STUDY OF IRGANAI SETTLEMENT I IN THE AREA OF CONSTRUCTION OF IRGANAI HYDROELECTRIC STATION IN MOUNTAINOUS DAGESTAN IN 2003

Cover Page

Abstract


The article is dedicated to the result archeological researches of lrganai settlement I of the Middle Bronze and the beginning of the Late Bronze age in the area of construction of lrganai hydroelectric power station in 2003 . The results of excavations undertaken in 2003are: 2 stone walls, 1 rooms (one with semi-circle form and two with rectangle form), archeological materials related to working implements, weapons, ceramics and considerable quantity of bones. Investigations of 2003 gave new and interesting materials for cultural and historical interpretations of remains of Bronze age from Irganai basin as well as of the entire Mountain area of Dagestan. Researches of materials of settlement Irganai I and Irganai grave I and compartment with remains from excavations of the previous years let differ and improve existence of local Irganai variety of Gichi-Gatinkale culture of middle Bronze of Mountain Dagestan and South-Eastern Chechnya.

В 2003г. Ирганайская новостроечная археологическая экспедиция (далее ИНАЭ) продолжила многолетние раскопки Ирганайских памятников эпохи средней бронзы и раннего этапа эпохи поздней бронзы, находящихся под угрозой разрушения в ходе строительства Ирганайской ГЭС. Работы ИНАЭ финансировались РФФИ (руководитель проекта к.и.н. Г.Д. Атаев) и проводились на основании открытого листа № 648 (формы №4), выданного ОПИ ИА РАН. Полевые работы велись с 15 июля по 28 октября. Объектом исследований ИНАЭ в 2003 г. являлось Ирганайское поселение I, открытое Д.М.Атаевым и В.М. Котович в 1957г. [13]. В 1958-1960 гг. на памятнике 2-м горным отрядом Дагестанской археологической экспедиции (Д.М. Атаев, М.Н. Погребова, М.Г. Гаджиев) проводились стационарные раскопки [14; 15; 16], результаты которых нашли отражение в печати [17, с. 28-34; 31, с. 109-123; 32, с. 20-21]. В 1986-1991 гг. раскопки проводились под руководством М.Г. Гаджиева и при активном участии Р.Г. Магомедова, Г.Д. Атаева, Г.Д. Хангишиева, М.М. Малагитинова [2; 3; 23; 24; 25; 26]. Результаты работ указанных годов частично были опубликованы в печати [5, с. 4; 6, с. 4; 7, с. 3-4; 8, с. 28-34; 9, с. 122-125; 12, с. 5; 20, с. 3-4; 21, с. 3-4; 27, с. 3; 28, с. 50-52, рис 12-17; 29, с. 9-11]. В 2000-2003 гг. работы проводились экспедицией под руководством Г.Д. Атаева [1, с. 27-28; 4; 10, с. 48; 11, с. 22-23]. Ирганайское поселение I, открытое одновременно с Ирганайским могильником I, находится в 100 м к востоку от последнего. Их разделяет по существу глубокое ущелье, представляющее собой горную селевую протоку (рис. 2;3). Поселение расположено на участке первой надпойменной террасы в 5,5 км к юго-западу от с. Ирганай Унцукульского района, на правом берегу р. Аварское Койсу, ограниченной с западной и южной сторон глубоким оврагом, размытым горными потоками, с востока - скалистой возвышенностью (рис.1; 2; 3). Юго-западная часть поселения разрушена дорогой, ведущей из Ирганая в Унцукуль. Участок этот имеет в плане вытянутую (по линии север-юг) конфигурацию; поверхность его равномерно покатая в сторону речной долины. Общая площадь участка террасы, на котором расположено поселение, равна около 2 га (рис. 2; 3). В 2003 г. раскоп был заложен в верхней части террасы на восток от раскопа IV 1988 г. и явился его продолжением. Он получил название - раскоп IV 2003 г. Общая площадь раскопа составила около 98 кв.