INFORMATION ON DAGESTANIS IN PAPUN ORBELIANI’S CHRONICLE “INFORMATION ON KARTLI”

Abstract


The article overviews a Georgian historical work of the 18th c. – “Information on Kartli”. This work by Papuan Orbeliani, despite its large volume, covers only a 20-year period of the Georgian history (1739-1758). The author does not provide any written sources in his chronicle. Apparently, the description of events was based on his personal memories, as well as on witness accounts. The author describes the events he himself was a part of or the information he obtained firsthand, however a vague description of events by report is mentioned throughout the text. This fact gives more credibility to this work. In 18th – first half of the 19th century his text was used in their works by other historians (Oman Kherkeulidze and Niko Dadiani).
In the chronicle we focused on the information about Dagestan and its peoples, which is covered in this paper. The information mainly referred to military campaigns and raids on Georgia by Dagestan troops. At the same time, the source contains much information about political relations between Dagestan and Georgia, as well as the influence of Iran and Turkey on the situation in the region. This data allows to reconstruct some episodes of military and political history of Dagestan in the 18th c. They are also of great interest for the study of the relationship between Dagestan and Georgia in the same century. Extensive historical and philological commentaries on the translations have been provided in the paper.


Грузинская историческая наука в XVIII в. достигла высокой степени развития, поскольку по инициативе царя Картли Вахтанга VI комиссия «Ученых мужей» провела важную источниковедческую работу для восполнения и продолжения известного грузинского летописного свода «Картлис цховреба» («История Грузии»). Эта комиссия в итоге длительной работы представила работу под названием «Ахали Картлис цховреба» («Новая история Грузии»). Ее деятельность вызвала интерес к изучению истории Грузии и в результате в течение XVIII в. появляется целая плеяда историков, внесших огромный вклад в грузинскую историографию. Парсадан Горгиджанидзе, Вахушти Багратиони, Сехниа Чхеидзе, Папуна Орбелиани, Оман Херхеулидзе – это далеко не полный перечень авторов XVIII в., оставивших после себя исторические сочинения. Среди них, конечно же, явно выделяется Вахушти Багратиони. После него «самым видным историком» данной эпохи считается Папуна Орбелиани, «который, несмотря на то, что не смог подняться до уровня Вахушти, все-таки имеет много общего с ним» [1, с. 247]. К сожалению, о нем сохранилось мало сведений. Впервые он упоминается в документе 1727 г. среди представителей княжеской фамилии Орбелиани. В дальнейшем он указан в списке мдиванбегов царя Картли – Теймураза II [1, с. 249].
Текст «Вестей о Картли» дошел до нас в шести списках, из которых самой древней является рукопись 1773 г. При сличении ее с остальными списками выяснилось, что они не различаются друг от друга, а являются копиями самой древней, которая хранится в Институте рукописей им. Кекелидзе в Тбилиси. 
На грузинском языке сочинение издавалось трижды (в 1854, 1913 и 1981 гг.). Среди них полноценным научным исследованием текста сочинения с изучением всех его списков является последнее издание 1981 г. Оно подготовлено Элене Цагарейшвили и издано в научной серии «Памятники грузинской исторической литературы». Издание использовано нами для перевода отрывков данного сочинения, в которых содержится информация о Дагестане и дагестанцах. Осуществленные нами переводы снабжены указанием страниц грузинского издания, на которых содержится текст первоисточника и примечаниями.
При переводе мы старались максимально сохранить стиль и контекст, вложенный в сочинение самим автором. К примеру, название сочинения («Амбавни картлисани») некоторые переводят как «История Грузии», но более точным будет перевод: «Вести о Картли». Иногда возникали сложности, связанные с тем, что некоторые слова в XVIII в. имели другое значение, нежели в современном литературном языке. К примеру, слово – «страна». В современном грузинском языке это слово имеет чисто политический контекст, то есть «государство». Но в XVIII в. это слово означало «географический ареал» или «историко-географический край», без политической нагрузки. Соответственно, автор пишет: «страна Джавахети», «страна Карс», «страна Лоре» и т.д. Конечно, тогда Джавахети или Карс были не странами, а частями Османской империи, а Лоре - частью Картлийского царства. Поэтому в таких случаях исходя из контекста всегда мы написали слово «край». В тексте везде где указано просто ― «город», автор всегда подразумевает Тбилиси. В позднем средневековье в Грузии была традиция, что городом называли только Тбилиси. Топонимы и личные имена приведены именно в такой форме, в какой они написаны в тексте. Лишь в примечаниях дается справка с разьяснением и локализацией.
Автор называет Надир-шаха часто без имени просто «государь»  . Для понимания текста нужно иметь в виду, что грузинские историки средних веков по традиции под «государем» всегда упоминают шахов Ирана, но не царей грузинских. А с XIX века это слово стало уже употребляться в отношении императора российского. Также автор называет Надир-шаха «каени» , а султана Османской империи – «хванткари» или «хонткари». Последний термин в форме «хункар» также употребляется и в дагестанских источниках в том же значении. Аварского нуцала Папуна Орбелиани называет (Хундзахис батони) - «властитель Хундзаха». В современном литературном грузинском языке слово «батони» переводится как «господин», но в XVIII в. оно имело два значения – «властитель» и «владелец». Первый термин более подходит к политическому титулу, поскольку термин «владелец» имеет более узкое значение.


ПЕРЕВОД ТЕКСТА:

[Период Надир-шаха: 1739–1747 гг.]

