EPISTOLARY SOURCES ON HISTORY IMAMAT: CORRESPONDENCE OF DANIYAL-BEK OF ELISU

Cover Page

Abstract


The Collection of Oriental manuscripts of the Institute of History, Archaeology and Ethnography of the Daghestan scientific center of the Russian Academy of Sciences contains extensive correspondence of Daniyal-Bek - a famous associate of Imam Shamil, including not yet introduced into scientific circulation. This hereditary aristocrat, the representative of one of the most influential Daghestan feudal clans has played a significant role in the people's liberation movement of mountaineers of Daghestan and Chechnya under the leadership of imam Shamil. The pride temper and Daniyal-bek's ambitions have led to the conflict with one of commanders of imperial army then he has passed into the Caucasian imamat. In the present work documents related with his activity as a naib and mudir of Shamil are published. In this article, the authors give their full translation, which is provided with detailed comments. Published documents, a total of 27 letters, most of which are originals, are given in compliance with the chronological sequence. They are preceded by an interesting memorable record of the fate of Daniyal-Bek, made, in our opinion, by Mukhammadtakhir al-Karakhi, the translation of which we considered necessary to include in this work. Daniyal-bek's correspondence allows to gain an impression about duties of naib on providing troops with necessary provisions and ammunition, about various lawsuits, imposing of penalties and punishments, about decision-making according to civil suits, questions of trade, investigation, etc. Recipients and senders of letters to Daniyal-Sultan act as the highest leadership of the Caucasian Imamat in the person of Shamil and Sheikh Djamaluddin, and naibs, qadis, centurions and scouts. The publication of the correspondence will significantly fill the gaps in coverage of the activities of this famous naib and mudir.


