состава крепости. Донесения о запасах пороха // ЦГА РД. Ф. 18. Оп. 1. Д. 78. Л. 97.

12 Указы и промемории Военной Коллегии командующему войсками в Персии генерал-фельдмаршалу князю В.В. Долгорукову // ЦГА РД. Ф. 382. Оп. 1. Д. 10. Л. 12.

13 Указы и промемории Военной Коллегии командующему войсками в Персии генерал-фельдмаршалу князю В.В. Долгорукову // ЦГА РД. Ф. 382. Оп. 1. Д. 10. Л. 30.

© Абдусаламов М.-П.Б., Чекулаев Н.Д., 2020

© Дагестанский федеральный исследовательский центр РАН, 2020

 Creative Commons Attribution 4.0 International License

Magomed-Pasha B. Abdusalamov

Dagestan State University of the National Economy

Author for correspondence.
Email: vikingpasha@mail.ru
ORCID iD: 0000-0001-5239-6690
SPIN-code: 4426-6817

Russian Federation

Ph.D. (History), Associate Professor of Humanitarian disciplines

Nikolay D. Chekulayev

Institute of History, Archeology and Ethnography of the Dagestan Federal Research Center of the Russian Academy of Sciences

Email: bratzikow1974@mail.ru
ORCID iD: 0000-0002-1244-3111
SPIN-code: 4803-3953

Russian Federation, 367030, Россия, Махачкала, ул. М. Ярагского, 75

Ph.D. (in History)