м. Раскоп разделен на квадраты (2х2), которые обозначены с севера на юг арабскими цифрами (от 6 до 1), а с запада на восток - буквами русского алфавита (И,К,Л,М,Н). Квадратная сетка раскопа IV 2003г. (далее P-IV) ориентирована по сторонам света и совмещена с квадратной сеткой раскопа IV 1988г. (рис. 10). Для выявления стратиграфии поселения, культурного слоя и аллювиальных отложений, перекрывавших его, была оставлена контрольная бровка (шириной 50 см) по линии запад-восток [4, с. 8-10]. Из-за перемещения центральной реперной точки поселения (ЦР), в качестве временной реперной точки использовался большой плоский камень, поставленный на ребро в каменной стене раскопа IV 1988г. (нивелировочная отметка верхней части камня по отношению к ЦР: 0,21м). Данные нивелировочного измерения поверхности P-IV 2003г. показывают, что поверхность равномерно и плавно понижается с севера на юг (от 243 см до 207 см от ЦР(0) вдоль восточной границы кв. Н-6, Н-5, Н-4, Н-3, Н-2, Н-1), а с востока на запад с линии Н до линии К квадратной сетки резко падает (разница уровней 82 см) (рис. 10). В этом отношении P-IV 2003г. особо не отличается от раскопов прежних лет, так как он отражает топографические особенности террасы, на которой расположено поселение. Балластный слой земли толщиной в 130-170 см неоднороден и состоял из следующих слоев: сверху идет темно-серый среднегумусированный тяжелосуглинистый и уплотненный комковатый слой с включениями щебня и корней растений (слой этот обычно археологи называют «дерновым»). Толщина слоя 10-25 см. Ниже идет более мощный серовато-бурый слабогумусированный тяжелосуглинистый комковато-рыхлый слой с включениями мицелий, карбонатов, белоглазки, мелкого щебня (толщина 40-50 см, иногда 60 см). На большей части раскопа в этот слой вклинилась тонкая линза светло-серого бесструктурного переотложенного слоя щебня и камней (толщина 5-10 см) (рис. 4;6;7). Ниже описанных слоёв с 4-5-го штыков начинался культурный слой. Вся эта толща культурного слоя (в некоторых местах достигает толщины 100-120 см) в целом довольно однородна и представляет собой светло-бурый зернистый порошистый среднесуглинистый рыхлый слой с включениями карбонатов. На всей территории раскопа зафиксированы две горизонтальные линзы темно-бурого цвета (толщина 5-15 см) (рис. 4;6). Ниже данного слоя встречается палево-серый глинистый слой. Ниже этого слоя идет материк. Наибольшая толщина серого глинистого слоя - 30-50 см. В сером глинистом слое зафиксированы: 2 тонкие горизонтальные линзы из угольной прослойки и тонкая полоска темно-бурого зольного рыхлого, порошистого среднесуглинистого слоя с включениями карбонатов и угольков. Полоска этого слоя смыкается с материком. Так в целом характеризуется стратиграфия напластований Р-4 2003г. Ирганайского поселения I (рис. 4;6;7;9). После удаления балластного слоя к северу от контрольной бровки, т.е. в северной части раскопа, выявлена каменная стена, получившая название - стена №1. Следует отметить, что каменные стены на Ирганайском поселении I обычно начинаются с верхнего уровня залегания культурного слоя, а фундаменты их находятся на уровне материка. Стена №1 берет свое начало в квадрате Н-4 и продолжается до кв. Н-6, и далее её северный конец упирается в северную стенку раскопа. Длина каменной стены №1 около 5,6 м, сохранившаяся высота от 1,0 и до 1,2 м (рис. 4;5;10). Точную ширину стены пока определить невозможно, так как часть стены скрыта в восточной стенке раскопа. Отметим, что верхняя часть каменной стены состоит из крупных плит, положенных плашмя. Ширина некоторых камней колеблется от 0,55 до 0,70 м. Выявленный отрезок каменной стены №1 сложен из крупных и средних плит довольно правильных форм. Кладка однорядная (по верху), односторонняя. Лицевой фас скорее всего южный. В основании стены на длину 3,30 м поставлены на торцы 5 мощных сланцевых плит крупных размеров (размеры: наибольшей плиты 0,70×0,78 м; наименьшей плиты 0,40×0,60 м) и одна средних размеров (0,34×0,38 м). Поверх этих плит стена сложена из небольших плоских плит, положенных плашмя (рис. 4;5). Северная часть каменной стены №1 сложена из плоских плит, положенных плашмя в 9-11 ярусов, без применения связующего раствора. Южная часть каменной стены №1 очень широкая (от 0,80 и до 0,90 м), однорядная; кладка