В июле 1739 года Шанше Эристави позвал на помощь войско леков. Сначала они напали на крепость Хашми, разбили и взяли множество добычи и пленных. [После этого] они направились к Ананурской крепости. Арагвский эристави Бардзим вместе с братом и родными был внутри крепости. Когда к крепости подошли Шанше Эристави и его брат Иесэ Куларагаси со своим войском, началась бойня. Находившиеся внутри крепости чувствовали себя уверенно. Столько леков убили, что они из тел своих же погибших делали завалы и воевали подобным образом. Люди Шанше Эристави были беладами у леков. Напавшие нашли источник водоснабжения крепости и перекрыли воду. Было лето и стало очень тяжело людям внутри крепости. Шанше дал клятву о неприкосновенности Бардзиму, и вышел из крепости сын Утрута Эристава [Бардзим] с семьей, хотя сам Утрут не поверил и не вышел. Но не сдержали данное слово и убили вышедших, а также Абела и Гиви, полонили остальных людей, кто вышел вместе с сыном Утрута. Потом напали на крепость, разгромили, разграбили монастырь, уничтожили святые иконы, взяли очень много пленных. Сожгли Утрута в башне, где он скрывался. Убили множество женщин и мужчин. 
Говорили, что это войско леков было двенадцатитысячным. Ушло это войско, разгромив Сомхити и осадив крепость Дманиси. Об этом сообщили Сепи-хану сардалу, стоявшему тогда в Гяндже. До прибытия Сепи-хана, из крепости выходили отряды и боролись с леками. Леки ничем не смогли им навредить. Сепи-хан пришел вместе с родом Капланишвили и, сразившись с леками, победили их. Убежали леки, рассеявшись так, что потом на протяжении десяти дней их ловили в лесах и пленили в Дманиси. Уехало остальное войско леков и пришло в Ахалгори. Всю добычу и пленных, что взяли в Хашми и Ананури, они держали в Ахалгори. 
[Когда леки] начали собираться в Дагестан, то за ними погнались Сепи-хан и Хан Картлийский Асламаз-хан. Они догнали их в Кахети, около Ахмета. И победили кизилбаши леков, убив многих из них и отобрав всё украденное. Говорили, что были отрезаны тысяча голов леков. Победители вернулись в город (Тбилиси) и вернули пленных и добычу владельцам, которым они принадлежали. Уехал Сепи-хан вновь в Гянджу, а Асламаз-хан и еще двое ханов напали на Шанше Эристави, разрушили колокольню Икорта и крепость Кулбити. Осадили крепость Ванати, атаковали, но не смогли взять. Погибли множество татар и грузин. Пришел снег, войско не смогло выдержать непогоду и вернулось обратно в город.
В том же году 27 ноября из Имерети приехал царевич Доменти – католикос, брат царя Вахтанга, который был в Стамбуле. Хванткар помиловал его и отправил к царю Александре.
В 1740 г. в Гори умер бегларбег Картли Асламаз-хан, который происходил из рода Орбелиани, сын Махмад-Али-хана [С. 43–44].
В этом же году назначили в Картли наибом Имам-Кули-хана из Хорасана. Отправил он Абдула-бега, сына царя Иесэ на Эристава Ксанского. Пришли они в Арагвское Эриставство, через дорогу Ломиси перешли в Ксанское Эриставство и остановились в Цхра Дзма. Ограбили близлежащие села, но провианта для войска не нашли. Недовольные отправились они обратно в город и ничего не смогли делать против Шанше Эристава.
В ноябре того же года Царь Имеретии Александре предал и убил в крепости Вади Давита Абашидзе и Папуну Церетели. Брат царя Гиорги и Леван Абашидзе втайне напали на Вахушти Абашидзе, пленили его и отобрали много добычи и пленных. Отвезли того Вахушти и посадили в крепость Навардзети.
В 1741 г. Дадиани и Эристави Рачинский напали на царя Александре. Царь оставил Кутаиси, а они начали разорять селения Ваке. Пришел на помощь к царю [Александре] Ксанский эристави. Дадиани и Эристави Рачинский уехали в свои края. Шанше направил войско леков на Одиши. Они взяли крепости, убили многих, взяли множество пленных и заложников. Вернулся царь победителем.
В том же году, в марте войско кизилбашей напало на Чар, разграбили и уничтожили. Пленных из Картли, которые были в Чаре, освободили и отправили обратно в Картли [С. 45].
Шаханшах [Надир-Шах] вызвал к себе всех влиятельных князей из Картли. Приехали все к государю, шаханшаху, и сообщили ему о разорении леками Картли. Рассердился на это государь и обещал им разорение Дагестана [С. 47].
Пришел вестник от государя [Надир-Шаха] в Картли, через которого он вызвал хана Картлийского и всех вельмож к себе в Дарубанд. Поехали тогда Имам-Кули-хан, царевич Абдула-бег, Кайхосро мдиванбеги, Амилахори, Гиви Эристави и другие князя. Доехали в Дарубанд, стоял тогда в августе [1741 г.] государь шаханшах в Дагестане и разорял. К нему привозили множество отрубленных голов и бесчисленное количество живых людей [С. 49].
В конце того же 1741 г. сардал Адрибежана Патали-хан начал военный поход на страну Чар и вызвал к себе Имам-Кули-хана с картлийским войском. Они должны встретиться у Алазани, Реваз Орбелиани прибыл с войском из Сабараташвило и по приказу Государь был в его подчинении еще двести нокаров, прибыл также Амириндо Амилахори с войском Земо Картли. Стояли Хан Картлийский и Абдула-бег у Иори и ждали весть от Сардала Адирбежана. Но из-за восстания Гиви Амилахори они примирились с чарцами. Собравшееся войско вернулось от реки Иори в город [С. 53].
Государь [Надир-Шах] потребовал для нужд своих войск из Картли шесть тысяч быков, для того чтобы отвезти хлеб из Гянджи в Дагестан. Его просьбу исполнили, но в Картли вообще не осталось быков. Согласно приказу, на трех тысячах арб погрузили хлеб, по два харвара на каждую арбу и через Шемаху отправили в Дагестан. После этого потребовали еще две тысячи быков, погрузили их хлебом в Барде и отправили тоже в Дагестан.
Когда эти арбы выехали из города, в первую ночь остановились в Марнеули. В ту ночь проезжал и персидский караван из Кашана, и караван этот остановился возле арб. В ту же ночь на них напали чарцы, грабя и убивая. Об этом сообщили хану [Картли] и сразу же отправились в погоню за чарцами. Но их не смогли догнать, и леки без потерь увезли бесчисленную добычу. [С. 55]. 
Хан Картли уехал в Гори. Батони (Теймураз) прибыл в Мцхета, тут же появились царевич Абдула-бег и Кайхосро Сардали и оттуда начали переговоры с восставшим Гиви Амилахори. В ту пору к Амилахори прибыли семь тысяч леков. Они остановились у него, и он давал им провиант. Амилахори сообщал: «Столько леков стоят у меня! Уберите их, и тогда я приеду к вам». Один белад этих леков выступил со своим войском и перешел в Триалети. Там они напали на караван, ограбили его и с добычей и пленными возвратились без потерь к остальным войскам леков [С. 59].
В ту пору приехал в Топ-Карагадж сардал Адрибежана Патали-хан, который был братом жены Надир-Шаха, и прислал своего нарочного к Теймуразу, вызывая его к себе. Тот сразу оставил Мцхету и прибыл в Карагадж к Патали-хану. Тут же приехал вестник от государя [Надир-шаха]: «Из Дагестана семь тысяч леков идут на Картли, иди и накажи их». 
Прибыло то лекское войско к Амилахору. Главой этих леков был Галега, который на протяжении трех лет был пленником у государя в Тавризе и затем убежал оттуда. Был еще один белад Малачи и множество других мелких беладов. Патали-хан прибыл в Тбилиси, вместе с ним был Аджи-хан, который раньше был послом в Стамбуле у хонткара (султана) в большом почете. Войско он сразу отправил в Гори, а сам остался ради застолья и пиршества. Он был большим любителем винопития и всегда возил с собой много танцоров и певцов-музыкантов. Он велел пировать и гулять у берега Мтквари в течение трех дней. Тогда-то войско и прибыло в Гори. В те дни Реваз Амилахорисшвили и Галега и еще двое лекских беладов с отборным войском осадили крепость Эреди, которая принадлежала Иораму Палавандишвили. Люди в крепости узнали о прибытии войск из Тбилиси и стали самоуверенее, но леки не смогли узнать о прибытии кизилбашей. В одну из ночей начали атаку леки, но из крепости выскочили без страха защитники и в первой же атаке убили всех троих беладов леков, а Галега получил тяжелое ранение. Отвернулись леки и прибыли в Чала. Умер Галега и похоронили его там же. 
[Затем] войско леков неопределенной численности прибыло в княжество (сатавадо) Орбелианов, начали уничтожать и сжигать. Ни одного строения не осталось неразрушенным, кроме крепостей. Тогда из города (Тифлиса) выехал Патали-хан – Сардали Адрибежана, и направился против Гиви Амилахори. Он прибыл в Метехи и оттуда начал переговоры с ним: «Не бойся государя, я возьму на себя, чтобы всё было так, как ты хочешь». Тогда Амилахори попросил три дня на раздумья. За эти дни он сделал следующее – велел, чтобы одна часть войска леков собрала всю добычу, что они накопили, и отправилась в Дагестан, а другую часть леков он вновь оставлял у себя. А потом сообщил Патали-хану: «Леки набрали много добычи и увозят всё в Дагестан. Нападайте на них, и добыча достанется вам, и тогда я перейду на вашу сторону». 
Обрадовался Патали-хан, поверил слову Амилахора и надеялся победить леков. Отправился сразу из Метехи за леками, догнав их в Кахети. Некоторые кахетинцы тоже помогли ему догнать [леков] у одной горы. В первой же атаке кизилбаши победили, отобрав всю добычу у леков и убив многих из них. Но у леков в засаде был другой отряд, который внезапно напал на кизилбашей и обратил их в бегство. Леки вернули свою добычу обратно и убили многих татар. В тот день умер Борчалинский хан и также кахетинец Тадиа Супраджи Чолокашвили. 
Сардали Патали-хан стоял в это время в Лалискури, перешел потом в Телави, в дом царя. Батони Теймураз принял с его почетом, после чего он перебрался в Кушкале. В это же время, государь отправил в Картли Керим-хана с большим войском, который был родственник Государя. Приехал он и остановился в Метехи. Имам-Кули-хан был в Кахети и ждал его. Вызвал государь [Надир-шах] Патали-хана и он отправился к нему. Отправился Имам-Кули-хан в Картли, встретился с Керим-ханом, и оба направились к Амилахори [С. 60–61].
Приехали к государю владелец Кахети (Теймураз) и царица Тамар. Приняли их с почетом, дали много благ и подарков, так что другие ханы Ирана были удивлены. Тогда стоял государь в Муганчоле. Он уже не находился в Дагестане, большую часть которого захватил. Только малая часть [Дагестана] осталась непокорной [С. 64].
Все войско леков, которые стояли у Амилахора, тронулось во главе Малачи и были с ним еще два лекских белада. Была тогда середина апреля, новоднение на Мтквари, перешли они по мосту у Ахалдаба, напали на оба Болниси (Квемо и Земо), взяли много добычи и пленных. Мадата Мамасахлиси, правитель Квемо Болниси, укрепился в своем доме и стоял храбро. Он лично обезглавил пять леков. Часть этих лекских войск напали на равнину около Дманиси, ограбили, разрушили все строения кроме крепостей, вернулись потом обратно и через тот же мост (ахалдабский) принесли всю добычу в Сурами.
Отправил Гиви Амилахори белади Малачи с лекским войском, а также вместе с ним Реваза Амилахорисшвили с картлийским войском. На Мтквари построили еще два моста, перешли по ним. Пришло это войско в княжество Сабараташвило, разорило много мест. Однажды ночью пробралось оно в крепость Цвери, где перебило многих [защитников крепости], взяло добычу и пленных. Тогда же взяли и Цкнетские укрепленные пещеры, захватив и там немалую добычу и пленных. 
Амилахори, отправив в Дагестан своего человека, вызвал еще войско оттуда. В итоге в Сурами пришла пехота леков. Объединил он все эти лекские войска, которые были в его подчинении, добавил к ним картлийские войска и всех князей верхней части Картли. В этом объединенном войске у всех была одна цель. И поскольку не осталось в Картли неразоренного места, кроме Сабараташвило, то леки напали и начали разорять эту область. Они напали сначала на крепость Кваби. Стены были у крепости сухой кладки. Произошел очень жестокий бой, защитники стояли храбро, но леки нашли слабую сторону крепости, вступили в рукопашный бой. С обеих сторон погибло множество [людей], но леки вынесли из крепости добычу и пленных, а также скот. 
Затем это войско перешло в Дманисское ущелье и напало на Манаскерт. Там были укрепленные пещеры. Леки упорно атаковали, врываясь в пещеры с помощью лестниц, но храбро защищались и защитники крепости. Они убили всех ворвавшихся внутрь леков. Отрубленные головы их отправили потом сардалу Кайхосро. Леки не смогли взять эти пещеры и отправились в Санаин. Они полностью разорили этот край, взяли очень большую добычу и пленных. В это время сардал Кайхосро и Лорийский хан находились в крепости Квеши. Они узнали о леках, пошли за ними, встретились и победили леков, отобрав всю добычу. После этого всё войско леков и Верхней Картли остановилось в княжестве Орбелиани. Разоряли они, не оставили строения неразрушенного. Раньше в истории никогда не было такого, чтобы люди верхней части Картли стали непримиримыми врагами нижнекартлийцев. Перед картлийскими векил-везирами искали они оправдание в том, что не могли они уплатить налог для государя и из-за этого были вынуждены грабить Сабараташвило-Саорбелиано и что, дескать, были они верными государю. Государь узнал, что причиной всего этого была несправедливость своих вельмож, разгневался, убил палкой мустафи картлийского, отрезал губы и нос Мирза-Ашуму, который был писарем в Картли. Где в Картли опустошеные места были, простил налоги [жителям] этих мест [С. 66–67].
Приехал в Картли Аджи-хан с большим войском и остановился в городе [Тбилиси]. Призвал он к себе царя Теймураза, и приехал батони Теймураз. Аджи-хан встретил его с радостью, подарил подарки и халаты всем кахетинским сановникам. Отдельный халат выделил для Димитри Орбелиани, который был зятем царя Теймураза. Пригласил Теймураза в поход на эриставства 
[Арагвское и Ксанское]. Правитель [Теймураз] дал согласие, вернулся в Кахети и начал подготовку к походу.
Картлийский хан и царевич Абдула-бег были в Гори. Они напали на Сурами, сожгли всё вокруг крепости, разорили ущелье Мтквари, после чего вернулись обратно в Гори. Аджи-хан тоже приехал в Гори. В это время войско леков напало на Сацициано. Аджи-хан направил против них свое войско. Войско леков стояло в лесу у Бобневи. Спешились кизилбаши с лошадей и так начали атаковать. В это время подкралась маленькая группа леков и похитила коней кизилбашей и они остались пешими. Тогда леки напали и убили много кизилбашей. Направил Аджи-хан свои отряды на Верхнее Картли и что оставалось целым, всё разорил [С. 68].
Пришло войско леков, напало на Авчала и увезло добычу.
Вышло из Дагестана большое войско леков, на своем пути разорив Лорийский край. Погнался за ним Аджи-хан, но леки успели перейти в Джавахети. Пришло другое войско леков, напало на Саорбелиано, взяло много добычи и пленных. Пошло против этих леков дманисское войско, победившее леков. Отличился тогда Орбел Капланисшвили, немало он навредил лекам и приобрел тоже пленных. Стояли постоянно леки в княжестве Орбелиани и разоряли край, так что невозможно было собрать урожай [С. 69]. 
Перешли из Джавахети все леки и пришли к Гиви Амилахори. Пришел Амилахори с этим войском в крепость Схвило. Пришел Аджи-хан в Мухрани приехал владетель Кахети через Ананури к нему. Начали они готовиться к походу. Аджи-хан направил войско на Ахалгори, отобрав всю добычу и лошадей, которых там содержали леки. Но на обратной дороге догнали их леки, вновь отобрали добычу и перенесли ее обратно в Ахалгори.
