DAGHESTAN HISTORICAL CHRONICLE «TARIH ABU MUSLIM» (MISKINDZHA LIST): TRANSLATION FROM THE ARABIC LANGUAGE, COMMENTS

Abstract


The article introduces the content of recently revealed Arabic manuscript list from the anonymous medieval Daghestan historical chronicle «Tarih Abu Muslim» («History of Abu Muslim») into scientific circulation for the first time. The list, unknown before, is found in the Lezgin village Miskindzha (Dokuzparinsky district of Daghestan) and dates back to A.H. 1262 (13.12.1845 - 19.12.1846). This fact makes it the oldest dated work preserved till our days. Presumably, the manuscript was rewritten in one of the Lezgin villages in the territory of the modern South Daghestan. Among the most important themes of the chronicle «Tarih Abu Muslim» are the military activity of Abu Muslim in order to impose Islam in Daghestan and Shirvan; construction of mosques in different villages by Abu Muslim and his sons and designation of local governors. The list of Abu Muslim’s descendants and distribution of settlements between them is of particular interest. The study of Miskindzha list (list I) shows that its content overall corresponds to the published text of the composition (list A) in a slightly concise form. Moreover, there are some significant differences. The article specifies some toponymical terms, and identifies the names of some settlements in the territories of the modern South Daghestan and Northeast Azerbaijan Republic. It should be noted that practically all toponymical nomenclature of the Miskindzha list lies in the territory of the historical settlement of the Lezgins and other peoples of the Lezgin group. The latter gives us the reason to assume that the medieval work «Tarih Abu Muslim» was created by one of the natives from settlements of historical Lezgistan (Lakz of early medieval age). The translation of the Arabic text is provided with scientific commentary. When commenting on the text of the list, we involved new data of Arabic epigraphic monuments of medieval Daghestan from the 13th to the 15th centuries, which confirms the authenticity of some chronicle information.

   Анонимное средневековое арабоязычное сочинение, известное науке как «Та’рих Абу Муслим» («История Абу Муслима»), не имеет названия. В научной литературе оно получило свое условное наименование, исходя из его основного содержания. Истории изучения этого интересного литературного памятника жанра региональной историографии, его содержанию и основным идеям посвящена обстоятельная публикация А.Р. Шихсаидова, который издал комментированный перевод одного из списков [1, c. 74–84]. Ученым приводится также сравнение текста этого списка с другими известными списками. Как пишет А.Р. Шихсаидов, «сравнение списков «Истории Абу Муслима» показывает, что они отличаются друг от друга незначительными деталями в обозначении географической номенклатуры или же отдельными вставками» [1, c. 75].

   Датировка сочинения «Та’рих Абу Муслим» является сложной научной проблемой. В научной литературе нет единого мнения относительно времени составления «Та’рих Абу Муслим», однако преобладает точка зрения о средневековом происхождении хроники, которой придерживаемся и мы. В.Ф. Минорский называет хронику «Псевдо-Дарбанд-нама» и считает, что оно создано около 1780 г. [2, с. 25]. А.Е. Криштопа полагает, что оформление окончательной редакции сочинения имело место не ранее второй половины XVI в. [3, с. 150–151]. По мнению А.Р. Шихсаидова, сочинение было составлено в начале X в. [1, с. 78]. Мы согласны с мнением А.Р. Шихсаидова относительно датировки сочинения, на что указывает также дата «после 300/912–13 г.», присутствующая в тексте большинства списков хроники.

   До последнего времени сочинение было известно в восьми списках, которые перечисляются в публикации А.Р. Шихсаидова [1, c. 74–75]. Большинство из них обнаружено и хранятся в Дагестане. Однако недавно стало известно о существовании еще одного списка «Та’рих Абу Муслим», который хранится в Грузинском национальном центре рукописей им. К. Кекелидзе в г. Тбилиси[1]. Этот список датирован 1271/1854–55 г. Что касается вновь выявленного Мискинджинского списка, то он увеличил число обнаруженных списков хроники «Та’рих Абу Муслим» до десяти. Исследуемая рукопись была обнаружена в лезгинском селении Мискинджа Докузпаринского района Дагестана в июле 2015 г. и в настоящее время хранится в сельской Пятничной мечети. Данный список сочинения «Та’рих Абу Муслим» был любезно предоставлен в наше распоряжение для изучения имамом сел. Мискинджа хаджи Али Уруджевым, которому автор выражает благодарность. Размеры рукописи: 14,5 х 10 см. Обложка отсутствует. Рукопись состоит из шести листов (10 страниц арабского текста) по 7–9 строк на странице. Сероватая фабричная российская бумага средней плотности с водяными знаками (латинская литера F, зооморфные изображения). Листы № 3–4 – из более плотной российской фабричной бумаги белого цвета. Имеются кустоды. Пагинация отсутствует. Текст выполнен черными чернилами красивым каллиграфическим почерком насх.

