SOME ISSUES OF THE SOVIET NATIONAL PRESS FORMATION IN AUTONOMIES OF THE NORTHERN CAUCASUS IN THE 1920S’

Abstract


The article discusses the formation and development of the Soviet national press in the autonomies of the North Caucasus in the first post-revolutionary decade. The national press became one of the primary tasks in building socialist culture and socialist ideology. The article reflects the role of the media as a tool for the formation of public consciousness and the most powerful method of mass education and the fight against illiteracy. The process of Latinization of the alphabets of mountaineers is considered, the reasons for this process are explained, the advantages of national alphabets on a Latin graphic basis are revealed as compared to the majority of the highlanders, using the Arab one. The author notes that Latinization was a kind of catalyst for the development of the print. The range of issues that the first Soviet newspapers were supposed to cover as ideas and principles of the Soviet state is defined. The article describes the structure of an extensive media system aimed at all sectors of society. There are groups of newspapers of regional significance, published in Russian, as well as newspapers, published in the local languages of the mountaineers. The role of local newspapers in the process of emergence and development of national artistic culture is shown. The first newspapers became the focus of the development of the national literature of the highlanders, since it was on the pages of the newspapers that the representatives of the mountain national artistic intelligentsia published their first works. The process of creating associations of proletarian writers, which took place by rallying local authors of the artistic word around major printed publications of the region, is revealed.