В это же время собрались люди Ширвана – Шемахи, восстали против государя [Надир-шаха], пленили своего хана и всех векил-везиров. Некоторых убили, некотрых арестовали, разорили их имущество. Восстали и края Дагестана, отвернулись они от государя. Объявили кого-то своим главой, как будто был он «сын прежнего государя» Персии. Государь в это время находился на територии страны урумов [Османской империи]. Увидев это положение, сардал Адрибежана вызвал к себе Аджи-хана. Уехал он из Картли в Гянджу. Раз узнали об этом враги Картли, ободрились и начали нападать на Сабараташвило. Пригласил Амилахори отряды осетин и черкесов и направил на Сабараташвило. Разорили [они] всё около Биртвиси и Кумиси, так обнаглели, что даже в окрестностях города захватывали обычно добычу. Встретили кахетинцы леков около Сагурамо, убили, отобрали много добычи, обезглавили многих и головы прислали Картлийскому хану [С. 70]. 
Старался царь Теймураз примирить ксанцев, но не смог. Написал он письмо сыну своему Эрекле и вызвал его с войском. Сразу выполнил он веление отца, собрав большое войско кахетинцев и приехав к отцу в Ананури. Пришли тогда к Эрекле приграничные леки – анцухцы, тебелцы и карахцы, раз были они в зависимости от Кахети. Обещали они владельцу Кахети свою службу, а он наградил их халатами и просил собрать войско. Уехали они в свои края и скоро вернулись в Ананури с войском.
В это время сераскир Карса направил одного пашу и вместе с ним Малачи – белади леков, который был у ахалцихского паши. Несли они казну для некоего шахзаде, которого выбрали своим правителем шамахинцы. Проехали они через княжество Орбелианов и на два дня остановились у Гатехили Хиди. Такое войско было, что в городе не было войска равного ему. Перешли они Мтквари и дошли до Алазани, где встретились с леками, передав им казну. Это войско на обратной дороге напало на Казахи, взяв пленных и добычу, вошло в Сомхити. Вышло из города [Тбилиси] войско кизилбашов, у Матишского моста присоединился к ним маленький отряд из Сабараташвило. [Вместе они] напали на урумов с фронта и тыла, разбили их и, отобрав всю добычу, вернулись в город победителями [С. 71].
Пришло войско леков и напало на Саорбелиано. Вышел из города Али-хан, встретил [леков] у Телетгори, победил их и, отобрав добычу, вернулся победителями в Тбилиси [С. 72]. 
Вышло из Ахалцихе войско леков во главе Малачи и напало ночью на Саорбелиано. [Поскольку] была зима, скот стоял в селении [и его угнать им не удалось]. Взяли много [другой добычи] и увезли в Джавахети, а там стояло войско урумов, с которым они встретились [С. 74].
Пришел в Картли сын Сепи-хана вместе с тысячным войском джазирчи, Построил он укрепление в Гвинчроби, и стояло там [войско]. Вышло войско леков, напало на Сомхити и ограбило вотчину Мелика, увезя множество добычи. Вышло войско хана из города, догнало и отобрало всю добычу у леков, которые бежали [С. 75].
Все леки, которые были у Амилахори, напали на княжество Мачабели. Сам Мачабели был на службе у Эрекле – правителя Кахети. По этой причине по велению Гиви Амилахори нападали и разоряли постоянно [его владения]. Пришли правитель Кахетии и хан Картлийский в Ачабети, окружили стоявших там леков. Леки вынуждены были ночью в тайне уехать в сторону Сурами. Начали тогда двое Авалишвили нападать друг на друга. Будто Петре отобрал у Заала крепость. Заал вместе с лекским войском стоял два месяца у крепости, но не смог ее взять, но владения его разорял. Петре тоже привел войско леков, и разоряли и грабили они друг друга [С. 76].
В 1744 году сераскир приказал Усуп-паше пойти в поход на Картли, раз он являлся ахалцихским пашой и знал ситуацию в Картли лучше всех. Дали паше казну большую и велели: «Верхний Картли итак наш, иди через Картли. Встань у Алазани, пригласи туда леков, раздели между ними казну и покори Картли».
В ту пору в Кахети было безопасно от леков и государь [Надир-шах] тоже никакого налога не просил. Поэтому переходили из Картли в Кахети некоторые князья, дворяне и крестьяне и жили там спокойно все [С. 77].
Вышел Усуп-паша с большим войском через ущелье Мтквари и остановился в Сурами. Встретились они с Гиви Амилахори и одарил паша его щедро. Был у Усуп-паша один человек от хонткара, у которого были с собой награды и подарки для правителей Дагестана. Этот человек вместе с некоторыми леками и урумами отправился в Дагестан. Напал на них царевич Эрекле, пленил всех и отправил всех государю [Надир-шаху] [С. 78].
Выбрал Усуп-паша тысячу человек под руководством капулгар – Хизин-бега, который был родом из Ширвана, и Малачи – белади леков. Дал им казну огромную и приказал: «Отвезите казну в Дагестан. Сам я тоже приду к Алазани и там встретимся». Был приказ у паши, чтобы из Дагестана пригласить большое войско и полностью покорить Картли и Кахети. Проехало это войско ночью и утром достигло брода на Арагви. Эрекле царевич вместе с кахетинским войском стоял в Сагурамо. Когда увидел это войско противника, он отправил вестника в Мцхету, где стояли два минбаша с войском и вызвал их. Напали кахетинцы и кизилбаши на противника с двух сторон, начали рубить. Убежали урумы, а [грузины] пошли за ними в погоню до крепости Схвило. Прославился в тот день Эрекле своей храбростью. Тогда был убит белад Малачи и пленили живого капулгара. Большинство [турок и леков] было убито. Мало кто осталось в живых [С. 79].
Вышло войско урумов и леков, разорило княжество Орбелиани и болнисцев и уехало обратно. Собрались Заза Тархнишвили и Кайхосро Цицишвили, поехали в Джавахети, встретились с урумами и леками, победили их и отобрали добычу обратно [С. 81].
Отправились цари Теймураз и Эрекле в Кахети. Когда достигли Сагареджо, пришли сведения, что вышла трехтясячная конница леков. Цари были вынуждены расстаться, не достигнув Телави. Эрекле отправился дальше в Кахети, а Теймураз обратно в город [Тбилиси], а на следующий день отправился в 
Казахи, где стоял Патали-хан. Леки в это время пересекли Мтквари. Встретился Теймураз с [Патали-ханом] и пошли они в погоню за леками, которых догнали у подножья одной горы. Леки засели в лесу, и началась стрельба, в ходе которой победили картлийцы и кизилбаши. Они отобрали добычу и многих [леков] обезглавили, хотя и понесли немалые потери. Патали-хан уехал в Казах, а царь Теймураз вернулся обратно в город Тбилиси [С. 83].
Надир-Шах осадил крепость Карс. Была война страшная, и убивали кизилбаши каждый день урумов (османов). Вдобавок они закрыли водопровод, ведущий в крепость, и оказались ее защитники в беде. У урумов в крепости стояла тысяча леков-наемников. Не смогли выдержать леки, тайком вышли из крепости и ушли. Узнал государь [Надир-шах] об этом, отправил за ними погоню, но не нашли их. Пришел вестник от государя к Теймуразу в Дманиси с сообщением об этом. Царь начал готовиться, чтобы перекрыть дороги. Ашур-хан и Аджи-хан стояли у Алазани, Али-хан – в Казахи, царь Кахетии [Эрекле] – в Кахети. Сам Теймураз укрепился в Марткопи. Подьехали леки [к Марткопи] в полдень, приказал царь атаковать, победили леков, одного представителя семейства Шамхала взяли живого [С. 86].
Пришел сераскир с большими войсками на Арпачай и остановился у подножья горы Алагаз. Пришел каен [Надир-шах] и встал против них на Мурад-тапа. Прибыло войско леков на помощь урумам, разорило Болниси. Царь Картли погнался за ними, но леки успели перейти в Джавахети. Занял царь позиции в Болниси. Вновь напало войско урумов и леков на Дманиси со стороны Калдо. Было время жатвы, потому много людей и скота похитили [они] с полей. Пошли в погоню из Дманиси Реваз Орбелиани, топанкчи-агаси Заал и все Капланисшвили, кто там был. До подхода основного войска Реваз Орбелиани и Заал Орбелиани с малыми силами напали на противника, отобрали всю добычу. Подошло основное войско и, убив урумов и леков много, вернулось в Дманиси. А отрубленные головы положили перед царем в Болниси.
Перешло вновь войско леков, разорило селения вверх от Вашловани и, взяв добычу, перешло через Триалети в Джавахети. Поздно доложили об этом царю и сардал Кайхосро не смог догнать их [С. 98]. 
В Джавахети присоединились к лекам урумы тоже, вновь перешли и напали на Самшвилде. Кроме самой крепости много [окрестностей они] разорили и ограбили и перенесли [добычу] в Джавахети. После этого большое войско урумов и леков напало на Лоре, взяло много пленных, скота и добычи. Лорийский султан погнался за ними, догнал в Ташири, ударил их и победил, отобрал всю добычу обратно, многих убил и взял в живых. Отрубленные головы и пленных урумов и леков султан прислал Теймуразу. Царь уведомил об этой победе государя [Надир-шаха]. Получил много почестей и наград Мамад-султан Лорийский от государя.
Из Дагестана перешло войско леков, главой которого был Мамад-хан – представитель лекского рода. Через Казахи пришли они в Карс к сераскиру. В это время произошла битва между каеном и сераскиром. Победил каен [Надир-шах] и вынудил противника обратиться в бегство. 
Второй раз тоже победил каен сераскира, уничтожил огромное войско урумов, убил самого сераскира тоже, который был сын сестры султана. Взял трофеи огромные, казна и топхана (артилерия) султана полностью остались у каена. [Надир-шах] взял восемь тысяч енгичар в плен. Государь назначил им всем зарплату и присоединил их к своему войску [С. 99–100]. 
Пригласил Теймураз сына своего, царя Кахетии [Эрекле] и царицу Анну к себе на коронацию. По дороге встретили сидевших в засаде леков. Напали на них и уничтожили, обезглавили и головы принесли Теймуразу [С. 101].
Вышел царь в Сагурамо, встретил там ехавших из Сомхити леков, уничтожил всех, взял всю добычу, что они везли, и вернулся обратно в город [Тбилиси] [С. 107].
Вышел царь вновь в Дзегви, победил тоже там леков и вернулся победителем [С. 108].
Войско леков перешло в Джавахети. Время от времени они переходили оттуда в Картли, нападали на Сабараташвило и добычу везли в Джавахети. Царь отправил Левана Зедгенидзе к лекам для переговоров о примирении. Дали леки клятву: «От нас никакого вреда больше не будет». Этот Леван был близко знаком с леками, так как бывал у леков в качестве белада много раз. Начал переговоры с леками, дал им клятву и привез их в Тинисхиди. Сообщили об этом царю, издал он распоряжение,и выделили для леков провиант. Но раз леки ненадежные [союзники] и являются врагами христианства, не захотели они примириться и ночью сбежали в Дагестан. Доложили эту весть обоим царям, назначили они главарем кахетинского войска Тамаза – моурави Кизикского, человека храброго и стойкого. Появилось тут же кахетинское войско, раз были они постоянно готовы. Моурави Джимшер присоединился к ним с тушинами. Догнали они леков у Алазани, напали на них и разгромили, но сами не потеряли [убитым] ни одного человека [С. 109]. 
Отправили Парсадана Цицишвили для охраны дорог и [тот] встретил леков, которые возвращались с добычей. Отобрал пленных и добычу и вернулся в город победителем.
Пришло войско леков из Джавахети напало на Сабараташвило и увезло много [добычи]. Отправил царь за леками Зазу Тархнишвили и Бежана Госташабисшвили с войском Сабараташвило. Догнали они их в Манглиси, многих обезглавив и пленив, вернулись в город победителями и наградил царь руководителей войска. Перешло войско урумов и леков [границу], ночью проехав через княжество Орбелиани, напало на Байдар, увезло много скота и через Сомхити вернулось обрано в Джавахети. Пришло еще раз войско урумов и леков и разорило Бамбаки.
Восстали осетины Ксанского эриставства и начали нападать на верхнюю часть Картли. Царь Эрекле прислал человека и вызвал к себе леков анцухских, тебелских и карахских, которые подчинялись царю. Выполнили веление [царя] и пришло войско леков. Угостили леков в Авчала, выделили провиант, после некоторого времени дали лекам в качестве беладов Мачабели и сына Амилахори Иесэ и направили на восставших осетин. Разорил [это войско] осетин и перейдя в Имерети, разорило там княжество Церетели и взяло много пленных.
Но в разорении Имерети царь Теймураз не был повинен. Лекам не хватило добычи от осетин и поэтому они напали на Имерети. Вернулись и всю добычу привезли в Гори.
Привезли леки очень много пленных осетин и имеретинцев, но не захотели цари пленения христиан-единоверцев. Заплатили тетри лекам и освободили пленных. Напали потом леки на Лори, разорили половину края, а также Ташири и уехали без вреда для себя.
После этого урумы вместе с малочисленным отрядом леков напали на Дманиси. Атаковали они так, что дошли до ворот крепости, но защитники сделали вылазку и обратили урумов в бегство. Взяли немного скота с собой [урумы] и уехали обратно.
Уехал Эрекле в Кахети, собрал войско кахетинцев, верных леков из Анцуха и войско мтиулов полностью. Собралось войско картлийское тоже. Кахетинское [войско] стояло в Авчала, а картлийское – в Лило [С. 110–112].
Обычно переходили отряды урумов и леков из Ахалкалаки и вредили окраинам Картли, а со стороны Картли тоже переходили и разоряли край Ахалцихский. Были двухсторонные нападения и бои, так что в окраинах Ахалцихе и Карса невозможно было жить людям, кроме тех, которые жили в крепостях [С. 115].
Приехало большое войско леков в Кахети, напало на Тушети, много вреда нанесли. Собщили об этом царям и поехал царь Кахети помогать тушинам [С. 116].
Вышло из Дагестана большое войско леков во главе с сыном Сурхави и остановилось в Белакани. Говорили, что было их пятнадцать тысяч человек. Начали они переговоры с царем Кахети: «Примири нас и вместе нападем на каена [Надир-шаха]. Если не примиришь, то будем разорять и Кахети и Картли». Отказались от этих условий цари Кахети и Картли. В ответ царь Картли с картлийским войском приехал в Кахети и прислали [они] человека к сыну Сурхави и сообщили, что готовы воевать [С. 117]. 
Сначала напали леки на Кизики. Вышли кизикцы во главе с моурави Тамазом, человеком храбрым и победоносным. Столкнулись они с леками и обратили их в бегство, преследовали до Алазани. Убежали побежденные [леки] до Шемахи. Население всех краев Картли и Кахети было в крепостях, но после победы над леками вернулись все в свои дома [С. 118].
Отправили людей, чтобы собрать всех леков, которые стояли в разных местах Картли, из-за того, что они постоянно вредили, и невозможно было противостоять этому. Примирили всех леков и привезли в Дманиси. Тех, кто были их главарями, наградили всех и выделили всем провиант. Поселили этих леков в селе Чинчахури недалеко от крепости Дманиси и не давали им уехать никуда [С. 122].
Вышло большое войско леков, вошло в Сомхити, напало на казахских и байдарских элов, которые там вместе остановились. Увезли леки много скота и пленных и свезли всё в Джавахети [С. 123].
Вышло войско леков большое, разорило много мест, взяло немало пленных и добычу. Поехал царь Эрекле вместе с войском картлийским и кахетинским и столкнулся с ними в конце Кизики. Убежали леки, победили [грузины] так, что о такой победе в последнее время не слышали. Взяли обратно пленных и добычу и отдали всё своим владельцам. Царь вернулся на некоторое время в Тбилиси и потом уехал вновь в Кахети.
В 1747 году царевич Абдула-бег примирил леков, которые были в Картли. Других леков, которые были в Дманиси у Сулхана Орбелиани, царевич пригласил их тоже к себе, наградил главарей и всех их расположил в крепости Самшвилде [С. 126].
Вышли леки еще, но встретил их Тамаз – моурави Кизикский, победил и отрубленные головы принес к царю Эрекле.
В 1747 году начались в краях Адрибежана беспорядки и волнения. Отошли они от Надир-шаха и в Тавризе посадили нового Саам-шаха. 
Убили в этом же году Надир-шаха. Оказалось, что предал шаха племянник свой Али-Кули-хан, который в итоге сам стал каеном по имени Адил-шах [С. 127].