Researcher

  • Garunova NN. Russian fortified cities in the context of Russian policy in the North-East Caucasus in the 18th – first half of the 19th centuries: problems of political and cultural integration [Rossiyskiye goroda-kreposti v kontekste politiki Rossii na Severo-Vostochnom Kavkaze v XVIII – pervoy polovine XIX veka: problemy politicheskoy i kul'turnoy integratsii]. Makhachkala, 2007.
  • Kurukin IV. Persian campaign of Peter the Great. The Lower Corps on the shores of the Caspian Sea (1722-1735) [Persidskiy pokhod Petra Velikogo. Nizovyy korpus na beregakh Kaspiya (1722-1735 gg.).]. Moscow, 2010.
  • Chekulaev ND. The Lower Corps in the Caucasus: The history of the garrison of the fortress of the Holy Cross: (1722- 1735) [Nizovoy korpus na Kavkaze: Istoriya garnizona kreposti Svyatogo Kresta: (1722- 1735 gg.)]. Makhachkala, 2011.
  • Kasumov RM. Dagestan in the policies of the warring powers in the Caucasus from the St. Petersburg Treaty to the Treaty of Gulistan (1723-1813) [Dagestan v politike protivoborstvuyushchikh derzhav na Kavkaze ot Peterburgskogo dogovora do Gyulistanskogo traktata (1723-1813)]. Makhachkala, 2012.
  • Kidirniyazov DS. Dagestan and the North Caucasus in the politics of Russia in the 18th – 20s of the 19th century [Dagestan i Severnyy Kavkaz v politike Rossii v XVIII – 20-ye gg. XIX v.]. Makhachkala, 2013.
  • Velikaya NN. On the functions of Russian cities in the North Caucasus in the eighteenth century [O funktsiyakh rossiyskikh gorodov na Severnom Kavkaza v KHVIII veke] Science and Education: modern times. 2016. № 2.
  • Abdusalamov M-PB., Chekulaev ND. Kumyk feudal lords and the Russian military administration in the Caucasus in the 20s - early 30s of the 18th century [Kumykskiye feodal'nyye vladeteli i rossiyskaya voyennaya administratsiya na Kavkaze v 20-kh – nachale 30-kh gg. XVIII v. Questions of history [Voprosy istorii]. Moscow, 2016. № 11.
  • Chekulaev ND., Murtazaev AO., Abdusalamov M-PB. Сommandant of the fortress of the Holy Cross: rights and duties as a representative of the Russian administration in the Caucasus (1722-1735) [Komendant kreposti Svyatogo Kresta: prava i polnomochiya kak predstavitelya rossiiskoi administratsii na Kavkaze (1722-1735 gg.)] Bulletin of the Bryansk State University. 2016. № 2 (28).
  • Chekulaev ND., Abdusalamov M-PB. Recruitment system of the garrison troops for the fortress of the Holy Cross [Sistema obespecheniya garnizonnykh voisk kreposti Svyatogo Kresta] Bulletin of Nerkasov Kostroma State Universit. Vol. 23. № 3. 2017 [9],
  • Chekulaev ND., Abdusalamov M-PB. Military legal proceedings in the garrison of the fortress of the Holy Cross (1722-1735): based on the materials of the Central State Archive of the Republic of Dagestan [Voennoe sudoproizvodstvo v garnizone kreposti Svyatogo Kresta (1722-1735 gg.): po materialam Tsentral'nogo gosudarstvennogo arkhiva Respubliki Dagestan] Problems of Oriental Studies. 2018. № 1 (79).
  • Zolotarev VA., Mezhevich MN., Skorodumov DE. To the glory of the Russian Fatherland (development of military thought and military art of Russia in the second half of the 18th century) [Vo slavu Otechestva Rossiyskogo (razvitiye voyennoy mysli i voyennogo iskusstva Rossii vo vtoroy polovine XVIII v.)]. Moscow: Mysl, 1984.
  • Decree of Her Imperial Majesty "On staffing all field, garrison and landmilitia regiments", September 1, 1733 [Ukaz Ye Imperatorskogo Velichestva «Ob ukomplektovanii vsekh polevykh, garnizonnykh i landmilitskikh polkov», 1 sentyabrya 1733 g. ] Complete Collection of Laws of the Russian Empire [Polnoye Sobraniye Zakonov Rossiyskoy Imperii.]. Vol. IX. 1733-1736. Saint-Petersburg: Typography of the II Section of H.I.M. Own Chancellery, 1830.
  • Baiov AK. History of Russian military art [Istoriya russkogo voyennogo iskusstva]. Moscow: Publishing house "Fund IV", 2008. Vol. 1.