   Дата переписки рукописи – 1262 г. хиджры (13.12.1845 – 19.12.1846 г.). Переписчик и место переписки не указаны. Предположительно, рукопись была переписана в одном из лезгинских селений Южного Дагестана. В ее колофоне переписчик пишет о том, что это «подарок для дорогого брата Хабила-эфенди». Следовательно, рукопись была специально переписана для местного исламского богослова, на что указывает духовное звание «эфенди» при имени его обладателя. О личности упоминаемого в колофоне Хабила-эфенди, как и о его происхождении, у нас нет сведений. Однако нам представляется, что он, как и переписчик, был жителем одного из лезгинских селений.

   Среди наиболее важных тем хроники «Та’рих Абу Муслим» – военная деятельность Абу Муслима[2] по исламизации Дагестана и Ширвана, строительство Абу Муслимом и его сыновьями мечетей в различных селениях[3] и насаждение местных правителей. Особый интерес представляет приводимый перечень потомков Абу Муслима и распределение между ними населенных пунктов региона.

   Изучение Мискинджинского списка (отныне список И) показало, что его содержание, в целом, совпадает с изданным текстом сочинения (список А) в немного сокращенном виде. Вместе с тем, имеются и некоторые существенные отличия, часть из которых характерна исключительно для Мискинджинского списка. К примеру, имеют место особенности в передаче названий населенных пунктов и географических областей. В Мискинджинском списке отсутствует отрывок о деятельности Ибрахима, сына Абу Муслима, по распространению ислама в Кумухе, Аварии и «других селениях Дагестана». Мы согласны с мнением А.Р. Шихсаидова, считающего этот отрывок более поздней вставкой, которая отсутствовала в первоначальном тексте сочинения [1, с. 76].

   Перевод текста Мискинджинского списка сопровождается научными комментариями. Нами уточняются некоторые топонимические термины, а также впервые идентифицированы названия некоторых населенных пунктов. Следует подчеркнуть, что почти вся топонимическая номенклатура Мискинджинского списка локализуется на территории исторического расселения лезгин и других народов лезгинской группы в пределах современного Южного Дагестана и северо-востока Азербайджанской Республики. Сугубо южнодагестанская тематика текста является, пожалуй, одной из главных отличительных особенностей Мискинджинского списка. Имеющиеся в разных списках сочинения интерполяции с упоминанием других дагестанских областей и селений являются, по всей видимости, поздними вставками в основной текст. Все это дает основание предполагать, что средневековое сочинение «Та’рих Абу Муслим» было изначально составлено уроженцем одного из населенных пунктов исторического Лезгистана (Лакз раннесредневековой эпохи).

   Мискинджинский список в настоящее время является старейшим из сохранившихся до наших дней датированных рукописных списков сочинения «Та’рих Абу Муслим». В 1957 г. в лезгинском селении Гельхен Курахского района Дагестана А.Р. Шихсаидовым был обнаружен и переписан текст «Та’рих Абу Муслим», который хранился в местном мавзолее суфийского шейха Ахмада ал-Кулхани. Рукопись (так называемый список Б) была переписана в 1213/1798–99 г., в свою очередь, с текста, датированного 1153/1740–41 г. [1, с. 74]. Однако о судьбе этого старого списка ныне ничего не известно. При посещении нами мавзолея шейха Ахмада рукопись не обнаружена.

   При комментировании текста Мискинджинского списка нами привлечены новые данные арабоязычных эпиграфических памятников средневекового Южного Дагестана XIII–XV вв., что позволило подтвердить достоверность некоторых сведений хроники «Та’рих Абу Муслим».

Перевод

/Л. 1Б/ Во имя Аллаха, Пречист Он и Всевышен.

Это разъяснение родословной (насаб) Абу Муслима, – да будет доволен им Всевышний Аллах! Его имя – ‘Абд ар-Рахман ибн саййид Джунайд ибн Мунзир ибн Науфал ибн ‘Абд ал-Мутталиб ибн Хашим. На его перстне [было] написано: «Кто справедлив, тот царствует, а кто поступает несправедливо, тот погибнет».

