Security and rescue research of the burial ground "Brotherly 1st barrows"on the territory of the Chechen Republic in 2018

Abstract


In June-October 2018 Terek complex archaeological expedition ("scientific and production center "Dagestan archaeological service"), Caucasian expedition (Institute of archeology RAS) and Chechen expedition (Institute of humanitarian research of the Academy of Sciences of the CR), bringing together experts from Vladikavkaz, Volgograd, Grozny, Makhachkala, Moscow, Simferopol, etc., at the expense of PJSC "Gazprom" / LLC "Gazprominvest" (St. Petersburg) and LLC "Kirus" (Grozny), we conducted security and rescue research in the territory of the super – terrechny district of the Chechen Republic in the area of construction of the main gas pipeline "Mozdok-Grozny". Of greatest interest are the materials of the burial ground "Fraternal 1st mounds" (162 burial complex), Dating from the III-IV centuries ad and is the necropolis of the Fraternal 1st settlement, Dating from the early stage of the Alanian culture. The named necropolis occupies an approximate territory of 6.5 x 3.5-2 km.

In the present article the General review of the investigated burials of the named barrow burial ground which many embankments are destroyed as a result of economic activity is presented. The result of this work was excavated barrow 162 and beskarkasnyh funeral complex. The vast majority of burials were made in catacombs of type I (the long axis of the chamber is perpendicular to the long axis of the entrance pit). The investigated sample of burials makes it possible to consider this monument a reference to the territory of the Middle Primerica at the specified time. The population, which left the burial grounds type "Fraternal 1st barrows", participated in the cultural and historical processes in the territory West of the Caspian sea, where their presence is recorded in the Terek-Sulak interfluve in the second half of the III century ad, and from the middle of IV century BC, in southern Dagestan, where, according to information from written sources, localized "Country land".


