TRADITIONAL MEN’S CLOTHING OF THE PEOPLES OF NAGORNY DAGESTAN: ECOLOGICAL FUNCTIONS

Abstract


This article is written based on the author’s field ethnographic material with the involvement of the corresponding literary works on this issue. The article is devoted to the ecological functions of traditional men’s clothing of the peoples of Nagorny Dagestan (the Avars, the Laks, the Dargins). The main purpose of the article is to describe the traditional men’s clothing of the mountaineers of Dagestan, the environmental functions of which were reduced to the regulation of direct heat exchange between the human body and the environment, as the formation of special features of material culture, including clothing, was influenced by natural-geographical factors. The specific features of the traditional men’s clothing of the peoples of Nagorny Dagestan were determined by seasons: depending on the time of year, the specific composition of clothing and the material of manufacture varied.
When writing the article, general scientific methods were used: (analysis, synthesis, induction), which allows to consider the role and place of men’s clothing of the mountaineers of Dagestan, to show in it the general and particular in connection with various conditions (social-ecological, ethnographic, ecological) of development of certain Dagestan regions. At the same time, the method of logical research, the task of which is to reveal the role played by individual elements of the system as part of the whole, has become important for this work. Together with general scientific methods, private research methods are used: the detection of the specific, descriptive method, etc.
The study resulted in a coherent picture of the varieties of men’s clothing. The author presents them as separate complexes in accordance with seasons, which allows demonstrating the ecological functions of men’s clothing. The field of application of the research results is determined by the possibility of using them in the further study of the ethnography of Dagestan and the Caucasus. The scope of the research results is determined by the possibility of their use in further study of the ethnography of Dagestan and the Caucasus.


