CARVED STONES of the XV Century FROM the VILLAGES. KUBACHI WITH NAMES MADE THEM MASTERS

Abstract


The article describes the monuments of stone-cutting art of the XV century-six architectural details and one gravestone monument of highly artistic decoration of villages. Kubachi, on which are carved the names of the craftsmen who made them. Discusses the features of the decorative trim of carved stones. It is noted that not all master stone – cutters, who worked in the middle ages, tried to immortalize themselves, putting on their works inscriptions with their names. Only a few of them left their names on the work they performed. Therefore, a great number of carved stones, architectural details and tombstones from the village of Kubachi, as well as tombstones from neighbouring settlements – Calamarata, Ashty, Damage and other remain nameless.

The tomb of the XV century described in the article, decorated at a high artistic level with calligraphically executed decorative Arabic inscription in the style of "blooming kufi" on the background of elegant floral ornament, is considered as an outstanding work of stone-cutting art, created in the middle ages in the villages. Kubachi. It is the only one among the gravestones studied by researchers to the present time, which presents the name of the master of stone – Carver, calligrapher and ornamentalist Jarak – a talented artist of decorative and applied art.


В
XIII
XV
вв. в крупнейшем художественном центре Дагестана – селении Кубачи – было
создано огромное количество выдающихся произведений декоративно-прикладного искус
-
ства. К ним относятся каменные рельефы – детали архитектурного декора с различными
изобразительными сюжетами, орнаментом и декоративными арабскими надписями; мемо
-
риальные (надмогильные) памятники с арабской эпиграфикой, растительным орнаментом и
декоративной каллиграфией, доведенной до высокой степени совершенства; литые бронзо
-
вые котлы высокохудожественной отделки с различными орнаментальными композициями
и изобразительными сюжетами; памятники искусства резьбы по дереву (
минбары
, детали
михрабов
, резные двери, опорные столбы и т.д.); образцы холодного оружия и др.
Каменные рельефы украшали несохранившиеся до настоящего времени (за исключением
Большой пятничной мечети «Хвала мишит» (XV в.), находящейся ныне в полуразрушенном
состоянии в нижнем квартале старой части селения Кубачи) различные по своему функцио
-
нальному назначению здания. Среди этих зданий совершенством архитектурно-планировоч
-
ного решения, а также необычайно богатой и яркой декоративной отделкой каменными ре
-
льефами, вероятно, еще и несохранившимися до настоящего времени резными деревянными
деталями (двери, опорные столбы и др.) выделялось здание дворцового типа «Хвала хъулбе»
(Большие дома), принадлежавшее высшему органу местного самоуправления «Чине» – сове
-
ту старейшин Кубачинского «вольного общества».
Своеобразием архитектурно-конструктивного решения и богатой декоративной отделкой
отличался и дом «Гулалла хьал» (Дом сообщества молодых неженатых мужчин), принадле
-
жавший членам кубачинского мужского союза «Гулалла акь букьун». Рельефами были укра
-
шены культовые и учебные постройки – Большая мечеть и квартальные мечети, медресе, а
также отдельные жилые дома.
В отмеченное время в сел. Кубачи работали мастера архитектурно-декоративных работ,
которые занимались изготовлением резных камней, предназначенных для отделки перечис
-
ленных выше зданий. В то время были еще мастера-резчики по камню, которые специализи
-
ровались в изготовлении надмогильных памятников высокохудожественной отделки узор
-
но-эпиграфическими композициями [1, с. 80].
На средневековых произведениях искусства резьбы по камню встречается крайне мало
имен изготовивших их мастеров. Поэтому многочисленные памятники резьбы по камню
остаются безымянными, в отличие от бронзовых котлов XIII–XV вв. так называемого откры
-
того типа, снабженных именами изготовивших их мастеров [2, с. 41, 117–118; 3, с. 38–42; 4, с.
427–433; 5, с. 136–138, 481–482, рис. 106–110.].
Выявление имен мастеров, работавших в средние века в Кубачи, представляет значитель
-
ный интерес, как для историков, так и для искусствоведов. Нам важно знать, кто изготовил
высокохудожественные произведения камнерезного искусства, арабской эпиграфики и де
-
коративной каллиграфии, как звали этих искусных и талантливых художников декоратив
-
но-прикладного искусства прошлого, оставивших яркий след в истории искусства селения
Кубачи и Дагестана в целом.
Из числа памятников камнерезного искусства – архитектурных деталей и надмогильных
памятников с именами изготовивших их мастеров четыре изданы нами [5, с. 467, рис. 75; с.
459, рис. 54; с. 554, рис. 291; 6, с. 294, рис. 170]. Один из них – надгробие XV в. с именем масте
-
ра-камнереза, каллиграфа и орнаменталиста Джарака – издано без описания и без указания
имени мастера [1, с. 94, рис. 6].
Архитектурные детали с именами изготовивших их мастеров Ча’ман и Х.б.т.р. (?) тоже
изданы без описания – только в виде иллюстрации [5, с. 98, 459, рис. 54; с. 357, 554, рис. 291].