В руке [его отца саййида Джунайда[4] была] секира[5] (табарруз) весом в двадцать /Л. 2А/ маннов[6]. Саййид Джунайд собрал восемьдесят тысяч воинов (мубариз), пошел [с ними] на Марвана[7] и сразился с ним за Хусайна ибн ‘Али[8], – да будет доволен им Аллах! Саййид Джунайд пал от руки Марвана в селении[9] (карйа) Махан[10], принадлежащем Марву Шах-джану[11]. Абу Муслиму [в то время] было четыре года, и о нем заботилась его мать Салима[12]. [Когда] он достиг /Л. 2Б/ совершеннолетия, он сказал однажды: «О, мать! Был ли у меня отец?». Она ответила: «Да, конечно, но он умер в сражении с Марваном за Хусайна ибн ‘Али, – да будет доволен ими обоими Всевышний Аллах!»[13]. Тогда он спросил: «О, мать! А были ли в городе (балад) Марвах[14] Шах-джан люди, любившие моего отца?». Она ответила: «О, сын мой! Был человек, которого называли Хурдак-аханкар[15], и он любил твоего отца».

Абу Муслим отправился в /Л. 3А/ город Марвах Шах-джан к Хурдаку-аханкару, чтобы узнать у него обстоятельства. Он изготовил Абу Муслиму секиру весом в двадцать маннов и собственноручно вручил ему. [Затем Абу Муслим] выступил со своими войсками (‘аскар) и воевал с войсками Марвана в течение восьми[16] лет. Под его властью было триста эмиров (амир), называющихся падшах[17]. Он одержал победу над Марваном, убил его в городе Дамаск (балдат Димашк) и построил соборную мечеть в Дамаске. Абу Муслим впервые прочитал в ней хутбу[18].

/Л. 3Б/ Затем он выступил оттуда, воевал с неверными (ал-куффар) и достиг Ширвана[19]. Он сражался с эмирами (умара’) Ширвана и убил их. [Затем] он воевал семь лет с Грузией (Курджистан[20]) и обосновался в междуречье[21], под горой Шалбурз[22]. Летом он сражался с областью (нахийа) Рича[23] (Рича’), а зимой воевал с неверными в Баб ал-абвабе[24] – Дарбанде[25].

[Затем] он построил мечеть в Каракюре[26] (Кала Кура) и поселил там своего сына /Л. 4А/ михтара[27] Санджаба. Затем [Абу Муслим] построил мечеть в Ахты[28] и поселил там свою сестру. Он выдал свою сестру замуж за Исхака из селения (карйа) Шикан[29]. Его сестра после ее смерти была похоронена в Ахтынской мечети. Затем он построил мечети в [селениях] Рича и Мака[30] и поселил в Рича[31] Хамзу[32] – сына своего дяди по отцу.

[Затем] Абу Муслим возвратился в Ширван и поселил там своего сына султана Ибрахима. Он дал ему титул (лаккабаху) Бурхан ад-дин[33], а [затем] отправился на свою родину. [Абу Муслим] оставался в Дагестане семь лет[34]. У него было четыре сына: /Л. 4Б/ Рамадан, Ибрахим, Йусуф и михтар Санджаб. У михтара Санджаба было семь сыновей. Они обосновались после ухода [Абу] Муслима в селении (карйа), расположенном в междуречье, под горой Шалбурз[35]. А [когда] произошел конфликт (ан-низа‘) между селением Микрах[36] и упомянутым селением [в междуречье][37], то они разошлись отсюда [в разные стороны].

Имена сыновей михтара Санджаба: Сайф ад-дин, Йусуф, Насир ад-дин, Джамал, ‘Абдаллах, Хамза и ‘Али[38]. Сайф ад-дин поселился в селении Микрах, /Л. 5А/ Йусуф – в селении Крыз[39] (ал-Криди), Насир ад-дин[40] – в селении Хиналуг[41] (ал-Хиналуки), Джамал – в вилайате Кубба[42], ‘Абдаллах – в селении Курах[43] (ал-Курахи), Хамза – в селении Рича, а ‘Али – в селении Мака.