Национальный костюм и отдельные его элементы складываются под воздействием многих факторов: природно-географической среды, социально-экономических и политических условий жизни, этнических традиций, этнокультурных влияний и др. В данной статье мы предпринимаем попытку показать экологическую функцию традиционной мужской одежды народов Нагорного Дагестана в XIX – начале XX века, учитывая, что географическая среда определяла разнообразие материального производства, что, в свою очередь, отражалось на формировании и закономерной смене различных ХКТ (хозяйственно-культурных типов) в их историческом развитии [1].
Экологические функции одежды человека сводятся к регулированию прямого теплообмена между организмом человека и окружающей средой. На протяжении всей истории развития традиционная народная одежда человека на индивидуальном уровне позволяла человеку избегать переохлаждения в холодную погоду и перегрева в жаркую. Для защиты организма от холодной погоды шилась одежда из самодельного шерстяного сукна. Верхняя одежда жителей Нагорного Дагестана разнообразна. Материалом для нее в прошлом служили ткани из природных материалов домашнего изготовления: овчина, шерсть, сукно, хлопчатобумажные ткани, так как одежда должна отвечать некоторым общим принципам, обеспечивающим уменьшение потери тепла.
Одеждой люди стали пользоваться на ранних ступенях развития общества вследствие необходимости защитить тело человека от воздействия неблагоприятных климатических и метеорологических факторов. Традиционная одежда горцев была призвана одновременно максимально защитить человека от неблагоприятных воздействий природных факторов и не препятствовать трудовой деятельности. Этим был обусловлен простой и свободный крой мужской одежды. Как уже отмечалось, в прошлом народы Нагорного Дагестана изготавливали одежду из материалов, которые брали из природы: шерсти, кожи, шкур животных и др. В процессе развития она подвергалась постепенному изменению. Одежда подразделялась на повседневную и праздничную, материал для изготовления одежды выбирался в соответствии с сезонностью года.
Праздничный костюм народов Нагорного Дагестана отличался от повседневного качеством и цветом используемых тканей. Праздничную рубаху украшали (воротник, обшлага, планка) цветной узорной машинной строчкой.
Анализ имеющихся в наличии материалов позволяет нам выделить несколько комплексов мужского костюма, определить их локализацию в соответствии с экологическими функциями традиционной мужской одежды горцев Дагестана (в основном аварцев, даргинцев и лакцев в исследуемый период).
I. Наиболее распространенный комплекс – рубаха, штаны и в холодное время шуба;
II. Рубаха, штаны и бешмет;
III. Рубаха, штаны, бешмет и черкеска;
IV. Комплекс с буркой и накидкой;
V. Дорожный комплекс с войлочной одеждой.
Основной частью мужской одежды были широкая к низу и длинная до бедра рубаха туникообразного покроя и штаны. Повседневную рубаху шили из ткани домашнего приготовления (сукно, хлопчатобумажная, конопляная ткань) или из покупных (бязь, ситец, нанку, сатин, ластик, плотная полосатая ткань, изредка шелк). Использовались ткани не только белого цвета, но и других цветов. Наиболее популярна была в горах дешевая хлопчатобумажная ткань «чадра» темно-синего цвета. Шелк, а также сатин или другие более дорогие ткани были доступны только мужчинам из богатых семей.
Итак, мужская рубаха горцев Дагестана, как у всех народов Дагестана имела один туникообразный покрой. Длина ее была до бедер, иногда доходила до колен. Ее шили достаточно широкой, чтобы она не стесняла движений [2, с. 65–66]. По покрою она могла быть прямой или расширенной к подолу. Нижняя часть рубахи расширялась за счет одного или двух клиньев, вставляемых с боков, если ширина ткани не позволяла обойтись без них. Вырез горловины делался круглым, и от него до середины груди шел вертикальный разрез. Первоначально, как отмечают исследователи одежды, рубаха не имела воротника-стойки, горловина окантовывалась куском рубашечной ткани и застегивалась спереди на одну пуговицу. Рукава рубахи были длинными прямыми (аварцы, лакцы) или суживались к запястью (даргинцы). Молодые люди носили рубахи с воротником-стойкой (высота стойки – 3–4–5 см); застегивалась она на 2–3 пуговицы. Такой воротник делался из нескольких слоев ткани и для большой твердости простегивался; стойки воротники подчеркивали высоту шеи и стройность мужчины [2, с. 65].