 
Т. 14. No 4. 2018
119
В данной статье публикуются рельефы – архитектурные детали и надмогильная стела
XV
в. из Кубачи с именами изготовивших их мастеров, в том числе ранее опубликованные,
с некоторыми дополнениями и уточнениями в их описании и датировке. Опишем сначала
детали архитектурного декора.
В Национальном музее Республики Дагестан им. А.А. Тахо-Годи (НМ РД) хранится ка
-
менный рельеф (No 1) вытянуто четырехугольной формы (51,5х17х7см) с рельефной арабской
надписью в верхней половине и растительным орнаментом в нижней части (рис. 1). Надпись
начинается с изречения (
шахада
) «Нет божества кроме Аллаха, Мухаммад...». Но изречение
это не доведено до конца (концовка подразумевается – «...посланник Аллаха»). Далее, после
имени Пророка, следует другая надпись: «Произносящий это будет спасен»
1
. Правая полови
-
на надписи выполнена рельефными арабскими буквами в стиле поздний «цветущий куфи»,
отделанными полутрилистниками или полупальметтами, а левая часть надписи по стилю на
-
писания букв значительно отличается от правой. На ствол буквы
лам
первой части надписи
нанесена в вертикальном положении врезная арабская надпись с домусульманским именем
мастера: «Изготовил этот камень Х.б.т.р.». Врезные мелкие графические надписи нанесены
еще на правый конец рельефной горизонтальной полоски, разделяющей декор рельефа на
две половины – верхнюю и нижнюю. Мелкая графическая вертикальная надпись нанесена и
на левый нижний конец рельефа. Разобрать эти надписи не удалось, возможно, они не араб
-
ские, как полагают М.Г. Шехмагомедов и Ш.Ш. Шихалиев.
В нижней половине рельефа высечен растительный орнамент в виде вьюнка сложной
структуры, представляющий собой волнистый побег стебля со спирально скрученными от
-
ветвлениями. Стебель и ответвления несут трилистники, полутрилистники, изогнутых форм
листочки, завитки. Ответвления волнистого стебля скручены в направлении, обратном дви
-
жению стебля, пересекают его в двух местах и стебель предыдущего ответвления и оканчива
-
ются трилистниками. Стебель и его ответвления образуют фигуру в виде горизонтально нари
-
сованной восьмёрки (∞). Наиболее крупные полутрилистники проработаны дополнительной
орнаментальной резьбой в виде полутрилистников или полупальметт.
Высокий уровень резьбы, совершенство орнаментальной композиции, декоративная от
-
делка букв рельефной арабской надписи свидетельствуют о том, что рассматриваемая архи
-
тектурная деталь изготовлена опытным профессиональным резчиком по камню – мастером
архитектурно-декоративных работ.
Какому зданию принадлежал изучаемый рельеф ныне трудно установить. Можно предполо
-
жить, что он входил в кладку фасада одной из средневековых квартальных мечетей сел. Кубачи.
Трудно определить и точную дату рельефа. Но с учётом близости представленной на его
верхней правой стороне надписи к надписи, высеченной на рельефе, находящемся в кладке
южной стороны аркады Большой мечети
XV
в. в сел. Кубачи [5, с. 105, 464, рис. 69, левый
рельеф], рассматриваемый рельеф можно отнести к середине
XV
в. Близкая декоративная от
-
делка арабских букв полутрилистниками и полупальметтами встречается и среди декоратив
-
ных надписей, высеченных на надмогильных памятниках того же времени из селений Кубачи
и Калакорейш. Орнаментальная композиция в виде вьюнка сложной структуры на рельефе с
именем изготовившего его мастера Х. б. т. р. нередко встречается в декоре надгробий, датиру
-
емых первой половиной
XV
в. из сел. Кубачи.
Второй рельеф с именем изготовившего его мастера-камнереза находится в западной
части северной стены Большой мечети, с левой стороны дверного проема подсобного по
-
мещения для ритуального инвентаря, на высоте 2,3 м от пола (рис. 2). Рельеф представляет
собой крупный четырёхугольный каменный блок (ширина вверху 38,5 см, внизу 33 см, вы
-
сота 39 см), над которым выступает (вверху на 7 см, внизу 1,5 см) круглый медальон с зао
-
стрённым верхом. На тщательно сглаженную поверхность медальона нанесена круговая ре
-
льефная арабская надпись, выполненная в стиле «цветущий куфи» и на фоне растительного
орнамента. Надпись заключена в рельефную рамку, повторяющую контур медальона. Она
1
Перевод выполнен ведущим научным сотрудником Отдела востоковедения ИИАЭ ДНЦ РАН, кандидатом
исторических наук Ш.Ш. Шихалиевым и научным сотрудником Отдела востоковедения того же института М.Г.
Шехмагомедовым, которым выражаю огромную благодарность.