Даниял-бек Елисуйский (Даниял Султан) - один из видных предводителей народно-освободительной борьбы горцев Северо-Восточного Кавказа, был крайне противоречивой личностью. Современники давали совершенно разную оценку его деятельности в Кавказском имамате, но несомненно, что он играл значительную роль в его военно-политическом руководстве. Потомственный аристократ и феодальный правитель, чьи предки принимали активное участие в военно-политической жизни Южного Кавказа, лучше многих других горских предводителей знал нравы российской администрации на Кавказе. Кроме того, он прекрасно разбирался и в хитросплетениях внешней и внутренней политики в регионе. После перехода Даниял-бека в 1844 г. в Кавказский имамат, Шамиль, принимая во внимание его способности, назначил его мудиром, вверив под его руководство ряд приграничных с Грузией горских союзов общин, чем обеспечил на «многие годы верность ряда районов Южного Дагестана»[1, c.155]. Однако, имаму постоянно доносили о намерениях Даниял-бека перейти на сторону противника. Слухи эти были не беспочвенны. Документы свидетельствуют о том, что уже в 1845 г. Даниял-бек, установив контакт с царскими властями, изъявлял желание вернуться в подданство Российской империи. Главным его условием при этом было возвращение прежних владений и титула. Однако, кавказская администрация отказывалась удовлетворить его желание, предлагая различные варианты устройства его судьбы за пределами родины. Так, военный министр, князь А.И. Чернышев в своем отношении от 22 сентября 1849 г. к наместнику на Кавказе, князю М.С. Воронцову писал: «Я представлял на высочайшее Г.И. (государя императора. - прим. авт.) благоусмотрение секретное письмо в.с. от 10 сентября, и поступившую к вам просьбу Даниель-бека, бывшего султана Елисуйского, исходатайствовать ему Всемилостивейшее прощение. Е.В. (Его величество. - прим. авт.) изволил признать возможным дозволить Даниель-беку жить в Екатеринославе, под строгим надзором. О сем милостивом соизволении поспешая сообщить в.с. (вашему сиятельству.- прим. авт.), имею честь просить вас почтить меня уведомлением, какое содержание вы полагали бы назначить Даниель-беку в случае если он воспользуется даруемым на этом основании прошением»[2,c. 495]. Примечательно, что параллельно с контактами с царскими властями, Даниял-бек рассматривал возможность переселиться в Османскую Турцию. Об этом свидетельствуют обнаруженные недавно документы из турецких архивных фондов [3,c. 38]. Уже после падения Имамата, Даниял-бек, недовольный оценкой своей деятельности некоторыми своими современниками, написал своеобразную исповедь, опубликованную в газете «Кавказ» [4]. В ней он объяснял побудительные мотивы тех или иных своих поступков, сообщал о различных аспектах своей деятельности в Имамате. В работах дагестанских исследователей Ш. Хапизова и Т. Айтберова этой интересной личности уделено достаточно пристальное внимание [5,c.45]. А в изданных сборниках документов по Кавказской войне содержится немало эпистолярных памятников, в которых он выступал адресатом или адресантом. Вместе с тем, в Фонде восточных рукописей хранится обширная корреспонденция Даниял-бека, еще не введенная в научный оборот. Часть из нее уже опубликована в упомянутых выше сборниках. В настоящей работе дается комментированный перевод только тех писем, которые обойдены вниманием исследователей. Помимо писем непосредственно самого Даниял-бека, мы посчитали целесообразным дать перевод еще ряда документов, в которых идет речь об этой незаурядной личности. Следует отметить, что при всех исследуемых документах имелись краткие переводы и аннотации к ним, выполненные в разное время сотрудниками Отдела востоковедения ИИАЭ ДНЦ РАН. Однако все они неполные и имеют много неточностей и искажений. В связи с этим, авторы дают свой, полный перевод исследуемых документов, снабдив их необходимыми комментариями. Хронологическая последовательность не соблюдена с несколькими письмами, где адресантом и адресатом выступает Усман-дибир из Ириба, которые объединены в одну группу и даются в конце. Если датировка отсутствует, там, где это возможно, нами определено приблизительное время написания письма, исходя из его контекста. Публикация исследуемой корреспонденции позволит в значительной степени восполнить лакуны, имеющиеся в освещении деятельности этого известного наиба и мудира, которого имам Шамиль, как известно, характеризовал следующими словами: «воин - плохой, советник - хороший, исполнитель - никуда не годный» [6,c. 1451]. № 1. Памятная запись «Жизнеописание Данияла Султана»[86] (1870-1880 гг.) Даниял Султан воевал с русскими, но безуспешно. После чего он переселился вместе с подчинёнными к имаму Шамилю, который обрадовался этому и, оказав ему честь, назначил его наибом и возвёл в мудиры[87]. Даниял