В качестве материала для нательной одежды в высокогорье (у андийцев) для поясной одежды использовалась и овчина сыромятной выделки, ворс с которой низко срезался [2, c. 65]., что было обусловлено суровым климатом, спецификой натурального овцеводческого хозяйства. Ее также носили старики и чабаны у дидойцев, каратинцев, ахвахцев, а также у аварцев (Тляратинский район: верхний участок; Чародинский район: сел. Гочоб, Гачада; Гунибский район: сел. Тлогоб; частично Унцукульский район). Кожаная рубаха имела такой же покрой, как и рубаха из ткани [2, с. 66]. У нее был вертикальный разрез ворота и крючки для застегивания.
Одежда из овчины – это профессиональная одежда чабанов, а также беднейших слоев населения. Она имела на спине и груди подкладку, что было важно с гигиенической точки зрения, так как во время работы пот впитывался в дополнительно пришитую ткань. Это увеличивало ее гигроскопичность и давало возможность быстрее высушиваться коже, что было важно для сохранения работоспособности организма. Подкладку можно было обновлять, что предотвращало преждевременный износ одежды из овчины.
К началу XX в. редким явлением было ношение двух рубах (нательной и верхней). Уже в 20-е годы XX в. в Дагестане получила распространение так называемая «кавказская» рубаха, которая становится верхней одеждой, а традиционную носят в качестве нательной [2, с. 66], а поверх нее – более нарядную. Основная масса мужчин имела одну рубаху из белой бязи или ситца. «Каждый вечер, когда позволяла погода, маленькая площадка около фонтана бывала занята молодым поколением, – отмечает А. Омаров, – сидя или стоя, в овчинных тулупах, накинутых сверх ситцевой или бязевой рубашки… Под тулупами и сверх пестрой ситцевой или бязевой рубашки, у каждого спереди висел казанищенский кинжал на широком ремневом поясе» [3, с. 14]. Следует отметить, что данный комплекс имел наибольшее распространение у всех горцев Дагестана, не только у лакцев. Его носили чаще всего с шубой или без нее, в зависимости от погоды.
По замечанию исследователей одежды народов Дагестана у некоторых народов аварской группы, в частности, у дидойцев и бежтинцев, имелась вязаная шерстяная одежда [2, с. 66].
Штаны шили с трапециевидными вставками. В холодное время года мужчины носили теплые шаровары из домотканого сукна с «широким шагом», что не сковывало движений во время работы. Вначале штаны были одни, поэтому, если они шились из грубого материала, имели подкладку из бязи или ситца. По этому поводу А. Омаров писал: «Иные ходили просто в войлочных сапогах и грубых суконных шароварах, которые надеваются в холодное время без нижнего белья (вообще, горцы совсем не знакомы с нижним бельем)» [3, с. 14].
Как уже было отмечено, мужские штаны шились из домотканого или покупного сукна и бязи. Широкие в шагу, с ромбовидной вставкой, штаны носили даргинцы и представители аварской группы народностей, узкие в шагу штаны с клиньями чаще встречались у лакцев. Вверху штаны стягивались шерстяным плетеным шнуром, украшенным на концах кисточками из цветных ниток, или имел место широкий шелковый пояс-гашник. Длиной штаны были до щиколоток. Низ штанин заправляли в обмотки или голенища кожаной, вязаной или войлочной обуви.
Штаны также шились из овчины и были известны арчинцам, бежтинцам, тиндалам, хваршинам, ахвахцам, ботлихцам, годоберинцам, дидойцам и каратинцам. Их носили аварцы Карахского общества Гунибского округа (сел. Гочоб, Гочада), Цилитль и Мехельта (совр. Гунибский район), они бытовали в костюме мужчин-аварцев Дылыма (Казбековский р-он), Унцукуля (Унцукульский р-он), Тляраты, Генеколоба (Тляратинский район). Одежда из овчины, видимо, была в основном, предназначена для пастухов и представителей старшего поколения [2, с. 68], для ношения зимой и в холодное время года.
Обязательной частью комплекса верхней одежды мужчин всех народностей Нагорного Дагестана был бешмет (каптан, минтрана, валжаг (дарг.); гужгат, теяло (авар.); ккуртту (лакск.)), представлявший собой распашную одежду. Бешмет шили из домотканого сукна или из покупных тканей темного цвета. Более состоятельные молодые люди шили их из шелковой ткани. По замечанию А.Т. Васильева у лакцев «на бешметы употребляются черные и темные цвета шелковых материй или ластик и ситец, но из последнего шьют только бедняки» [4, с. 10]. В основном носили бешметы темного и темно-серого цветов, но все они шились на подкладке из простой ткани. Зимние, или предназначенные для стариков, имели ватную подстежку и простегивались спереди и сзади до талии в продольном направлении, а на рукавах – в поперечном. Покрой бешмета был единым на всей территории Дагестана. От воротника стойки до талии бешмет застегивался наглухо встык на мягкие пуговицы и петли из шелкового шнура, а с появлением металлических крючков стали их заменять крючками.