[Усиление Ираклия II: 1747–1753 гг.]

В том же году восстал царевич Абдула-бег против Теймураза, укрепился в Самшвилде и объявил себя владельцем Картли. Написал Саам-шаху письмо о подчинении. Отправил Абдула-бег войско леков, которые напали на мелика Сомхитского, разорили, взяв пленных и добычу, свезли всё в Самшвилде. Из-за того, что не признали его и не подчинялись ему никто из Орбелиани, Абдула-бег отправил войска леков и Сабараташвило на владения Орбелиани. Взяли укрепленные пещеры Ипони, захватили леки там добычу и пленных. Брал в плен Абдула-бег всех людей, которые были верными сардалу Кайхосро Орбелиани и разорял постоянно Саорбелиано [С. 128].
Вышло одно войско леков, но до этого незнакомых [нам] леков. Раньше таких людей на земле Картли не видел никто. Были они люди из приморского края, все с луками и копьями – войско с отличным нарядом. Вошли они в ущелье Алгети, взяли скот в Кумиси и других селениях той местности, прибыли к подножью Биртвиси. Встретилось с ними в Чахиквта войско Сабараташвило, бой был напряженный и убежали леки. Бежало это войско и напало на Цихе-Кваби, взяло крепость и увезло добычу и пленных, проехало через Дидгори и уехало в итоге в свои места [С. 129].
Не подчинился восставший Абдула-бег царю Эрекле. Понял царь [Теймураз], что без войны не сможет успокоить восставших, начал умножать свои войска, отправил царю Эрекле весть и тех леков, которые являлись верно ему служащими, вызвал их к себе [С. 130].
По велению Абдула-бега нападали леки, а также люди из Сабараташвило на остальные края Картли и разоряли. Сулхан Орбелиани был в Дманиси, белады леков его хорошо знали и поэтому смог он спасти свои земли от нападения.
Из-за того, что от этих леков было много вреда, царь Эрекле вышел из города с топханой и джабаханой и тронулся на Сабараташвило. В это время пришла весть от Теймураза, что был он у Адил-Шаха – зятя Теймураза. Был [Теймураз] там в почете и обнадежен [обещанием поддержки]. Была от этого радость в Картли, так как давно не было известий от Теймураза. Царь Эрекле с большим войском окружил Самшвилде. Была постоянно стрельба из пушек. Эрекле стоял внизу, в Крцаниси и руководил всеми действиями. Через несколько 
дней начались переговоры. Попросил Абдула-бег влиятельных людей для переговоров. Вошли в крепость Григол – сахлтухуцеси Кахетии, Джимшер – моурави Тушети и Давит – моурави Элисени. Договорились, пока Теймураз не вернется из Ирана, будет перемирие между ними. Белады леков, которые были на стороне Эрекле, начали тоже переговоры с леками, которые были в крепости Самшвилде. Вывели тех леков из крепости, привезли к Эрекле и примирились. Царь Эрекле вернулся в город [Тбилиси], а Абдула-бег остался в Самшвилде.
Вышло из Чара войско, напали на Соганлуги, взяло много овец и скота. Пошел в погоню за ним Димитри эшикагабаши с маленьким отрядом, догнал в Карая и отобрал скот. Убежали леки и вернулся он в город с победой. Напало лекское войско на Болнисское ущелье, пошел на помощь из города Каплан Орбелиани и бросился на них. Убежали леки, но в ходе боя выстрелили и ранили Каплана. Отвезли раненного, и умер он в Болниси.
Вышли белады леков с войском в тысячу человек, проехали через Картли, взяли крепость Сакире. У подножия Атени была одна крепость, ее тоже взяли, взяв добычу и пленных из обеих крепостей, и перешли в Сабараташвило. Встретился с ними Абдула-бег, договорился с этими леками и обустроил их в крепости Крцаниси [С. 132–133].
Много пленных было у леков в крепости Самшвилде. Разделились леки на две части, часть из них собрала этих пленных и отвезла в Дагестан, а остальные остались там же, постоянно нападая на Сомхити и Дманисское ущелие и свозя добычу в Самшвилде [С. 135].
Напал на окраину Казахи белад леков Зубайдала с войском в семьсот человек. Разорил многие места и с пленными и скотом приехал к Абдула-бегу. Сделал он оплотом леков Самшвилде и оттуда начал нападать на картлийские края. Отправил Эрекле девятитысячное войско картлийцев и кахетинцев на Самшвилде, которые разорили [его] и принесли много добычи. Испугались в краях Адрибежана и начали переговоры для примирения с царем Эрекле [С. 138]. 
Вышло из Самшвилде войско леков в Сомхитское ущелье, ограбило и свезло всё в крепость Самшвилде. Обеспокоились все жители ущелья Сомхити, раз уже невозможно было жить там совсем и [в итоге] бросили эти места. Сомхитский мелик вместе со своей семьей и людьми, все Аргутасшвили, все жители ущелий Санаин и Ахпат приехали в город [Тбилиси], а оттуда направились в Мухрани, и Константине Мухранбатони дал им убежище в своем княжестве. Во всем Сомхити не осталось целого строения, кроме Болниси и Самцвериси. А княжество Орбелиани так было опустошено, что не осталось строений кроме как в Дманиси и Питарети.
Царь Эрекле с войском поехал в Сабараташвило, остановился в Дагети, отправил Зураба Сазверлисшвили и Папуна Габашвили в Биртвиси, где стояли сторонники Абдула-бега и начал переговоры [словами]: «Если перейдете на нашу службу, не причиню вреда вам никакого». Царевич Усейн-бег, брат Абдула-бега, стоял тоже в крепости Биртвиси. Он ответили: «Повелитель наш Абдула-бег сидит в Самшвилде, если он примирится с вами, то мы тоже придем на вашу службу, а без него мы не можем пойти на это». Доложили об этом Эрекле. Все леки, которые были у Абдула-бега, стояли в укрепленных окопах за пределами крепостных стен, а крепость готовилась к бою.
У царя Эрекле было четыре лекских белада. Пошли эти белады и начали переговоры о примирении с самшвилдскими леками. Обманули самшилдские леки их и пленили в крепости. Абдула-бег арестовал их и бросил в тюрьму. Один из них был белади Бенча, очень верный и близкий человек для Эрекле. Его убил Абдула-бег, а остальных держал в тюрме. Рассердился Эрекле, услышав об этом. Не осталось после этого пути для примирения, но и не было пока возможности для продолжения войны [С. 139–140].
Уехал из Самшвилде один белад леков с маленьким отрядом в Дагестан, собрал там войско-конницу, вернулся и напал ночью на Авчала. Около Лило стоял тогда скот тбилисцев и окрестных сел, напали на них [леки] и увезли весь скот и немного людей. Было скота так много, что двигались с большим трудом.
Думали леки: «Грузины атакуют сейчас тбилисскую крепость, чтобы освободить ее от кизилбашей и им не до нас». Но Эрекле не снял основное войско из осады крепости, а с маленьким отрядом погнался за леками. В Сагареджо и Манави присоединились к ним еще кахетинцы и догнали леков в конце Шираки. Упомянул Эрекле Всевышнего и призывал к войску: «Кто любит Бога и кто будет верным царю?», – и напал первым. Убежали леки, убивали картлийцы и кахетинцы бежавших. Остановилось в одном месте войско, чтобы отдохнуть и поздравляли царя с победой. Но оказалось, что сбежавшее войско леков встретилось с другим большим войском леков, ехавших сюда. Те рассказали им: «отобрали кахетинцы весь скот и в малом количестве сейчас». Пришли леки перед рассветом, а грузины некоторые спали, некоторые были не одеты, некоторые молились. Встал царь первым и приказал атаковать. Ударили так сильно, что бежали леки сразу, бросили многие своих коней и укрылись в лесу. Победа была такая яркая, что бой прежнего дня стал похож на игру. Взяли много коней и оружия, а скот вернули своим владельцам. И вернулся царь победителем в город Тбилиси [С. 144–145].
После этого пришло полностью конное войско леков и напало на Мухрани. Многое увезли из Саамилахоро, взяли одну башню Амилахора. Стоял в башне род Карумидзе, убили [леки] сахлтухуцеса Амилахора – Карума. Пришли потом к крепости Квишхети, принадлежавшей Абашидзе, захватили ее тоже, взяв очень много добычи и пленных, и пришли в Самшвилде. Наградил царевич Абдула-бег главарей леков и оставил лекское войско у себя в Самшвилде [С. 147].
Было собрание в Дагестане, собралось большое войско леков, такое многочисленное, что не было собрано раньше никогда. Собирались спуститься в Кахети. Собрал царь Теймураз войско картлийцев и казах-борчалинцев и пришел в Кахети, соединившись с царем Эрекле и кахетинским войском. Остановились вместе в Бакурцихе. Узнали леки о движении грузин. Приехал один белад с маленьким отрядом на проверку, перешел Мтквари и напал на Шамшадило. Узнали цари, погнались, перекрыли дорогу в конце Шираки. Узнали об этом леки, уехали и перешли в Чар. Пришли цари к Чару, поговорили с чарцами. Чарцы дали слово: «Не пустим в наш край никого из Дагестана и выполним все ваши веления». Вернулись цари вновь в Бакурцихе. Пришла весть, что это лекское войско не посмело спуститься в Кахети и разошлось [С. 160].
Состоялось собрание в Дагестане и захотели переходить в Кахети и также захватить Картли. Услышали об этом цари. Собрал царь Теймураз войско картлийцев и казах-борчалинцев и приехал в Кахети, собралось войско кахетинцев, и встали вместе в Магаро. Услышали об этом соединенном войске леки и не посмели перейти [в Кахети]. После этого поохотились цари в Кахети в хороших местах для охоты, и на равнине Шираки тоже убили много оленей, и вернулся царь Картли обратно. Властвовал царь Кахети, приезжал время от времени в Кахети, так как в основном находился в Тбилиси у отца своего. Распоряжался делами обоих стран и подчинялся отцу своему царю Теймуразу.
Приехал в город султан Какский, которого звали Мамад-хан, вместе с ним приехали чарские кетхуды. Попросили чарцы примирения, и султан этот был посредником. Цари дали чарцам подарков много и потребовали заложников от чарцев и потом отправили этих людей обратно. Пришли они в Чар и услышали там веление царей. Оказалось, что на примирение пошли чарцы из-за страха, потому отказались дать заложников царям, а на самом деле дали слово Дагестану и начали готовить войско, собираясь [напасть] на Картли и Кахети.
Через некоторое время пришел человек и передал царю Эрекле о намерении дагестанцев направиться в поход [на Кахети]. Сообщил об этом отцу своему – царю Теймуразу. Собрали войско в Картли и собирались поехать в Кахети. Приехал царь в Лило, там собрал войско картлийцев и казах-борчалинцев, переехал потом в Хашми и отсюда наблюдал за ситуацией в Дагестане. Прошло некоторое время, и войско Дагестана не перешло [хребет]. Думали грузины, что они не перейдут, раз не перешли в прежний раз, когда стояли грузины в Магаро. Но на сей раз леки сделали обманный маневр и напали на Тушети. Поехал на помощь тушинцам царь Эрекле, но вернулись леки обратно в Дагестан и вновь захотели пойти на Кахети, но боялись силы войска грузин. Но рассуждали дагестанцы так: «Если мы не перейдем, то перейдут грузины сюда в Дагестан». На это чарцы тоже соглашались и поддерживали дагестанцев. После этих задержек сообщил царь Эрекле отцу своему, царю: «Уезжайте в город, войско леков разошлось». Вернулся царь в город Тбилиси и войско отпустил по домам.
Перешли леки [границу] и рассеялись в разных направлениях, брали добычу и пленных, напали на Сацициано, взяв много [добычи]. В Триалети ограбили большой караван. Вышел царь Теймураз с войском, встал в Айвазоли, что в конце Шулавери, расставив везде караулы. Подьехало то лекское войско, которое ограбило Сацициано и тот ехавший в Арзрум караван. Когда приблизились леки к Марнеули, сообщили об этом царю. Подступил царь к лекам, что стояли в ущелье одной реки. Велел царь окружить леков, началась стрельба, напали картлийцы и уничтожили леков.
После этого пришло другое войско леков, везя они добычу из Сомхити и княжества Орбелианов. Сообщили об этом царю, пошли за ними, пересекли Мтквари, догнали в Нагеби, отобрали добычу, многих леков убили и отрубленные головы положили перед царем. Сообщили о победе кахетинцам и вернулся царь в город победителем [С. 174–176].
Когда узнали леки, что войска Картли и Кахети уехали обратно, собрали вновь войско и перешли в Чар. Все дагестанские белады были собраны там. Сказали царю: «Такое войско из Дагестана не видел никто никогда». Чарцы тоже присоединились с ним, дали провиант и вышли из Чара, начав нападать на Кизики. Пошел на помощь царь Кахети и дважды победил. В тех боях отличился моурави Тамаз. Потери были у леков немалые и вернулись они в Чар. Но войско леков было такое, что из-за этих двух поражений они не испугались. И чарцы не хотели отпустить их, так как боялись [ответных действий]. Сообщил об этом Эрекле отцу своему царю Теймуразу, тот тоже собрал войско в Картли и направился в Кахети. Из этого большого дагестанского войска семитысячная конница напала на Казахи, взяла много добычи и пленных, а пехота стояла в Чаре. Когда царь Картли был в Сагареджо, сообщили ему о нападении на Казахи. Узнав об этом, помчался царь и приехал в Кизики, встретился с Эрекле в Бежанбаги и остановились они в Магаро, где стояло кахетинское войско. Пришла весть: «Войско леков пришло на Иори».
Направились цари с войском Картли и Кахети через Шираки, перекрыли все пути через Иори. Леки отвернулись, спустились и доехали в Дангиз, где Иори и Алазани соединяются. Промчались цари туда без передышки и догнали у Алазани.
Рано утром состоялся бой жестокий, леки атаковали первыми. Грузинский аванград всупил в бой, левый фланг тоже помог, и обратили леков в бегство. Между Алазани и Агри есть одна гора, леки взобрались на нее. Проследили за ними грузины, спустились с лошадей и так продолжили воевать. Эрекле бился на передовой, давал войску надежду и показывал пример храбрости. Убили леков многих, в конце Эрекле силой остановил свое войско от преследования, которое хотело продолжить сражение. Вернулся Эрекле к отцу, который стоял у Алазани. Привезли пленных семьсот и лошадей тысячу пятьсот [С. 177–178].
Побежденное войско леков уехало, некоторые в Каки, некоторые во 
владение Аджи-Чалаба. Какцы и шакинцы из-за страха не оставили у себя эти отряды, и уехали они обратно в Дагестан. Пехота гулхадарцев, которая стояла в Чаре, отправилась тоже в Дагестан. Чарцы обещаниями старались очень, чтобы оставить их у себя, но не смогли остановить [С. 179].
Не бросили леки вражду против Картли и Кахети. Враждовали чарцы, переводили из Дагестана войска, давали приют и беладов, вредили постоянно Картли и Кахети. Захотели вельможи Картли-Кахети войти в Чар. Утвердили царь Теймураз и сын его царь Эрекле это решение, собрали войско картлийцев, кахетинцев, казах-борчалинцев и отправились на Чар. Вызвали гянджийского хана, отпустили племянника Аджи-Чалаба, который был у царей вместе с одной сотней, и взяли цари клятву верности у Аджи-Чалаба. Раз не имели врага никого, кроме Чара, и имели войско хорошее, надеялись завладеть Чаром. 
Приехали в Топ-Карагадж, присоединился к ним и хан гянджинский вместе с карабахским войском. Начали просить чарцы и хотели примирения, но условия примирения у обеих сторон были разные, и не получилось примирения. Аджи-Чалаб тоже захотел примирения, но хотел это только на своих условиях, и не согласились цари на это. Дошли до Алазани, в Падари сделали мост, и передовой отряд перешел через Алазани, встав там в укреплениях. Оказалось, чарцы бросили свои дома полностью. Некоторые были в крепостях, некоторые уехали в страну Аджи-Чалаба. Прислал Аджи-Чалаб своего человека к царям: «Если отстанете от чарцев, то хорошо, если нет, то я тоже вместе с моей страной умру вместе с ними». Обиделись цари на эту угрозу. Передовой отряд во главе с сардалом Ревазом и Тамазом – моурави Кизикским перешел обратно на Алазани, разрушили мост и в тот же день направились на страну Аджи-Чалаба. На следующий день перешли на землю Аджи-Чалаба. На третьий день, в понедельник утром встретились с Аджи-Чалабом. Оказалось, чарцы, все леки прилегающих краев и султан Какский находились с ним, и войско у него было готово. Отряды пехотинцев сидели в засаде, а во главе конницы стоял сам Аджи-Чалаб.