Султан с усердием взялся за упрочение дел религии. Он всегда советовался по всем вопросам с учёным советником, который всегда и всюду был с ним. И имам видел его преданность, и поэтому многие наибы стали ему завидовать. Данияла Султана это злило, и он сожалел, что не переселился в Мекку, подобно своему другу Яхья-беку аш-Шакиви[88], особенно когда ему стало известно, что тот вступил на путь тариката. Даниял-Султан желал быть подобным ему, хотя сам взял обет у устаза Джамалуддина[89], да помилует его Аллах. Даниял-Султан надеялся перебраться в Мекку, как только представится возможность. И на него постоянно клеветали наибы, обвиняя его в намерении убежать обратно к русским. Таким образом, они вынудили имама уволить Даниял-Султана с должности наиба, и Шамиль поселил его рядом с собой в Дарго на некоторое время[90]. Но потом восстановил его в этой должности. И когда имам попал в беду, Даниял-Султан сдался русским лишь после того, как сдались все остальные наибы. Русский наместник поселил его в городе Нуха (نوخو), назначив ему генеральское жалование. Даниял-Султан желал вернуться на свою родину и вернуть своё состояние, однако русские не выпустили его. Примечание[91]. Русские, полагаясь на сведения доносчиков, считали, что Даниял Султан намеревается изменить им. Тогда они не позволили ему вернуться в свое владение, как и остальным, которые перешли под их покровительство. Я слышал, что русские были разочарованы тем, что отпустили его в Стамбул. Даниял Султан всячески задаривал царя подарками, надеясь на то, что он позволит ему совершить паломничество к Каабе. И люди доносили на него русскому начальству. Однако, с помощью Всевышнего Аллаха, они отпустили его с большими почестями к падишаху мусульман, который также оказал ему большой почет и поселил в Стамбуле. И когда на его колене появилась язва, врачи посоветовали ему отрезать ногу, с чем он не согласился. И вследствие этого, он вскоре скончался в 1288 г.х. (начался 22.03.1871). Из книги «Шарх ал-мафруд», Мухаммадтахира ал-Карахи. Ф.16. Оп.1. № 194. № 2. От Джамалуддина к сотникам Баширу и Мухаммаду. Подлинник, на обороте печать Джамалуддина. (1844 г.)[92] От немощного Джамалуддина[93] своим любимым братьям, предводителям войск Башир-беку[94] (ﺑﺸﺮ ﺑﻴﻚ) и Мухаммаду ал-Карани[95] (ﻣﺤﻤﺪ ﺍﻠﻘﺮﺍﻧﻰ). Бесконечные приветствия. А затем. Знайте, о мои братья, нет для нашего имама Шамиля, а также другого из предводителей мусульман, важнее цели, чем возвращение амира Данияла Султана от кафиров к нам. Он послал вас к нему для того, чтобы вы помогли ему, а не для того, чтобы вы отсиживались на горе. Если имам услышит, а он, наверняка, уже услышал о том, что вы не пошли к нему (Даниялу Султану) на помощь, несмотря на то, что он многократно звал вас через своих людей, то Шамиль очень сильно рассердится на вас, и другие тоже осудят вас. О, братья, вы делайте то, что предлагает Шамиль без отговорок или же вернитесь по вашим домам. Тогда он пошлет к вашим подчиненным других предводителей, которые не будут бояться, и сделают то, что им велят. Однако, я не являюсь вашим правителем, а всего лишь ваш искренний советник, ведающий о том, что таится в сердце имама. И если угодно будет Аллаху, то до вас дойдет его повеление и фирман без задержки. Он со своими победоносными войсками, возвращаясь из Чиркея[96] (ﭼﺮﻚ), дошел до селений Ухли (ﺍﺣﻞ) и Кулецма[97] (ﻗﻠﮋﻡ). Акушинские и цудахарские войска и другие аварские войска собрались у него. На этом все. Вассалам. Далее, я слышал, что вы говорите, что остановились здесь потому, что не получили разрешение от имама и Джамалуддина для отправления к тому амиру (т.е. Даниялу Султану), не отобрав у него заложников. Эти слова являются неподобающими вашему достоинству. Заложники берутся только тогда, когда остаются сомнение и подозрение. Как вам не стыдно требовать у него заложников после того, как его дело стало известным всем людям. Говоря коротко, если вы боитесь, то вернитесь назад, а если нет, то делайте то, что приказано вам. Имам получил много жалоб от вас, и если Аллаху будет угодно, вы получите ответы на них. Размер 9,2 ×18. Ф.16. Оп.1. №225. № 3. От Хаджи Исхака Даниялу Султану. Подлинник, на обороте печати Хаджи Исхака и Мухаммада б. Абдуллах. (1845 г.)