В исследуемое время бешмет являлся составной частью полного комплекта одежды дагестанца, в частности, горца. Бешмет был самостоятельной верхней одеждой, носимой как дома, так и на улице, и в будни, и в праздничные дни. Единственное, чем праздничный бешмет отличался от повседневного, была его новизна. Дополнением бешмета как верхней самостоятельной одежды был кожаный пояс, с серебряными украшениями, к этому поясу пристегивался и кинжал.
В комплекте традиционной одежды поверх бешмета носили черкеску. До появления черкески горцы носили «чуха» с разрезными рукавами. По свидетельству участника Аварской экспедиции Я. Костенецкого, находившегося недалеко от сел. Гоцатль, аварец «был в чухе с откидными рукавами, в узеньких штанах, вверх крючком застегнутых башмаках, надетой набекрень черной бараньей шапке. Через плечо висел шитый сафьяновый патронташ с роговой пороховницей» [5, с. 71]. Одним словом, «чуха», судя по приведенным данным, служила горцам где-то до середины XIX в. и видимо была заимствована дагестанцами у народов Закавказья, чему способствовали культурно-экономические контакты.
Начиная со второй половины XIX в. черкеска постепенно вытеснила «чуха». Черкеску носили поверх полного комплекта одежды и шили ее из домотканого или покупного тонкого сукна черного, коричневого, серого, зеленого, желтого, белого цветов [2, с. 74]. Молодые люди из состоятельных и знатных семей носили белые и цветные черкески. По покрою черкеска напоминала бешмет: рукава шились широкими и длинными, часто закрывающими кисти рук. В нижней части они имели подкладку из тонкого атласа ярких цветов для красоты. Лиф до талии шили на хлопчатобумажной подкладке. По обеим сторонам грудного выреза нашивались карманы для газырей в качестве украшения. Головки газырей дополнялись из металла, слоновой кости, которые покрывались позолотой с орнаментом, золотой насечкой по серебру. Обычно горцы, как и все дагестанцы, черкеску подпоясывали самодельным кожаным поясом, на котором носился кинжал, оправленный в серебро или золото.
В более состоятельных семьях для юноши к 14–15 годам старались подготовить полный комплект одежды, куда входила и черкеска. Тем не менее, встречались семьи, где на 3-х взрослых мужчин приходилась одна черкеска, которой пользовались при необходимости. У некоторых горцев были мечетская черкеска, «квартальная черкеска», сельская черкеска, находившаяся в общем пользовании жителей квартала или селения [6, с. 205; 2, с. 76].
Зимней мужской одеждой были шуба. Шубы, как правило, шились из черной или белой овчины, или комбинированные длинные с большим шалевым воротником или пелериной. У народов Нагорного Дагестана наличествовали несколько разновидностей шуб: 1) шубы-накидки безрукавные с пелериной; 2) шубы-накидки с ложными рукавами; 3) шубы овчинные в талию, надеваемые в рукава, однобортные типа черкески. Наиболее распространенными были шубы-накидки с ложными рукавами – хола, хIяка, цIикъвян, музу (дарг.); гьман рагьу, гъумук кIалакIаг (авар.); бартукь, баркьут (лакск.). Шили шубы мастера-шубники – в основном мужчины, а женские шубы шились женщинами.
На пошив шубы-накидки с ложными рукавами шло 9–10 бараньих хорошо обработанных и отбеленных шкур. Такая шуба была длинной, широкой и массивной. Покрой шуб данной разновидности у всех народов был одинаковым. Вся шуба состояла из 6–8 клиньев, сильно расширяющихся к низу. Воротник – шалевидный, переходящий в полы. Для воротника и пол использовали лучшие сорта меха с длинным завитым ворсом, и, как правило, черного цвета. Рукав, низко спущенный к концу, сужался до тонкой степени, что нередко выполнял роль кармана [2, с. 78].