В июне-октябре 2018 г. Терская комплексная археологическая экспедиция (ООО «Научно-производственный центр «Дагестанская археологическая служба»»), Кавказская экспедиция (Институт археологии РАН) и Чеченская экспедиция (Институт гуманитарных исследований АН ЧР), объединившие специалистов из Владикавказа, Волгограда, Грозного, Махачкалы, Москвы, Симферополя и др., на средства ПАО «Газпром» / ООО «Газпроминвест» (Санкт-Петербург) и ООО «Кирус» (Грозный), провели широкомасштабные охранно-спасательные исследования на территории Надтеречного района Чеченской Республики, в зоне строительства магистрального газопровода «Моздок–Грозный». Наибольший интерес представляют материалы могильника «Братские 1-е курганы». В настоящей статье представлен общий обзор исследованных погребений данного курганного могильника.
Могильник «Братские 1-е курганы» расположен между сел. Братское Надтеречного района Чеченской Республики и административной границей с Республикой Северная Осетия-­Алания. С севера он ограничен обрывом коренного берега р. Терек. К западу от административной границы Чеченской Республики могильник продолжается на территории Моздокского района РСО-Алания, носит название «Октябрьский I» и образует с «Братскими 1-и курганами» единый некрополь. Большая часть могильника находится на полях и в настоящее время подвергается интенсивной распашке (насыпи полностью распаханы). Лишь северная часть могильника, расположенная на высоком правом берегу Терека, не распахивается, но интенсивно застраивается (сел. Братское). Могильник «Братские 1-е курганы» принадлежит Братскому 1-му городищу [1, с. 8; 2, с. 68] раннего этапа аланской культуры, расположенному на высоком правом берегу р. Терек на территории сел. Братское. В настоящее время правый берег р. Терек находится под застройкой селения и интенсивно размывается рекой. Учитывая распространение курганов вокруг Братского 1-го городища, можно говорить о том, что могильники «Братские 1-е курганы» и «Братские 2-е курганы» являются единым некрополем данного городища, который занимает территорию, примерно, 6,5х3,5–2 км.
Первые исследования могильника «Братские 1-е курганы» были проведены в 1963 г. Р.М. Мунчаевым, который раскопал 5 подкурганных катакомб аланской культуры, находившихся в 2–3 км от границы селения того времени [3; 4] и датирующихся серединой – второй половиной III в. н.э. В 1971 г. М.П. Абрамова исследовала 6 курганов середины – второй половины IV в. н.э. могильника «Октябрьский I» на территории Моздокского района СОАССР [5; 6], который, как уже говорилось, вместе «Братскими 1-и курганами» образуют единый некрополь.
В результате работ 2018 г. на участке площадью 6,2 га было (рис. 1) исследовано 162 курганных и бескурганных погребальных комплекса раннего этапа аланской культуры Северного Кавказа, датирующихся от первой половины III до середины – третьей четверти IV в. н.э.
Насыпи большинства курганов вследствие распашки визуально не прослеживались. Подкурганные погребения были окружены ровиками округлой или квадратной/прямоугольной в плане формы (рис. 2), как правило, с двумя (изредка с одним или тремя) разрывами в контуре (перемычками) в северной и южной частях. В сечении ровики трапециевидной формы. Диаметр округлых ровиков варьировал от 10 до 40 м, размеры квадратных – до 36х36 м; ширина на уровне материка – от 0,3 м до 1,5 м, глубина от уровня материка – от 0,1–0,2 м до 0,7 м. В заполнении изредка встречались фрагменты сосудов и кости животных, по всей видимости, связанные с поминальными ритуалами.
Абсолютное большинство погребений было совершено в катакомбах типа I (по К.Ф. Смирнову) [7; 8] (длинная ось камеры перпендикулярна длинной оси входной ямы) (рис. 3; 5, 1). Входные ямы трапециевидной или прямоугольной в плане формы, размерами от 1,5х1 м до 4,5х2,5 м, ориентированы длинной осью широтно с небольшими отклонениями. Глубина входных ям от древнего горизонта варьирует от 1,5 до 5 м. Камеры овальной и прямоугольной в плане формы ориентированы меридионально и находились у западных стенок входных ям. Свод понижался от входа к передней стенке входной ямы (в погребениях первой половины – середины III в. н.э.) или был вынесен вверх от входа (для катакомб второй половины III – IV в. н.э.). Помимо катакомб исследовано 17 захоронений в подбоях (6) и ямах (11).
Почти все данные погребения безынветарные. Погребенные в подбоях и частично в ямах имели западную ориентировку. Судя по инвентарю, встреченному в двух комплексах, они связаны с данным некрополем. Погребенные в ямах с иной ориентировкой (восток, ЮВ) достоверно не атрибутируются. Ориентировка погребенных в катакомбах – головой налево от входа (в южном секторе). Погребенные во всех формах погребальных сооружений укладывались преимущественно в вытянутом положении на спине; реже на спине с согнутыми в коленях ногами или скорченном положении на боку. Под погребенными фиксировались остатки подстилок из плетеного камыша; прослеживался также тлен от покрытия дна камер корой. В катакомбах второй половины III–IV в. н.э. дно камеры посыпалось слоем (толщиной от 1 до 4 см) древесного угля от сожжения на стороне веток и сучьев.
