SOME SOCIO-ECONOMIC AND CULTURAL TENDENCIES IN GROZNY IN THE FIRST QUARTER OF THE XX CENTURY

Abstract


The article conveys some tendencies in the lives of the Chechen people who lived in Grozny in the first quarter of the XX century. The period of the 1900-1914 is characterized by the rapid development of the Grozny economic region, an increase in the number of Chechen workers who were engaged in crafts and trades, and in the number of urban population.

The author underlines such aspects of urban socio-cultural development as features of the development of public education, the formation of librarianship, book publishing, and the local nature of cultural activities. The revolutionary events of 1905–1907, February and October of 1917, contributed to the radicalization of the urban environment. Considering military-political, economic and criminal instability, most of the urban Chechens were forced to leave Grozny. The subsequent 100-day battles of the Grozny proletariat with bicherakhists (August-November of 1918) turned the life of the townspeople into harsh trials. The Civil War left debilitating scars. The Soviet power obtained the Grozny oil industry in a ruined state. The new economic policy, in particular, the creation of syndicates, trusts, concessions, led to a revival of the Grozny oil industry.


В первой четверти ХХ века жители г. Грозного пережили события, в корне изменившие их социально-экономическую и культурную жизнь. Цель исследования заключается в показе некоторых тенденций, появившихся в жизни городских чеченцев в сложный исторический период, связанный с деструктивными событиями начала ХХ века. Историко-системный метод исследования позволил раскрыть внутренние механизмы функционирования общественных систем, а метод теоретического анализа политической и культурной жизни горожан позволил выявить специфические черты и взаимозависимость общественно-политической и социально-экономической жизни в Грозном в первой четверти ХХ в.
Актуальность избранной темы во многом заключается в том, что сейчас чеченский народ, как и в начале ХХ в., переживает сложный и переломный период в своей истории: происходят серьезные изменения в экономической и социальной сферах жизни общества. Аналогичные процессы протекали и раньше. Начало ХХ в. характеризовалось бурным развитием грозненского экономического района. Росла численность рабочих-чеченцев, работавших на грозненских нефтепромыслах. Их число особенно возросло после начала Первой мировой войны, когда в действующую армию было мобилизовано до одной трети русских рабочих из Грозного. Их место частично заняли выходцы из расположенных недалеко от Грозного чеченских селений Старая Сунжа, Алхан-Юрт, Старые Атаги, Чечен-Аул, Гойты, Старый Юрт и др. В 1917 г. в Грозном на нефтепромыслах постоянно работало и проживало до 3 тысяч чеченцев [1, c. 79].
Развитие городской торговли способствовало созданию большого числа рабочих мест, что в условиях аграрного перенаселения Чечни имело немаловажное значение. Чеченцы и другие горцы-отходники, переселяясь из сел в Грозный, осваивали русский язык, некоторые – грамоту, знакомились с русской культурой, приобщались к динамично развивающейся капиталистической действительности. [2, c. 96]
Многие чеченцы, проживавшие в Грозном и не занятые в промышленности, занимались огородничеством, садоводством, пчеловодством. Значительное место занимало в городском хозяйстве и животноводство.
В Терской области вплоть до революции 1917 г. действовал официальный запрет на свободное поселение чеченцев в Грозном и слободах, непосредственно прилегающих к военным укреплениям: Ведено, Шатой, Воздвиженская. Исключение делалось только для лиц, состоящих на государственной (военной) службе или вышедших в отставку в офицерском чине. Запрет этот не всегда строго соблюдался, но были известны случаи, когда власти предпринимали массовое выселение чеченцев, «незаконно» поселившихся в Грозном. В результате Грозный, расположенный в сердце Чечни, развивался как русский город. Впоследствии ситуация стала меняться. Современники отмечали, что «туземцы (чеченцы – прим. Б.А.) густой волной хлынули в город. Быстро превращались в купцов и землевладельцев. При этом проявили удивительные коммерческие способности. Сейчас почти половина больших красивых зданий правой стороны города принадлежит чеченцам». [3, с.18].
В Грозном в основном проживали зажиточные, состоятельные горожане-чеченцы, занимавшиеся торговой деятельностью, служившие царскими офицерами и чиновниками (Адуевы, Алироевы, Арсамирзоевы, Бадуевы, Башировы, Курумовы, Мациевы, Мирзоевы, Мустафиновы, Саламовы, Цутиевы, Чермоевы, Шаптукаевы, Эльмурзаевы, Яхшаатовы и др.) [4, с. 26]. Некоторые представители указанных фамилий, состоявшие на русской службе, получили личное дворянство.