Другой тип шубы-накидки – безрукавный с пелериной – къулдран хIяка, ккирхал хIяка, цIихран, лапIачи, хъабца (дарг.), тIимугъ, сагула, кIач, дабача (авар.), чахуда (лакск.). Данная разновидность шубы наибольшую распространенность имела у аварцев и некоторых даргинских районах (Муэри, Сирга, Кар-Дарго, Чибах-Дарго и др.). Это была цельнокроеная шуба, немного расширяющаяся книзу, длиной до пят, с широкими прямыми плечами (на подплечниках). Данная шуба имела большой воротник в виде пелерины, опускавшейся ниже пояса. При необходимости пелерину можно было поднять и накинуть на голову. «Зимою тавлинцы, – замечал о шубах Н. Дубровин, – носят овчинную шубу, похожую на женский салоп без капюшона, но с огромным воротником, обращенным мехом наружу и спадающим по плечам ниже талии в виде бурки» [7, с. 548]. Эту разновидность шуб шили из 7–10 овечьих шкур любого цвета, имевших длинный ворс, причем на воротник-пелерину шло в среднем три, а иногда и больше овчин. Для воротника использовали обычно мерлушку или шкурку особой породы овец с длинным завитым мехом, им же отделывались борта и полы шубы [2, с. 79].
Интересно мнение Л.Н. Терентьевой и Н.В. Шлыгиной, которые отмечают, что «…старинные элементы одежды особенно простейших форм обнаруживают сходство у народов разного происхождения и на очень обширных территориях, особенно если это совпадает с общностью хозяйственно-культурного типа» [8, с. 34]. Говоря о дифференцирующей роли одежды при определении границ хозяйственно-культурных типов, М.-З.О. Османов отмечает, что именно у простейших и первичных элементов, но не обязательно старинных, а также тех, у которых яснее проглядываются функциональные стороны назначения, связанные со спецификой природно-географических условий и хозяйствования [9, с. 231].
Во всех высокогорных районах температура снижается и поднимается в сутки выше и ниже нейтрального показателя. Такие условия требовали от горской одежды возможности адаптации к таким перепадам, что проявилось в многослойности мужской одежды. Также было важно, чтобы верхняя одежда была черного или темного цвета, чтобы эффективнее использовать высокий уровень излучения во внешней среде. «Многослойность одежды жителей нагорья обладает некоторыми преимуществами: 1) между ее слоями имеется воздушное пространство и 2) число этих слоев можно уменьшать или увеличивать с учетом текущих потребностей человека… Чрезмерно тепло одетый человек будет потеть и тем самым снижать эффективность защитной функции одежды. Поэтому желательно снимать лишние слои одежды и тем самым избегать перегрева» [9, с. 289].
В качестве рабочей повседневной и дорожной одежды многие горцы носили шубу в талию с обычными вшивными рукавами, небольшим шалевым воротником (салгъан хIяка, вайлан хIяка, улгам, никIа хъарык (дарг.); хъабарча (авар.); алунос боко (дид.); ряхIу (лакск.). Феодальная знать Дагестана носила дорогие собольи, бобровые, хорьковые, каракулевые шубы, которые шили из привозных мехов или перешивали из готовых изделий, приобретенных в России. Часто феодальная знать получала русские шубы в качестве подарков [2, с. 81].
«Когда температура воздуха позволяла мужчинам спать на любимых их обыкновенных постелях, т.е. на плоских камнях, положенных на площади около мечети, или же на улицах, то мужчины не медлили пользоваться этим, так что на этих камнях везде лежали люди, укутавшись своими овчинными шубами», – писал А. Омаров о лакцах [3, с. 38].
Итак, шуба для горцев в будни служила рабочей одеждой, в выходной – праздничной, дома – постелью. В бедных семьях одежды на всех не хватало. Шуба из овчины была на несколько человек.
В традиционной одежде немаловажное место занимала войлочная одежда, составляющая так называемый дорожный комплекс с войлочной накидкой и буркой. В основном она была представлена двумя типами: цельноваляные изделия без ворса и со швом на плече и с ворсом, выполнявшими функции плаща для всадника, а также являвшимися обязательной принадлежностью пешехода в дороге, чабанов и пастухов на пастбище. В условиях села они часто выполняли функции легкой и теплой одежды у детей и мужчин.
Наиболее распространенным типом бурки был валяный без ворса – такие бурки готовились почти в каждом селе. Пользовались еще войлочными накидками, которые заменяли путнику и крышу, и постель, защищая его от ветра, дождя и холода. Видимо, поэтому лакцы говорили путнику «Даруну дур куну варсигу, увччуну ура куну инигу макьабитара», т.е. «Надеясь на хорошую погоду не оставляй бурку, надеясь, что ты сыт, не оставляй толокна».