 
История, археология и этнография Кавказа
120
представляет собой формулу единобожия: «Нет божества кроме Аллаха, Мухаммад – его
посланник. Истина». Буквы надписи отделаны декоративно и проработаны дополнительно
мелкой узорной резьбой в виде трилистников, полутрилистников, полупальметт, листиков,
двойных или тройных дужек.
Орнамент представляет собой вьющийся слева направо стебель с отходящими в его обе
стороны различных форм листочками, полутрилистниками и полупальметтами, детализиро
-
ванными мелкой узорной резьбой. Ответвления стебля спирально скручены и оканчиваются
трилистниками.
В центре медальона высечен рельефный растительный орнамент в виде плетенки слож
-
ной структуры с взаимно пересекающимися в разных направлениях стеблями, снабженными
различных форм листочками, трилистниками, полутрилистниками и т.д. Плетенка построе
-
на на основе шести сторон симметрии – вертикальной, горизонтальной и диагональной. В ее
центре находится шестиконечная звезда (гексаграмма), а окружность плетенки имеет соот
-
ветственно ей шесть лучей (выступов).
Верхние и нижние углы вокруг рельефного медальона, а также боковые края каменного
блока фактурно обработаны точечными ямками.
Орнаментально-эпиграфическая резьба рельефа выполнена на высоком художественном
уровне профессиональным резчиком по камню. Им был Рамазан, имя которого нанесено на
самый верхний левый край медальона врезной арабской надписью (перевод старшего науч
-
ного сотрудника Отдела востоковедения ИИАЭ ДНЦ РАН Х.А. Омарова): «Работал Рамазан.
Да помилует его Аллах и всех нас».
Рельеф был изготовлен в середине 70-х годов
XV
в. в период строительства Большой ме
-
чети. Аналогичный описанному выше рельеф находится в кладке южной стороны восточного
конца аркады мечети (рис. 3). На нём нет имени изготовившего его мастера. Но он представ
-
ляет интерес в плане сопоставления его с рельефом (No 2), изготовленным резчиком по кам
-
ню Рамазаном. Опишем его, обозначив под No 2а.
Рельеф расположен над замковым камнем первой арки, на ее южной стороне. Он пред
-
ставляет собой крупный четырёхугольный каменный блок (38х40 см), над которым рельефно
выступает (вверху на 6 см, внизу на 2 см) круглый медальон с заостренным верхом (рис. 3). На
тщательно сглаженную поверхность медальона нанесена круговая рельефная арабская над
-
пись в стиле «цветущий куфи»: «Нет божества кроме Аллаха, Мухаммад – его посланник. Ис
-
тина». Надпись заключена в рельефную рамку, повторяющую контуры медальона. Фон над
-
писи заполнен рельефным растительным орнаментом в виде волнистого стебля, от которого
отходят спирально скрученные побеги, завершающиеся разных форм листочками, трилист
-
никами или пятичастными пальметтами, проработанными мелкой узорной резьбой. Буквы
надписи трактованы декоративно и отделаны мелкой графической орнаментальной резьбой.
Центр медальона занимает рельефный растительный орнамент в виде плетенки сложной
структуры с взаимно пересекающимися стеблями, снабженными листочками, трилистника
-
ми, пальметтами и т.д.
Плетенка, как и плетенка на рельефе с именем мастера Рамазана, построена на основе ше
-
сти сторон симметрии – в её центре находится шестиконечная звезда (гексаграмма), а окруж
-
ность плетенки имеет соответственно ей шесть одинаковых между собой окончаний в виде
развёрнутых по боковым сторонам полутрилистников.
Верхние и нижние углы каменного блока обработаны фактурно точечными ямками. Над
-
пись и орнамент выполнены на высоком художественном уровне профессиональным резчи
-
ком по камню. Хотя форма, техника резьбы, узорно-эпиграфическая композиция данного
рельефа почти такие же, как у рельефа No 2, но в стиле резьбы имеются различия. Возможно,
рельефы эти изготовлены в разное время, разными мастерами. Если бы данный рельеф был
изготовлен мастером-резчиком Рамазаном, то на нём тоже было бы высечено его имя. Воз
-
можно, рельеф No 3 был высечен несколько позднее рассматриваемого здесь рельефа No 2 по
образцу последнего, изготовленного возможно в 834 г. хиджры / 1430–31 гг. для Джума-ме
-
чети и затем перенесённого в конструкцию аркады Большой мечети.
Третий рельеф (рис. 4) с именем изготовившего его мастера-камнереза Ча’мана (Ша’ба
-
на?) находится во внутренней кладке левой стороны входного проема в бывшее здание би
-