[98] От Хаджи Исхака к господину мухаджиров Даниялу Султану. Мир вам и милость Аллаха, и Его благословение. Амин. А затем. До нас дошли сведения о том, что проклятые ежедневно перевозят провиант из селения Кумух в крепость, расположенную в селении Хури (كرى)[99]. Многие мунафики (лицемеры) полагают, что они намерены вторично вторгнутся в месяце Рамадан в Тилитль[100] (طلق). Но некоторые из них отрицают это. Я не смог выяснить суть дела, однако было бы лучше для нас быть бдительными. Их глава Аргут[101], посовещавшись со своим начальством, да унизит их Аллах, в субботу вернулся с равнины к себе в крепость. И я буду доставлять сведения и в дальнейшем. Размер 8,4×10. Ф.16. Оп.1. № 279. № 4. Размер 7,3×16. Письмо Данияла Султана имаму Шамилю. Копия. (16 сентября 1848 г.) От Данияла правителю правоверных и имаму мусульман Шамилю бесконечные приветы. А затем. С помощью Аллаха мы прибыли в крепость Лучек (ﻠﭼك)[102]и предложили тем, кто охранял ее подчиниться нам. И они приняли наше предложение, и мы захватили эту крепость без боя. После этого мы прибыли в Рутул. И мы доведем до вашего сведения, о том, что будет происходить в дальнейшем[103]. Количество их жителей достигает около 640 человек. Это, включая жителей Рутула и Кубы, которые находятся в нашем подчинении и покорны нашему низаму. В остальном, не забывайте нас упоминать в своих мольбах. 18 шавваля 1264 г.х. /16 сентября 1848 г. Размер 7,3×16.Ф.16. Оп.1. № 24(а). № 5. От Шамиля Джамалуддину ал-Газикумухи. Копия. (1848 г.)[104] От имама Шамиля своему шейху Джамалуддину и всем жителям его аула. Вечный привет. А затем. Мы остановились со всеми, кто был с нами на горе Турчи («Дурте»). И, хвала Всевышнему Алаху, пришло к нам послание от нашего победоносного брата Данияла Султана в полдень вторник шаввал. К нам пришел мюрид шейха Сайида Таха[105] с прекрасными письмами. Может быть, и вы их уже получили. Нас извещают о том, что султан Абдулмажид хан[106] и Мухаммад-шах[107] готовы бороться против проклятых по приказу Сайида Таха. Размер 7,3×16.Ф.16. Оп.1. № 24. № 6. От Данияла Султана Тамиму[108]. Подлинник, на обороте печать Данияла Султана. (нач. 1850-х гг.) От Данияла, питающего надежду на преуспевание от Аллаха, почтенному брату Тамимудару и его благородным товарищам. Вечные приветствия и милость Всевышнего над вами. А затем. Сообщаю вам, что в прошедшей здесь битве нечестивые кафиры потерпели жестокий урон, по причине которого были разбиты их сердца. Слава Аллаху за это. А в настоящее время они расположились на стороне Аргуна (اركون), и для нас нет никакого ущерба от них. Большая часть слухов, которые ходят среди народа, о том, что они намерены отступить в эти дни. Да поразит и изгонит их Всевышний Аллах. День четверга, начало рабиул ахира. Вассалам. Размер 13×17,5.Ф.16. Оп.1. № 153. № 7. От Данияла Султана сотникам ʻАли и Даудилав. Подлинник, на обороте печать Данияла Султана. (25 августа 1851 г.) От Данияла обоим сотникам ʻАли и Давудилаву. Мир вам и милость Аллаха. А затем. Как получите это письмо, без промедления выступайте со всеми своими конниками и доберитесь до Тамима, захватив с собой провизию на пять дней. Поскорее выступайте и не опаздывайте. На этом все. 27 шавваля 1267 г.х. / 25 августа 1851 г. Размер 6,8×9.Ф.16. Оп.1. № 157. № 8. От Данияла Султана наибу Гитинаву[109]. Подлинник, на обороте печать Данияла Султана. (9 августа 1852 г.) От Данияла к своему искреннему брату Гитинаву (هطنو) - наибу имама. Мир вам и милость Аллаха и его благословение. А затем. И пришла к нам просьба о помощи со стороны нашего брата Батрака Мухаммада-Али[110] из-за того, что проклятые двинулись по направлению к ним. И поэтому мы вышли с нашими войсками для оказания ему помощи. И если ты выступишь со своим конным отрядом и провизией на 10 дней, то в этом будет большое благо. Также тебе следует приказать своему пешему отряду быть наготове и ждать приказа выдвинуться в крепость Ириб, или куда-нибудь еще. Я отправил письмо к имаму по поводу твоего обращения к нам. Если пожелаешь, то можешь сам удостовериться у него. Вы же должны выйти незамедлительно, как только это письмо дойдет до вас. 22 шавваля 1268 г.х./9 августа 1852 г. Размер 7,5×12,3. Ф.16. Оп.1. № 162. № 9. От Данияла Султана наибу хаджий Мусе. Подлинник, на обороте печать Данияла Султана. (нач. 1850-х гг.) От Данияла любимому брату наибу хаджий Мусе[111] бесконечные приветы. А затем. Когда до меня дошло известие о том, что ты назначен правителем над жителями Ругуджа[112] (رغجه), то я написал к вам письмо с просьбой, чтобы ты приказал мастерам, изготовляющим порох, подготовить 300 ратал[113] пороха. И чтобы они постарались, по мере возможности, чтобы этот порох был самого лучшего качества. Я же их удовлетворю в цене и заплачу им через тебя без какого-либо ущемления. И потому как исполнение данного приказа в лучшем виде является необходимостью, я еще раз обращаю твое внимание на это. Сообщайте нам о том, как обстоят дела. Вассалам Размер 6,8×9,2.Ф.16.