  • His Imperial Majesty's Edict issued to the Military Collegium “On the raise on vacancies of the field officer and the officer ranks, not by ballot, but by seniority and dignity”, June 1, 1726 [Ukaz Imennyy, dannyy Voyennoy Kollegii «O proizvodstve na vakansii v Shtab i Ober-ofitserskiye chiny, ne po ballotirovaniyu, a po starshinstvu i dostoinstvu», 1 iyunya 1726 g. Complete Collection of Laws of the Russian Empire [Polnoye Sobraniye Zakonov Rossiyskoy Imperii]. Vol. VII. 1723-1727. Saint-Petersburg: Typography of the II Section of H.I.M. Own Chancellery, 1830.
  • Senate Decree "On the balloting of officers by virtue of the decree of 1721", February 5, 1731 [Ukaz Senata «O ballotirovanii ofitserov v silu ukaza 1721 goda», 5 fevralya 1731 g. Complete Collection of Laws of the Russian Empire [Polnoye Sobraniye Zakonov Rossiyskoy Imperii]. Vol. VIII. 1728-1732 Saint-Petersburg: Typography of the II Section of H.I.M. Own Chancellery, 1830.
  • The highest approved report of the Military Collegium “On the raise to warrant officer of non-commissioned engineer officers of the Lower Corps, and according to the testimony of the generals of engineering officers and with the approval of the regiments,” November 1, 1733 [Vysochayshe utverzhdennyy doklad Voyennoy Kollegii «O proizvodstve v praporshchiki inzhenernykh unter-ofitserov Nizovogo Korpusa bez ballotirovaniya, a po svidetel'stvu generaliteta inzhenernykh ofitserov i po odobreniyu ot polkov», 1 noyabrya 1733 g. Complete Collection of Laws of the Russian Empire [Polnoye Sobraniye Zakonov Rossiyskoy Imperii]. Vol. IX. 1733-1736. Saint-Petersburg: Typography of the II Section of H.I.M. Own Chancellery, 1830.
  • Almazov BA. Military History of the Cossacks [Voyennaya istoriya kazachestva] / B.A. Almazov. M.: Yauza, Eksmo, 2008.
  • Decree of the Supreme Privy Council “On the change of the field and chief officers in the Lower Corps after 3 years of the third part of each rank and on the same change in the generals”, July 18, 1729 [Ukaz iz Verkhovnogo Taynogo Soveta «O peremene shtab i ober-ofitserov v Nizovom korpuse cherez 3 goda tret'yey chasti kazhdogo china i o takovoy zhe peremene generaliteta», 18 iyulya 1729 g. Complete Collection of Laws of the Russian Empire [Polnoye Sobraniye Zakonov Rossiyskoy Imperii]. Vol. VIII. 1728-1732. Saint-Petersburg: Typography of the II Section of H.I.M. Own Chancellery, 1830.
  • The highest resolution on the report of the Military Collegium “On leaving the Artillery, Uniform, Counting Offices and the Lower Military Court in Moscow and on the rules for the resignation of Russian citizens”, February 15, 1723 [Vysochayshaya rezolyutsiya na doklad Voyennoy kollegii «Ob ostavlenii do vremeni v Moskve Artilleriyskoy, Mundirnoy, schetnoy kontor i Voyennogo nizhnyago suda i o pravilakh otstavki ot sluzhby Rossiyskikh poddannykh», 15 fevralya 1723 g. Complete Collection of Laws of the Russian Empire [Polnoye Sobraniye Zakonov Rossiyskoy Imperii]. Vol. VII. 1723-1727. Saint-Petersburg: Typography of the II Section of H.I.M. Own Chancellery, 1830.
  • His Imperial Majesty's Edict issued to the Synod “On the rank of monks, on the determination of retired soldiers in the monastery and on the establishment of a seminary and hospitals”, January 31, 1724 [Ukaz Imennyy, dannyy Sinodu «O zvanii monasheskom, ob opredelenii v monastyri otstavnykh soldat i ob uchrezhdenii Seminarii i gospitaley», 31 yanvarya 1724 g.] Complete Collection of Laws of the Russian Empire [Polnoye Sobraniye Zakonov Rossiyskoy Imperii]. Vol. VII. 1723-1727. Saint-Petersburg: Typography of the II Section of H.I.M. Own Chancellery, 1830.
  • Senate Decree "On the Non-Accommodation by the Military Collegium of Retired Chief and Non-Commissioned Officers in Monasteries and Asylums without Senate Decision", January 17, 1729 [Ukaz Senata «O ne razmeshchenii Voyennoyu Kollegiyeyu otstavnykh Ober i unter-ofitserov po monastyryam i po bogadel'nyam, bez Senatskogo opredeleniya», 17 yanvarya 1729 g.] Complete Collection of Laws of the Russian Empire [Polnoye Sobraniye Zakonov Rossiyskoy Imperii]. Vol. VIII. 1728-1732. Saint-Petersburg: Typography of the II Section of H.I.M. Own Chancellery, 1830.