Богатые чеченцы имели добротные кирпичные дома, обставленные по-европейски французской мебелью из красного дерева, металлическими кроватями, шкафами, зеркалами, дорогой посудой. Среди городских строений особенно выделялся трехэтажный кирпичный дом чеченского купца Мациева. Богатые каменные дома были у А. Чермоева, Арсамирзоева, Ш. Чуликова, Эльмурзаева, Арсанукаева, Баширова и других [5, с. 24].
Урбанизационные изменения сказались и на одежде грозненцев, которые вместо традиционной стали носить европейскую одежду. Хранителями традиционной одежды в основном были неимущие и средние слои. Городская чеченская элита сохраняла традиционную одежду как один реликтово-знаковых элементов быта.
Новым явлением в культурной жизни Грозного в начале ХХ в. была активизация деятельности просветителей. В этот период она принимает четко выраженную социальную направленность, а их произведения – революционно-публицистический характер. В российских периодических изданиях публикуются статьи братьев Ахметхана и Исмаила Мутушевых, Джамалдина Шерипова, Ибрагим-Бека Саракаева. Перу И.-Б. Саракаева принадлежит книга «По трущобам Чечни», в которой он описал самые острые социальные и экономические проблемы чеченского общества. Книга вызвала большой резонанс в России. Ахметхан Мутушев, выпускник Санкт-Петербургского артиллерийского училища, вышел в отставку в чине поручика, затем долгое время сотрудничал в ряде российских изданий, в частности в газете «Новая Русь», в которой открылся «Мусульманский отдел». Кроме того, он занимался переводами русских поэтов на чеченский язык. Его брат Исмаил Мутушев был создателем «Общества распространения просвещения среди чеченцев» (1908 г.) Одновременно он был известен как публицист. За критику властей в своих работах он попал в категорию «неблагонадежных» [1, c. 72].
Необходимо отметить, что определенное влияние на культурное развитие чеченского народа оказывали чеченские офицеры и их семьи, получившие европейское образование.
Большое внимание уделялось изданию книг. В конце ХIХ – начале ХХ в. только в Дагестане было опубликовано 115 книг на чеченском языке. В основном это была переведенная арабская и персидская литература [6, c. 84].
В 1911 г. издается рекордное количество книг на чеченском языке общим тиражом 2 тыс. экз. Несмотря на то, что среди издателей литературы на основе арабской графики имелось было много религиозных деятелей, эти издания носили преимущественно светский характер. Из религиозных изданий на чеченском языке можно отметить книгу «Тарджамат макалат» (Поучения шейха Кунта-хаджи), полный русский перевод которой опубликован только в наши дни [7, c. 316].
Среди чеченских изданий имелись и учебники. В 1914–1916 гг. издается пособие для начальных школ. В 1912–1917 гг. печатается школьный учебник «Сулламу ас-сибан». Этот учебник на кумыкском и чеченском языках содержал 27 уроков, включая уроки по арифметике. Характеризуя дореволюционные издания на чеченском языке, следует отметить их относительную дешевизну. Так, словарь «Ситтат ас-синат» стоил всего 15 коп. Так же дешевы были издания на основе русской графики. Цена букваря Т. Эльдарханова, изданного в 1911 г., составляла 10 коп. [7, c. 316].
В чеченской национальной культуре начала ХХ в. налицо развитие двух тенденций: арабо-мусульманской и европейской, причем первая долгое время была доминирующей. Безусловно, накануне 1917 г. число чеченцев, владеющих арабской грамотой, было намного больше, чем знакомых с русской письменностью и говорящих на русском языке.
Европейское образование и европейские культурные ценности наибольшую популярность имели среди формирующейся национальной элиты: чиновничества, предпринимателей, офицерства, интеллигенции и профессиональных рабочих, постоянно живущих в Грозном и в других городах Терской области [8, c.75].
Позиции русского языка и светской школы стали заметными в Чечне в начале ХХ в., когда русские школы начали приобретать все большую популярность среди чеченцев. С каждым годом желающих поступить в Грозненскую горскую школу с преподаванием на русском языке становилось все больше и больше. Количество учеников достигало 150–160 человек, но чеченцы по-прежнему не составляли даже половины обучающихся. Чтобы помочь горской школе общественность Грозного собирала пожертвования, ставила платные любительские спектакли, сборы от которых шли на улучшение жизни учащихся [1, c. 28].
Чеченцы обучались лишь в Грозненском реальном училище, где был открыт чеченский подготовительный класс, в котором в 1915–1916 учебном году обучалось 562 ученика, из которых чеченцев было всего 15 человек. В Грозненской женской гимназии в 1912–1913 учебном году обучалось 417 учениц и ни одной чеченки [9, c. 87].