произведена из толстых длинных плит (размеры некоторых: 0,20×0,60 м; 0,25×1,00 м; 0,25×1,60 м), положенных всухую плашмя в 4-6 ярусов (рис. 4). В целом стена здесь производит впечатление аккуратности, тщательности. Северный конец стены №1 уходит под стенку нераскопанной территории поселения и будет доисследован в следующем полевом сезоне. Выявленная стена характеризуется кладкой без применения связующего раствора. Использован сланцевый плитняк, дающий без дополнительной обработки довольно правильные прямоугольные очертания. В нижних ярусах стены использовались крупные плиты, поставленные на ребро (рис. 4;5;10). В квадрате Н-6 рядом с каменной стеной и углом, где стыкуется северная и восточная стенки раскопа, на полу обнаружен очаг открытого типа, почти округлой формы (рис. 5). Очаг был обложен несколькими сильно обгоревшими камнями, вертикальные стены, дно очага состояли из сильно обожженной глины с кусками толстой обмазки. Заполнение очага состояло из золы с угольками сильно обгоревших костей животных и таких же обгоревших нескольких фрагментов керамики, а также осколков кремня. Глубина очага 27 см, наибольший диаметр 68 см (рис. 4;5). В южной части раскопа, т.е. к югу от контрольной бровки, было выявлено каменное помещение овальной формы (рис. 7). В начале расчистки культурного слоя в квадратах Л-1 и Л-2 стали попадаться небольшие завалы камней и плит. Там, где более или менее уверенно «прощупывались» контуры стен, камни оставлялись на месте. Постепенно на месте завалов открылись каменные стены. Но в отличие от прямых стен, составлявших вместе четырёхугольные, прямоугольные в плане помещения, были обнаружены неровные, дуговидные стены помещения, имевшие овальную в плане форму (рис. 7-10). Стена №2 помещения овальной формы расчищена в пространстве между южной стенкой раскопа и контрольной бровкой (рис 7). Начиная с кв. Л-1 стена шла далее дуговидно на северо-восток в кв. Л-2 и М-2. Здесь в кв. М-2 часть каменной стены заходила в контрольную бровку и постепенно поворачивала на восток. Далее в кв. Н-2 стена поворачивала на юго-восток и уходила в южную стенку раскопа. Для того чтобы полнее выявить контуры каменной стены, нами была сделана прирезка одного квадрата 2×2 в южной стенке раскопа к кв. Л-1. На границе кв. Л-1 и Л-1’ каменная стена совершала изгиб и шла далее по западной стенке прирезки, где слегка опять поворачивала на юго-восток. На этом раскопки были приостановлены (рис. 7-10). Чтобы полностью выявить и оконтурить каменное помещение, необходимо доисследовать в новом сезоне данное сооружение и сделать прирезки в восточной, южной и западной (прирезки) стенках раскопа (рис. 10). Но и сейчас раскопанная часть каменного помещения показывает, что мы имеем здесь дело с каменным сооружением овальной формы. Это фиксируется впервые за всю историю исследования бытовых памятников эпохи средней и начала эпохи поздней бронзы горного Дагестана. Стена №2 каменного, овального в плане помещения сложена многорядно большей частью из удлинённых сланцевых плит, положенных плашмя, без применения связующего раствора (рис. 7-9). Количество ярусов местами доходит до 14-16. Ширина от 50-60 см, в некоторых местах 70-80 см. Сохранившаяся высота её от 130-140 см до 160-180 см. Но в некоторых местах ее высота достигает от 185-195 см и до 200 см. Лицевой стороной стены является внешняя сторона. Внутренняя сторона стены характеризуется небрежной кладкой, и вряд ли она являлась лицевой. Судя по раскопанной части стены №2 можно примерно определить размеры большого внешнего диаметра стены помещения - 7,20 м и малого внутреннего диаметра - ок. 6,0-6,20 м (рис. 7-10). В результате вскрытия площади раскопа в его юго-восточной части выявлено и частично оконтурено каменное жилище овальной формы. В северо-восточной части раскопа выявлена часть каменной стены, которая примыкала к восточной стенке раскопа. Южный конец данной стены заканчивался в кв. Н-4, а северный её конец не был вскрыт полностью, т.