У Йусуфа было четверо сыновей. Один из них обосновался в селении Штул[44] (аш-Штули), у малла Агаджана[45], а остальные – в селении Крыз[46]. Из его потомков Ша‘бан поселился в селении /Л. 5б/ Хучни[47] (ал-Хушни), Халибар[48] – в селении Хнов[49] (ал-Хинави), Сайф ад-дин – в селении Ф.ри[50] (ал-Ф.ри), Рамадан – в селении Рукель[51] (ар-Рукали), Йусуф – в селении Эведжуг[52] (ал-Аваджук), ‘Али – в селении Ичак.л[53], Халид – в селении Аджахур[54] (Аджахури), Джамал – в селении Муруг[55] (ал-Муруги), ‘Умар и Мухаммад – в селении Ахты (ал-Ахти), Харизми – в селении Алик[56] (ал-Алики), ‘Абдаллах – в селении Х.л.тан[57], Раджаб – в селении Будуг[58] (ал-Будуги), Халифа /Л. 6А/ – в селении Штул[59] (аш-Штули), Рамадан – в селении Унуг[60] (ал-Унуги), Мухаммад – в селении Алик. А некоторые из них разошлись в Кубба, Ширван, Табасаран[61].

Выступление Абу Муслима, – да будет доволен им Всевышний Аллах, из Дамаска в Ширван и Дагестан произошло через триста лет после хиджры пророка[62], – да благословит его Всевышний Аллах и да приветствует! Конец.

Я написал этот подарок для дорогого брата Хабила-эфенди, ради его доброй мольбы (ду‘а), следующей за пятью обязательными молитвами. 1262-й год.

1262 г. хиджры соответствует 13.12.1845–19.12.1846 г.

_________________________________________________________________________________

Примечания

[1] Устное сообщение заведующего отделом востоковедения ИИАЭ ДНЦ РАН к.и.н. Р.С. Абдулмажидова.

[2] Абу Муслим – глава аббасидского движения в Хорасане (убит в 755 г.) [4, с. 10], в Дагестане не был. Абу Муслимом в Дагестане называли арабского полководца, правителя Ирака и Хорасана Масламу ибн ‘Абд ал-Малика, который совершил в 91/709–10 и 113/731–32 гг. военные походы в Дагестан [1, с. 79]. О собирательном образе Абу Муслима и его культе на Восточном Кавказе см.: Бобровников В.О., Сефербеков Р.И. Абу Муслим у мусульман Восточного Кавказа (к истории и этнографии культов святых) // Подвижники ислама: Культ святых и суфизм в Средней Азии и на Кавказе. М., 2003. С. 154–214.

[3] Версия о раннем распространении ислама во всем Дагестане и религиозной деятельности Абу Муслима из нарративных источников и устных преданий проникла и в эпиграфический материал [5, с. 364–365]. Например, в лезгинских селениях Микрах (в Докузпаринском районе Дагестана) и Зрых (в Ахтынском районе Дагестана) нами выявлены арабоязычные строительные надписи, в которых сообщается о первоначальном строительстве пятничных мечетей в этих селениях Абу Муслимом [6, с. 46–47].

[4] В изданном переводе А.Р. Шихсаидова (далее: список А) речь идет об Абу Муслиме. В Мискинджинском списке указание на саййида Джунайда переписчик осуществил при помощи специального подстрочного значка.

[5] В списке А – алебарда. На наш взгляд, встречающийся в Мискинджинском списке термин «табарруз» (от перс. табарзин – «топор, секира») корректнее переводить как «боевой топор, секира», поскольку классическая западноевропейская алебарда, получившая наибольшее распространение в Европе в XV–XVI вв., имела комбинированную боевую часть и была в строгом смысле колюще-рубящим оружием с удлиненным древком, в то время как различные виды боевых топоров на Ближнем Востоке в раннем средневековье были исключительно рубящим оружием с более коротким древком.

[6] Мера веса в ряде мусульманских стран, имевшая в зависимости от места и времени разные значения. В среднем сирийский манн равен 819 г, а в Ираке и Египте – 812,5 г. Следовательно, приблизительный вес секиры превышал 16 кг.

[7] Речь идет о последнем халифе династии Умаййадов Марване II ибн Мухаммаде (744–759), который до своего халифства был наместником Умаййадов в Закавказье с 732–33 г.

[8] Хусайн ибн ‘Али – внук пророка Мухаммада, сын халифа ‘Али ибн Абу Талиба и Фатимы. А.Р. Шихсаидов обратил внимание на шиитскую окрашенность деятельности отца Абу Муслима (сражался «ради Хусайна ибн ‘Али») [1, с. 75].