Изучение проблем культурного строительства – одно из ведущих направлений в исследовании отечественной истории. В настоящее время мы располагаем обширной историографией этого вопроса. В первую очередь, необходимо указать на работы доктора исторических наук, профессора Каймаразова Г.Ш., посвящённые процессам культурного строительства в автономиях Северного Кавказа и формированию национальной советской интеллигенции [1; 2]. Также следует обратить внимание на исследования профессора Шеуджен Э.А., посвящённые формированию национальной интеллигенции на Северном Кавказе и роли коммунистической партии в этом процессе. Большое внимание в ее работах уделялось «общим подходам» к национальной культуре и вопросам историографии [3; 4; 5]. Истории культуры отдельных автономных республик в указанный период посвящены работы историков соответствующих регионов [6; 7].
Тем не менее, несмотря на большое количество исследований в области формирования советской культуры на Северном Кавказе в первое послереволюционное десятилетие, остаётся ряд недостаточно изученных и раскрытых аспектов в области культурного строительства в 1920-е годы.
В данной статье рассматривается создание и развитие советской национальной прессы как важнейшего орудия массового просвещения горских народностей, уровень грамотности которых был значительно ниже, чем в других областях советской республики. К тому же, идеологическая и политическая неустойчивость в регионе, метание части интеллигенции, сильные позиции духовенства, большое влияние контрреволюционных сил делали настоятельно необходимым создание, по словам В.И. Ленина, «коллективного пропагандиста и коллективного агитатора, но также и коллективного организатора» [8, с. 11], каким он считал газету, которая была бы в регионе проводником идей и принципов советского государства. На основе во многом впервые введённого в оборот материала раскрывается процесс создания первых газет, как на русском, так и на национальных языках горцев. Нами приводится некоторая классификация первых советских газет, их целевой аудитории, показывается роль периодики в формировании художественной интеллигенции, представители которой сплачивались вокруг определённых газет и широкому читателю их художественные произведения стали известны именно со страниц периодики.
Именно региональный подход к изучению таких аспектов культуры, как формирование национальной печати и, как следствие, – развитие литературы и становление художественной интеллигенции и составляет актуальность данного исследования. Изучение всероссийских явлений сквозь призму истории отдельного региона позволяет показать всё разнообразие культурно-исторического пути человеческого общества, тем самым обогащая историческую науку новыми фактами и явлениями.
Методологической основой статьи служат такие основополагающие принципы, как принцип объективности, историзма и преемственности.
Одним из знаменательных событий в культурной жизни послереволюционного Северного Кавказа стало формирование национальной прессы, выразившееся в появлении газет и журналов, в том числе на национальных языках горцев. Скачок в развитии художественного и печатного слова, в первую очередь, был связан с переводом алфавитов горских народностей на латиницу и становлением национальной письменности.
После окончания Гражданской войны и установления большевистской власти на Тереке были созданы предпосылки для развития новой советской социалистической культуры. В условиях политического и экономического кризиса, начавшегося голода, разрухи и хаоса молодая советская республика, тем не менее, уделяла большое внимание вопросам культуры и просвещения. Огромная роль при этом отводилась средствам массовой информации, которые мыслились орудием в деле формирования социалистической культуры и идеологии, так как СМИ по праву считаются мощнейшим способом воздействия на умы граждан. В этой связи не утрачивает своей актуальности исследование процесса зарождения национальной печати на Кавказе, так как, несмотря на различие исторических эпох, различные формы массмедиа, их набор и концепцию, конечным результатом и целью их всегда было формирование общественного сознания.