Оп.1. № 158. № 10. От Данияла Султана Газимухаммаду[114]. Подлинник, на обороте печать Данияла Султана. (ноябрь 1855 г.) От Данияла своему праведному сыну Газимухаммаду. Мир вам и милость Всевышнего Аллаха, и Его благословение. А затем. Эти двое, Сулейман и Умар из Кумуха являются известными для нас лицами, также как о них известно и вам. И я думаю, что они всем сердцем преданы вам. Они направились в вашу сторону с одной целью, чтобы услужить вам и делать вам добро. В том случае, если с вашей стороны вы удовлетворите их просьбы. Я сам хотел хотя бы частично выполнить их просьбы, однако они не нашли это целесообразным. Потому что, в случае обнаружения наибами, находящимися на границах, в их руках чего-либо, то они пострадают из-за этого. Если ты сделаешь им одолжение и удовлетворишь их просьбы, то это с твоей стороны будет большим благодеянием. И они со своей стороны не оставят это благодеяние без внимания и будут служить тебе преданно. Вассалам. Написано в сафар 1272 г.х. /ноябрь 1855 г. Размер 8,3×15,3.Ф.16. Оп.1. № 167. № 11. От Ахмада[115] Даниялу Султану[116]. Подлинник, на обороте печать Ахмада. (1850-е гг.) С именем Аллаха, дарующего помощь. Да продлит вам Аллах жизнь до Судного дня, и не покинет вас искренность ваших любимых и почитателей. Его величеству, самому мудрому из правителей, опоре религии и шариата, бесподобному. Полюсу, вокруг которого крутится время, занимающему место [пророка] Сулеймана. Помогающему правоверным, тому, кого поддерживает сам Всемилостивый, обладателю мощи и славы Даниялу Султану. Да хранит его Аллах Всемилостивый в день Суда от позора и испытаний. Тому, кто достиг предела совершенства, и перед красотой которого озарилась тьма. Да продлит Аллах его власть и возвысит его степень. А затем. После всех возвышенных молитв и приветствий, которые мы обязаны сделать за вас. Если вы соизволите спросить о положении наших дел, то мы, хвала Аллаху, живы и здоровы. И ожидаем известий о ваших победах и поражениях, которые вы нанесли неверным. Да поможет вам Бог. И нам нет никакого средства и выхода, так как мы закованы в оковы заботы о семействах и родственниках. И мы остаемся в растерянности, так как не находимся в безопасности от неверных. И потому надеемся на ваше великодушие, что когда как вы выступите с войсками и победоносными знаменами, то отправите к нам посланника с письмом. Мы намереваемся явиться к вам с людьми из нашей области, даже если нам придется ползти. Все мы в ожидании, прося о ниспослании победы. Однако ответ на эту просьбу - у Всемилостивого Аллаха. Мы не думаем, что неверные будут нападать на Дагестан, видя их бессилие и нерешительность. Когда наступило время вернуться предъявителю этого письма, нашему дорогому и благопристойному Малла Мустафе, то мы написали другое послание с новостями. Вы же не забывайте нас в своих молитвах. Мы слышали, что неверные, которые, как вам известно, построили укрепление, называемое Агбулаком[117], разрушили и оставили его. Они перебрались оттуда в Тифлис. Кроме того, была крепость, построенная в районе Янбак на месте селения Джалал оглы[118], из которого неверные также разъехались и перебрались в Тифлис. Помимо этого, неверные из Туп-Карагача и Хачабака[119],покинули их и перебрались в Закатала. Нам стало известно о прибытии Сардара (наместника) и его возвращении из Дагестана сюда, и затем в Тифлис. И потому они будут крайне осторожны и укрепят некоторые местности и крепости. Остальное - на устах предъявителя. Вассалам. Размер 17,5×21,5.Ф.16. Оп.1. № 183. № 12. От Данияла Султана Мухаммад-эфенди. Подлинник, на обороте печать Данияла Султана. (1850-е гг.) От Данияла своему искреннему ученому брату Мухаммаду-эфенди. Мир вам и милость Аллаха. А затем. Я послал вам в подарок коня. Вы его примите, несмотря на то, что конь сейчас худой. Сообщите новости из Чечни и о положении нашего имама. Размер 7×9. Ф.16. Оп.1. № 192. № 13. От кузнеца Азая Даниялу Султану. Подлинник. (1850-е гг.) От мастера кузнеца Азая благородному эмиру Даниял Султану. Мир вам. Да будет Аллах с вами, да поможет Он вам отсечь шеи кафирам, чтобы унизить лицемеров. Пусть Всевышний Аллах оставит их без помощи, чтобы обратил их в бегство и искоренил их как следует. Амин. А затем. Знай, что муфтий Усман отказывает мне в содержании, которое доставалось мне до сих пор, не имея на это разрешения с твоей стороны. Он говорит, что я не могу отпускать тебе их без запроса у амира Данияла Султана. Из-за этого, и благодаря тому, что у меня не осталось еды, я попал в бедственное положение. Прошу твоей милости, ибо ты являешься щедрым, милосердным, и наилучшим из правителей. Затем, пусть будет начиненный прекрасными похвалами салам от ничтожного пишущего эти строки Абдуллы борцу за священное дело Даниял Султану. А затем. Мы молимся Всевышнему Аллаху и просим его помогать вам. Мы не забываем молиться …[120] Размер 11×17,8.