[9] В списке А – «городке».

[10] Населенный пункт вблизи Мерва (ныне г. Мары в Туркменистане).

[11] В списке А – Марву Шах-джахану.

[12] В списке А – Салма.

[13] Формула величания имен Хусайна и ‘Али в тексте («да будет доволен ими обоими Всевышний Аллах!») не является характерной для ши‘итской традиции. Это указывает на то, что переписчик Мискинджинского списка был суннитом (жители сел. Мискинджа издавна являются ши‘итами). Следовательно, переписчик рукописи был, судя по всему, уроженцем не сел. Мискинджа, а другого лезгинского селения.

[14] Так в тексте.

[15] Буквально: Хурдак-кузнец (от перс. ахангар – «кузнец»).

[16] В списке А, а также в других списках сочинения – восемнадцати.

[17] От перс. «ﺎدشاهﭘ» – «правитель, царь». В списке А – баша.

[18] Пятничная проповедь в мечети.

[19] Историческая область в Восточном Закавказье, простиравшаяся от Дагестана на севере до реки Куры на юге.

[20] В списке А – Кухистан. Буквальный перевод географического термина «Кухистан» с персидского языка идентичен термину «Дагестан» – «Горная страна, страна гор». Это обстоятельство, а также контекст повествования хроники указывает на то, что речь в тексте «Та‘рих Абу Муслим» идет не о Грузии, а о Дагестане. Таким образом, в Мискинджинском списке, по нашему мнению, мы имеем дело с ошибкой переписчика, чему способствовала графическая схожесть географических терминов «Кухистан» и «Курджистан». В одном из поздних списков хроники (список З) в этом месте прямо употреблен термин «Дагестан» [1, с. 80].

[21] Буквально: «между двумя реками».

[22] Речь идет о горе Шалбуздаг (4142 м) – одной из высочайших вершин лезгинских гор и всего Дагестана. Гора расположена на стыке административных границ современных Ахтынского и Докузпаринского районов Дагестана. В дагестанских письменных источниках на арабском языке, а также в арабоязычных эпиграфических памятниках название горы нередко приводится в форме «Шах Албурз», от чего впоследствии образовались оронимы «Шалбурз» и «Шалбуз/Шалбуздаг»).

[23] Агульское селение Рича расположено в Агульском районе Дагестана.

[24] Баб ал-абваб (буквально: «Ворота ворот», «Главные Ворота») – средневековое арабское название г. Дербента.

[25] Ныне г. Дербент в Южном Дагестане.

[26] Лезгинское селение Каракюре (лезг.: Къаракуьре/Къалакуьре) в Докузпаринском районе Дагестана. В старой мечети селения сохранились уникальные штуковые панно X в. с орнаментом и арабскими надписями [5, с. 96–114].

[27] Михтар – название титула.

[28] Лезгинское селение Ахты (лезг.: Ахцегь), ныне райцентр Ахтынского района Дагестана. О строительстве Абу Муслимом мечети в Ахты сообщается также в дагестанском историческом сочинении «Ахты-наме» [1, с. 65–73] и в арабоязычной надписи в стене Ахтынской пятничной мечети [5, с. 365].

[29] Любопытно, что в переводе списка А имя зятя Абу Муслима приводится в форме «Исхак Кундишкан, в то время как переписчик Мискинджинского списка определенно пишет об Исхаке из «селения Шикан». Причина этой разницы, по нашему мнению, кроется в различном чтении и интерпретации этого места в тексте. Дело в том, что в турецком и азербайджанском языках слово «кенд» (кент) означает «город» либо «селение». В Мискинджинском списке данный термин приводится по-арабски, поскольку вместо тюркского «кенд» («селение») употреблено арабское слово «карйа» в том же значении.

[30] Речь идет, вероятно, о лезгинском селении Вини Мака Курахского района Дагестана. Летом 2016 г. в стенах старой пятничной мечети селения нами были обнаружены арабские куфические надписи XII–XIII вв.

[31] В списке А – «назначил в эти оба места» (т.е. в селения Рича и Мака).

[32] В списке А – Амир Хамзу.

[33] Буквально: «доказательство, аргумент религии». Согласно списку А, «Бурхан ад-дин» было прозвищем султана Ибрахима.

[34] В списке А эта фраза приводится в другом месте.