Уже в первые годы советской власти в стране была создана разветвленная система СМИ, нацеленная на все слои населения. Ее становление и развитие контролировалось органами партии в Москве и на местах. Соответствующие партийные инструкции распространялись из центра, которым стал Агитпропотдел – отдел агитации и пропаганды ЦК РКП (б). Почти одновременно в его составе был организован подотдел печати, основной задачей которого было политическое руководство провинциальной прессой. Именно оттуда рассылалась тематика обзоров, призванная улучшить содержательный и иллюстративный материал печатных изданий. Агитпропотдел регулярно проводил совещания с редакторами и журналистами. Спустя несколько лет он был реорганизован в отдел агитации, пропаганды и печати ЦК партии и еще больше активизировал свое воздействие на прессу [9].
Вся печатная продукция, издаваемая в стране, делилась на группы по приоритетности для государственных нужд. Основную группу составляли печатные издания комитетов партии всевозможных уровней. Именно этим СМИ предстояло взять на себя главную роль в формировании пролетарского сознания населения.
Большевики имели опыт по созданию такой печати еще до Октября 1917 г. Практически сразу после их прихода к власти возникли новые СМИ этого типа, как в центре, так и на местах. Уже в 1918 г. на периферии выходило 65 таких газет и журналов [10, с. 126]. Но, в связи с территориальными изменениями государства в 1920-х годах, печатная продукция губернских и уездных партийных комитетов заменялась областными, городскими и районными печатными изданиями – органами местных партийных комитетов. Огромную роль в с 1920-х гг. стали играть многотиражные газеты.
На Северном Кавказе газетами регионального значения были «Советский Юг» – ежедневная газета Северокавказского краевого комитета Всесоюзной партии (б) и Краевого исполнительного комитета советов рабочих, крестьянских, казачьих, горских и красноармейских депутатов; «Власть труда» – главный печатный орган Северокавказской краевой организации РКП (б) и др. Задачей их было доносить до масс позицию власти в виде единственно возможной и верной, интерпретировать любые факты в нужном ракурсе, порицать идеологических противников и вдохновлять соратников на борьбу с внешними и внутренними врагами [11, с. 68].
Образование автономий горских народов в 1920-х гг. создавало благоприятные условия для организации у них собственной издательской базы и периодической печати. Перевод национальных алфавитов горских народностей с арабской графики на латинскую графическую основу только ускорил этот процесс. Преимущества латиницы перед арабской графикой заключались в том, что латинская графика была не так сложна в написании и фонетически была менее ограничена по сравнению с арабским алфавитом для выражения звуков большинства народов Северного Кавказа. Кроме того, она избавляла от сложностей, связанных с типографским набором и дороговизной издательского процесса на арабской графике. Латинская графика являлась, по существу, универсальным вариантом: олицетворяла идеи прогресса, приобщения к мировому культурному опыту, воплощением которого для горцев должны были стать европейская и русская традиции [12, с. 470].
На местах за дело разработки новых латинизированных алфавитов взялись передовые деятели национальной интеллигенции. В 1921 г. был представлен проект ингушского алфавита на латинской графической основе. Помимо него, комиссия рассмотрела и проект М.М. Альтемирова, составленный на основе русского алфавита. В результате широкого обсуждения с привлечением специалистов-лингвистов был принят проект латинизированного алфавита [13, с. 55]. Он получил одобрение со стороны передовой советской общественности Горской АССР.
В 1925 г. по инициативе Чеченского облоргбюро РКП (б) группой работников просвещения во главе с М.С. Сальмурзаевым был составлен проект чеченского алфавита на латинской основе. Он был утверждён оргбюро РКП (б) и облисполкомом Чеченской автономной области. В 1925 г. съезд Советов Чечни обсудил и окончательно утвердил его.
В Осетии до начала 1920-х годов пользовались алфавитом Шёгрена-Миллера на основе кириллицы, но с 1923 г. в рамках всеобщего перевода алфавитов на латинскую основу началось составление проектов нового осетинского алфавита. Из представленных проектов Наркомпросом Горской республики был составлен осетинский латинизированный алфавит, ставший официальным.