к. она уходила в северную стенку раскопа (рис. 10). Как эта каменная стена соотносится с другими стенами и к какому помещению она относится, предстоит выявить в процессе будущих раскопок. Каменные стены сохранились местами до 1,0-1,3 м. Сложены они всухую из сланцевого плитняка, который повсеместно встречается вблизи поселения. Применялся при кладке стен и речной голыш обкатанной формы. Изредка в кладке, особенно в нижних ярусах, использован известняк, который прочнее, чем сланец. Обычно камни уложены в стену плашмя, а у фундамента плиты часто клали и на ребро. Случаи нанесения внешней или внутренней штукатурки не зафиксированы (рис. 7-9). Полом в Р-IV 2003 г. в основном являлся обычный материковый слой. Но в некоторых местах пол сохранил обильные следы обожжённой поверхности, скопления угольков, золы и пепла, т.е. остатки открытых кострищ (рис. 4-6; 8). Следы кострищ наглядно наблюдались в северной части раскопа в кв. Л-6, М-6, Н-6 и в кв. Н-5, Н-4, Н-3, Л-3 и в южной части раскопа в кв. К-1, К-2, Л-2, где непосредственно над плоскостью материка на разных участках зафиксированы зольные пятна, угольки. У контрольной бровки в кв. Н-3 были расчищены обожжённые кости черепа и позвоночника мелкого рогатого скота. Пол в этом месте представлял собой обожжённую землю, зольные прослойки, угольки (рис. 4-6; 8; 9). В ходе расчистки культурного слоя на площади Р-IV 2003 г. собрана большая коллекция археологических находок, включающая в себя керамику, изделия из камня, кости, пасты. Анализ показывает, что эти данные мало что добавляют к выводам по итогам работ 1986-1991 гг. о том, что Ирганайское поселение I, несмотря на довольно мощный культурный слой (1,5 м, в некоторых местах и 2,0 м) и неоднократные строительные следы перепланировок помещений и построек, выступает как памятник с единым культурным обликом. Материалы поселения очень трудно распределить по разным хронологическим позициям. Анализ находок начнём с керамики. Целых сосудов не найдено. Всего при расчистке культурного слоя Р-IV 2003 г. найдено 1312 фрагментов глиняных сосудов: из них 75% от учтённого общего количества фрагментов керамики относятся к керамике с обмазанной поверхностью, остальные 25% от общего количества имеют гладкую, заглаженную или лощёную поверхность. Эти цифры условны, так как определённая часть обломков сосудов с гладкой поверхностью могла относиться к керамике с обмазанной поверхностью. Обмазка наносилась на тулово сосуда и отделялась от лощёной или заглаженной шейки налепным рельефным валиком (рис 13, 1, 23, 27, 43). Иногда обмазка отделяется врезным орнаментальным пояском (рис. 13, 29, 36). Орнаментирована незначительная часть обломков керамики-8% от общего количества. Из орнаментированных фрагментов 11% относятся к гладкой керамике, 4% к обмазанной. Набор орнаментальных мотивов керамики представляет собой полосы и пятна буро-коричневой и чёрной краски, нанесённые поверх обмазки (рис. 13, 60, 63); оттиски крученого шнура (2 фрагмента) (рис. 12, 21, 22); врезной орнамент в виде косых семечковидных насечек и линий, вдавлений в виде ямочек или кружков (рис. 12, 22; рис. 13, 29, 38, 40, 44, 46-48); рельефный в виде шишечек, валиков с насечками, вдавлениями и др. (рис. 13, 1, 2, 16, 23, 24, 27, 33, 39, 43, 46, 49, 52, 54, 59, 61, 62). Другой массовой категорией находок 2003г. является остеологический материал. Обнаружено 1740 обломков и целых костей домашних и диких животных. Судя по раскопкам прошлых лет кости могли принадлежать птицам и единично рыбам. Из индивидуальных находок наибольший интерес представляют находки двух выпрямителей древков стрел: одного песчаникового (рис. 12, 1) и одного керамического (рис. 12, 3), впервые обнаруженных на памятниках эпохи средней и поздней бронзы горного Дагестана. Заслуживают особого внимания находки кусков