Первыми вступили в бой отряды Сабараташвило и кизикцев во главе с сардалом Ревазом и Тамазом – моурави Кизикским, раз были они передовыми частями грузинского войска. Дал поддержку с правого крыла отряд Амилахора, а [их враги] убежали и нанесли много вреда Аджи-Чалабу, но в это время сидевшая в засаде пехота Аджи-Чалаба вступила в бой и перешла в атаку против левого крыла грузин. В первый же удар леки обратили в бегство войско Арагвского и Ксанского эриставств. За этим войском эриставств стояло гянджинское войско и, увидев это, убежало оно без вступления в бой. Потеряло порядок войско [грузин]. Эрекле стоял на передовой и командовал центром и правой стороной, а царь картлийский стоял за войсками. Старались навести порядок в этой неразберихе, но не смогли наладить, убежало войско, бросили все: жилье, палатки и пожитки. Кто из пехоты не успел перейти через Алазани, попал в плен к лекам.
Вернулись побежденные цари в Магаро и, распустив войско в свои края, поехали они в город Тбилиси. Кроме этого поражения не знали цари Теймураз и Эрекле другого и проиграли на этот раз необдуманно, по причине одного человека – Аджи-Чалаба. После этого события выступили леки, стояли в Казахи и нападали на Картли и Кахети. Уехал царь Эрекле в Кахети, победил леков у Манави с божьей помощью. Пришло другое войско леков, напало на Авчала, увезло скот. Поехал царь в Марткопи, там встретился с сыном своим царем Эрекле. Догнали леков на Иори, победили так, что кроме убитых взяли в плен сто шестьдесять леков, вернулись в город победителями. Напало другое войско леков на Сагурамо, взяло много добычи, но догнали, отобрали все обратно и обратили леков в бегство [С. 181–183].
Собралось в Дагестане войско, перешло большое войско леков в Чар, хотело разорить Картли и Кахети. Собрал войско царь Кахети, приехал в Кизики, сообщил об этом отцу своему. Собрал царь Картли тоже войско картлийцев и казах-борчалинцев, собирался помогать Кахети. Укрепили крепости Картли и Кахетии. Узнав о готовности грузин, передумали леки идти прямо. Разделили свое войско на три части – по тысяче человек. Одна часть напала на Казахи, вторая часть начала разорять княжество Орбелиани, третья часть напала на Сацициано. Разорили [леки эти земли] и взяли добычу. Уехал царь Картли к ним на помощь. Пока царь добрался до Гори, леки направились на Дидгори. Царь приехал в Сурами. Представители рода Кикнадзе из Имерети постоянно нападали на Картли, захотел царь наказать их. Приехали Кикнадзе к царю с подарками и попросил прощения. Отвернулся царь и приехал в город. Когда увидели леки скопление грузин, один сын Шамхала и сын Цадара пришли с тысячным войском к Эрекле и просили примирения. Привез их царь Кахети к царю Картли и примирил с ним тоже. Самих сыновей Шамхала и Цадара оставили в городе, а войско леков во главе с мдивани Эдишером расположили в Борчалу и оказали лекам почести по их достоинству.
Примирились сигнагцы с Аджи-Чалабом, усилился и Пана-хан. Чтобы выяснить положение, цари отправили своих нарочных. Приехал Аджи-Чалаб к Гяндже, разорил всё вокруг, карабагских элов переселил в свое владение. Вернулись наши нарочные вместе с Вартапетом. Пришел Вартапет от Аджи-Чалаба, который хотел примирения. Отправили Кайхосро – моурава Марткопского в Гянджу, чтобы выяснить, кто есть верный царя Картли, а кто – нет.
Вернулся из Гянджи соурави Кайхосро, пришли вместе с ним векил Гянджи, двоюродный брат Пана-хана, карабагские и джаванширские кетхуды, племянник хана Баргушати. Доложили все они: «Эти страны ваши, вы помогли нам против афганцев, заплатим вам немало и нашим войском и другими расходами поможем вам против леков и вместе с вами умрем». Обрадовались цари. Войско леков, которое стояло в Сомхити, отправилось с большой добычей, вышли за ними цари Картли и Кахети, встретились с леками в долине Карая, отобрали добычу и пленили всех в полном составе. Но сын Шамхала выпросил их жизнь, примирил их с царями и этих леков приютил у себя в городе. Цари встретились с третьим войском леков тоже, победили и отобрали добычу. Кто остался в живых, выпросил их вновь сын Шамхала и присоединил со своим войском в Тбилиси.
Вызвали цари к себе старшин Эреванского ханства. Какский Султан прислал своего племянника для примирения. Чарцы тоже через гянджинского хана просили примирения.
Собрали войско картлийцев и кахетинцев, осетин и с этой и той стороны хребта, тушин, пшавов, мохевцев, хевсуров, всех горцев, которые подчинялись царям Картли и Кахети, сына Шамхала вместе с лекским войском. Всех их объединили и отправились царь Теймураз и царь Эрекле в Гянджу. Оттуда хотели разорить Аджи-Чалаба. Вышли из города в январе, у Гатехили-хиди присоединили войско борчалинцев и леков, которые стояли в Борчалу. В Борчалу леков было слишком много, и не захотели цари взять их всех. Выбрали среди них тысячу человек самых отважных и передали в подчинение сыну Шамхала. А остальных леков из Борчалу отправили в свои страны.
Уехали в Казах, на несколько дней остановились там, получили в состав казахское войско, отправились в Шамшадилу, там тоже подали царям войско и провиант, достаточный для всего войска, присоединились к ним также брат гянджинского хана и войско Эревана. Когда приблизились к Гяндже, приехал бегларбег Гянджи Шаверди-хан с подарками. Отправили цари вестников в Карабах к Казум-хану и Пана-хану, вызвали всех ханов Адрибежана. Вызвали из города царевича Паата тоже, но он не подчинился приказу, поэтому арестовали его в городе [С. 189–191].
Узнали цари Грузии об измене ханов Адрибежана и арестовали всех предателей. Пана-хан примирился с царями, но его сын и племянник убежали к Аджи-Чалабу. Аджи-Чалаб подумал, что если всех этих адрибежанских ханов освободит от грузин, все они будут подчиняться ему. Было у него объединенное войско Ширвана–Шемахи, чарцев, Какского султана и свое собственное войско и ждал грузинское войско у себя. Узнав об этом, он сам двинулся навстречу, была «Красная пятница» когда подъехал к Гяндже, а на следующий день встали друг против друга. Произошла битва выше города Гянджа. Было сражение жестокое, сражались с утра до вечера, погибли многие с обеих сторон. Приказал царь Картли эреванскому войску вступить в бой, но эреванцы в первом же столкновении обратились в бегство, столкнулись с другими отрядами, которые стояли за ними, и началась неразбериха. Не смогли цари сохранить порядок и позицию и проиграли грузины, убежали некоторые в сторону Сигнаги, некоторые – в сторону Эревана, некоторые – сразу в сторону Тбилиси.
После этого поражения перешли эли и казах-борчалинцы на сторону Аджи-Чалаба и начали нападать на Картли. Дали дорогу казахцы лекам тоже и нападали на Сабараташвило и окрестностях Тбилиси [С. 194].
Хотели отомстить Аджи-Чалабу цари. Отправили Зураба Зедгенидзе в Черкесию. Женили цари сына Шамхала, сделали свадьбу сами. Обещал сын Шамхала привезти войско и отправился в Дагестан для этого [С. 196].
Войска Казаха, Борчалу и Байдара вместе с леками нападали и грабили Сомхити и Сабараташвило. В этом крае не оставили целых зданий кроме крепостей Самшвилде, Квеши, Биртвиси и Цихе-Кваби. Увезли весь запас хлеба, а также начали нападать на Джавахети и Карс. Перешли на службу к Аджи-Чалабу вместе с ними и эли Демурчиасанли [С. 197].
Перешел из Дагестана белад Зубейдала с полуторатысячной конницей леков, встал в Верхней Картли и ограбил многие места. Взял он крепости и немало добычи, осадил крепость Тигва. Десять дней стояла оборона хорошо, помогли защитникам крепости Шах-Кули-хан и Джимшер Эристави. Ночью [они] вошли в крепость и начали стрелять в сторону леков. Когда узнали леки об укреплении [гарнизона] крепости, ушли оттуда. Поехали эти леки в сторону ущелья Патара Лиахви и начали разорять и грабить. Шах-Кули-хан, Мухранбатони, Джимшер Арагвский эристави и Амириндо Амилахвари с войском картлинцев и черкесов пошли в погоню за леками. Встретились с ними в конце Кулбити, победили леков, преследовали их до горы Орбодэли, вернулись обратно картлийцы и черкесы в Хвити с трофеями. Убежали леки оттуда и прибыли в Цалка на Триалети, где было у них собрано много добычи. Перешли оттуда в Джавахети, взяли крепость Питарети, взяли из тамошнего монастыря скот и пленных.
Приехали сын Аджи-Чалаба и Шаверди-хан Гянджийский в Казахи, присоединились к ним войска Казаха, Борчалу и Демурчиасанли. Собирались все вместе нападать на Картли.
Пришло к царю Эрекле войско черкесов, отвез он их и расположил в Мухрани, отправил Иесэ Мачабели в Большую Черкесию за дополнительным войском. Пришли к Эрекле Мухранбатони, Шах-Кули-хан и Джимшер Эристави с черкесами, которые приехали в Картли в самом начале. Уехал Эрекле в Саамилахоро и собрал еще войско Верхней Картли и эриставств.
Двинулись сын Аджи-Чалаба – Агакиши и хан гянджинский из Казаха в Байдар. Привез Эрекле войска черкесов и картлийцев в Дигоми. В Тбилиси приехало и войско кахетинцев. Раз узнал сын Аджи-Чалаба о готовности грузин, прислал в Тбилиси Коджа-хана и Аджи-Прина, хотел начать переговоры о примирении, но не захотели цари мира, раз противник стоял уже в Картли и был грех отпустить их без войны. Раз узнали о готовности грузин, кизилбаши вернулись из Байдара обратно в Казах.
Появились леки в Храмском ущелье, окружили Мугутские пещеры. Димитри эшикагабаши с картлийцами и кахетинцами подъехал со стороны Цраути, сразились с леками в селении и победили.
Двинулись цари Картли и Кахети в сторону Казаха, где стояли сын Аджи-Чалаба и хан гянджинский. Когда перешли Гатехили-хиди, столкнулись с леками и победили.
Когда противник узнал о движении войск Картли и Кахети, из Казаха вернулся назад в сторону Гянджи. Цари оставили в Казахе пехоту и обоз, взял с собой Эрекле только конницу картли-кахетинцев, войско черкесов и войско кизикцев и помчался за противником. Догнали сына Аджи-Чалаба на границе Казаха и Шамшадило и столкнулись [в сражении]. Сначала стояли кизилбаши крепко, но не выдержали натиска грузин и черкесов и убежали. Преследовали кизилбашей до гянджинского минарета [С. 199–201].
Узнал сын Аджи-Чалаба, что распустили цари войска Картли и Кахети, присоединил к себе войско чарцев и ширванцев. Присоединился к ним и хан Ганджинский и напали они на Казахи. Пришел туда и хан Карабагский. Казахцы стояли в крепостях, но начали брать эти крепости, грабить и разорять.
Собрал царь Картли войско Сомхит-Сабараташвило во главе Димитри эшикагабаши и Иоанэ мдиванбеги, отряд горожан Тбилиси, отряд горцев, который в то время стояли в городе, Баман-хана со своим племенем, отряды Борчалу и Демурчиасанли, назначил командующим этого войска Константине Мухранбатони и отправил в Казах. Узнав о приближении грузин, сын Аджи-Чалаба оставил Казахи и уехал. Царь Картли попросил у царя Кахети войско кизикцев. Кизикцы напали на Шамшадило, убили многих и разорили, на обратной дороге столкнулись с леками, победили их и отобрали всю добычу [С. 204–205].
Предали царей Баман-хан и сын Ксанского эристава – Зураб и со своими верными людьми убежали в Гянджу. Хан Гянджинский отправил обоих к Аджи-Чалабу. Обрадовался Аджи-Чалаб и наградил обоих. Обещали ему Баман-хан и Зураб покорить Картли. Поверил Аджи-Чалаб и начал собирать войско и готовиться к войне.
Разделил он на две части войско, в Картли отправил Баман-хана, в Кахети – Зураба, сына Ксанского эристава. Были в этом войске чарцы, шаки-ширванцы, гянджа-карабагцы, также люди из Баргушатского и Сигнагского ханств. Но в это время восстали против Аджи-Чалаба хан Шемахи и хан Кубы, победили они в итоге Аджи-Чалаба и хана Гянджи. Вернулись они побежденные в Гянджу. Не состоялся из-за этого поход на Картли и Кахети [С. 207–208]. 
Перешло из Дагестана большое войско, напало на Бамбаки, захватило крепости, пленило и уничтожило многих, взяло много добычи и пленных. Потом напало на край Карс, там тоже ограбило много мест, и никто не был в силах противостоять лекам. Потом пришли к Гогчи, взяли крепость и разорили всё. Оттуда часть леков перешла в Эреванское ханство, а часть начала нападать на окрестности Тбилиси. Собрали войско царь Картли Теймураз и царь Кахети Эрекле. Вышли из города и расположили войско в Марабда, где состоялось сражение. Цари сражались на передовой и победили леков. Сбежавшие леки разделились на две части – одна часть ушла в сторону Биртвиси, а другая – к горе Йаглуджа. В сторону Биртвиси пошли в погоню сами цари, догнали леков в одном узком ущелье и победили там. А в сторону Йаглуджа помчался Константинэ Мухранбатони вместе с картлийскими князями, догнал и победил так, что мало кто из леков остался в живых. Вернулись цари и Мухранбатони в Марабда и оттуда обратно в Тбилиси [С. 209–210].
Пришло войско леков в Сомхити, ночью тайно вошло в крепость Самцевриси, взяло и разорило одну часть крепости, другая смогла выдержать [штурм] и дала бой. После этого окружили леки крепость Мчхиквта, развели огонь вокруг крепости и сожгли в башне всех, кто собрался там – жителей Сабараташвило. Леки с добычей из этих двух крепостей остановились в крепости Питарети. Собирались цари сражаться там с леками. Леки узнали об этом, поэтому через Сомхити перешли в Ахпати, а оттуда через Казахи уехали в Гянджу [С. 211].
Азат-хан из Испахана отправил в Картли Иоанэ и Заала Орбелиани, которые были всё это время у него в Иране. Прислал Азат-хан в знак дружбы много золота и серебра царям, а также подарков множество для патриарха и сановников Картли и Кахети. Распространились слухи, что из Ирана большая казна идет в сторону Картли. Но на самом деле казна была не такая огромная, как говорили. Пришли три войска леков, чтобы завладеть этой казной. Одно войско леков отправилось в Эреван, второе – в Сомхити, а третье – в сторону Верхней Картли. Сообщили об этом царям. Отправил сразу же Теймураз гонца в Эреван, написал письмо Иоанэ и Заалу: «Задержитесь там, эти отряды леков идут за вами, не действуйте до нашего приказа». Войско леков, которое пошло на Эреван, разорило Садраги, взяло много добычи и пленных, через Казахи уехало обратно [С. 212].
Пришли цари с войском картлийцев и кахетинев в Шида Картли, отправили оттуда гонца к Иоанэ и Заалу: «Двигайтесь через страну урумов и приезжайте в Шида Картли и там встретимся», поскольку Сомхит-Сабараташвило было разорено и полно врагами. Вместе с Орбелианами и казной шел караван из Испахана, поэтому для охраны взяли отряд демурчиасанли. Двинулись из Эревана и пришли в Ахалкалаки, встретились там урумы с почетом, потом через ущелье Мтквари приехали в Квишхети. Поскольку Николоз Абашидзе – владелец Квишхети был зятем Иоана Орбелиани, встретили его хорошо и обрадовались очень, потом двинулись дальше и пришли в Гори. В это время леки разрушили мост [Тинис-хиди] через Мтквари и окружили крепость Дирби, поэтому Орбелианов и почетных людей Азат-хана привезли в Цхинвали, где стояли цари с войском и готовились сражаться с леками. Встретились в Цхинвали с пришедшими, передали от Азат-хана подарки и радовались все приятной встрече [С. 213].

