FORMATION OF THE DAGESTAN INTELLIGENTSIA IN G.S.KAYMARAZOV’S WORKS

Abstract


Abstract. The article analyzes the works of Professor G.S. Kaymarazov, dedicated to the problem of the formation and development of the Dagestan intelligentsia. This problem is highly relevant, since the Dagestan intelligentsia, the formation of which began after the annexation of Dagestan to Russia, made a great contribution to the socio-economic and cultural development of the peoples of Dagestan. The relevance of this problem has increased recently, since some researchers have distortedly interpreted the role of the Russian intelligentsia in training intellectuals from Dagestan, as well as the contribution of Russian specialists to the economic and cultural development of Dagestan in the Soviet period.
The article deals with the monographs of Professor G.S. Kaymarazov, published in different years, shows what aspects of the formation and development of the Dagestan intelligentsia he studied.
The author of the article concludes that the works of G.S. Kaymarazov made a significant contribution to the study of the culture of the peoples of Dagestan, including the formation and development of the Dagestan intelligentsia.


Вопросы формирования дагестанской интеллигенции, её деятельность во второй половине XIX – начале XX веков, всегда были и остаются крайне актуальными. Изучение данной проблемы представляет собой одну из важнейших задач отечественной историографии.
Необходимость изучения продиктована тем, что интеллигенция из местных народов, сыграла большую роль во всех сферах жизни народов Дагестана в конце XIX – начале XX столетий. Важно отметить, что становление дагестанской местной интеллигенции шло под благотворным влиянием русской культуры, при широкой поддержке передовых её представителей.
Огромную помощь в подготовке интеллигенции из местных народов оказали представители русской научной и педагогической интеллигенции, трудившиеся в Дагестане. При этом, независимо от целей самодержавной политики на Кавказе, в том числе и в Дагестане, многое, из того, что делалось властями, объективно служило делу прогресса Дагестана, ускоряло социально-экономическое и культурное развитие дагестанских народов.
Научная значимость и практическая необходимость исследования поднятой нами проблемы определяются в значительной мере тем, что без глубокого изучения путей формирования дагестанской интеллигенции, а также научной, творческой и общественно-политической деятельности исследуемой эпохи невозможно воссоздать сколько-нибудь правдивую картину исторического прошлого наших народов, невозможно понять закономерности развития национальных культур.
Объективное изучение и освещение творческого наследия представителей интеллигенции народов Дагестана, независимо от их общественно-политической принадлежности позволяет глубже познать духовное разнообразие и нравственное богатство культурного наследия, полученного нашим народом от предыдущих поколений дагестанской интеллигенции, являвшейся неразрывной частью всей интеллигенции страны.
Актуальность исследуемой проблемы заключается также в необходимости дать объективную оценку проводившимся в Дагестане царскими властями реформам, в результате которых в Дагестане открылись новые сферы деятельности в областях светской науки, культуры, экономической жизни. Работа в них требовала определенных навыков и знаний, специальной теоретической подготовки, которую юноши из Дагестана получали в вузах и средних учебных заведениях России. Основной задачей нашего исследования является показать, как в трудах профессора Г.Ш. Каймаразова рассматриваются вопросы становления и развития дагестанской национальной интеллигенции во второй половине XIX – начале ХХ в.
Дагестанская интеллигенция прошла в этот период путь не только формирования ее из прослойки общества, в деятельности которой вначале преобладал физический труд, являлся источником существования, а умственные занятия (наукой, духовными вопросами, обучением и т.д.) играли незначительную роль в жизни, но и превращения ее в сильную элитную часть общества, представленную интеллигенцией–специалистами высокой профессиональной теоретической и практической подготовленности, трудившимися в самых разных отраслях общественного производства, практически занятых умственным трудом. Это и инженеры, и врачи, агрономы, ветеринары, учителя школ, преподаватели медресе, духовных и светских училищ, средних и высших учебных заведений, ученые-арабисты, ученые историки, философы, поэты, писатели, артисты и т.д.
Безусловно, их деятельность заслуженно привлекала внимание отечественных исследователей, пытавшихся воздать должное их вкладу в развитие общественного производства, науки, культуры и экономики не только Дагестана, но и всей нашей страны в целом, как в дореволюционный, так и в советский период истории.
Проблема становления и развития дагестанской интеллигенции привлекала внимание целого ряда отечественных исследователей, вклад которых в ее изучение без сомнения огромен. Без опоры на их научные достижения практически было бы немыслимо даже пытаться раскрыть столь сложную проблему, как формирование и становление дагестанской интеллигенции в сложнейших общественно-политических условиях второй половины XIX – начала ХХ в.