[35] В списке А приводится также название этого селения, расположенного в «междуречье» – Усуг. А.Р. Шихсаидов считает, что это селение Усуг (Усар, Усугъар) ныне Курахского района Дагестана [1, с. 84]. Мы же убеждены, что в тексте списка А речь идет о селении Усухчай (лезг.: Усугъ) Докузпаринского района Дагестана, поскольку именно это селение расположено у подножия горы Шалбуздаг (Шалбурз), в то время как селение Усуг Курахского района находится довольно далеко от Шалбуздага, к северо-западу от горы, за Самурским хребтом, в верховьях реки Курахчай (лезг.: Кьурагь вацI). Расстояние между селением Усуг Курахского района и горой Шалбуздаг составляет по прямой несколько десятков километров. К тому же, согласно местному преданию, в старину селение Усуг Курахского района располагалось не на нынешнем его месте, а в нескольких километрах дальше к северо-западу. Междуречьем, о котором говорится в хронике, является, по нашему мнению, территория между рекой Самур и его крупным правым притоком Усухчай (лезг.: ЧIехи вацI; Усугъ вацI). На этой территории у впадения Усухчая в Самур и расположено селение Усухчай (ныне райцентр Докузпаринского района). Несмотря на то, что современное селение Усухчай было образовано сравнительно недавно, поселение здесь, в стратегически важном месте у входа в ущелье реки Усухчай вполне могло существовать в средние века.

[36] Лезгинское селение Микрах (лезг.: Миграгъ) расположено в Докузпаринском районе Дагестана, выше с. Усухчай, у подножия Шалбуздага.

[37] Расстояние между селениями Микрах и Усухчай составляет 6 км.

[38] В списке А – ‘Али Бархут.

[39] Селение Крыз расположено в Кубинском районе Азербайджанской Республики и населено крызами – малочисленным народом лезгинской группы нахско-дагестанской языковой семьи. А.Р. Шихсаидов считает, что речь в тексте идет о лезгинском селении Куруш (в Докузпаринском районе Дагестана).

[40] На кладбище заброшенного селения Бурши Мака Курахского района Дагестана летом 2016 г. нами была обнаружена арабская эпитафия, датированная 671 г. хиджры (1272–73 г.), владельцем которой назван «Насир ад-дин». Примечательно, что местожительством родного брата Насир ад-дина, ‘Али, хроника называет «селение Мака» (см. текст хроники ниже).

[41] В списке А – Хнов (Хинав). Селение Хнов расположено в Ахтынском районе Дагестана, а селение Хиналуг, населенное малочисленным народом хиналугцев – в Кубинском районе Азербайджанской Республики.

[42] В списке А – «в вилайате Кубба и Кулхан». Куба (Кубба) – историческая область и одноименный город на северо-востоке современной Азербайджанской Республики.

[43] Лезгинское селение Курах (лезг.: Кьурагь), ныне райцентр Курахского района Дагестана.

[44] Лезгинское селение Штул расположено в Курахском районе Дагестана.

[45] В тексте – Акаджан. В списке А: «один из них, по имени Акаджан, жил в селении Чтул (Штул)».

[46] В списке А – «в селении Куруз», что идентифицируется А.Р. Шихсаидовым как лезгинское селение Куруш (ныне в Докузпаринском районе Дагестана).

[47] Табасаранское селение Хучни, ныне райцентр Табасаранского района Дагестана.

[48] В списке А – Халибан.

[49] Селение Хнов расположено в Ахтынском районе Дагестана. Жители Хнова говорят на особом диалекте рутульского языка, входящего в лезгинскую группу нахско-дагестанских языков.

[50] В списке А – Ф.ва. А.Р. Шихсаидов обоснованно отождествляет его с лезгинским селением Фий Ахтынского района Дагестана. В селении Фий нами обнаружены куфические надписи XI–XIII вв. [7].

[51] В списке А – «в селении Диках». В публикации А.Р. Шихсаидова этот населенный пункт не идентифицирован. Мы полагаем, что это лезгинское селение Дигах (лезг.: Дигагь), расположенное в Кубинском районе Азербайджанской Республики. Селение Рукель расположено в Дербентском районе Дагестана. Прежде жители Рукеля говорили на татском языке. Ныне в селении говорят на одном из наречий азербайджанского языка.