[Походы Мухаммад-нуцала Аварского: 1754–57 гг.]

Потом гостей от Азат-хана перевели в Гори, а сами цари с войском направились в Дирби. Было сражение жестокое, леки дали сильный бой, убили нескольких князей, но не смогли выдержать атаку грузин и убежали, оставляя на поле немало погибших. Уехали леки и пришли в крепость Цалка. Дирбцы спаслись, а были они в тяжелом состоянии из-за леков, но выдержали потому, что в окруженную леками крепость пробрался Иоанэ Херхеулидзе и придал им сил до прихода царей.
После этого события пришла весть из Кахети: «Властитель Хундзаха с большим войском стоит на хребте над Шилда, хочет напасть на Кахети, угрожает, что покорит Картли и Кахети. И войско у него такое, что до сих пор такое войско леков в Картли и Кахети никто не видел». Озаботились цари и все сановники картлийские и кахетинские. Царь Картли остался в Картли со своим войском, а Царь Кахети уехал спасать Кахети. Договорились они так: «Если в Картли понадобится помощь, кахетинцы помогут, если в Кахети станет плохо – картлийцы придут на помощь. А в том случае, если они будут в силе действовать самостоятельно, то кахетинцы защитят Кахети, а картлийцы – Картли». Приехал царь Эрекле в Телави. Властитель Хундзахи стоял по-прежнему над Шилдой, и каждый день его войско пополнялось новыми силами из Дагестана.
Всё население Кахети отправил Эрекле в крепости, начал собирать войско Кахети в Телави. И в Картли начали отправлять население в крепости. Чарцы, султан Какский, Аджи-Чалаб, ширванцы, Пана-хан, хан гянджинский, все дали слово властителю Хундзаха, если тот победит царей Картли и Кахети, то они тоже нападут на Картли и Кахети и начнут разорять и уничтожать. Но трудно было сказать – хотели ли они эту страну завоевать или только забрать добычу? Цари отправили нарочного своего в Черкесию, обещали черкесам награду и пригласили войско. Позвали также войско осетин и горцев. 
В это время войско леков, которое стояло в Цалка, напало на Сацициано, ограбило и добычу отвезло в Цалка. Шида Картли оказался в тяжелом состоянии. Теймураз старался ответить, но картлийцы не всегда могли догнать леков.
В это время перешел властитель Хундзаха в Кахети. Написал царь Кахети отцу своему: «Войско леков пришло в Кахети, пора Вам идти на помощь в Кахети». Сардали Реваз с войском Сабараташвило стоял в Табахмела, позвали его тоже присоединиться. Двинулся царь Картли в сторону Кахети. Спустился властитель Хундзаха на ту сторону реки Алазани, сжег некоторые места. Перешел к Алазани и сжег Руиспири, сжег Ахмета, пришел в Гагнакори. Царь Картлийский находился еще в Картли, а только с кахетинским войском Эрекле не в силе был воевать, поскольку войско властителя леков было огромное. Бросил властитель Хундзаха Кахети и перешел в Картли. Сообщил Эрекле Теймуразу: «Войско леков двинулось на Картли, ты укрепляй свою сторону, я тоже следую за ними». 
Перешел и сам Эрекле в Картли с конницей и пехотой кахетинцев. Властитель Хундзаха в Картли разделил свое войско на четыре части. Вошли в Арагвское Эриставство, сожгли, ограбили. До Ананури разорили всё, пришли в Душети, сожгли дворец эристава Арагвского, осквернили монастырь, остановились пока в Душети с большой добычей. Приехал царь Картлийский с войском в Ахалгори и ждал сына своего. Уже в августе властитель Хундзаха оставил Душети, перешел и окружил крепость Мчадиджвари, которая в свое время была построена Константином Мухранбатони. Остановился сам властитель около крепости, построил укрепление, поставил там палатку. Штурмовали леки крепость днем и ночью, но внутри держались грузины здорово, убивали они тоже леков и их не покидала надежда [на победу], поскольку присылал постоянно Мухранбатони в крепость людей и боеприпасы, обнадеживал их и обещал награду. Приехал царь Кахетинский в Душети, сообщил об этом отцу своему. Оставил царь Картлийский в Ахалгори патриарха Антона и мдиван-бега Иоанэ Орбелиани, а сам приехал в Душети встретиться с сыном своим. 
Решили [они] дать бой. Поехал Эрекле с верхней стороны, осмотрел войска леков со стороны гор, чтобы оценить положение противника. Раз был он долго в Иране и Индии в войске Надир-шаха, был у него опыт и лучше чем он, никто не умел оценить преимушество войск противника. Увидев все войско леков в полном составе, понял Эрекле, что было их больше, чем войска картлийцев и кахетинцев. 
Властитель Хундзаха был правителем одного края Дагестана, но раз стало известно о его походе на Картли и Кахети, присоединились к ним и другие белады и владетели других краев Дагестана. Поэтому войско было у него как у настоящего хана великой страны. Были озабочены картлийцы и кахетинцы из-за многочисленности врага, но также понимали, что без войны невозможно было обойтись. И в крепости Мчадиджвари положение становилось труднее, сообщали из крепости: «Если не поможете нам, силы наши на исходе». Были цари в ожидании войск от черкесов и горцев, но они тоже не пришли. Поэтому решили дать бой на следующий день. Двинулись цари из Душети, перешли в сторону Чилурти, спустились вниз. Увидели, что войско леков было уже у стен крепости,и крепость вот-вот была готова сдаться.
Разузнали внутри крепости о появлении грузин, осмелели и продолжили воевать. Разделили цари войско на две части – картлийцы и кахетинцы отдельно. Расположили пехоту тоже на две части соответственно, артилерию расположили 
так, чтобы она охраняла пехоту. Вышли леки тоже на поле боя. Начали атаку леки, их пехота пошла на пехоту грузин, а их конница – на конницу грузин, но оказалось, конница леков была разделена на три части, и они окружили грузин со всех сторон. Заметив малочисленность грузин, леки храбро вступились в атаку. Начался бой жестокий, сначала взяла преимущество лекская пехота.
Приказал царь Эрекле спуститься с лошадей. Прокричал он войску: «Сегодня есть день отважности и любви к вере!». Спустились с лошадей картлийцы и кахетинцы. Началась стрельба такая, что от дыма не видно было ни человека. Эрекле был везде, приободрял и обещал награды всем. Начали стрелять из пушек, вступили в атаку храбро картлийцы и кахетинцы, заставили одну часть леков убежать. Эта часть столкнулась с другой частью леков и началась неразбериха. Убежали все, и пошел Эрекле в погоню, преследовали до Арагви. Лошади и оружие противника остались у грузин.
Сражались в тот день отважно Константинэ Мухранбатони, сардали Реваз Орбелиани, эристави Давит Ксанский, эристави Джимшер Арагвский, Амириндо Амилахвари, Александре Цицишвили. Сражались и крестьяне не хуже князей. Моурави Кизикский, прежний и нынешний, оба воевали храбро. 
У властителя Хундзаха убили дядю и двоюродного брата, потерял он палатку и весь багаж, который взял из Дагестана. Положили победившие перед царями пятьсот отрубленных голов леков. Наградили цари всех воинов щедро. Уехал властитель Хундзаха в Дагестан побежденный.
Только после всех этих событий приехало с опозданием войско черкесов, калмухов, джиков, кистов, глигвов, ногайцев и осетин. Были они служители разных верований, и мусульмане, но большей частью язычники. Ели они пищу нечистую, вели себя безобразно, некоторые красивые и видные, но некоторые страшного облика и голые, не было на них волос и бороды. Привел это войско Джимшер Эристави и расположили их в Дидубе и дали им провиант. 
После этих событий стояли цари с войском в Табахмела, поскольку то лекское войско, которое разоряло Шида Картли, стояло по-прежнему в Триалети в крепости Цалка. Пришло другое войско леков, вошло в Джавахети, там взяло одну крепость, взяло много добычи и привезло ее тоже в Цалку [С. 214–219].
Прислал письмо паша Ахалцихский царю Картли: «Леки разоряют и грабят мою страну, мы услышали о деяниях ваших сабель, помогите нам». Войско, которое стояло в Табахмела, было сторожевое, чтобы встретить леков, если они пойдут обратно в сторону Дагестана. Из-за этого цари взяли то войско чужеземцев, собрали также другое войско картлийцев и кахетинцев и двинулись все вместе в сторону Цалка. Когда вошли они на гору Бедени, леки узнали о приближении грузин. Леки взяли свою добычу и ночью перешли в Дманиси, оттуда через Ташири перешли в Ахпатское ущелье. Узнали об этом цари, развернулись и пошли в Нахидури. Оттуда отправили людей в Казах и Борчалу, хотели перекрыть дороги. Распространился слух, что у царя Картли много войск, в том числе чужеземных и озаботились из-за этого все соседи. Татары картлийские сообщили об этом стоявшим в Ахпати лекам. Были эти татары на самом деле подданными Картли, но из-за веры предали грузин и перешли на сторону леков. Узнав об этом, леки двинулись в сторону Гянджи.
Цари тоже отправились в сторону Мтквари и остановились в Сакалтутани, через несколько дней вернулись обратно в Тбилиси. Расположили эти войска часть в Дигоми, часть у реки Вере. Сказали командиры этих чужеземных войск царям: «Или покажите нам врага и дайте нам возможность воевать или отпустите нас в наши страны». У Картли было вокруг врагов много, но страна была бедная, и не было возможности содержать эти войска. Приказали цари отпустить эти войска. Заплатили командирам и всем войскам как было положено. Осетинам, которые были поданными царя, возобновили постоянную оплату и отправили всех. Дали слово они: «Как только будет нужно, придем к вам и умрем на вашей службе» [С. 220–221].
Пришел Баман-хан в Казах с лекским войском, были с ним шесть беладов из Дагестана, которым обещано было много добычи и пленных. 
Хотел Баман-хан забрать свою жену и детей, которые были в Картли. Жена его была сестра Давита, Ксанского эристава. Когда Баман-хан предал царя Картлийского, отобрал Давит его семью – сестру свою и племянников и не отдавал ему более. В своё время женился Баман-хан на ней с помощью Надир-Шаха, когда семейство Ксанских эриставов было в плену у шаха Ирана. Отправили цари сардала Реваза и эшикагабаши Сулхана против Баман-хана, пришли они в Байдар. Отправил тогда Баман-хан своего человека к царям с просьбой: «Верните мне жену и детей, обещайте помиловать, и я поступлю вновь на вашу службу». Отправил царь Картлийский Реваза Амилахори и Кайхосро Марткопского моурави в крепость Агджакала. Баман-хан с леками стоял у сомхитского мелика. Встретились с Баман-ханом и сказали свое слово. Попросили леки заложника у грузин для того, чтобы прийти в Агджакала безопасно и услышать приказ царя. Отправили в заложники к лекам Шиоша Аргутасшвили. Оставили леки заложника у себя, и пришли в Агджакала пять лекских беладов: Зубейдала, Амир-хан, Амир и еще двое, встретились с сардали Ревазом и моурави Кайхосро. Другие об этом не знали, но сардали Реваз и моурави Кайхосро имели приказ от царя, что они должны арестовать и Баман-хана, и лекских беладов, хотя Баман-хан не доверял до конца и не приехал.
Кайхосро Моурави приказал арестовать их. Взяли в плен пять этих лекских беладов, отобрали оружие. Леки думали, что примирение началось, и поэтому много леков приехали в Борчалу за хлебом. Напало на них войско картлийцев и борчалинцев и убило многих. Доложили об этом царям. Пришел Эрекле в Борчалу, встретился с сардали Ревазом и моурави Кайхосро в Цаласкури, отблагодарил и дал много благ сардалу и моураву. Отправили лекских беладов в Тбилиси к Теймуразу. Одного белада сбросили с авлабарской скалы, а остальным отрубили головы. Уехал царь Кахети вновь в Борчалу, Баман-хан с лекским войском стоял в лесу в Сомхити, положили борчалинцы перед царем отрубленные головы леков. Разузнав, что приехал Эрекле с войском, Баман-хан и леки убежали в Гянджу. Шиоша Аргутасшвили, который был у них в 
заложниках, убили по дороге. Стоял царь Эрекле в Борчалу несколько дней и вернулся потом в Тбилиси.
Через некоторое время вновь пришло войско леков из Гянджи и остановилось в Сомхити, начало нападать по дорогам на караваны. Дали войско эшикагабаши Димитрию Орбелиани и отправили против леков. Эти леки уехали, вошли на Джавахетские горы и перекрыли там дороги [С. 223–225].
Враждовали леки постоянно против Картли и Кахети, зимой и летом нападали и разоряли. Не в состоянии были цари содержать войско постоянно, и нередко не было никого, кто дал бы ответ лекам. Поэтому собрали в Картли и Кахети тысячу человек хороших воинов, назначили им плату и держали их постоянно в Тбилиси, чтобы это войско помогло при нападении леков. В случае нападения большого войска противника, если этого войска не хватало, цари собирали и другие войска тоже.
Отправили то тысячное войско в Байдар, командирами-сотниками его были Николоз Амилахоришвили, Заза Амиреджиби, Теймураз Цицишвили и Мамука Тархнишвили, а также Реваз Иотамисшвили, который был узбашом Сабараташвило, а также князя кахетинские.
После этого захотел властитель Хундзаха враждовать и нападать на Картли и Кахети. Перекрыл дороги Йалбуза и не выпускал из Дагестана никого никуда. Обещал лекам Дагестана: «Следите все за мной, покорю Картли и Кахети, и вы найдете столько пленных, что их будет хватать даже вашим внукам». Старался он отомстить за Мчадиджвари. Собрал войско в Дагестане, Шамхал и Сурхави со своими войсками тоже были с ним. Взял он войско у всех леков обеих сторон хребта [С. 226].
Уехал Эрекле в Кахети, начал собирать кахетинское войско в Телави, всему населению велел войти в крепости. Завезли в крепости пищу на четыре месяца, укрепили крепости оружием и стрелками, отправил Вахтанга царевича в Пшави и призвал войско оттуда тоже. Царь Карлийский Теймураз уехал в Шида Картли, начал в Гори собирать войско картлинцев, призвал воевать всех, кто мог держать оружие в руках. Приехал с этим войском в Ахалгори, присоединился к ним Ксанский эристави со своим войском, пришел сардали Реваз с войском Сабараташвило. Пришел царь в Ананури и ждал там сообщения от сына своего царя Эрекле.
Пришел властитель Хундзаха с большим войском, остановился на хребте над Кварели, оттуда отправил сына Шамхала Габаг-бега к чарцам и призвал чарцев к себе. Также отправил человека к сыну Аджи-Чалаба, Какскому султану, гянджинскому хану и просил всех прийти на помощь. Все они были врагами Картли и Кахети. Сын Аджи-Чалаба сам пришел с войском, чарцы, Какский султан, гянджинский хан все пришли с войском к властителю Хундзаха и все вместе двинулись на Кахети. Прислал царь Кахети [Эрекле] мейтара Иоанэ к отцу своему: «Подошло для вас время прийти на помощь». Отправился царь Теймураз с картлийским войском из Ананури в Кахети. Встретились они в Телави, начали готовиться для войны с леками. 