Серьезный вклад в изучение и освещение деятельности формировавшейся в указанный период дагестанской интеллигенции и ее роли в культурном строительстве Дагестана несомненно внес известный дагестанский ученый профессор Г.Ш. Каймаразов. В его солидных, написанных с привлечением огромного фактического материала, вводимого им в большинстве случаев в научный оборот впервые, монографиях освещены основные проблемы, связанные с развитием культуры народов Дагестана, системы образования и воспитания, а также с формированием дагестанской интеллигенции.
Первой из его работ стал труд «Культурное строительство в Дагестане (1920–1940 гг.)», изданный в 1960 г. В нем приведены интересные сведения, позволяющие объективно судить об общественно-политических и социально-экономических условиях, на фоне которых шло формирование дагестанской местной интеллигенции. Как пишет Г.Ш.Каймаразов, по данным первой всеобщей переписи населения 1897 г. из 571154 жителей Дагестанской области грамотных было всего 52826 человек или 9,2 %; грамотные на русском языке составляли менее 2,5 % населения или 13236 чел.; число русских школ в Дагестане с 1904 по 1915 гг. увеличилось с 44 до 93, а количество учащихся в них с 3307 до 7092; детей из коренных народностей Дагестана в них было менее половины, и то были, главным образом, представители имущих классов [1, с. 4–5].
По словам Г.Ш. Каймаразова плачевную картину народного просвещения в Дагестанской области констатировала однодневная перепись начальных школ, проведенная в 18 января 1911 г. и установившая, что к этому времени в Дагестане было 40 начальных школ со 2559 учащимися [2, с. 116]. По насыщенности школами Дагестан занимал последнее место среди 14 округов, областей и губерний Кавказского края [2, с. 116]. Но все же школьное строительство в Дагестане прогрессировало и число школ в области в 1915 г. достигло 93 (из них 60 в сельской местности) с общим числом учащихся 7092, из которых 2212 училось в селах. Обучением было охвачено лишь около 5 % детей школьного возраста. Особенно мало училось в школах девочек, которые в 1915 г. составляли лишь 14 % от общего количества учащихся [2, с. 117]. Что же касается сельских школ Дагестана, они в основном были одноклассные или изредка двухклассные.
По сведениям Г.Ш. Каймаразова накануне революции в Дагестане имелось 1700 мечетей, более 740 мусульманских и 20 горско-еврейских религиозных школ с 7,5 тысячами учащихся [2, с. 7].
Работа состоит из двух частей. Первая посвящена культуре народов Дагестана до Великой Октябрьской социалистической революции. В первой главе Г.Ш. Каймаразов рассматривает культуру народов Даге6стана до присоединения к России. Он отмечает, что широкое распространение письменности в Дагестане связано с проникновением ислама. Уже в XIII–XV вв. в Дагестане были широко известны многие арабские книги, преимущественно религиозного содержания. Автор отмечает, что до нас дошли произведения средневековых местных авторов, написанные на арабском языке. Г.Ш. Каймаразов приводит интересный материал о представителях н76аучной мыли и литературы Дагестана эпохи «второй волны» арабского влияния: Мухаммеде Кудутлинском, Дамадане Мегебском, Магомеде Убринском, Дауде Усишинском и т.д.
Автор отмечает, что к началу XIX в. в Дагестане было 600–900 примечетских школ, а число обучавшихся в них составляло 4500–6500 человек.
В монографии хорошо показано богатство самобытной культуры Дагестана накануне присоединения к России, это и устное народное творчество, и прикладное искусство, и народная медицина.
В 1970 г. вышла в свет новая работа Г.Ш. Каймаразова – «Очерки истории культуры народов Дагестана от времени присоединения к России и до наших дней». В ней было показано влияние русской культуры на культуру народов Дагестана. Особенно интересны страницы работы Г.Ш. Каймаразова, где содержатся сведения о состоянии народного просвещения, системы подготовки кадров интеллигенции и специалистов разных отраслей общественного производства как в Дагестане, так и за его пределами [3, с. 64–79], о первых дагестанских интеллигентах (учителях, преподавателях вузов, ученых) [3, с. 80–95], об участии дагестанской интеллигенции в революционных событиях 1905–1917 гг. [3, с. 136–156], о проявленной Советской властью заботе к вопросу привлечения на свою сторону старой и подготовки новой интеллигенции [3, с. 158–185, 225], создании национальной советской интеллигенции Дагестана [3, с. 225–249].
Гани Шихвалиевич обратил внимание на то, что «дагестанская дореволюционная интеллигенция состояла, во-первых, из небольшого количества лиц, окончивших университеты, институты, учительские семинарии и специальные школы в различных городах империи». Во-вторых, по мнению Г.Ш. Каймаразова, «местная интеллигенция состояла из лиц, получивших военное образование» [3, с. 7–8]. И наконец, «дореволюционная интеллигенция Дагестана состояла из представителей мусульманского духовенства, прошедших арабскую школу и занимавших должности кадиев, преподавателей религиозных школ, писарей при окружных и участковых управлениях, судах» [3, с. 8]. В работе приведены сведения о выходивших в Дагестанской области газетах, избах-читальнях, библиотеках, о состоянии здравоохранения в Дагестане, числе больниц, врачей и т.д.