[52] В списке А – «в селении Учук». В публикации А.Р. Шихсаидова этот населенный пункт не идентифицирован. Лезгинское селение Эведжуг (Аваджух) расположено в Кусарском районе Азербайджанской Республики.

[53] В списке А – Б.ч.кал. Селение не идентифицировано.

[54] В списке А – Ачахур. Лезгинское селение Аджахур (лезг.: ЭчIехуьр) расположено в Кусарском районе Азербайджанской Республики. А.Р. Шихсаидов предположил, что речь в тексте идет о лезгинском селении Ашар Курахского района Дагестана.

[55] Лезгинское селение Муруг (лезг.: ЧIехи Муругъ) расположено в Кусарском районе Азербайджанской Республики. В публикации А.Р. Шихсаидова этот населенный пункт не идентифицирован.

[56] В списке А – «ал-М.л.к». В публикации А.Р. Шихсаидова этот населенный пункт не идентифицирован. Селение Алик (Алык) расположено в Кубинском районе Азербайджанской Республики и населено крызами – малочисленным народом лезгинской группы нахско-дагестанской языковой семьи. Жители Алика говорят на аликском диалекте крызского языка.

[57] В списке А – Халтун. Селение не идентифицировано.

[58] В списке А – Т.п.г (Типиг). Тпиг – агульское селение, ныне райцентр Агульского района Дагестана. Селение Будуг расположено в Кубинском районе Азербайджанской Республики и населено будугами (будухами) – малочисленным народом лезгинской группы нахско-дагестанской языковой семьи.

[59] В списке А – Чтул. В лезгинском селении Штул Курахского района Дагестана летом 2016 г. на местном старом кладбище нами было обследовано святилище (пир), принадлежащее, согласно местному преданию, Халифе – потомку Абу Муслима. Врезная эпитафия богато декорированного прямоугольного надгробия 67х59х7 см (геометрический орнамент, глубокая треугольно-выемчатая резьба, вихревые розетки) выполнена почерком насх и составлена, по нашему мнению, в пределах XIV–XV вв. Имя владельца эпитафии повреждено, однако сохранившееся его начало (согласные ха и лам) позволяют предположить, что это имя «Халифа». В таком случае, эти данные подтверждают сведения хроники «Та’рих Абу Муслим».

[60] В списке А – Ануг. Лезгинское селение Унуг (Аных; лезг.: Уьнуьгъ) расположено в Кусарском районе Азербайджанской Республики.

[61] В списке А – Табарсаран. Табасаран – историко-этнографическая область в Южном Дагестане, к западу от Дербента. В списке А фраза имеет продолжение: «… в селения Аварии (Авар), Кумуха (Кумук), Кайтага (Кайтак), [в] Кубачи, в Хучни (Хушни), Шиназ, Цахур (Захур), Джар (Чар) и Тала».

[62] В списке А – «после сто десятого (728–29) года от хиджры пророка». В списке А этот отрывок приводится в середине текста. Трехсотый год хиджры соответствует 912–13 г. по григорианскому календарю.

Zamir Sh Zakariyaev

Daghestan State University of National Economy

Author for correspondence.
Email: zzakariyaev@yandex.ru

Russian Federation

доктор исторических наук

  • Шихсаидов А.Р., Айтберов Т.М., Оразаев Г.М.-Р. Дагестанские исторические сочинения. - М.: Наука, 1993.
  • Минорский В.Ф. История Ширвана и Дербенда X-XI вв. М., 1963.
  • Криштопа А.Е. К вопросу о письменных источниках по периоду феодализма в Дагестане // Вопросы истории и этнографии Дагестана: сборник научных сообщений. Махачкала, 1976. вып. 7.
  • Ислам: Энциклопедический словарь. Отв. секр. С.М. Прозоров. М., 1991.
  • Шихсаидов А.Р. Эпиграфические памятники Дагестана X-XVII вв. как исторический источник. М., 1984.
  • Закарияев З.Ш. Новые эпиграфические данные по истории ислама в Дагестане // Исламоведение. № 4 (10). Махачкала, 2011. С. 44-48.
  • Закарияев З.Ш. Арабоязычная эпиграфика соборной мечети селения Фий (XII-XIX вв.) // Известия Дагестанского государственного педагогического университета. Общественные и гуманитарные науки. № 1. Махачкала, 2011. С. 8-12.

Views

Abstract - 279

PDF (Russian) - 241

PlumX


Copyright (c) 2018 Zakariyaev Z.S.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.