 
Т. 14. No 4. 2018
121
блиотеки (избы-читальни), построенной в конце 1930-х гг. в восточном конце Большой мече
-
ти. Проем обращен на запад. Рельеф первоначально находился, по всей вероятности, в кладке
стены южного нефа мечети. После того, как неф был разобран в конце 1930-х гг. из-за его
ветхости и угрозы обвала на дорогу, пролегающую вдоль нефа и ведущую к водоразборному
источнику «Дакила», а также в средний и верхний кварталы селения Кубачи, рельеф был пе
-
ренесён в кладку стены здания библиотеки. Он был вмонтирован в угловую кладку дверного
проема, на высоте 0,30 м от пола.
Рельеф представляет собой четырёхугольный каменный блок (22х27,5 см). На его очень
тщательно заглаженную (почти полированную) лицевую поверхность нанесён рельефный
растительный орнамент, заключённый в четырёхугольную рамку. Рельеф низкий. Орнамент,
густо покрывающий поверхность камня, довольно крупный, шестисторонней относительной
симметрии: левой – правой, верхней – нижней и диагональной.
Орнамент визуально не кажется крупным ввиду того, что его элементы – разных форм
пальметты, полупальметты, трилистники, полутрилистники, листочки и т.д. – отделаны мел
-
кой графической резьбой полупальметтами, полутрилистниками, завитками, многолепестко
-
выми полупальметтами.
Орнаментальная композиция обрамлена четырехугольной рельефной рамкой. По краям
рельефа оставлены сравнительно широкие поля, на которые нанесена мелкая графическая
арабская надпись почерком насх: «Работал Ча’ман. Да помилует его Аллах и всех нас в день
C
уда» (перевод востоковеда-арабиста Х.А. Омарова). Рельеф был изготовлен, вероятно, для
Большой мечети в период ее строительства в 881 г. хиджры / 1476–77 гг.
Четвертый рельеф (рис. 5), на котором было высечено имя изготовившего его камнереза
(ныне не сохранилось), находится в кладке стены южного фасада бывшей библиотеки (из
-
бы-читальни), под западным оконным проемом, ниже на 3 ряда кладки стены. Первоначаль
-
но он располагался, вероятно, в конструкции южного нефа Большой мечети. Впоследствии,
после того, как снесли южный неф, в период строительства библиотеки этот рельеф и еще
несколько рельефов были перенесены в здание библиотеки.
Рельеф представляет собой четырехугольный каменный блок (30х40 см), густо покрытый
с лицевой стороны арабской надписью, выполненной в стиле позднего «цветущего куфи» на
фоне растительного орнамента. Верхние и нижние концы стволов букв декоративно отдела
-
ны полупальметтами или полутрилистниками. Орнамент, составляющий фон надписи, пред
-
ставляет собой плавно вьющийся стебель с отходящими от него элементами растительного
орнамента в виде разных форм листочков, трилистников, полупальметт и т.д. От стеблей от
-
ходят спирально скрученные ответвления, несущие листочки, трилистники, полупальметты,
густо заполняющие промежутки между буквами.
По краям надписи оставлены сравнительно широкие полоски, покрытые врезной (гра
-
фической) арабской надписью, в значительной степени поврежденной, особенно в нижнем
конце рельефа и в его верхнем левом углу из-за того, что в этих местах камень отслоился. Ре
-
льефная надпись на камне в переводе Л.И. Лаврова гласит: «Владыка Аллах» [8, с. 54, No 764].
Графическая же надпись осталась не переведенной ввиду того, что фотография надписи, дан
-
ная искусствоведом Э.В. Кильчевской для перевода Л.И. Лаврову, оказалась некачественной,
а врезная надпись из мелких букв – малозаметной. В переводе А.Р. Шихсаидова рельефная
надпись читается так: «Царство принадлежит Аллаху». Графическая надпись на обрамляю
-
щей рельефную надпись рамке читается не полностью ввиду того, что края камня, как уже
отмечалось, отслоились. Можно разобрать лишь: «(этот) мир – час ... сделал ... милость Ал
-
лаха над ним .... живой, сущий». После слова «сделал» должно быть имя мастера-резчика по
камню, но оно не сохранилось. Лицевая поверхность рельефа до нанесения резьбы была тща
-
тельно сглажена, а после нанесения надписи и орнамента покрашена в красный цвет, ныне
частично сошедший.
Рельеф No 4 был изготовлен мастером архитектурно-декоративных работ в 70-х годах
XV
в. для Большой мечети.
Пятый рельеф (18х14,5х10,5 см) из Кубачи с именем изготовившего его мастера-
камнереза выполнен графической (врезной) арабской надписью по краю четырехугольной