Революционные события февраля и октября 1917 годов способствовали радикализации городской среды. Ввиду военно-политической, экономической и криминальной нестабильности, большая часть городских чеченцев была вынуждена покинуть Грозный.
Мужское население, способное держать оружие, было мобилизовано, на предприятиях наладили производство боеприпасов, а в самом городе в кратчайшие сроки были построены блиндажи, пулеметные гнезда и другие оборонительно-инженерные сооружения. Представители зажиточных слоев городского населения, насильственно мобилизованные в рабочую роту, вынуждены были рыть окопы под огнем восставших казаков.
В начале 1919 г. белогвардейская армия Деникина заняла Грозный. В связи с захватом нефтяного района создалось тяжелое положение со снабжением топливом Советской республики. На помощь Грозному 17 марта 1920 г. были направлены красные отряды под руководством Н.Ф. Гикало, которые освободили город от деникинцев.
Гражданская война оставила тяжелое наследство. Советская власть получила грозненскую нефтяную промышленность в разрушенном состоянии. Сожженные еще в 1918 г. Новые промыслы представляли собой пепелище, усеянное развалинами строений и обгоревшим железным хламом. На Старых промыслах уцелели лишь отдельные строения и буровые вышки. Нефтеперегонные установки Заводского района большей частью были разрушены, а уцелевшие бездействовали. В городе не было электричества. Силовые станции были выведены из строя и бездействовали, железнодорожный узел разрушен. Новогрозненские промыслы были превращены в руины. В течение 19 месяцев здесь горели пять мощных нефтяных фонтанов, подожженных в ноябре 1917 г. К маю 1920 г. на промыслах Грозного число эксплуатируемых скважин уменьшилось в 5 раз, а добыча нефти сократилась более чем в 6 раз по сравнению с 1917 г. Из 358 действовавших в 1917 г. скважин к началу 1920 г. осталось только 20, добыча нефти за этот период со 109 миллионов пудов упала до 38 миллионов. Бурение на нефтяных промыслах почти полностью прекратилось. Резко сократилось производство и в других отраслях промышленности [4, c. 29] .
В полуразрушенном состоянии находились нефтеперегонные и механические заводы Грозного. Деникинцы разрушили нефтепровод Грозный – Петровск, поэтому ко времени национализации в городе скопилось до 40 млн. пудов нефти. В результате топливного кризиса пострадала главная транспортная магистраль края – Владикавказская железная дорога. За годы войны были выведены из строя путевое хозяйство, станции и мосты.
Требовали немедленного ремонта изношенные и разоренные паровозы и силовое хозяйство, резервуары, здания и жилые постройки. Общие убытки от Гражданской войны грозненской нефтяной промышленности достигли 126 млн. руб. [10, c. 32, 33]. Для восстановительных работ в Грозный были направлены два полка Кавказской трудовой армии, созданной из частей 8-й Красной Армии. Перед полками трудовой армии была поставлена задача – в ближайшие сроки восстановить промыслы и заводы, дать стране нефть.
В составе Кавказской трудовой армии были скомплектованы инженерные и технические полки, строительные роты, отделения буровиков, тартальщиков, слесарей, кочегаров, плотников. Добыча нефти на Северном Кавказе более чем на 50 % осуществлялась их силами. С мая 1921 г. по июнь 1921 г. ими было добыто около 10 миллионов пудов нефти .
Новая экономическая политика, проводимая в стране, в частности создание синдикатов, трестов, привела к возрождению грозненской нефтяной промышленности. Однако нефть в рассматриваемый период из-за отсталости техники и плохого состояния транспорта не сыграла той роли в российской экономике, какую она играла на западе. В то же время, нефтедобыча дала возможность наладить работу фабрик и заводов, а также транспорта, постепенно увеличивать производительность предприятий.
В 1924 г. на всех предприятиях Грозного насчитывалось около 500 чеченцев, то есть 2,5 % от общего количества рабочих и служащих. Работали они главным образом землекопами, курьерами, сторожами. Квалифицированных кадров среди них почти не было. В 1926 г. в городе и на нефтяных промыслах насчитывалось около 30 тысяч рабочих. В течение 1926 г. на предприятия грозненской нефтяной промышленности пришли 782 рабочих чеченца, которые впоследствии составили костяк рабочего класса Чечни [2, c. 248–249].
Подготовить кадры из коренного населения было непросто, так как надо было учитывать традиции горцев, особенности их менталитета.
Таким образом, социально-экономическая и культурная жизнь в Грозном в первой четверти XX века была непростой, на нее наложили отпечаток бурные исторические события – революции, Гражданская война и последовавшая за ними смена цивилизационной парадигмы.