Кабардино-черкесский алфавит на арабской основе, составленный Ш. Ногмой, использовался с 1825 г. В мае 1923 г. проект латинизированного кабардинского алфавита был разработан Б. Хурановым. В следующем 1924 г. после внесения некоторых замечаний этот вариант письма был провозглашён официальным и стал преподаваться в школах [14, с. 16].
Позже всех латиница была внедрена в языки дагестанских народностей, в первую очередь из-за резких возражений дагестанского духовенства, позиции которого были ещё очень сильны. Лишь в 1928 г. был разработан и утверждён латинизированный алфавит для народов Дагестанской АССР. Согласно постановлению ЦИК Дагестанской АССР с 1 октября 1930 г. латинизированный аварский алфавит становился единственным допустимым к использованию во всех официальных сферах [15, с. 167].
Латинизация национальных алфавитов горских народностей Северного Кавказа стала катализатором в развитии периодической печати. Повсеместно в национальных автономиях стали издаваться газеты, основателями и главными редакторами которых становились передовые деятели национальной интеллигенции. Терская областная партийная организация в апреле 1920 г. основала газету «Кермен» – первый печатный орган осетинских коммунистов. Редактором газеты был назначен Казбек Бутаев – один из образованнейших представителей осетинской интеллигенции.
Газета «Кермен» выходила на двух полосах. Многие её номера выпускались с большими трудностями из-за отсутствия шрифтов и бумаги, за неимением нормальных условий труда и быта в редакции и типографии. Но журналисты и полиграфисты делали всё возможное для того, чтобы газета выходила по графику и вовремя доставлялась читателям [16, с. 110].
Однако в сохранении национальной самобытности и национального самосознания особая роль принадлежит периодической печати на родных языках. У коренных народов Северного Кавказа, которые в досоветский период относились к национальным меньшинствам, периодическая печать на основе кириллицы и арабской графики только зарождалась. Их газеты и журналы жили недолго и быстро закрывались. До 1917 г. во Владикавказе на осетинском языке выпускались газеты «Ирон газет» («Осетинская газета») и «Хабар» («Новость»), журналы «Зонд» («Знание») и «Афсир» («Колос»). После Февральской революции 1917 г. в Дагестане издавались газеты: «Аваристан» на аварском языке, «Чанкацуну» («Утренняя звезда») и «Илчи» («Вестник») на лакском языке, «Мусават» («Равенство») на кумыкском языке, «Заман» («Время») на аварском и кумыкском языках [17].
«Жизнь настоятельно требовала, чтобы принимались меры по изданию газет на родном языке и улучшению постановки печатного дела», – докладывалось на очередном заседании ГорЦИКа. По выражению «Горской правды», настало время, когда горец «смеет мечтать не только о книге-учебнике, но и газете на родном языке». Одной из них стала газета «Раст­дзинад» («Правда») на осетинском языке, первый номер которой вышел 14 марта 1923 г. во Владикавказе.
В первом же номере редакция попыталась установить тесный контакт с читателями. «Для того, чтобы газета была поистине народной, – говорилось в обращении к читателям, – редакция просит каждого честного труженика сообщать о работе партийных и советских органов, рассказывать о своей жизни. Если вы хотите получить ответы на интересующие вас вопросы, то обращайтесь к нам. Если вы не можете писать красиво, то не стесняйтесь».
В начале газета «Растдзинад» выходила один раз в неделю, но слабая полиграфическая база, скудные денежные средства редакции не давали возможность увеличить периодичность газеты, она стала выходить один раз в две недели.
Первым редактором газеты был Цомак Гадиев, одновременно работавший во Владикавказском городском отделе народного образования, человек большого таланта и незаурядных способностей. После того, как создались реальные возможности увеличить периодичность газеты, во второй половине 1925 г. она стала выходить три раза в неделю.
В 1922–1923 гг. был налажен выпуск газеты на ингушском языке. К первому мая 1923 г. подотдел печати Горского областного комитета партии, принимавший активное участие в укреплении и налаживании местной печати, обеспечил выход ингушской газеты «Сердало» («Свет»). Выход газеты общественность Горской АССР сочла историческим событием. Впервые за всю истории Ингушетии вышел её печатный орган, отпечатанный на реформированной Советской властью латинской основе. Появились первые печатные произведения на ингушском языке, положившие начало ингушской литературе.