Особый интерес представляет часть, освещающая процесс создания национальной советской интеллигенции Дагестана, начиная с перевоспитания и привлечения на сторону Советской власти старой дореволюционной буржуазной интеллигенции [3, с. 93]. При этом Г.Ш. Каймаразов подчеркнул, что «в Дагестане до Великой Октябрьской социалистической революции преобладающее большинство людей умственного труда составляли приезжие специалисты, работавшие в школах, немногочисленных учреждениях здравоохранения, на промышленных предприятиях и т.д. Кадров же национальной светской интеллигенции было крайне мало» [3, с. 94]. В то же время им приведены интересные фактические данные об участии местной интеллигенции во всех политических событиях, происходивших в Дагестане в изучаемый период [3, 95–110], развитии науки [3, с. 111–123], литературы, культуры [3, с. 124–172].
Следующая крупная монография, посвящена показу процесса формирования социалистической интеллигенции на Северном Кавказе [4] в 1918–1960 годы. Автор на основе широкой источниковой базы, в том числе новых неопубликованных архивных материалах, показывает роль русской интеллигенции в подготовке и становлении местной интеллигенции в республиках Северного Кавказа, в Дагестане в том числе [4, с. 37–41]. Рассмотрены вопросы привлечения старой интеллигенции к социалистическому строительству [4, с. 41–71].
Серьезное внимание Г.Ш. Каймаразов уделил проблеме подготовки кадров просвещенческой (школьной) интеллигенции и связанным с ней вопросам и в своей следующей монографии [5]. Глубоко затронуты им такие аспекты, как значение присоединения Дагестана к России в деле его культурного развития [5, с. 3–7, 35–38]. Монография содержит и конкретные сведения о деятельности обучавшихся в разных городах России представителях дагестанской интеллигенции 20–30-х годов XX в. [5, с. 39–133], об открытых в этот период в Дагестане школах, о роли мусульманского духовенства в воспитании и обучении подрастающего поколения в Дагестане [5, с. 135–138].
Особенно интересны подходы Гани Шихвалиевича к классификации дагестанской интеллигенции в изучаемый период: «Дагестанская дореволюционная интеллигенция состояла, во-первых, из небольшого количества лиц, окончивших университеты, институты, учительские семинарии и другие учебные заведения в различных городах империи» [5, с. 133]. Во-вторых, местная интеллигенция состояла из людей, получивших военное образование и воспитывавшихся в русской буржуазно-дворянской среде. По его же наблюдениям, дореволюционная интеллигенция Дагестана состояла из представителей мусульманского духовенства, прошедших арабскую школу. Они работали преподавателями в духовных школах, несли службу в мечетях, а нередко в административном и судебном аппарате.
В 2000-е гг. Г.Ш. Каймаразов вновь обращается к проблеме культурного строительства в Дагестане и роли России в этом процессе. В своей монографии «Россия и прогресс культуры народов Дагестана», вышедшей в 2-х частях в 2008 г. и 2011 г. автор на основе достоверного документального материала воссоздает картину поступательного хода развития культуры народов Дагестана с конца XIX до 70-х гг. ХХ в.
В первой части своего труда Г.Ш. Каймаразов показывает целостную картину количественных и качественных изменений в жизни дагестанцев после окончательного включения края в состав Российской империи, русско-дагестанские взаимодействия в области культуры в конце XIX – начале XX вв., а также влияние России на социально-культурное развитие Дагестана [6, с. 4].
Во второй части своего труда автор освещает сложный исторический период, связанный с началом Великой Отечественной войны и дальнейшим послевоенным восстановлением страны. В работе дается панорамный взгляд на достижения народов многонационального Дагестана в сфере общеобразовательной школы, в области создания и функционирования новых вузов, академического научного комплекса, развития литературы и искусства, художественного творчества, культурно-просветительского дела и т.д.
Вместе с тем, не обойдены вниманием исследователя и недостатки, просчеты и ошибки, допущенные в ходе культурного строительства в 40–70-е годы ХХ в.
Как справедливо подчеркивает Г.Ш. Каймаразов: «Помощь России в прогрессе культуры охватывал практически все сферы материальной и духовной жизни дагестанцев» [6, с. 332].
Выводы опытного исследователя, каковым является Г.Ш. Каймаразов, безусловно, помогли нам разобраться в сложном вопросе классификации дагестанской местной интеллигенции, состоящей из различных социальных прослоек общества. Работы Гани Шихвалиевича основательны, интересны, содержат ценную для исследователей информацию, богатый фактический материал. Они содержат глубокие наблюдения и верные оценки деятельности интеллигенции, как дореволюционной, так и советского периода, которые не потеряли своей научной значимости и современных нам условиях. Его труды являются настольными книгами для всех исследователей культуры народов Дагестана.