шлака. Из других артефактов интерес представляют находки: каменных пестов-курантов (2 экз.) (рис. 11, 6,7), каменного отбойника (рис. 11, 8), обломков каменных зернотёрок (7 экз.) (рис. 11, 1-5), обломка каменного пряслица (рис. 12, 2), фаланг животных (КРС) со сквозным отверстием (6 экз.) (рис. 12, 4-9), фаланг животных (КРС) с непробитым до конца отверстием (4 экз.), астрагалов (4 экз.) с прошлифованными боковыми гранями (рис. 12, 10-13), костяных проколок (5 экз.) (рис. 12, 14-18), орудий труда из берцовой кости (возможно, заготовка для статуэтки ?) (рис. 12, 20), заготовки для костяной фигурной пряжки с тремя отверстиями (рис. 12, 19), кремнёвых скребков и пластин, бус из пастового бисера (2 экз.), к сожалению утерянных при перевозке, и т. д. Таким образом, в полевом сезоне 2003г. проведён значительный объём раскопочных работ, в результате которых обнаружен довольно большой вещественный материал, главным образом керамика. Большого внимания заслуживает значительный и разнообразный хозяйственно-бытовой инвентарь, украшения, предметы вооружения, впервые обнаруженные на памятниках горного Дагестана и Чечни эпохи средней бронзы, выпрямители древков стрел. Они являются ещё одним новым свидетельством контактов местного населения со степными племенами. Следует отметить также и находки большого количества костей домашних и диких животных. Материалы, полученные в результате раскопок 2003 г., датируются в пределах XVIII-XIV вв. до н. э. Выявление в 2003 г. каменного сооружения овальной формы на Ирганайском поселении I и их дальнейшее обнаружение открывают новые перспективы в изучении проблемы генезиса и развития архитектуры и строительного дела в горной зоне Северо-Восточного Кавказа в эпоху средней и начальный период эпохи поздней бронзы. Хотя помещение овальной формы до конца не раскопано, а только оконтурена его основная часть, тем не менее можно утверждать предварительно, что на Ирганайском поселении I наряду с прямоугольными постройками бытуют и каменные помещения овальной формы, которые сохранились в пережиточной форме как элемент архитектурно-строительной традиции, характерный для поселений эпохи ранней бронзы. Это свидетельствует о том, что нельзя однозначно утверждать о полной смене каменных построек круглой или овальной формы прямоугольными на рубеже эпох ранней и средней бронзы в горном Дагестане и повсеместном существовании прямоугольных жилищ на бытовых памятниках эпохи средней бронзы. Дальнейшее выявление каменных жилищ круглой и овальной формы говорит о перспективности будущих исследований поселений горного Дагестана. Они помогут прояснить многие вопросы, связанные с историей и эволюцией поселений и жилищ горного Дагестана в эпоху средней бронзы. Раскопки Ирганайского поселения I в 2003 г. дали новый и интересный материал для культурно-исторической интерпретации бронзового века Ирганайской котловины и всего горного Дагестана. Полученные источники не только дополняют представления о местной культуре рассматриваемого времени, но и вносят некоторые изменения и уточнения в наши взгляды на многие вопросы, связанные с их изучением. Они характеризуют культуру населения Ирганайской котловины эпохи средней и начала эпохи поздней бронзы [10, с. 48; 11, с. 22-23; 17, с. 28-34; 18; 19, с. 11-28; 22; 28, с. 50-52. рис. 12-17; 30; 31, с. 20-21]. Материалы исследований 2003 г. позволяют вместе с материалами исследований предыдущих лет Ирганайского поселения I и Ирганайского могильника I ставить вопрос о выделении нового, самостоятельного ирганайского локального варианта гинчинско-гатынкалинской культуры раннего этапа эпохи средней бронзы (середина III-первая треть II тыс. до н.э.), охватывающей памятники горного Дагестана и Юго-Восточной Чечни. Характерные черты и обоснование ирганайского локального варианта вышеназванной культуры рассматривались в других наших работах [6, с. 4; 8, с. 4; 11, с. 22-23].