«Учитывая значение выхода своей газеты, ингуши поспешили из ряда аулов своими корреспонденциями связаться с газетой, – писала «Горская правда». – Чуть ли не десятки заинтересованных товарищей толпились в типографии в дни набора газеты».
Первым редактором «Сердало» был З.К. Мальсагов, возглавлявший до этого комиссию по разработке ингушской графики. Ответственным секретарём и ревизионным корректором был зачинатель ингушской письменности, талантливый переводчик и собиратель фольклора Д. Беков, которому принадлежит заслуга в формировании орфографии, терминологии и в развитии ингушского литературного языка [18, с. 4]. Будучи ответственным секретарём и ревизионным корректором газеты, Т.Д. Беков вместе с З.К. Мальсаговым принимает самое активное участие в организации газеты и выпуске её первых номеров. Много работает над переводами статей, помогает готовить материалы для газеты.
В первые годы становления газеты активными сотрудниками редакции были коммунисты Ю. Албогачиев, С. Альдиев, М. Аушев, М. Кац, М. Мальсагов и многие другие.
Газета «Сердало» уделяла большое внимание культуре и просвещению. На её страницах печатались директивные документы о государственных преобразованиях в народном образовании. Как правило, в последующих номерах «Сердало» публиковались материалы о выполнении этих директив, особенно касающихся ликвидации неграмотности. В заметке «Позор беглецам с культурного фронта», например, обвинялась сельская интеллигенция, не выполняющая свой общественный долг [19, с. 48].
Если в 1920 г. в Дагестане издавались две газеты на русском языке – «Пролетарий» в Порт-Петровске и «Советский Дагестан» в Темир-Хан-Шуре, то в 1931 г. в республике выходило уже 20 газет, в том числе 17 газет на языках народов Дагестана [20, с. 228].
Придавая большое значение развитию национальной печати, росту журналистских кадров, Дагестанский обком ВКП (б) провёл в мае 1926 г. Вседагестанскую конференцию работников печати и рабселькоров. Говоря на ней о значении печати, Дж. Коркмасов подчеркнул: «Печать сыграла огромную роль в создании новой общественности и новой культуры, внимательно следила за развитием борьбы, отмечая каждую инициативу, каждый почин, каждое достижение. Печать отмечала каждый недочёт, каждый промах, суммировала достижения, учила на лучшем опыте» [21, с. 167]. Крупным событием в культурной жизни республики явилась организация Отдела печати при Народном комиссариате просвещения, на который были возложены функции издательства. Только в 1921 г., в первый год своей работы, издательство выпустило 91 наименование печатной продукции – книги, брошюры, воззвания, листовки [22, с. 10].
Существенную помощь в подъёме культурного уровня населения Грозного и его округов оказала газета для малограмотных «К свету» (1921 г). Выходила она один раз в неделю, по воскресеньям. Под крупным заголовком «Товарищи малограмотные! Учитесь творить и созидать» печатались статьи: «Идите в библиотеку» и др. В ней печатались отрывки из рассказов М. Горького («Как я учился», «Детство», «Песня о буревестнике»). В одном из номеров была опубликована корреспонденция о конференции неграмотных, которая состоялась 17 мая 1921 г. Газета призывала всех неграмотных активно включиться в систему обучения взрослых и бороться с неграмотностью [23, с. 93].
В апреле 1923 г. на русском языке начала издаваться еженедельная чеченская газета «Советская автономия Чечня».
В 1925 г. в Грозном вышел первый номер чеченской газеты «Серло» («Свет»). Активное участие в её создании принимали С. Фёдоров, Л. Фрейлих, и другие бывшие сотрудники газеты «Советская автономия Чечня». Первым редактором новой газеты был утверждён С. Арсанов.
Только в одном Грозном издавались газеты: «Голос вышек» – в Октябрьском районе, «Вышка» – на Старых промыслах, районная газета Заводского района, «Красный молотовец» – на заводе «Красный молот», «Пробег» – на железнодорожном узле, «За пролетарские кадры» – в Грозненском нефтяном институте.
Ежедневно издавалась газета «Грозненский рабочий». Тираж газеты повысился с 8 тыс. экземпляров в 1925 г. до 25 тыс. к концу первой пятилетки.
Ниже в таблице 1. приводятся сведения о количестве периодических изданий, выпущенных в Горской республике за один год.