Birlant Borz-Alievna Abdulvakhabova

Chechen State University

Author for correspondence.
Email: birlant@list.ru
ORCID iD: 0000-0003-0439-5807
https://www.chesu.ru/person?p=50170

Russian Federation, 364024, г. Грозный, ул. А. Шерипова, 32

Заявление биографии : кандидат исторических наук, доцент, заведующий кафедрой «История народов Чечни»,

Персональный URL : https://www.chesu.ru/person?p=50170

E-mail : birlant@list.ru

SCOPUS ID автора :

Исследователь ID : H-1675-2018

ORCID :  https://orcid.org/0000-0003-0439-5807

Research focuses: Material culture, artifacts, crypts, clothing, ethnocultural connections, everyday life.

  • Khasbulatov A.I. The development of industry and the formation of the working class in Chechen-Ingushetia (late XIX-early XX centuries) [Razvitiye promyshlennosti i formirovaniye rabochego klassa v Checheno-Ingushetii (konets XIX – nach. XX v.)]. - M.: Delo, 1994.
  • Elbuzdukaeva T.U. Chechnya and Ingushetia in the 20-30s’ of the XX century: the experience of modernization [Chechnya i Ingushetiya v 20–30 gody KHKH veka: opyt modernizatsii]. - M.: Parnas, 2011.
  • Order-wearing Grozny: an album of the city views [Ordenonosnyy Groznyy: albom vidov goroda] / comp. by Y.S. Kudryashov. - Pyatigorsk: Bulletin of the Caucasus, 2006.
  • Gritsenko N.P. The origins of friendship [Istoki druzhby]. Grozny: Chechen-Ingush Book Publishing House, 1975.
  • Arsanukaeva M.S. The city of Grozny: the history of its emergence and features of development in the XIX - early XX centuries. // North Caucasian city in the regional historical process: proceedings of the international scientific conference [Gorod Groznyy: istoriya vozniknoveniya i osobennosti razvitiya v XIX – nachale XX vv. // Severokavkazskiy gorod v regionalnom istoricheskom protsesse: materialy mezhdunarodnoi nauchnoi konferentsii]. - Makhachkala, 2012: 172.
  • Kerimov, M.M. Islam in the system of national culture of the Vainakh people: dissertation of Candidate of Philosophical Sciences: 09.00.06 [Islam v sisteme natsionalnoy kultury vaynakhov : dissertatsiya ... kandidata filosofskikh nauk]. - Grozny, 1999.
  • Khasmagomadov E.K. Book publishing in the Chechen language in the first half of the XX century // Book publishing in the North Caucasus: Past and Present: Collected articles [Knigoizdaniye na chechenskom yazyke v pervoy polovine XX veka // Knizhnoye delo na Severnom Kavkaze: istoriya i sovremennost: sbornik statei]. - Vol. 4. Part 1. - Krasnodar, 2007: 86–110.
  • Elbuzdukaeva T.U. Culture of Chechnya: XX century [Kul'tura Chechni: XX vek]. Grozny: Academy of Sciences of the Chechen Republic, 2012.
  • Karataeva M.A. In the fight for a new man [V bor'be za novogo cheloveka]. - Grozny: Chech.-Ing. book publishing, 1979.
  • Grozny oil industry [Groznenskoye neftyanoye khozyaystvo]. 1922. № 5-6.

Views

Abstract - 115

PDF (Russian) - 25

PlumX


Copyright (c) 2019 Abdulvakhabova B.B.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.