 
История, археология и этнография Кавказа
122
формы каменного блока (рис. 6), находится в экспозиции Археолого-этнографического музея
Института истории, археологии и этнографии ДНЦ РАН. Лицевая сторона камня тщательно
выровнена и сглажена. На нее нанесена рельефная арабская надпись в стиле «цветущего куфи»,
выполненная на фоне растительного орнамента в виде вьющегося в разные стороны стебля,
несущего трилистники, полутрилистники, листочки изогнутых форм. Орнамент, который
компактно заполняет свободные промежутки между буквами, отделан дополнительной
графической узорной резьбой. Врезными завитками отделаны и верхние концы букв
алеф
и
лам
. Графическая резьба орнамента и букв надписи усиливают декоративную выразительность
всей резьбы рельефа и связывает весь декор в единое гармоничное целое.
Надпись с орнаментом обрамляет четырехугольная рельефная рамка по краям камня. На
рамку с правой стороны, а также на нижнюю и левую части рамки нанесена врезная арабская
надпись почерком
полукуфи
с элементами
насха
. В нижней части и с левой стороны надпись
повреждена мелкими сколами, и разобрать ее трудно. Надпись на правой стороне рамки ре
-
льефа прочитана М.Г. Шехмагомедовым: «Работа Ахмада сына Абдулы». Рельефная надпись
на камне прочитана им же: «Величие». Надпись эта, вероятно, имела продолжение – «при
-
надлежит Аллаху, единому, всепобеждающему» – на другом каменном блоке, вставленном в
кладку стены (неизвестного нам здания) с левой стороны данного рельефа. Такое изречение
встречается на мусульманских надмогильных памятниках XIV–XVI в. в сел. Кубачи, Кала
-
корейш и других населенных пунктах Дагестана, а также на архитектурных деталях [4, с.
39–40; 9, с. 80].
Рельеф с именем Ахмада был найден среди развалин старого здания в нижнем квартале
Кубачи. Вероятно, первоначально он находился в кладке стены одной из сельских кварталь
-
ных мечетей.
Исходя из особенностей декоративной отделки рельефной арабской надписи и стиля ор
-
намента на фоне надписи, рельеф можно датировать XV в.
Имя еще одного мастера-камнереза – Асада ибн Абу Бакра – представлено на рельефе No
6 (рис. 7) – архитектурной детали XV в., находящейся ныне в кладке стены восточного фасада
женской мечети («Хьунналла мишит») в нижнем квартале старой части сел. Кубачи. Рельеф
этот воспроизведен в работах Э.В. Кильчевской, А.А. Иванова и М.М. Маммаева [10, с. 140,
рис. 86 – иллюстрация некачественная: орнамент несколько искажен, а арабские надписи
плохо различимы; 11, с. 74, илл. 32 – иллюстрация тоже некачественная, резьба памятника
слабо различимая; 5, с. 467, рис. 75; 6, с. 294, рис. 170; 7, с. 118, рис. 43]. Местный житель по
-
красил рельеф «для красоты» коричневой краской, несколько исказив при этом буквы надпи
-
си и орнамент. Четкое изображение надписей и орнамента, выполненного путем прорисовки
до покраски рельефа, опубликовано нами [5, с. 467, рис. 75; 7, с. 118, рис. 43].
На четырехугольный каменный блок (28х36см) нанесена рельефная арабская надпись,
которая занимает его центральное поле. Она выполнена почерком
сульс
и содержит дату: «В
год восемьсот тридцать девятый». 839 г. хиджры соответствует 1435–36 гг. нашего летоисчис
-
ления. Свободные промежутки между буквами заполнены разных форм и размеров элемен
-
тами растительного орнамента.
Надпись с датой обрамлена сверху и по боковым краям полоской растительного орна
-
мента в виде вьюнка – волнистого побега стебля со спирально скрученными ответвлениями,
оканчивающимися трилистниками. Стебель и ответвления несут мелкие трилистники, завит
-
ки, листочки. Орнамент заключен в рельефную рамку. В нижней части рельефа, под рельеф
-
ной арабской надписью с датой находится еще одна арабская надпись в фигурном картуше,
которая гласит: «Сделал (украсил) этот камень Асад ибн Абу Бакр».
Данный рельеф был, вероятно, взят из развалин старого здания и вмонтирован в кладку
восточного фасада женской мечети при ее переделке в XIX в. В кладке стены восточного фа
-
сада мечети в 1920-х гг. находились еще 10 различных рельефов [5,
c
. 109–111], которые были
позднее извлечены и оказались в Государственном Эрмитаже и в республиканских музеях
Дагестана (ДМИИ и НМ РД).
Седьмой рельеф (рис. 8) с арабо-персидской надписью и с именем изготовившего его ма
-
стера – камнереза Ша ́бана – вставлен в середину стены западного фасада квартальной ме
-

 
Т. 14. No 4. 2018
123
чети («Хьашшалла кьватIла мишит»), расположенной в самой нижней части Кубачи [5, с.
113–117, 468–470, рис. 79]. Мечеть ныне находится в разрушенном состоянии, частично со
-
хранились лишь ее стены.
На удлиненно-четырехугольной формы каменный блок с тщательно выровненной и сгла
-
женной поверхностью нанесена рельефная надпись, выполненная на фоне растительного
орнамента в виде вьющегося справа налево волнистого стебля со спирально скрученными
ответвлениями, несущими трилистники, полутрилистники и листочки разных форм.
Надпись была опубликована А.А. Ивановым с переводом: «Сделал Ша’бан. Конец (да бу
-
дет) благополучным» [12, с. 222, рис. 8]. Об этом рельефе он писал: «Начало надписи явно
арабское. Вторую часть надписи все же следует понимать как персидскую, хотя слова здесь и
арабские. Она довольно часто встречается на иранских вещах, начиная с XIV в. На фоне над
-
писи помещен волнистый стебель с пальметтами, что сближает этот камень (как и характер
почерка) с могильными камнями, которые датируются концом XIV – первой половиной XV в.
К этому времени следует относить и этот камень Ша’бана» [12, с. 222].
Рельеф был взят из развалин старого здания и вставлен в кладку стены квартальной ме
-
чети в период ее строительства или реставрации в конце XIX в.
Кроме описанных деталей архитектурного декора имеется еще один памятник резьбы по
камню, на котором сохранилось имя изготовившего его мастера. Это надмогильный памят
-
ник, сделанный камнерезом, каллиграфом и орнаменталистом Джараком. Он находится в за
-
падном конце мусульманского кладбища «Бидахь хуппе», расположенного напротив старой
части сел. Кубачи, на горе Цицила.
Памятник был обнаружен нами в 1976 г. упавшим, лежащим на земле плашмя, декором
вверх, разбитым на две части. Тогда же он был сфотографирован в лежачем положении, а с
его декора снят эстампажный отпечаток. Линия излома памятника по горизонтали приходит
-
ся на его верхнюю, меньшую, половину.
В 2009 г. мы вновь посетили место нахождения памятника с целью его высококачествен
-
ной фотосъемки. И обнаружили, что правой половины его верхней части нет на месте. Веро
-
ятно, его утащили сельские мальчишки-подростки, чтобы продать приезжим в Кубачи тури
-
стам или работникам музеев.
Памятник представляет собой крупную каменную плиту трапециевидной формы (рис. 9).
Высота его декорированной части 144 см, ширина вверху 86 см, внизу 74 см, толщина 7,5
см. Передняя (лицевая), хорошо выровненная и тщательно сглаженная сторона отделана с
большим художественным мастерством декоративными арабскими надписями и раститель
-
ным орнаментом. По верхнему и боковым краям плиты располагается широкая (13 см) узор
-
но-эпиграфическая полоса с рельефной арабской надписью, выполненной в стиле поздний
«цветущий куфи»: «Смерть – истина, жизнь – тщетна (преходяща). Царство принадлежит
Аллаху. Смерть – чаша, каждый пьет из нее» (перевод проф. А.Р. Шихсаидова). Буквы надпи
-
си отделаны завитками, полутрилистниками или полупальметтами. Сама надпись выполнена
на фоне рельефного изящного растительного орнамента совершенной, отточено правильной
формы в виде вьюнка сложной структуры – вьющегося снизу вверх и справа налево волни
-
стого побега стебля со спирально скрученными ответвлениями, несущими полутрилистники,
полупальметты, разных форм листочки, завитки и т.д. Арабская декоративная, каллиграфи
-
ческая надпись, выполненная крупными, отделанными орнаментом буквами, четко выделя
-
ется на фоне относительно мелкого растительного орнамента. В то же время она гармонично
связана с ним в единое целое благодаря орнаментальной отделке букв.
В верхних боковых углах памятника находятся соединенные между собой полупальмет
-
ты. Их фон имеет очертания правильной формы трилистника с закругленными в концах ле
-
пестками.
Центральное поле памятника мастерски отделано растительным орнаментом, а также
арабскими надписями, заключенными в круглые с заостренным верхом медальоны. В сере
-
дине верхней части центрального поля находится круглый медальон с рельефной арабской
надписью внутри: «Это могила Мухаммада, сына Закарии...». Конец надписи трудно разо
-
брать. В конце надписи помещено, как считает А.Р. Шихсаидов, имя мастера-камнереза,