Пришло это войско леков, осадило Кварельскую крепость. Жителей Сагареджо и Марткопи отправили в Тбилиси для убежища, также из жителей Шида Картли и Мухрани некоторые вошли в ущелья эриставств, а некоторые – в крепости, поскольку были везде страх и опасность. Отправили Рамаза Андроникашвили в Черкесию за войском, но пришел лишь маленький отряд черкесов, осетин и калмыков. Был также в распоряжении Эрекле другой маленький отряд черкесов во главе с черкесским сановником, который являлся тестем царевича Георгия. Царь Картли тоже отправил Иасе Мачабели в Черкессию за войском, но вернулся он в Телави с пустыми руками. Ответ от черкесов был такой: «Весь Дагестан пошел на вас, и мы воевать против них не можем».
В ту пору Пана-хан Карабагский ущемлял своего соседа – Сигнагское ханство. Не смогли выдержать этот натиск местные армяне. Один мелик сигнагский Усуп-бег со своими людьми в количестве ста дымов пришел в Картли к царям. Расположили этих людей в Тбилиси, а самого мелика вызвали в Кахети. Уехал Усуп-бег со своим отрядом в Кахети к царям, и приняли они его с почетом.
Появилась конница леков в количестве пятисот человек в Картли. Леки полагали: «Все войска грузин собраны в Кахети. Из-за этого похода леков цари отправят часть войск на помощь к картлийцам и в результате этого легче будет нам победить в Кахети. А если не отправят в Картли никого – то возьмем мы еще больше добычу». Цари не отправили за этим лекским отрядом никого.
Пошел этот отряд, увез скот села Авчала, вошел в ущелье Армази в сторону сел Кавтисхеви и Хандаки. В тех местах, что нашли за пределами крепостей, все ограбили, взяли добычу и вошли в горы над Атени. Потом оттуда начали грабить окрестности Гори.
Напали чарцы на Кизики, но кизикцы победили их. Осадили леки Кварельскую крепость. Шел бой днем и ночью. Храбро воевали защитники крепости, но леки вокруг крепости построили такие высокие осадные сооружения, что оттуда они стреляли из ружья прямо в крепость. А в остальном цари всячески помогали защитникам крепости. Каждый день отправляли в крепость боеприпасы и воинов. Хотели цари дать прямой бой лекам, но не решались на этот шаг, поскольку у них было недостаточно сил против слишком большого войска леков. Поэтому цари решили: «Необходимо усилить Кварельскую крепость, потому что, если леки возмут крепость, весь левый берег реки [Алазани] останется у них в руках и потом леки легко смогут забрать всю Кахети, а потом трудно будет удержать ослабленную Картли тоже». Это была главная забота царей. Обещали цари тем, кто войдет в крепость Кварели на помощь, князьям дадим награду сответствующую, дворянам – четыре тумана и два дыма крепостных, а крестьян освободим. Изъявили желание некоторые князья, дворяне и крестьяне картлийские и кахетинские, а также сто тридцать кизикцев. 
Этому большому отряду дали много боеприпасов и пешком направили в крепость. Выехали из Кизики, перешли Алазани, подъехали ночью, надеясь на одну храбрость и свои сабли. Вокруг Кварели со стороны Гавази стояли чарцы, султан Какский со своим войском и сын Аджи-Чалаба с шакским и ширванским войсками, а с верхней стороны стояли властитель Хундзаха, Шамхал и Сурхави с дагестанскими войсками. Узнали о приближении грузин леки, но картлийцы и кахетинцы с помощью своей отваги ворвались в крепость и присоединились к защитникам крепости. Усилился [гарнизон] крепости очень и начали защитники воевать с новой силой.
В это же время выбрал царь Кахети среди кизикцев самых храбрых и сильных и велел им напасть на Чар. Перешли они за Алазани, взяли скот многочисленный и немного пленных и привезли все это в Кизики к царю. Узнали об этом чарцы, пожалели, начали уговаривать властителя Хундзаха: «Мы здесь тратим время на одну крепость, а в это время царь Кахетии разоряет наши дома». Ответил властитель Хундзаха: «Вот возьму эту крепость, вся Кахети окажется у меня, и расплачусь за ваши усилия». 
Отправил царь Эрекле еще раз войско картлийцев и кахетинцев на Чар. Узнали об этом чарцы и повернули из Кварели в сторону Чара. Вернулись обратно в Кизики Иасэ моурави Кисикский, Сулхан эшикагабаши и Кайхосро моурави Марткопский. Из-за этого началась ссора между чарцами и дагестанскими леками. Говорили чарцы: «В крепость недавно вошел большой отряд грузин, после этого мы крепость не сможем взять. Нашу страну разоряют картлийцы и кахетинцы, а мы сидим и бездействуем здесь». Из-за этого началась между ними драка и даже были убитые и раненные. Обиделись чарцы и уехали в свой край, уехали за ними отряды Какского султана и сына Аджи-Чалаба. В войске дагестанцев тоже начались разговоры. Взял Сурхави и уехал тоже с войском в свою страну. 
После этого властитель Хундзаха направился на Картли, разорил Сагареджо, перешел на Мтквари. Был октябрь, эли только что вернулись из горных пастбищ. Разделилось это войско леков на пять частей. Одно войско пришло в Агджакала, перекрыло междуречье рек Кциа и Дебеда. Сам властитель Хундзаха пошел на Байдар, осадил крепость Байдар, стояли внутри сыновья султана Байдара. Стреляли из крепости, убили леков многих и не сдали крепость. Так мужественно защищались, что было удивительно такое от двух сотен защитников крепости. Стоял до вечера властитель Хундзаха у крепости и потом уехал в сторону Борчалу. Ограбили леки стоянки племен Демурчиасанли, а также борчалинские селения на той стороне реки Дебеда, взяли много добычи, скота, овец и лошадей. Провели ту ночь леки у алачухских татар, а добычи было у них столько, что не могли увезти. Борчалинские эли вошли в крепость Агджакала и тем спаслись от леков. Леки с этой большой добычей и пленными вошли в Ахпатское ущелье, отправили гонцов своих и потребовали выкуп. Потом уехало это войско в Бамбак, разделило между собой добычу. 
Властитель Хундзаха и Шамхал уехали в Гянджу и оттуда в свою страну. Остальные войска Дагестана остались в Бамбаки, в Каракилиса. Оставили добычу там, сами направились в Эреванское ханство. Ограбили его, потом напали на Карсский край. Взяли там добычу и пленных много и перешли оттуда в Джавахети. Разорили Баралети, взяли добычу и принесли в Бамбаки. Никого не было, кто мог бы противостоять лекам.
Вернулись цари из Кахети в Тбилиси, вышло из крепостей население Картли и Кахети, вернулись все в свои села. Дали оплату войскам черкесов и осетин и отправили их тоже домой. Наградили тех князей, дворян и крестьян картлийских и кахетинских, которые вошли в крепость Кварели, дали им вотчины, должности и наличные деньги.
После этого рассеялись отряды леков в разные стороны и нападали на окрестности Тбилиси, грабили сады и мельницы. Картлийцы реагировали на одно нападение, но в это время на другие места нападали прочие отряды леков, и все равно брали добычу. Дали цари войско картлийцев Константину Мухранбатони и войско кахетинцев Сулхану эшикагабаши и поручили дать отпор врагу. Остановились эти войска в Кулари, который расположен около Байдара, взяли провиант для войска у борчалинцев. Увидев эти войска, леки вошли в леса Сомхити и Сабараташвило и оттуда продолжали грабить окрестные села города [Тбилиси], а добычу хранили в недоступных скалах. Напали ночью на крепость Эртиси, с помощью лестниц вошли в крепость, увезли добычу и пленных в лесу около Биртвиси. Доложили об этом царям, отправили они стрелков из Сабараташвило, напали ночью, убили леков, отобрали добычу и пленных и привезли их в город [С. 227–233].
Напали с лестницами леки на крепость Самцевриси, часть оборонялись в бащнях, часть убежали в крепость Болниси. 
Пришла еще другая конница леков, оставила лошадей в лесу, напала с лестницами на крепость Болниси и вошла в крепость. Тогда управляющим крепости был назначен Давит Иотамисшвили. Вошли защитники крепости в башни, женщин и детей укрыли в соборе. Начали стрелять, убили много леков у стен крепости, но не смогли остановить леков. Леки стояли в домах внутри крепости, а защитники в башнях и воевали так целые сутки. Отличились тогда дворяне и крестьяне Орбелианов. Сообщили об этом Мухранбатони. Когда он приехал в Чопала, узнал, что леки оставили крепость, выбрал отряд для обороны крепости и отправил в Болниси, а сам вернулся в Кулари. Сообщили об этом царю, и наградил он Давита Иотамисшвили и Парсаданисшвили [С. 234]. 
Дороги стали столь опасны, что невозможно было проехать. Ни со стороны Шида Картли, ни со стороны Ахалцихе не пускали караваны в город. В Тбилиси наступила нехватка пищи. Вышел царь с картлийским войском в сторону Мцхета, призвал войска эриставств, заставил врага освободить дороги. Вошло в город [продовольствие] хлеб, вино, провиант и всякое. В это время царь Эрекле с кахетинским войском приехал в Байдар, встретился с Константином Мухранбатони и Каихосро эшикагабаши, остановились в Кулари. Вызвали туда ханов и кетхуд Казаха и Борчалу. Пришли они со своими людьми, привезли провиант для войск. Оттуда приехал царь в Сакалтутани, оттуда распорядился делами Казаха и Борчалу и отпустил ханов в свои края. Освободились дороги с этих сторон тоже, и вошло в город много провианта.
Вернулся царь Эрекле в город, а царь Теймураз находился еще в Мцхета. Пришло ночью войско леков в Кумиси, с помощью лестниц перешло в крепость, вывело оттуда пленных и добычу и отвезло в лес. В ту же ночь узнал Эрекле об этом, направился сразу за леками, догнал в лесу Самгерети, отобрал всю добычу и пленных, убил леков некоторых и вернулся в город.
После этого напали чарцы на Авлабари, увезли из садов много скота и овец. Доложили Эрекле об этом, и он сразу пошел за ними. Увидев Эрекле, леки бросили скот и убежали, догнал их моурави Кизикский Тамаз, убил их белада и начал сокрушать, но попала пуля в него тоже. Привезли раненного моурава, сказал доброе слово ему Эрекле, и все хвалили его храбрость [С. 235–236].
После этого пришла лекская пехота. Осадили леки возле Ничбиси крепость Гиви Цицишвили, взяли крепость, ограбили, взяли в плен семейства Гиви Цицишвили и его двоюродного брата и увезли в Карая. Пошел в погоню царь Эрекле с кахетинским войском, искал их, но успели леки перейти в Чар. В долине Карая столкнулись кахетинцы с другим войском леков, которое также везло добычу, победили леков и отобрали всех пленных. Вернулся царь Эрекле в город победителем.
Напала конница леков на села Сатархно, ограбила. Догнал их царь Теймураз в Дидгори, убил многих леков, добычу и пленных вернул обратно [С. 239].
Вышла трехтысячная конница леков. Некоторые напали на край Ахалцихе и начали грабить, а другие рассеялись по краям Картли и были постоянно нападения и похищения. Царь Эрекле пошел в Картли на помощь. Цари столкнулись с лекской конницей у Ничбиси, победили, убили несколько лекских беладов. Пришли оттуда в Гори, там еще пополнили войско картлийскими отрядами. Был июль, приехали в Ахалдаба. В ту же ночь лекская конница напала на крепость Каралети, перешла стены и захватила много пленных и добычу. Узнали цари об этом и рано утром пошли за леками, которые узнав об этом, двинулись в сторону гор Сацициано. Догнала грузинская конница [леков] у села Скра, отобрала всю добычу и пленных. Отличился тогда сын кизикского моурава Закариа, подал он царям головы и лошадей леков. Перешли цари в Дирби, там тоже увезли леки людей и скот из полей. Догнали картлийцы их в лесу и отобрали все украденное.
Переехали цари на некоторое время в Сурами. Уехали постепенно леки из Картли, вернулись цари в Гори. Прислал властитель Хундзаха своих верных людей к царю Эрекле с условиями примирения. Привел этих людей Эрекле в Гори к отцу своему – царю Теймуразу. Приняли их с почетом, наградили. Передали цари через них властителю Хундзаха: «Если ты не будешь иметь зла против нас, мы тоже не будем иметь зла против тебя». Уехали эти люди в Дагестан и передали ему эту весть [С. 240–241].
Собрались все эли Картлийские в стране Османов и решили, договорившись: «Не будем больше служить царю Картлийскому, поедем все в страну Иран». Хан Казахский тоже со своими элами перешел в Бамбаки. Узнали об этом цари. Теймураз остался в Гори, а Эрекле по велению отца своего с картлийским и кахетинским войском через Триалети перешел в Каикул, там встретились с кетхудами Демурчииасанли и Байдара. Дали они царю слово верности, наградил их царь. После этого царь вместе с ними приехал в Карасу, где стояли те эли. Окружили их грузины. Было собрано там элов очень много, но из-за страха перед царем Эрекле они не посмели ничего сделать и просили прощения. Эрекле наказал их, отрубив головы всем, кто оказались предателями. Отвезли всех элов обратно, привезли и дали им стан в Соганлуги [С. 242].
Собрались кахетинцы Гагма мхари и тушины, выбрали беладом Джандана – брата моурава Тушетского, перешли и напали на села Дагестана. Привезли в Кахети много скота и овец. Также кизикцы перешли в Чар, разорили селения и добычу принесли в Кизики. Перешла лекская пехота, и рассеялись они в краях Картли. Напали леки в Гартискари на ездившего там Константинэ Мухранбатони и убили. Похоронили его в Мцхета. Рассердились цари. Эрекле с кахетинским войском встретил в Лалискури тот отряд, что убил Мухранбатони, победил и убил многих, а головы прислал отцу своему царю Теймуразу [С. 243].
К 1756 г. опустошился Квемо Картли. Из жителей Сабараташвило, Сомхити и Саорбелиано некоторые переселились в Кахети, некоторые – в Шида Картли, а третьи – в эриставства. Не осталось там строения целого ни одного. Только кто-то из людей стоял в крепостях Квеши и Самшвилде. Происходили постоянно нападения леков и ограбления. Выходили из города цари за леками, иногда догоняли и отбирали, иногда увозили леки много добычи [С. 244].
Напала тысячная пехота леков на княжество Авалишвили, в ущелье Мтквари взяли крепость Квибиси. Потом осадили крепость Чобисхеви, пошел на помощь царь Теймураз. Сам остановился в Квишхети, отправил против леков войско во главе Амилахори. Уехали оттуда леки без боя, перешли и начали грабить Джавахети.
В 1757 г. примирился царь Эрекле с чарцами, начали мирно ходить друг к другу кахетинцы и чарцы.
Но вышел вновь властитель Хундзаха с большим войском враждовать с Картли. Стояли оба царя с картлийским и кахетинским войсками в Гори. Приехал властитель Хундзаха через Кахети в Картли. В Цхинвали случилось столкновение между грузинами и леками, но разошлись быстро. В ту ночь остановилось войско леков в Никози. На следующий день уехали леки и напали на крепость Алисцихе, взяли, разорили и увезли много добычи и пленных. Перешли с этой добычей в Ахалцихе. Принял Ахалцихский паша леков с почетом и дал им провиант.
Паша направил властителя Хундзаха с лекским войском, чтобы разорить Имерети. Обещал паша лекам оплату тоже. Пришли леки в Кутаиси, ограбили вокруг [города] все края Имерети. Царь Соломон не посмел дать лекам бой и у картлийцев не просил помощи. Тогда разорили церковь Гелати. Всю добычу принесли леки в Ахалцихе. Наградил их паша многими благами и отправил в Дагестан. Увидев всю эту добычу в Дагестане, другие леки тоже, и пехота, и конница тронулись из Дагестана. Шида Картли было полно леками, разоряли и везли многое, хотя и цари побеждали многократно леков [С. 245–246].