G D Ataev

Институт истории, археологии и этнографии Дагестанского научного центра РАН

Author for correspondence.
Email: ataevgd@mail.ru
Махачкала

  • Aglarov MA, Atayev G.D. Results of the ethno-archaeological research of the Irganai basin in 2003-2004 // Archeology, ethnology, folklore studies of the Caucasus. International scientific conference. Baku, 2005. P. 27-28.
  • Ataev G.D. Report on the research of the Irganai archaeological expedition of the Institute of Language and Literature in 1989. Makhachkala, 1991 // Archive of the Institute of Language and Literature of the RAS. F. 3. Inv. 3. List 43.
  • Ataev G.D. Report on the work of the Irganai new construction archaeological expedition in the construction zone of the Irganai Dam in the field season of 1991. Makhachkala, 2000 // Archive of the IHAE RAS. F. 3. Inv. 3. 24 lists.
  • Ataev G.D. Report on the work of the Irganaisky new building archaeological expedition in the construction zone of the Irganaiskaya Dam in 2003 in the Untsukul District of the Republic of Dagestan. Makhachkala, 2004 // Archive of the IHAE RAS. F. 3. Inv. 3. - 21 lists.
  • Ataev G.D. Irganai settlement II // TD NSPIEI IHLL in 1988-1989. Makhachkala, 1990. S. 4.
  • Ataev G.D. Irganai settlement I // TD NSPIEI IHHL in 1990-1991. Makhachkala, 1992. S. 4.
  • Ataev G.D. History of archaeological research of monuments of the Bronze Age in the zone of construction of hydroelectric power stations // TD KMU DSC RAS. Makhachkala, 1993. S. 4 - 5.
  • Ataev G.D. On the study of the ethnocultural history of mountainous Dagestan in the Middle Bronze Age // TD KMU IHAE. Makhachkala, 1995. С. 3-4.
  • Ataev G.D. Historical and geographical characteristics of the Irganai valley of the Middle Bronze Age // Anniversary collection of the Dagestan Geographical Society. Makhachkala, 1999. P.122-125.
  • Ataev G.D., Mirzoev R.N. Results of the archaeological research of the monuments of the Middle Bronze Age in the construction zone of the Irganai Dam in 2002-2004 // Archeology, ethnology, folklore studies of the Caucasus. International scientific conference. Baku, 2005. P. 48.
  • Ataev G.D., Mirzoev R.N. Results of studies of the monuments of the Middle and Early Late Bronze Age in the construction zone of the Irganai Dam in 2002-2007. // The latest findings in the archeology of the North Caucasus: Studies and interpretations. XXVII Krupnovsky readings. Proceedings of the International Scientific Conference. Makhachkala, 2012. P. 22-23.
  • Ataev G.D., Malagitinov M.M. Ceramics of the Irganai Settlement I // TD NSPIEI IHLL 1990-1991. Makhachkala, 1992. P. 5.
  • Ataev D.M., Kotovich V.M. Report on the work of the 2nd Mountain Detachment of the DAE in 1957 Makhachkala, 1958 // Archive of IHAE DSC RAS. F. 26. Inv. 1. C. 2. - 40 lists.
  • Ataev D.M., Pogrebova M.N. Report on the work of the 2nd Mountain Detachment of the DAE in 1958. Makhachkala, 1959 Archive of IHAE DSC RAS. F. 26. Inv. 1. C. 1. - 00 lists.