Более подробно об изготовлении войлочных изделий и бурок написано в специальной литературе [9; 10; 11]. Здесь автор дает полное описание технологии изготовления бурок с длинным ворсом, предназначавшихся представителям элиты. В селениях Андийского и Технуцальского обществ валяли и нарядные детские бурки с ворсом для мальчиков из состоятельных семей. Они были колоколообразные, длиной чуть ниже колен, красочно украшенными вышивками по краям и по подолу, у ворса горловины, на внутренней части подола [10, с. 38]. Помимо бурки и войлочной накидки выделялся еще дорожный комплекс войлочной одежды, представлявший собой распашной кафтан, выкроенный из цельного куска войлока с пришивным воротником и прямыми короткими рукавами.
Шиллингом Е.М. зафиксирована войлочная одежда у бежтинцев. «Это необычайно примитивная по покрою длинная, широкая прямая куртка с прямым разрезом спереди, из грубого белого или темно-коричневого войлока. Куртка состоит из четырех основных частей большого куска образующего спинку, перегибающегося на плечах и спереди дающего полы, двух рукавов и низкого воротника» [12, с. 221]. Он же отмечает наличие войлочной куртки у ахвахцев: «В числе мужских одеяний имеется особая куртка («къучара») из войлока. В прежнее время войлок в качестве материала для одежды использовался значительно больше» [12, с. 212].
По свидетельству исследователей одежды народов Дагестана, принадлежностью мужской одежды отдельных этнографических групп даргинцев в прошлом была накидная одежда из ткани или меха. У даргинцев эта накидка представляла собой кусок грубого сукна или палас размером 2,5×1,5 м. Носили ее на плечах чаще всего в сложенном виде «ричI» (с. Карбух), «кIорчIо» (Мекеги, Цудахар), «сарка» (Акуша), «кIони» (дидойцы) [2, с. 84].
«Большое значение для здоровья человека имеют гигиенические характеристики обуви. По исследованиям специалистов основными критериями оценки обуви с точки зрения требований гигиены являются наличие или отсутствие вредных механических воздействий обуви на стопу человека, которые обусловливаются особенностями конструкции и видом применяемого материала; состоянием воздушной прослойки между стопой и обувью, от которой, в свою очередь, зависят жизнедеятельность и правильное функционирование ноги. Обувь горцев Дагестана издревле, как и у соседних народов, была кожаная, войлочная, вязаная. Кожаную обувь шили, как правило, не различая правую и левую ногу. Данная обувь была прочной, легкой, удобной для ноги, с подстилкой из сухой травы, либо ее носили с шерстяными носками. Была кожаная обувь из одного куска дирихи – несшивная, на которую шла бычья, коровья, конская кожа. Она встречалась у даргинцев, у аварцев, хваршин, бежтинцев и дидойцев. Дирихи делали из прямоугольного куска кожи, по углам чуть подрезанного с прорезями по краям. Для затяжки их вокруг ноги в прорези продергивали длинный шерстяной шнур или длинный узкий кожаный ремешок, с помощью которого, образовывая плетение, закреплялся у щиколотки или голени. Дирихи служили повседневной рабочей, а в ряде случаев и парадной обувью как мужчин, так и женщин [2, с. 92].
Наиболее распространенным типом кожаной обуви были чарыки, имеющие два шва (спереди по носку и подъему и сзади). Она редко встречалась у женщин. Эту обувь делали более глубокой, свободной, чтобы можно было вовнутрь постелить для тепла сухую траву. Носили чарыки с шерстяными носками, с ноговицами, обмотками, валяными войлочными чулками. Чарыки – «дабри» (дарг.), «бурчулус» (лакск.), «хвавацIихьитал», «чарвхъал» (аварск.). У охотников и пастухов была обувь с непришивной плетенной подошвой, амортизировавшей скольжение. Кроме перечисленных видов обуви носили кожаную обувь на пришивной мягкой подошве (типа чувяка, ботинка, сапога). Сапоги шили в зависимости от состоятельности из сыромятной выделанной кожи. У аварцев встречалась обувь на деревянной колодке «ЦIулал хьитал» – «деревянная обувь». Также носили кожаные галоши с шерстяными чулками.
Наиболее распространенной в Нагорном Дагестане была войлочная обувь, чему способствовало наличие сырья и природно-климатические условия местности. Войлочная обувь была целиком из войлока: «варгьи дабри» (дарг.), частично у лакцев «варсул усру» и обшитая сверху кожей у народов аварской группы – «буртинал хьитал», лакцев и единично даргинцев. Войлочная обувь была с загнутым кверху носком и шилась она из 3–5 кусков войлока. Носили войлочную обувь в прохладное время и зимой. Войлочная обувь была распространена в основном в аварских, даргинских и лакских селениях, что связано с несколькими причинами: 1) наличие дешевого сырья (шерсти); 2) данному сырью подходили экологические условия Нагорного Дагестана: холодная и продолжительная зима, чем и вызвано появление легкой, теплой обуви, которую можно было носить зимой и в прохладные, сухие дни любого сезона. Войлочная обувь обязательно входила в свадебный наряд невест.