Резюме

В данном историческом сочинении содержатся ценные сведения об истории дагестано-грузинских взаимоотношений и военно-политической истории Дагестана в XVIII в. К примеру, в источнике приводятся сведения о трех военных походах Мухаммада-нуцала в 1750-х гг., после которых между Аварским нуцальством и Картли-Кахетинским царством было подписано мирное соглашение, продлившееся более 20 лет. Кроме того, сведения Папуны Орбелиани позволяют установить имена наиболее влиятельных военных предводителей Дагестана. В целом необходимо признать, что источник отражает непростую историю взаимотношений Дагестана и Грузии в середине XVIII в., когда Южный Кавказ был ареной непрекращающихся военных действий, ставших трагическим периодом для истории Картли и Кахети.

Shakhban Khapizov

Институт истории, археологии и этнографии Дагестанского НЦ РАН

Author for correspondence.
Email: markozul@mail.ru
ORCID iD: 0000-0002-1958-9498

Russian Federation

научный сотрудник отдела этнографии

Larisa Tuptsokova

Circassian Culture Center  

Email: circassianculture@gmail.com

Georgia, 4 Zviad Gamsakhurdia Named Right Bank, T'bilisi, Georgia

Researcher

  • Papuna Orbeliani. Ambavni Kartlisani / text, notes, dictionary and indexes by Ė. T͡Sagareĭshvili. Tbilisi: Met͡sniereba, 1981. P. 284.

Views

Abstract - 176

PDF (Russian) - 78

PlumX


Copyright (c) 2019 Khapizov S., Tuptsokova L.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.