Elmira M.-G. Zulpukarova

Daghestan State University

Author for correspondence.
Email: ezulpukarova@mail.ru

Russian Federation, Makhachkala, Russia

D.Sc. (in History), professor

  • Kaymarazov G.S. Cultural formation in Dagestan (1920–1940) [Kul’turnoe stroitel’stvo v Dagestane (1920–1940 gg.)]. Makhachkala, 1960.
  • Kaymarazov G.S. Enlightenment in pre-revolutionary Dagestan [Prosveshcheniye v dorevolyutsionnom Dagestane]. Makhachkala: Daguchpedgiz, 1989.
  • Kaymarazov G.S. Essays on the history of the culture of the peoples of Dagestan from the time of incorporation into Russia to the present day [Ocherki istorii kul’tury narodov Dagestana ot vremeni prisoyedineniya k Rossii do nashikh dney]. Moscow: Nauka, 1971.
  • Kaymarazov G.S. Formation of the socialist intelligentsia in the North Caucasus [Formirovaniye sotsialisticheskoy intelligentsii na Severnom Kavkaze]. Moscow.: Nauka, 1988.
  • Kaymarazov G.S. Enlightenment in pre-revolutionary Dagestan [Prosveshcheniye v dorevolyutsionnom Dagestane]. Makhachkala: Daguchpedgiz, 1989.
  • Kaymarazov G.S. Russia and the progress of the culture of the peoples of Dagestan (40-70s of the XIX century). Part two [Rossiya i progress kul’tury narodov Dagestana (40-70-ye gody XIX veka). Chast’ vtoraya]. Makhachkala: ALEF, 2011.

Views

Abstract - 191

PDF (Russian) - 66

PlumX


Copyright (c) 2019 Zulpukarova E.M.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.