Традиционной обувью у ряда народов Нагорного Дагестана была вязаная орнаментированная обувь. Сюда относятся тляратинцы, багулалы, тиндалы, хваршины, дидойцы, гинухцы и бежтинцы. Она также встречалась в лакских селениях Катрух и Аракул. На степень распространения вязаной обуви оказал влияние природно-географический фактор – это районы с более сухим климатом. Вязаная обувь различалась: с загнутым кверху носком и обувь с тупым носком. У первого типа сапогов подошва была прошитая утолщенными рядами нитей. Обувь с загнутым носком делилась на бежтинскую и тляратинскую. Здесь мужская обувь отличалась от женской более низкими голенищами и менее яркой цветовой гаммой.
Вязаная обувь, относимая к бежтинскому подтипу, называлась «гьакIа». Она делалась на плотной утолщенной подошве с немного загнутым носком. Мужская обувь отличалась от женской более низкими голенищами (до середины голени) и менее яркой цветовой гаммой (основной фон часто был с очень редким орнаментом) [2, с. 98]. Тляратинский подтип вязаных узорных сапог – хьитал – выделял резко загнутый острый и высокий носок, кончик которого придерживался шнурком, прикрепленным к головке сапога, а также плотная шерстяная подошва с переходом под свод ступни. Хьитал считался в основном женской обувью. Мужчинам же вязали сапоги более короткие, без загнутого носочка и с плоской подошвой [2, с. 99].
Здесь следует отметить, что обувь, в данном случае горцев Дагестана, особых локальных различий не имеет, то есть обращает на себя внимание технологическая близость разных сезонных видов обуви, вычлененных по зональному принципу. Данное положение объясняется только экологически и функционально. Обувь должна была быть удобной на неровностях, каменистостях, теплой на холодной земле, снегу, льду, непромокаемой в распутицу и грязь [9, с. 232]. Обувь для различных природных условий была разной, но в сходных природно-географических условиях у народов Дагестана была типична для всех [9, с. 232].
Для составления полного комплекта мужского костюма необходимо рассмотреть головные уборы исследуемых народов.
Головной убор занимал важное место в комплексе народного костюма народов Нагорного Дагестана. Он имел эстетическое и практическое значение, как у мужчин, так и у женщин, и носил сезонный характер. Головные уборы были повседневными (будничными) и выходными (праздничными). Наиболее распространенным мужским головным убором была папаха, которую шили из овчин молодых барашков лучших пород.
Во второй половине XIX в. широко распространяется высокая цилиндрическая папаха, с меховым верхом или с верхом из цветного сукна. Она шилась из длинноворсной овчины лучшего качества, а в конце XIX в. – из привозного каракуля. Эта папаха являлась большей частью атрибутом парадной одежды и носилась с полным комплектом национального костюма (бешметом, черкеской и т.д.) [2, с. 85].
К числу традиционных мужских головных уборов относились и легкие шапочки, сшитые шерстью вовнутрь, которые у народов Нагорного Дагестана надевали на ночь мужчины пожилого возраста. Бытование маленьких ночных папах из бараньей шкуры объяснялось достаточно низкой температурой в жилище ночью. Шилась подобная шапочка из коротко стриженной овчины, плотно облегающей голову – «хъярци», «душли къибатьан кIапIа», «тяхъъай», «тIабакье» (дарг.), «кIук», «такъия», тIапело», «ралълъа илъида тIале» (авар.), «хьхьувай бихьу», «кьабакI» (лакск.). Помимо папахи у всех народов Дагестана носили башлык из местного или покупного сукна. Башлык в холодное время года надевали поверх папахи, а концы его завязывали на затылке.
Народы Нагорного Дагестана на каждый сезон имели определенный набор одежды, который состоял из праздничной и будничной, верхней и нательной, дорожной одежды. Изготовлялась она из природных материалов: меха, овчин, сукна, конопли, т.е. из тканей, которые по своей сути хорошо сохраняли тепло, были воздухопроницаемы, гигроскопичны, не давали охлаждаться организму в зимнее время и нагреваться в летнее. Все это было важно для сохранения здоровья человека.