 
История, археология и этнография Кавказа
124
изготовившего надгробие – Джарак (Джарах?). Буквы надписи стилизованы и отделаны ор
-
наментальными элементами – полупальметтами, трилистниками, полутрилистниками, ли
-
сточками и др.
На верхнюю часть полукруглой полоски, обрамляющей узорно-эпиграфическую полосу и
примыкающей к верхней части центрального поля, нанесена врезная графическая арабская
надпись: «Хозяин этой могилы... Да простит Аллах ... мусульман». Надпись отслоилась и пол
-
ностью не читается.
От центра полукруглой полоски в верхней части центрального поля отходят вниз, разд
-
ваиваясь в стороны, крупные рельефные полупальметты, густо покрытые рельефным расти
-
тельным орнаментом. У левой полупальметты нижний конец обломался. Плоскорельефный
орнамент, нанесенный на крупные полупальметты, представляет собой один из вариантов
вьюнка – вьющегося снизу вверх волнистого стебля, несущего пальметты, полупальметты,
трилистники, листочки, завитки.
От рельефного круглого медальона с заостренным верхом и с надписью внутри с именем
погребенного, а также именем мастера-камнереза Джарака, отходит вниз небольшой фигур
-
ный медальон с ямкой в середине. От нижнего конца этого медальона отходят вниз, раздва
-
иваясь в стороны, крупные рельефные полупальметты, покрытые рельефным растительным
орнаментом. Последний представляет собой один из вариантов вьюнка – вьющегося в разные
стороны стебля, несущего пятилепестковые пальметты, трилистники, полутрилистники, ли
-
сточки и др.
В нижней части центрального поля находятся две параллельные друг другу рельефные
фигурные арочки, соединенные боковыми концами горизонтальных полос с внутренними
краями узорно-эпиграфической полосы. От верхнего конца вышерасположенной арочки тя
-
нется вверх короткая вертикальная полоска с обвязкой в ее середине. Обвязка отделана рас
-
тительным орнаментом. Выше располагается небольшой медальон с заостренным верхом. В
медальон заключена рельефная арабская надпись «Мухаммад» с орнаментально отделанны
-
ми буквами.
Фон декора центрального поля отделан фактурно точечными ямками, выбитыми специ
-
альным рабочим инструментом.
Декор центрального поля основан на принципе вертикальной двусторонней относитель
-
ной симметрии: в орнаментальных композициях левой и правой сторон имеются несуще
-
ственные различия. Орнамент стелы в виде усложненных вьюнков является прототипом ку
-
бачинского орнаментального мотива
мархарай
(«заросль»).
Декоративная отделка рассматриваемого памятника выполнена на высоком художествен
-
ном уровне профессиональным резчиком, по камню, связавшим все составляющие декора в
единое гармоничное целое. Следует подчеркнуть исключительно высокое мастерство резьбы
памятника – хорошо продуманная гармоничная композиция, выдержанная в сложившейся
в то время (XV в.) общей канонической схеме отделки надмогильных памятников. Высоко
-
профессиональным камнерезом Джараком проделана большая работа, он вложил в отделку
стелы огромный труд, умение, проявив при этом высокое мастерство камнереза, каллиграфа
и орнаменталиста. Выполнить в камне сравнительно мелкий орнамент совершенной компо
-
зиции на фоне рельефной декоративной арабской надписи под силу лишь опытному, высоко
-
профессиональному резчику по камню.
Следует отметить и то, что Джарак в совершенстве владел, должно быть, арабским язы
-
ком, и лишь в этом случае он мог выполнить резьбу памятника и особенно арабских надписей
безупречно, без всякого изъяна.
Памятник был поставлен, вероятно, на могилу не рядового общинника средневекового
кубачинского «вольного общества», а известной личности. Можно предположить, что над
-
могильный камень был установлен над погребением духовного лица, побывавшего в мусуль
-
манских святынях – Мекке и Медине. Чем крупнее по размеру и богаче декоративно отделан
надмогильный памятник, тем выше был прижизненный социальный статус погребенного.
Датировать памятник можно серединой XV в. с учетом того, что к этому времени средне
-
вековое искусство Кубачи достигает вершины своего развития, а растительный орнамент и