Большая часть погребений в древности подверглась ограблению, что снижает степень информативности раскопанных комплексов. Погребальный инвентарь содержал наборы керамической посуды, импортные бронзовые сосуды, украшения (стеклянные и каменные бусы, серьги, нашивные бляшки и др.), металлическую гарнитуру костюма (пряжки, наконечники ремней, фибулы, петли), предметы вооружения (мечи, кинжалы, наконечник копья), уздечные наборы, предметы быта (ножи, шилья), предметы культового назначения (куски мела).
Для характеристики нижней хронологической границы (первая половина III в. н.э.) исследованной выборки погребений характерны пряжки с круглыми и овальными рамками, прогнутыми язычками без уступа у основания и прямоугольными или округлыми щитками (рис. 4, 12,17,18) (П1, П2а, П2б) [9, с. 195, 209. Рис. 1; 2), пружинные одночленные фибулы с завитком на конце пластинчатого приемника группы 13 варианта 3 по А.К. Амброзу [10, с. 46] (рис. 4, 13), [11, с. 134. Рис. 134, 1-5), одночленные сильно профилированные фибулы с нижней тетивой группы 11 варианта II-1 по А.К. Амброзу (10, с. 42) (рис. 4, 6,7; 5, 7,8) [11, с. 134–135. Рис. 135, 4-7; 12, с. 52–53), бронзовые петли (рис. 4, 8,9) [11, с. 138. Рис. 139, 5-16), золотые серьги с гроздьями шариков, спаянные из двух полых полусфер и украшенные зернью (рис. 4, 10,11) [11, с. 137. Рис. 139, 17-20; 13, рис. 490, 9).
Особый интерес представляет парадный сбруйный набор из кургана 63, обнаруженный в тайнике у задней стенки входной ямы (рис. 6). Судя по его конструкции, морфологии и стилистике ременных гарнитур (рис. 6, 1-5,7), а также по тисненым изображениям волка на прямоугольных накладках (рис. 6, 6), он напрямую соотносится с небольшой, но выразительной серией подобных сбруйных наборов из Бесланского могильника, датирующихся первой половиной – серединой III в. н.э. и выполненных в «зверином стиле аланской культуры Северного Кавказа» [14, с. 179]. Важно также отметить находки уздечных украшений в зверином стиле из могильника «Октябрьский I» [5, рис. 193; 6, рис. 1, 5,8; 3, 6,7; 14, рис. 20, 3. с. 177), которые на сегодняшний день маркируют верхнюю хронологическую границу стиля, уходящую в середину – вторую половину IV в. н.э. [14, с. 179].
Для обоснования датировки наиболее поздних комплексов в исследованной выборке показательны находки небольших двучленных лучковых фибул (рис. 7, 1-4), характерных для IV в. н.э. [15, с. 88. Рис. 198], пряжек с овальной рамкой, утолщенной в передней части, овальным щитком и прямым язычком, доходящим в передней части до середины сечения рамки и высоким уступом у основания (рис. 7, 5,6) П10 [9, рис. 2. с. 196], с основным периодом распространения во второй и третьей четвертях IV в. н.э. [15, с. 99. Рис. 203], а также одночастных фасетированных наконечников-подвесок с небольшим округлым расширением в нижней части, используемых в качестве украшения женского костюма (рис. 7, 7) [15, с. 102–103. Рис. 206, 3].
Исследованная выборка погребений курганного могильника «Братские 1-е курганы» дает возможность считать данный памятник опорным для раннего этапа аланской культуры территории Среднего Притеречья. Особенностями группы памятников данного района («Братские 1-е курганы», «Киевский I», «Октябрьский I», «Виноградное») является широтная ориентировка входных ям [16, с. 9–10, 97; 17, с. 230], что отличает их от некрополей городищ предгорной полосы, где доминирует меридиональная ориентировка. Отличия также фиксируются в расположении перемычек у ровиков, нахождении под одной насыпью (внутри ровика) двух или трех погребений и, в ряде случаев, использовании катакомб для многоразовых захоронений, что неизвестно в контексте некрополей данной культуры предгорной полосы. В одном из случаев встречена двухкамерная катакомба. Регулярное присутствие в погребениях могильника «Братские 1-е курганы» крупных одноручных и двуручных кувшинов во входных ямах также можно считать спецификой погребального обряда. Есть различия, касающиеся набора форм в керамическом комплексе. Перечисленные особенности свидетельствуют о том, что население Среднего Притеречья является мигрантом с территории предгорной полосы центральных и восточных районов Северного Кавказа. Об этом говорят не только вышеуказанные отличия, но и меньшая степень унификации в обряде по сравнению с некрополями населения предгорий. Не противоречит данному заключению и оценка хронологии материалов могильника «Братские 1-е курганы» и ему подобных, где их нижняя хронологическая граница позже (первая половина III в. н.э.), чем у памятников предгорий.
Не менее важным является то, что население, оставившее могильники Среднего Притеречья типа «Братских 1-х курганов», активно участвовало в культурно-исторических процессах на территории Западного Прикаспия, где их присутствие фиксируется в Терско-Сулакском междуречье в середине – второй половине III в. н.э., а с середины IV в. н.э. – в Южном Дагестане, где, судя по информации из письменных источников, локализуется «Страна маскутов» [15; 18].