Zoya Buttaevna Ramazanova

Institute of History, Archeology and Ethnography Dagestan Scientific Center, RAS

Author for correspondence.
Email: zoya.ram@mail.ru
ORCID iD: 0000-0002-5806-5822
http://www.ihaednc.ru/static?id=90

Russian Federation, Makhachkala, Russia

Bio Statement: D. Sc. (in History), Leading Researcher
of the Department of Ethnography

Personal URL: http://www.ihaednc.ru/static?id=90

E-mail: zoya.ram@mail.ru

ORCID: https://orcid.org/0000-0002-5806-5822

  • Abdulatipov R.G., Badenkov Y.P., Magomedkhanov M.M., Khalidov D.S., Eldarov E.M. Dagestan experience in developing the concept of the Mountain Charter of Russia [Dagestanskiy opyt razrabotki kontseptsii Gornoy khartii Rossii Sustainable Development of Mountain Territories of the Caucasus [Ustoychivoye razvitiye gornykh territoriy Kavkaza]. Vol. 1. M., 2018: 259–265.
  • Bulatova A.G., Gadzhieva S.S., Sergeeva G.A. Clothing of the peoples of Dagestan. Historical and Ethnographic Atlas [Odezhda narodov Dagestana. Istoriko-etnograficheskiy atlas]. Pushchino: Nauka, 2001.
  • Omarov A. How the Laks live [Kak zhivut laki] Collection of information about the Caucasian mountaineers [Sbornik svedeniy o Kavkazskikh gortsakh]. Tiflis, 1870. Vol. 3: 1–46.
  • Vasiliev A.T. Kazi-Kumukhs (Ethnographic essays) [Kazi-Kumukhtsy (Etnograficheskiye ocherki) Ethnographic Review [Etnograficheskoye obozreniye]. 1899. № 3: 61–98.
  • Kostenetsky Y. Notes on the Avar Expedition to the Caucasus [Zapiski ob Avarskoy ekspeditsii na Kavkaz] Sovremennik. 1850. Vol. 24.
  • Bulatova A.G. The Laks [Lakcy]. Makhachkala: Ed. DSC RAS, 2000.
  • Dubrovin N. A History of War and Domination in the Caucasus [Istoriya voyny i vladychestva na Kavkaze]. Vol. I. Essay on the Caucasus and its peoples. Book: Caucasus T. I. Ocherk Kavkaza i narodov yego naselyayushchikh. Kn.: Kavkaz]. SPb., 1871.
  • Terentyeva L.N., Shlygina N.V. On the formation of the ethnographic borders of the Baltic region [K voprosu o formirovanii etnograficheskikh granits Pribaltiyskogo regiona] Problems of typology in ethnography [Problemy tipologii v etnografii]. M., 1979: 23–52.
  • Osmanov M.O. Economic and cultural types (areas) of Dagestan [Khozyaystvenno-kul’turnyye tipy (arealy) Dagestana]. Makhachkala, 1996.
  • Izudinova R.S. Andi burka [Andiyskaya burka]. Makhachkala: Jupiter, 2005.
  • Garunova S.M., Gadzhalova F.A. The experience of reviving the traditions of carpet weaving [Opyt vozrozhdeniya traditsiy kovrotkachestva] Azärbaycan xalçaları. 2016. Vol. 6. № 21: 76–85.
  • Shilling, E.M. Small peoples of Dagestan. From the series “Peoples of the Caucasus” [Malyye narody Dagestana. Iz serii «Narody Kavkaza»]. M.: Institute of Ethnology and Anthropology, RAS, 1993.
  • Musaeva M.K., Gimbatova M.B. Female headwear “Chukhta” and its varieties among Avars [Zhenskiy golovnoy ubor «chukhta» i yego raznovidnosti u avartsev] Modern research of social issues [Sovremennyye issledovaniya sotsial’nykh problem]. Vol. 9. № 4. 2004: 107–118.

Views

Abstract - 112

PDF (Russian) - 54

PlumX


Copyright (c) 2019 Ramazanova Z.B.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.