 
Т. 14. No 4. 2018
125
декоративные арабские надписи на нем, носят все признаки хорошо развитого стиля. К этому
же времени относится прием отделки надмогильных стел декоративными позднекуфически
-
ми, каллиграфически исполненными арабскими надписями, данными на фоне раститель
-
ного орнамента совершенной, развитой формы, отличающего высоким профессионализмом
исполнения.
Весьма вероятно, что Джарак изготовлял не только надмогильные памятники высокоху
-
дожественной отделки, но и каменные архитектурные детали. Но чтобы выявить детали ар
-
хитектурного декора его работы нужно специально изучить их в сравнительном плане с узор
-
но-эпиграфическим декором описанного выше надмогильного камня. Рельефы хранятся во
многих музеях – НМ РД, ДМИИ, Государственном Эрмитаже и других. Часть их сохранилась
в сел. Кубачи. Хранящиеся в Государственном Эрмитаже рельефы остаются, к сожалению,
недоступными для изучения.
Относительно этнической принадлежности мастера-камнереза Джарака следует отме
-
тить, что он был, по всей вероятности, коренным жителем сел. Кубачи. Но среди имен совре
-
менных жителей этого селения имя Джарак не встречается. Однако близкие ему антропони
-
мы имеются. Это Джапар, Джамал, Джабраил, Джаватхан, Джавлал.
Надо отметить, что многие имена кубачинцев ныне преданы забвению, ими уже не на
-
рекают ни девочек, ни мальчиков. Это такие женские имена, как Бябя, Сара, Пилла, РяпIа;
мужские Тихъхъя, Ттябяй, КьутIав, Къякъяба, КьуцIай и др. Такие имена бытовали вплоть до
начала XX в., а отмеченные выше женские имена были в ходу еще в середине XX в. Имя Джа
-
рак, возможно, относится к числу уже забытых.
Таким образом, к настоящему времени известны имена шести мастеров архитектурно-де
-
коративных работ, творивших в XV в. (в разные годы) в селении Кубачи: Х.б.т.р., Рамазан,
Ча’ман (Ша’бан?), Ахмад, Асад ибн Абу Бакр, Ша’бан. Имя седьмого мастера, высеченное на
рельефе, находящейся ныне в кладке южной стены бывшей библиотеки (избы-читальни), как
уже отмечали, не сохранилось, надпись с его именем отслоилась. Известно еще имя мастера
– камнереза, орнаменталиста и каллиграфа Джарака, вероятно, специализировавшегося на
изготовлении надмогильных памятников высокохудожественной отделки.
Количество мастеров архитектурно-декоративных работ перечисленными именами, ко
-
нечно, не исчерпывается. Многие кубачинские рельефы XIII-XVI вв. из собрания Государ
-
ственного Эрмитажа, а также сохранившиеся в сел. Кубачи, не исследованы в аспекте выявле
-
ния имен мастеров-камнерезов.
Здесь следует отметить и то, что в средние века в Кубачи работали также высококвалифи
-
цированные мастера резьбы по дереву. К ним относится мастер Хартум, изготовивший вели
-
колепный минбар для Большой мечети [5, с. 197-203, 502-508, рис. 160–180].
Высокопрофессиональным мастером-строителем в то время был Хусейн, построивший
центральную аркаду Большой мечети [5, с. 451, рис. 36] и другие сооружения. Литейщиками
бронзовых котлов работали Абу Бакр б. Ахмад, Махмуд б. Абу Бакр и др.
Перечисленными выше мастерами и теми, чьи имена еще не выявлены, были созданы
выдающиеся произведения декоративно-прикладного искусства, которые составили бесцен
-
ное национальное наследие всего Дагестана и вошли в сокровищницу мировой художествен
-
ной культуры.
Выявление авторов произведений средневекового камнерезного искусства Кубачи затра
-
гивает такой важный вопрос, как атрибуция резных камней XIII–XV
I
вв. и несколько более
позднего времени. Мы касались этого вопроса в связи с публикациями отдельных исследо
-
вателей, в которых высказывается мнение о том, что кубачинские рельефы и надмогильные
стелы с орнаментально-эпиграфическими композициями созданы не местными мастерами,
а некими пришельцами из Ближнего Востока, якобы основавшими селение Кубачи в XIII в.
[2, с. 116–117].
З.В. Доде грубо исказила и сфальсифицировала историю искусства сел. Кубачи, считая,
что все средневековые резные камни созданы монголами, захватившими это селение в ходе
своих завоеваний и обосновавшихся там. Она черным по белому неоднократно пишет о мон
-
гольской атрибуции кубачинских рельефов – деталей архитектурного декора [13, с. 69–70; 14,