Ф.16. Оп.1. № 267. № 14. От Данияла Султана кузнецу Азаю. Подлинник, на обороте печать Даниял Султана. (1850-е гг.) Пусть над вами будет возвышенный салам. От Данияла брату, мухаджиру кузнецу Азаю. Еще раз салам. А затем. Постарайся без халатности, чтобы до нашего прибытия к вам производили побольше пушек (джазаир). Все. Потом, Бесчисленные приветствия от Данияла своему брату ученому муфтию Усману. Нужно давать Азаю то, что мы давали ему тогда, когда мы были там, без уменьшения. Потом, если отсутствует железо и сталь, то посоветуйся с мухаджиром Рамазаном ал-Бурши[121] и отдай Азаю столько, сколько ему надо. Все. Вассалам. Размер 11×17,8.Ф.16. Оп.1. № 268. № 15. От джамаата Цуриб Даниялу Султану. Подлинник. (1850-е гг.) От всего джамаата Цуриб[122] (ژﻭﺭ) нашему достойному эмиру Даниялу. Мира вам и бараката Всевышнего. А затем. Действительно, женщина из селения Калук[123] (الكلوكى) убежала минувшей ночью. Она задолжала многим людям. Кредиторы не согласны, чтобы она останавливалась в селении Нукуш[124] (نقوش). Мы требуем, чтобы она вернулась в свое селение. Просим вас, чтобы вы вернули ее. Если нет, то мы будем требовать возвращения наших долгов от той женщины, которая выручила ее. Размер 7×10,6.Ф.16. Оп.1. № 271. № 16. От Сайида Даниял Султану. Подлинник, на обороте печать Сайида. (1850-е гг.) От Сайида достойному эмиру Даниялу Султану. Полное приветствие. У нас нет других новостей со стороны Кумуха, кроме тех, о которых мы ранее сообщали вам. Тогда мы сообщали о прибытии в Кумух генерала и его войск, которые находились в Джилхаре[125]. Они состоят из двух батальонов (баталюн) и могут в любое время выдвинутся в сторону Мукур[126] (مقعر) [для заготовки] сена. Я послал вам с подателем этого приветствия двадцать четыре куруша и три абаса и два дирхема за 10 овец. Размер 6,8×10,8.Ф.16. Оп.1. № 277. № 17. От Курбанил Мухаммада[127] Даниялу Султану. Подлинник, на обороте печать Курбанил Мухаммада. (1850-е гг.) От ничтожного Курбанил Мухаммада (قربن المحمد), муфтия области Тленсер своему дорогому брату и благородному правителю Даниялу. И мир. А затем. Проклятый Назаров[128] (Лазарев) [9,c. 52], управляющий Гази-Кумуха, вернулся к себе опечаленным после его похода со своими войсками во владение наиба Омара[129]. И при этом было убито около 5 почетных лиц из Кумуха и примерно столько же захвачено в плен. Многие из них были ранены. После этого его войска разошлись по домам. Мы также вернулись к себе домой, расставив караулы. И чтобы сообщить об этом благоприятном исходе мы отправили к вам это письмо. Размер 6,5×13,5.Ф.16. Оп.1. № 278. № 18. От Мухаммада б. Абдуррахман Даниялу Султану. Подлинник. (1850-е гг.) От раба, нуждающегося в милости Всесильного, Мухаммада сына Абдуррахмана величественному господину Даниялу Султану. Мир вам и пусть Аллах простит вас. Амин. А затем. Проклятые остановились на горах Дамалда[130](دملد) и Курзулаб[131](قرزلب). Жители вилайата Томурал[132](طمرل) также как жители Конада[133] и другие жители наших гор ушли на свою родину вместе со скотом и семьями. Я послал двух человек на то место, откуда видны проклятые. Если в дальнейшем что-нибудь случится, то я сообщу тебе, если это будет угодно Всевышнему Аллаху. Вассалам. Размер 6,6×9. Ф.16. Оп.1. № 280. № 19. От Шамиля Даниялу Султану. Подлинник, на обороте печать имама Шамиля. (9 августа 1858 г.) От повелителя правоверных Шамиля своему сердечному брату Даниялу Султану. И мир вам, милость Аллаха и его благосклонность. Амин. А затем. К нам прибыл твой надежный посланец Хизри и очень подробно рассказал нам обо всех ваших намерениях. Мы ответили ему таким образом, что у вас не останется в этом ни сомнений, ни колебаний. Выслушай его, а он поведает тебе со всей ясностью. На этом все. Вассалам. 29 зуль хиджа 1274 г.х./9 августа 1858 г. Размер 9,5×16.Ф.16. Оп.1. № 34. № 20. От Данияла Султана ‘Усману-дибиру[134]. Подлинник, на обороте печать Данияла Султана. (1850-е гг.) От Данияла своему брату ‘Усман-дибиру (عثمن دبر). Мир вам и милость Аллаха. А затем. Пусть никто не предъявляет претензий к этому Сулейману на счет наследства, оставленного его усопшим братом. Оставь все наследство его брата в его распоряжении, не забирая оттуда ничего. Вассалам. Размер 6,5×8.Ф.16. Оп.1. № 159. № 21. От Данияла Султана ‘Усману-дибиру. Подлинник, на обороте печать Данияла Султана. (1850-е гг.) От Данияла ученому брату ‘Усману-дибиру. Мир вам. А затем. Этот Абдурахманил Мухаммад обратился ко мне по поводу одной девушки. Тебе необходимо передать ее опекуну. А затем спросите у нее, кого она любит, и отдайте замуж за того, за кого она пожелает[135]. Вассалам. Размер 5,8×7,8.Ф.16. Оп.1. № 160. № 22. От Данияла Султана ‘Усману-дибиру. Подлинник, на обороте печать Даниял Султана (1850-е гг.) От Данияла своему брату ‘Усман-дибиру. Мир вам и милость Аллаха. А затем. Податели сего письма пожаловались мне на то, что Тука Хашалав (توق حشلو) придирается к ним и обижает их, хотя его притязании к ним, уже была разобрана по мусульманскому шариату и между ними уже не оставалось споров. Поэтому пишу тебе это письмо. Тебе следует приказать вышеназванному лицу, чтобы он не придирался к ним и не обижал их, если тяжба уже разобрана. Если же нет, то сообщи мне о сути дела. Размер 6,5×9,5.