На страницах газет печатались художественные произведения местных авторов, которые ранее были недоступны широкому читателю. Вокруг крупных журналов и газет формируются кружки, ассоциации писателей для обмена опытом, поддержки друг друга.
1 декабря 1925 г. на заседании Бюро областного комитета партии было решено приступить к изданию журнала на осетинском языке. А 22 декабря 1925 г. вокруг журнала «Зиу» официально оформляется Северо-Осетинская ассоциация пролетарских писателей, вошедшая в РАПП. Инициатором создания ассоциации был С. Косирати. Сначала в ассоциацию входило 8 человек. Они выступили с призывом объединиться всем осетинским писателям в единую организацию. К 1927 г. в ассоциации насчитывалось уже 25 человек. Наиболее активными членами ассоциации были С. Косирати, Ц. Гадиев, К. Дзесов, Д. Мамсуров, А. Коцоев, С. Бритаев, М. Камбердиев, Т. Бараков и др.
Через 3 года, в день образования Ассоциации, местная газета писала: «В состав первого объединения вначале входило 6 человек. Почти еженедельно шлифуют свои силы в литкружке. Изредка литературные наброски вспыхивают зарницами на станицах «Горской правды». Но литстранички добиться не удаётся. Широкие открытые заседания литкружка насчитывают до 200 человек посетителей. Делаются попытки завязать связь с Ленинградским объединением пролетписателей… На сегодня, к своему трёхлетнему юбилею, Владикавказская Ассоциация пролетарских писателей насчитывает 16 членов».
В остальных национальных областях объединение писательских сил произошло позже. В них шла большая работа по созданию национальной письменности, организации печати. К середине 1920-х годов в национальных областях уже чётко выделился тот костяк писателей, которому выпала честь стать основателями национальной художественной литературы: в Ингушетии: З. Мальсагов, А.-Г. Гойтов, Т. Беков, И. Базоркин, Х. Осмиев, И. Ахриев, А.-В. Аушев, С. Озиев и др.; в Чеченской области: А. Дудаев, А. Нажаев, Ш. Сагаипов, С. Бадуев, М. Мамакаев, С.-Б. Арсанов и др.; в Кабардино-Балкарии: А. Шогенцуков, М. Афаунов, З. Максидов, Х. Теунов, Дж. Налоев, М. Талпа, С. Кожаев, М. Пшеноков, Т. Борукаев, П. Шекихачев, А. Кешоков и др.; в Карачаево-Черкессии: И. Каракотов, И. Карачайлы, А. Уртенов, А. Боташева, Х. Аплаев, М. Дышеков, Х. Астежев, Х. Абуков, Т. Табулов и др.; в Адыгее: И. Цей, Т. Керашев, А. Хатков, К. Мишуриев и др. [24, с. 69].
К началу 1925 г. на Северном Кавказе было организовано 8 ассоциаций пролетарских писателей. Они объединяли 25 писателей и поэтов. Ассоциации были организованы в Грозном, Таганроге, Новочеркасске, Армавире, на Тереке. По инициативе СКАППА начался сбор чеченского, карачаевского и кабардинского фольклора.
К середине 1920-х годов в национальных областях Северного Кавказа отчётливо проступает процесс зарождения национальной художественной литературы, существенную роль пропагандиста и агитатора в котором играла национальная печать, знакомившая широкого читателя с художественными новинками. Она же реагировала и сообщала о событиях в самых разнообразных сферах общественной жизни, задачах и успехах социалистического строительства, борьбе с неграмотностью. Национальная печать северокавказских автономий не только способствовала культурному строительству, но и сама являлась существенным фактом, свидетельствующим о его успехах. Национальная печать сыграла огромную просветительскую роль в деле «пробуждения» и преодоления вековой отсталости народов многонационального северокавказского края, в том числе борьбы с неграмотностью. Она не только информировала широкого читателя об успехах социалистического культурного строительства, но и сама являлась своеобразным фактом, подтверждающим этот процесс. При непосредственном участии национальной периодики зарождалась и развивалась национальная письменность, происходило развитие национальных языков горских народностей и, как следствие, – развитие литературы, литературного творчества и формирования художественной интеллигенции, интегрированной впоследствии в ассоциации пролетарских писателей.
На совещании редакторов газет в Ростове-на-Дону в 1925 г. констатировалось, что «горские народы пробудились к культурной жизни, и что они без газеты уже не мыслят свою жизнь».