 
История, археология и этнография Кавказа
126
с. 337]. Монгольскую атрибуцию кубачинских резных камней З.В. Доде считает «предложен
-
ным ею принципиально новым направлением для исследования кубачинских памятников»
[14, с. 338]. Грубая фальсификация З.В. Доде истории искусства Кубачи А.Дж. Магомедов вы
-
дает за «новое слово в науке», т.е. за крупное научное открытие [15, с. 114–115].
Изучение средневековых памятников камнерезного искусства сел. Кубачи, выявление
имен создавших их мастеров (хотя и немногочисленных) показывает, что резные камни XIII-
XV
I
вв. изготовлены местными мастерами при непосредственном участии пришлых или
специально приглашенных из ближневосточных стран мастеров [5, с. 167], а о монгольской
атрибуции их не может быть и речи.

Misrihan M. Mammaev

The Institute of History, Archeology and Ethnography of the Daghestan Scientific Centre of Russian Academy of Sciences

Author for correspondence.
Email: mmisrihan@mail.ru
ORCID iD: 0000-0003-4529-4121
https://www.famous-scientists.ru/11023/

Russian Federation

Bio Statement: Doctor of Science (fine art studies), Principal  Researcher of the Department of Archaeology

 

Researcher focus:Art history of Daghestan, epigraphy, national crafts Daghestani peoples.

  • Mammaev M. M. Muslim gravestones and monuments of the XIV-XV centuries of the villages. Kubachi: features of decorative finishing / / Bulletin Of the Institute of history, archaeology and Ethnography of DNC RAS. 2017. No. 3.P. 77-99.
  • Ivanov A. A. The culture of Kubachi // in palaces and tents of the Islamic world from China to Europe: the exhibition Catalogue. state Hermitage. SPb., 2008. P. 117-18; see more p. 41.
  • Shihsaidov R. A. the Inscriptions tell. Makhachkala: Daniloid, 1969. 117 p.
  • Shikhsaidov, A. R. Epigraphic monuments Of x – XVII century Dagestan as a historical source. M.: Science, 1984. 464 p.
  • Mamaev M. M. art of Zirikhgeran-Kubachi of XIII _ XV centuries and its place in the system of art cultures of East and West. Makhachkala: The Era, 2014. 592 p.
  • Mammaev M. M. Decorative art of Dagestan. Origins and becoming. Makhachkala: Daniloid, 1989. 348 p.
  • Mamaev M. M. Zirikhgeran-Kubachi. Essays on history and culture. Makhachkala: Publishing, IIAE dnts ran, 2005. 250 p.
  • Essays on history and culture. Makhachkala: Publishing, IIAE dnts ran, 2005. 250 p.
  • Lavrov L. I. Epigraphic monuments of the North Caucasus in Arabic, Persian and Turkish. Part 3. Labels X – XX centuries. New findings. M.: Science. 1980.168 S.
  • Lavrov L. I. Epigraphic monuments of the North Caucasus in Arabic, Persian and Turkish. Part 1. Labels of the X – XVII centuries. Moscow: Nauka. 1966.300 S.
  • Kilchevskaya E. V. From pictorialism to the ornament. M.: Science, 1968. 208 p.
  • The Art Of Kubachi. Album. Comp. A. A. Ivanov. Leningrad: Khudozhnik RSFSR, 1976. 208 p. Fig.Thirty-two
  • Ivanov A. A. the Persian inscriptions from Kubachi // Ruvista studio oriental. Vol. LIX. Fasc. I –IV. Roma, 1987 (article in Russian. yaz.)
  • Dode Z. V. Kubachi reliefs. A new look at the ancient stones // Materials on the study of the historical and cultural heritage of the North Caucasus. Vol. X. M.: publishing House "Monuments of historical thought"; Stavropol: publishing House "Heritage", 2010.248 p.
  • Dode Z. V. Kubachi reliefs. A new look at the ancient stones // Materials on the study of historical and cultural heritage of the North Caucasus. Vol. X. M.: publishing House "Monuments of historical thought"; Stavropol: publishing House "Heritage", 2010.248 p.
  • Dode Z. V., once More on the relief from Kubachi // steppes of Europe in the middle ages: proceedings of the archaeology of Donetsk National University. Vol. 11. Donetsk, 2012 . p. 323-340.
  • Magomedov A. George. Review: Z. V. Dode. Kubachi reliefs: a fresh look at ancient stones...// Bulletin of the Dagestan scientific center. 2010.No. 39. p. 114-115

Supplementary files

There are no supplementary files to display.

Views

Abstract - 57

PDF (Russian) - 40

PlumX


Copyright (c) 2019 Mammaev M.M.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.