Ф.16. Оп.1. № 163 № 23. От Данияла Султана ‘Усману-дибиру. Подлинник, на обороте печать Данияла Султана (1850-е гг.) От Данияла ученому брату ‘Усману-дибиру, муфтию Тленсера[136], мир вам и милость Аллаха. А затем. Вам известно, что покойный Араби являлся из избранных и приближенных к нам людей. Поэтому нам не к лицу оставлять его семью без внимания. Наоборот, мы должны беречь ее и помогать ей. Следовательно, тебе следует отдать им из трети закята ал-фитр[137]столько, сколько ей необходимо. Следует также оставить в их руках то количество посевных площадей, которое могло бы удовлетворить их потребность. Остальное салам. Размер 6,4×10.Ф.16. Оп.1. № 164. № 24. От Данияла Султана ‘Усману-дибиру. Подлинник, на обороте печать Даниял Султана. (1850-е гг.) От Данияла своему ученому брату, муфтию ‘Усману. Мир вам. А затем. До нас дошло послание имама о том, чтобы мы, вместе с почетными учеными и сотниками явились для того, чтобы принять участие в собрании, которое будет проходить в Аварии (اوار). Мы должны прибыть туда в среду 29 числа месяца шавваля. И согласно его приказу, ты должен выступить с сотниками и почетными учеными во вторник 28 числа месяца шавваль. В письме сообщается, что ‘Усману необходимо, взяв с собой учёных и сотников, а также провиант отправиться в Аварию. Выйти необходимо во вторник 28 шавваля, чтобы к среде 29 числа прибыть в Аварию, вместе с провизией на три дня. И мир. Ночь на понедельник 25 числа. Размер 8,4×12. Ф.16. Оп.1. № 166. № 25. От Данияла Султана ‘Усману-дибиру. Подлинник, на обороте печать Даниял Султана. (1850-е гг.) От Данияла своему брату ‘Усману-дибиру. Мир вам и милость Аллаха. А затем. Я освободил этого мутаалима (учащегося) от посылки в армию этой зимой, принимая во внимание просьбу джамаата его селения. Кроме того, я посылаю к тебе пятнадцать листов бумаги и немного сунджуфа[138] (الصونجوف). И прошу ради нашей дружбы, не откладывая вместе с этим письмом без промедления передать их Абубакару ал-Муксуви[139]. Вассалам. Размер 7,5×10,3. Ф.16. Оп.1. № 168. № 26. От Данияла Султана ‘Усману-дибиру. Подлинник, на обороте печать Данияла Султана. (1850-е гг.) От Данияла своему любимому брату ‘Усман-дибиру. Вечный мир вам. А затем. Если ты интересуешься новостями этого края, то могу тебе сообщить, что на гору сел. Кучра[140](قچر) в полдень появилось около ста лицемеров (мунафик. - прим. авт.), но кучринцы и жители окрестных сел вышли им навстречу. После незначительного сражения враги были обращены в бегство и отошли в сторону Мукар-ор (مقر عر). Потом мы получили это письмо от Кармал[141]. Мы прочитали его нашим людям. Вассалам. Размер 6,8×9,6.Ф.16. Оп.1. № 196. № 27. От ‘Усмана-дибира Даниялу Султану. Подлинник, на обороте печать Данияла Султана. (1857-1859 гг.) От нуждающегося муфтия ‘Усмана к господину, которому служат Даниялу Султану. Да будет всегда с вами мир от Всевышнего Аллаха. А затем. Мы получили это послание от нашего брата, вашего мюрида Абдуллы. Податель послания нам рассказал о том, что кафиры остановились перед караульным домом на дороге, по которой ездят в Харачи[142] (ﺧﺮچ). И в связи с этим мы отправляем это письмо к вам. Для тех, кто направляется к мусульманским войскам, нет другой дороги, кроме как через ту гору, на которую вышли кафиры. Дорога, по которой ездили до сих пор к имаму, теперь отрезана. Тот, кто отправляется к нему и возвращается от него, вынужден переходить через эту гору. Мы посылаем своих людей для смены в субботу, пятого числа рамадана. Каждому из посылаемых мы собрали по два рубля и предложили им покупать себе еду по дороге в Анди или в другом месте. Вместе с ними мы послали провиант на десять дней на трех лошадях, по одной для каждой сотни. Во главе них поставили ирибского Мухаммада, сына Закарьи. Все. Пока нет никаких других происшествий. Джабраил поехал вместе с посылаемыми на добычу. Вассалам. Пусть Аллах всегда будет с вами. Размер 8,3×18,3.Ф.16. Оп.1. № 272. № 28. От Данияла Султана ‘Усману-дибиру. Подлинник, на обороте печать Данияла Султана. Ответ на предыдущее письмо. (1857-1859 гг.) Ваалайкум салам, милость Аллаха, и Его благословение. А затем. Дошло до нас твое письмо о положении дел. Мы обрадовались этому, и тому, что вы послали смену без задержки. Затем, вам не следует давать разрешение кому-либо из мухаджиров или остальным отправляться за добычей до тех пор, пока мы не прибудем. Мы, если угодно будет Аллаху, прибудем скоро. Не прекращайте постоянно сообщать нам о происшествиях. Вассалам. Вам необходимо послать шесть комплектов гвоздей и подковы для мулов[143]. Если Акачай отправится в дорогу до получения этого письма, то оставьте и не посылайте их. Размер 8,3×18,3.Ф.16. Оп.1. № 273.