Vladimir U Malashev

The Institute of Archeology Russian Academy of Science

Author for correspondence.
Email: malashev@yandex.ru
ORCID iD: 0000-0002-1276-7650
https://independent.academia.edu/VladimirMalashev

Russian Federation, Moscow

Bio Statement: PhD (in Archeology), Senior Researcher of the Department of Scythian-Sarmatian Archeology

 

Researcher focus: Sarmatian cultures, Alan culture, chronology, cultural genesis, migration in the Caucasus

Rabadan G Magomedov

The Institute of History, Archaeology and Ethnography of the Daghestan Scientific Centre of RAS

Email: mag-rabadan@yandex.ru

Russian Federation, Makhachkala  

PhD (in History)

Senior Researcher

Felix S. Dzutsev

LLC "Archaeological center"

Email: arh-c@mail.ru

Russian Federation, Vladikavkaz

General Director

Hamid M. Mamaev

Institute of humanitarian studies of the Academy of Sciences of the Chechen Republic

Email: mamaev.07@list.ru

Russian Federation, Grozny

Associate Director

Mikhail V. Krivosheev

Volgograd State University

Email: tuaf@mail.ru

Russian Federation, Volgograd

PhD (in History)

Senior Researcher

  • Abramova M. P. report on archaeological research in Kabardino-Balkaria and North Ossetia in 1971 // Archive Institute of archaeology RAS. R-1. No. 4455, 4455a.
  • Abramova M. P. Catecholborane IV-V centuries BC from Northern Ossetia // CA.1975. No. 1.P. 213-233.
  • Abramova M. P. Early Alans of the North Caucasus. M.: Institute of archaeology RAS, 1997. 165 PP.
  • Gabuev T. A. alanskie mounds near the Kiev settlement in the Mozdok district of North Ossetia / / E. I. Krupnov and the development of the archaeology of the North Caucasus. XXVIII Krupnov readings. Materials of the International scientific conference. Moscow, 21-25 April 2014 / Resp. ed. D. S. Korobov. M.: Institute of archaeology RAS. P. 229-230.
  • Gabuev, T. V. Malashev, Monuments of early Alans of the Central regions of the North Caucasus. M.: Taus, 2009. 468 p.
  • Kruglov, P., 1938. Archaeological excavations in Chechen-Ingushetia in the summer of 1936 / / Notes of the Chechen-Ingush Institute of language and history. Grozny.
  • Malyshev V. Y. Periodization belt typefaces of the late Sarmatian time // Sarmatians and their neighbours on the don. Vol. 1. Rostov-on-don: Terra, 2000. P. 194-232.
  • Malashev V. report On the study of Beslan mogilnik in the right Bank of the Republic of North Ossetia-Alania in 2011 (in the area of construction of the highway M-29 "Caucasus" on the site of Beslan) // Archive Of the Institute of archaeology RAS. 2012. R-1. № 30168-30170.
  • Monuments of the North Caucasian steppes and their traditions in the burial mounds of the North-Eastern Caucasus of the second half of the II-the middle of the 5th century: Institute of archaeology RAS, 2016. 208 p.
  • Malashev V. Yu., Gadzhiev M. S., L. S. Ilyukov Country land in the Western Caspian. Burial mounds of the Caspian Dagestan III-V centuries ad Makhachkala: publishing house Mavraev, 2015. 452 p.
  • Malashev, V. Yu., Dzutsev, Appendix 2. Ceremonial harness sets of the III century ad from Beslan burial ground and the problem of adding the Alanian culture of the North Caucasus / / in the book.: Monuments of the North Caucasian steppes srednosarmatian culture and their traditions in the burial mounds of the North-Eastern Caucasus of the second half of II – mid-V century Ad: Institute of archaeology RAS, 2016. C. 164-206.
  • Mamaev H. M., Mamaev R. H. Archaeological monuments of the Nadterechny area (materials to the archaeological map) // Bulletin Of the Academy of Sciences of the Chechen Republic. № 2 (19). 2013. P. 68-72.
  • Munchaev R. M. Full report on the work of the North Caucasian archaeological expedition in 1963 / / Archive of IA RAS. R-1. No. 2673.
  • Munchaev R. M. New Sarmatian monuments of Chechen-Ingushetia / / Soviet archaeology. 1965. No. 2. P. 174-184.

Supplementary files

There are no supplementary files to display.

Views

Abstract - 97

PDF (Russian) - 97

PlumX


Copyright (c) 2019 Malashev V.U., Magomedov R.G., Dzutsev F.S., Mamaev H.M., Krivosheev M.V.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.