Marina S. Gapeeva

North Ossetian State Pedagogical Institute

Author for correspondence.
Email: gapeeva.marina.1981@mail.ru
ORCID iD: 0000-0001-9440-752X

Russian Federation, Vladikavkaz, Russia

PhD (in History)

associate professor of the Department of General Human and Social Sciences

  • Kaymarazov G.S. Cultural formation in the autonomous republics of the North Caucasus. 1920–1960. History. Problems of interaction [Kul’turnoye stroitel’stvo v avtonomnykh respublikakh Severnogo Kavkaza. 1920–1960 gg. Istoriya. Problemy vzaimodeystviya] / G.S. Kaymarazov. Makhachkala: Alef, 2016.
  • Kaymarazov G.S. Formation of the socialist intelligentsia in the North Caucasus [Formirovaniye sotsialisticheskoy intelligentsii na Severnom Kavkaze]. M.: Nauka, 1988.
  • Sheudzhen E.A. Work of the Communist Party on the formation of the national intelligentsia in the North Caucasus: (1921–1925) / E.A. Sheudzhen [Deyatel’nost’ Kommunisticheskoy partii po formirovaniyu natsional’noy intelligentsii na Severnom Kavkaze: (1921–1925 gg.) / E.A. Sheudzhen Party and masses in the struggle for socialism: Col. Art [Partiya i massy v bor’be za sotsializm: sb. st.]. - Rostov-on-Don: Publishing House of the RSI, 1969: 1–20.
  • Sheudzhen E.A. National culture: common approaches / E.A. Sheudzhen [Voprosy teorii i metodologii istorii. Sb. nauch. tr.] Questions of the theory and methodology of history. Collected scientific works [Natsional’naya kul’tura: obshchiye podkhody] Science ed. E.A. Sheudzhen. - Vol. 1. Maikop: ASU Publishing House, 1995: 3–13.
  • Sheudzhen E.A. Soviet historiography of national-cultural building in the North Caucasus [Sovetskaya istoriografiya natsional’no-kul’turnogo stroitel’stva na Severnom Kavkaze]/ E.A. Sheudzhen. - Rostov-on-Don: Publishing house of RSU, 1983.
  • Gobeti Z.B. Cultural development of North Ossetia in the 20-30s’ of the XX century [Kul’turnoye razvitiye Severnoy Osetii v 20―30-ye gg. XX veka]. Author’s abstract of the candidate in history sciences. - Vladikavkaz, 2009.
  • Kaymarazov L.G. Study of the culture of the peoples of Dagestan in the 20s’ of the XX century [Izucheniye kul’tury narodov Dagestana v 20-g gody XX veka] Bulletin of the Institute of History, Archeology and Ethnography. - 2014. - № 1: 72–84.
  • Lenin V.I. Complete set of works [PSS]. Vol. 5. M.: Politizdat, 1967.
  • The Soviet mass media system: organizational features, thematic peculiarities [Sistema sovetskikh SMI: organizatsionnyye osobennosti, tematicheskoye svoyeobraziye] [Electronic resource] / Access mode: https://studref.com/
  • Klyuchnik L.I., Nikolaev V.P. Some statistics on the state of party organizations in 1918 [Nekotoryye statisticheskiye svedeniya o sostoyanii partiynykh organizatsiy v 1918 godu] Questions of the history of the CPSU. 1961. № 1: 126–128.
  • Kasatkin S.S. Features of the mass media in the Soviet and post-Soviet periods [Osobennosti raboty SMI v sovetskiy i postsovetskiy periody] Bulletin of the RSUH. 2013. № 2 (103): 67–73.
  • Gapeeva M.S. Translation difficulties: the Latinization of national alphabets in the 1920s’ (on materials of the North Caucasus) [Trudnosti perevoda: latinizatsiya natsional’nykh alfavitov v 1920-kh gg. (na materialakh Severnogo Kavkaza)] Caucasus world: problems of education, language, literature, history and religion [Kavkazskiy mir: problemy obrazovaniya, yazyka, literatury, istorii i religii.]. Proceedings of the International scientific conference, dedicated to the 80th anniversary of the Chechen State University (Grozny, September 25–26, 2018) / Ed. M.R. Nahaev. - Makhachkala: ALEPH, 2018: 469–475.
  • Chentieva M.D. The history of the Chechen-Ingush writing [Istoriya checheno-ingushskoy pis’mennosti]. Grozny: Chechen-Ingush book publishing house, 1959.
  • Kumakhova Z.Y. The development of the Adyghe literary languages [Razvitiye adygskikh literaturnykh yazykov]. M.: Nauka, 1972.
  • Isaev M.I. Language building in the USSR [Yazykovoye stroitel’stvo v SSSR]. M.: Nauka, 1979.
  • Magometov A.A. The origin of the national press among the peoples of the Mountain ASSR in the period of the restoration of the national economy of the USSR (1921–1924). [Zarozhdeniye natsional’noy pechati u narodov Gorskoy ASSR v period vosstanovleniya narodnogo khozyaystva SSSR (1921–1924 gg.). Benefits of Lenin’s friendship. Col. scientific art. V kn.: Plody leninskoy druzhby. Sb. nauch. st.] / Ed. M.I. Gioev. Ordzhonikidze: North Ossetian state university after K.L. Khetagurov, 1976.
  • Akopyan V.Z. Periodical press and publishing activities of the Greeks of the North Caucasus in the Soviet period [Periodicheskaya pechat’ i izdatel’skaya deyatel’nost’ grekov Severnogo Kavkaza v sovetskiy period] [Electronic resource] / V.Z. Akopyan - Access mode: https://psibook.com/sociology/.
  • Malsagov A.U. T.D. Bekov. Grozny: Chechen-Ingush Book Publishing House, 1964.
  • Myakiev A.A. «Serdalo» in 40 years [“Serdalo” za 40 let]. Grozny: Chechen-Ingush Book Publishing House, 1964.
  • Proceedings of the Institute of History, Language and Literature [Uchonyye zapiski Instituta istorii, yazyka i literatury]. Dagestan affiliation of the USSR Academy of Sciences. - 1960. - Vol. 8.
  • Vagabov M.V. The Leninist national policy of the CPSU in the multinational Dagestan [Leninskaya natsional’naya politika KPSS v mnogonatsional’nom Dagestane]. M.: Nauka, 1982.
  • Aslanbekov H.S. The work of the party organization of Dagestan on the development of literature: Author’s abstract ... cand. of historical sciences [Deyatel’nost’ partiynoy organizatsii Dagestana po razvitiyu literatury: Avtoref… kand. ist. nauk.]. Makhachkala, 1978.
  • Dzhambulatova Z.K. Cultural construction in the Soviet Chechen-Ingushetia (1920–1940) [Kul’turnoye stroitel’stvo v sovetskoy Checheno-Ingushetii (1920–1940 gg.)]. Grozny: Chechen-Ingush book publishing house, 1974.
  • Matetsky V.A. Party leadership in the formation of national literature in the North Caucasus in 1925–1932. -[Partiynoye rukovodstvo stanovleniyem natsional’noy literatury na Severnom Kavkaze v 1925–1932 gg. – in book V.I. Lenin and the cultural revolution in the North Caucasus V. kn.: V.I. Lenin i kul’turnaya revolyutsiya na Severnom Kavkaze]. Col. art. / Under general ed. of V.V. Melnikov. Rostov-on-Don: Editorial and Publishing Department of RISHM, 1971.

Views

Abstract - 32

PDF (Russian) - 17

PlumX


Copyright (c) 2019 Gapeeva M.S.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.