Ramazan S Abdulmazhidov

The Institute of History, Archeology and Ethnography of Daghestan Scientific Centre of RAS, Makhachkala, 

Author for correspondence.
Email: ramazana@yandex.ru

Russian Federation

PhD (in History)
Head of the Department of Oriental Studies

Zeinab A Magomedova

The Institute of History, Archeology and Ethnography of Daghestan Scientific Centre of RAS, Makhachkala, 

Email: zaynab@yandex.ru

Russian Federation

PhD (in History)
Researcher of the Department of Oriental Studies

  • Baddelli D. Conquest of the Caucasus by Russians. 1720-1860. Moscow, 2011. 341 p.
  • Akty Kavkazskoi Arkheograficheskoi Komissii. V. 10. Tiflis, 1885. 982 p.
  • Nurmagomedov A.U., Abdulmazhidov R.S. The relationship of the Imamate of Shamil and the Ottoman Empire: new sources In Bulletin of the Daghestan scientific center.2016. № 63. PP. 38-45.
  • «Kavkaz». 1861. № 8. 647 p.
  • Aitberov T.M., Khapizov Sh.M. Elisy and Gorny magal in the 12th-19th centuries sketches of history and onomastics. Makhachkala, 2011. 390 p.
  • Diary of Colonel Runovsky, who was a bailiff at Shamil during his stay in Kaluga from 1859 to 1862 In Acts Of The Caucasian Archaeographical Commission. V. 12, 1904. 1558 p.
  • Khapizov Sh.M. Tleyserukh: historical and ethnographic essay. Makhachkala, 2008. 51p.
  • Khapizov Sh.M. Memoirs of a naib Batrakil Mukhamadali as a source on history of the imamat of Shamil In Bulletin of the Daghestan scientific center.2016. № 63. PP.60-73.
  • Rasulov K. Batsadisel. Machachkala, 1997. (in avarian. Lang.). PP.2-3.
  • Mukhammadtakhir al-Karakhi. The book about the importance of aspiration to improve the acts in process of forces. Abdulmazhidov R.S., Malamagomedov D.M., Shekhmagomedov. M.G. Moscow: 2014. 134 p.
  • Shekhmagomedov M.G., Khapizov Sh.M., Malamagomedov D.M. Tlenserukh at the end of the 18th-19th centuries: Historical and documentary research (on the basis of studying of materials of a collection Usman-dibir al-Iri)). Makhachkala, 2015. 375 p.
  • Chronicle of Muhammad al-Karakhi about the Daghestan wars in the period of Shamil). Moscow, 1941. 334 p.

Views

Abstract - 268

PDF (Russian) - 131

PlumX


Copyright (c) 2018 Abdulmazhidov R.S., Magomedova Z.A.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.