  • Senate Decree "On the observation of the College of Economy to prevent accommodation to asylums of retired soldiers who have their own houses and food" May 20, 1731 [Ukaz Senata «O nablyudenii Kollegii Ekonomii, chtoby iz otstavnykh soldat v bogadel'ni ne byli opredeleny takiye, kotoryye svoi dvory i propitaniye imeyut», 20 maya 1731 g.] Complete Collection of Laws of the Russian Empire [Polnoye Sobraniye Zakonov Rossiyskoy Imperii]. Vol. VIII. 1728-1732. Saint-Petersburg: Typography of the II Section of H.I.M. Own Chancellery, 1830.
  • His Imperial Majesty's Edict issued from the Military Collegium “On the promotion of Generals and Retired Colonels to the higher rank”, November 30, 1725 [Ukaz Imennyy, ob"yavlennyy iz Voyennoy Kollegii «O povyshenii Generalov i Polkovnikov pri otstavke sleduyushchim chinom», 30 noyabrya 1725 g.] Complete Collection of Laws of the Russian Empire [Polnoye Sobraniye Zakonov Rossiyskoy Imperii]. Vol. VII. 1723-1727. Saint-Petersburg: Typography of the II Section of H.I.M. Own Chancellery, 1830.
  • The highest resolution on the report of the Military Collegium “On the naming of regiments in the provinces where they are to be lodged; on signing patents for chief officers; on confirmation and carrying out executions according to kriegsrecht; on granting the right to full Generals to be promoted to chief officer and to resign from service, and on honoring good people by nobles”, November 11, 1724 Complete Collection of Laws of the Russian Empire [Polnoye Sobraniye Zakonov Rossiyskoy Imperii]. Vol. VII. 1723-1727. Saint-Petersburg: Typography of the II Section of H.I.M. Own Chancellery, 1830.
  • Decree from the Military Collegium “On the non-collection of money for the hospital for increasing field and chief officers in retirement”, July 6, 1725 [Ukaz iz Voyennoy kollegii «O nevzimanii na goshpital' deneg za povysheniye shtab i ober-ofitserov v chiny pri otstavke», 6 iyulya 1725 g.] Complete Collection of Laws of the Russian Empire [Polnoye Sobraniye Zakonov Rossiyskoy Imperii]. Vol. VII. 1723-1727. Saint-Petersburg: Typography of the II Section of H.I.M. Own Chancellery, 1830.
  • Senate Decree "On the resignation of Field and Chief Officers due to illness and old age altogether from service", September 22, 1725 [Ukaz Senata «Ob otstavke Shtab i Ober-ofitserov za bolezneyu i za starost'yu vovse ot sluzhby», 22 sentyabrya 1725 g.] Complete Collection of Laws of the Russian Empire [Polnoye Sobraniye Zakonov Rossiyskoy Imperii]. Vol. VII. 1723-1727. Saint-Petersburg: Typography of the II Section of H.I.M. Own Chancellery, 1830.
  • His Imperial Majesty's Edict issued in the Supreme Privy Council "On the resignation of the Field and Chief officers from service with the award of the rank", June 11, 1729 [Ukaz Imennyy, sostoyavshiysya v Verkhovnom Taynom Sovete «Ob otstavke Shtab i Ober – ofitserov ot sluzhby s nagrazhdeniyem china», 11 iyunya 1729 g.] Complete Collection of Laws of the Russian Empire [Polnoye Sobraniye Zakonov Rossiyskoy Imperii]. Vol. VIII. 1728-1732. Saint-Petersburg: Typography of the II Section of H.I.M. Own Chancellery, 1830.
  • Highest approved report of the Military Collegium “On the resignation of officers in the Persian Corps and on the approval of sentences to the Commander-in-Chief of this Corps,” September 7, 1732 [Vysochayshe utverzhdennyy doklad Voyennoy Kollegii «Ob otstavke ofitserov, sostoyashchikh v Persidskom korpuse, i ob utverzhdenii prigovorov Glavnokomanduyushchemu onago korpusa», 7 sentyabrya 1732 g.] Complete Collection of Laws of the Russian Empire [Polnoye Sobraniye Zakonov Rossiyskoy Imperii]. Vol. VIII. 1728-1732. Saint-Petersburg: Typography of the II Section of H.I.M. Own Chancellery, 1830.

Views

Abstract - 227

PDF (Russian) - 64

PlumX


Copyright (c) 2020 Abdusalamov M.B., Chekulayev N.D.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.