  • Ataev D.M., Gadzhiev MG, Pogrebova M.N. Report on the work of the 2nd Mountain Detachment of the DAE in 1959 Makhachkala, 1960 // Archive of IHAE DSC RAS. F. 26. Inv. 1. C. 17. - 73 lists.
  • Ataev D.M., Gadzhiev MG, Pogrebova M.N. Report on the work of the 2nd Mountain Detachment of the DAE in 1960. Makhachkala, 1961 Archive of IHAE DSC RAS. F. 26. Inv. 1. C. 105. - 46 lists.
  • • Ataev D.M., Pogrebova M.N. Settlement of the Bronze Age near Irganai Untsukul district: (Preliminary report) // MAD. V. III. Makhachkala, 1973. P. 28-34.
  • Gadzhiev M.G. On the history of Dagestan culture in the Bronze Age: (Ginchi Mound). Makhachkala, 1969. - 177 p.
  • Gadzheev M.G. Dagestan and Southeastern Chechnya in the Middle Bronze Age // Antiquities of Dagestan. MAD. V. 5. Makhachkala, 1974. P. 11-28.
  • Gadzhiev M.G., Magomedov R.G. New data on the cultural connections of the population of the steppes and mountains in the Bronze Age // TD NSPIEI IHLL in 1986 - 1987. Makhachkala, 1988. P. 3-4.
  • Gadzhiev M.G., Magomedov R.G. On the results of the excavations of the Irganai settlement I in 1988-1989. // TD NSPIEI IHLL in 1988-1989. Makhachkala, 1990. P. 3-4.
  • Kotovich, V.M. Upper Gunib settlement - a monument of the Bronze Age of the mountainous Dagestan. Makhachkala, 1965. - 259 p.
  • Magomedov R.G. Report on the results of the work of the mountain archaeological expedition in the field season of 1986. Makhachkala, 1987 // Archives of IHAE RAS. F. 3. Inv. 3. C. 651. 52. lists.
  • Magomedov R.G. Report on the field research of the mountain archaeological expedition in 1987 in the construction zone of the Irganai Dam. Makhachkala, 1988 // Archive of the IHAE RAS. F. 3. Inv. 3. C. 669. 16 lists.
  • Magomedov R.G. Report on the results of the work of the Irganai new archaeological expedition of the IHAE in 1988. Makhachkala, 1989 // Archive of the IHAE RAS F. 3. Inv. 3. C. 683. 21 lists.
  • Magomedov R.G. Report on the field studies of the Irganai new expedition in 1990. Makhachkala, 1992 // Archives of the IHAE RAS. F. 3. Inv. 3. C. 757. 21 lists.
  • Magomedov RG Work at Irganai settlement I in 1990 // TD NSPIEI IHLL in 1990-1991. Makhachkala, 1992. P. 3.
  • Magomedov R.G. Ginchi culture: the mountains of Dagestan and Chechnya in the epoch of the Middle Bronze age. Makhachkala: RAS Publishing House, 1998. – 380 p.
  • Magomedov R.G., Khangishiyev G.D. New research on the monuments of the Middle Bronze Age in the reservoir zone of Irganai Dam// XV Krupnovsky readings on the archeology of the North Caucasus: TD. Makhachkala, 1988. P. 9-11.
  • Markovin V.I. New monument of the Bronze Age in the mountainous Chechnya: (Gatyn-kale mound) // Antiquities of Chechen-Ingushetia. M.: Publishing House of the USSR Academy of Sciences, 1963. P. 49-135.
  • Pogrebova M.N. Irganay crypt of the Bronze Age // MAD. T. II. Makhachkala

Views

Abstract - 41

PDF (Russian) - 24

PlumX


Copyright (c) 2016 Ataev G.D.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.